home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Кэтлин улетела давно. Теперь, когда небо стало чистым, прибывало много самолетов с продовольствием, поставка которого задержалась на несколько дней или даже недель. Поэтому не было ничего удивительного, что Кэтлин до сих пор не вернулась. Но в этих местах ничего нельзя знать наверняка. Опасность подстерегала на каждом шагу. И не только здесь. Так было повсюду. И я чувствовал, что никому не могу полностью доверять.

Я решил, что настал момент действовать. С помощью Кэтлин я получил довольно точное представление о том, как выглядел ВоллаДжора. Там было четыре низких здания, включая главное, и маленькая мечеть. Обычно там находилось около тридцати человек охраны, по большей части арабы. Все вооружены автоматами Калашникова или винтовками М16, кроме того, имелось четыре внедорожника, оснащенных 50миллиметровыми пушками. Однако число людей на ферме время от времени менялось, и их точное количество определить было невозможно. Контингент самой «АльКаиды» был невелик: три араба, покинувших Афганистан несколько месяцев назад и служивших в качестве личной охраны Абу Зубаира. Сам Абу Зубаир находился на ферме не постоянно. Ближе к побережью у него был еще один дом, куда он временами наведывался. А иногда Абу Зубаир просто исчезал.

Самое время было искать подкрепление. Значит, Гриффин идет по моему следу? Вот пусть Гриффин сам и придумывает, как поймать Абу Зубаира, хотя федеральные агенты, возможно, только бы все испортили. Однако я был на пределе возможностей и не имел ни приличного оружия, ни взрывчатки, ни поддержки, чтобы провести собственную операцию. Мне надоел этот мир, где не существовало ничего истинного и все было позволено. Я устал и больше всего на свете хотел вернуться домой.

Нуреддин стоял передо мной и как ни в чем не бывало, как будто сегодня утром ничего не произошло, распиливал доски.

Да, пора было действовать.

«Лендровер» с рычанием подъехал к поселку. Кэтлин улыбнулась мне, выходя из машины.

– Пойдем в дом, спрячемся от солнца, – позвала она. – Я только что встречалась со своим тайным осведомителем. Завтра мы все узнаем.

– Расскажи мне поподробнее.

– Мой источник информации летит сейчас над ВоллаДжора. Я же говорила, он часто бывает в тех местах. Он покупает там мед.

– Что он знает об Абу Зубаире?

– Думаю, почти все. Знаешь, даже шутил по этому поводу. Сказал, что Абу Зубаир, возможно, самый охраняемый продавец меда на свете.

– О чем ты его спрашивала?

– Обо всем, что так хотела узнать в последние месяцы. Бассаму можно доверять в гораздо большей степени, чем остальным людям, с которыми я общаюсь.

– И все же о чем именно ты его спрашивала?

– Я спросила, кто такой Абу Зубаир и как долго он собирается здесь находиться. Самые обычные вопросы, я их всегда задаю.

– Он тебе ответил?

– Он собирает информацию, чтобы ответить на эти вопросы.

– Отлично. А кто этот человек? Он сомалиец? Кениец?

– Нетнет. Он араб. Кажется, из Ливана или из Сирии. Очень воспитанный. – Она помедлила секунду. – О нет. Не надо больше вопросов. Кажется, я и так сказала слишком много.

– Кэтлин, ты должна подробно рассказать мне об этом человеке.

– Я так не думаю, Курт. У нас особые отношения, и я не хочу предавать их.

– Он врач?

– Если бы он был хирургом, зачем бы ему торговать медом?

– Он хромает?

– Ты знаешь Бассама?

Я покачал головой:

– Никогда не слышал этого имени.

Если это был Бассам Алшами, то мы были на верном пути. И если он помогал Кэтлин, значит, пытается заманить нас в какуюто ловушку. Я вдруг почувствовал, как уходит время. Примерно такое же ощущение возникает, когда просыпаешься незадолго до звонка будильника.

Код зоны 703 обязательно появится в счете за международные переговоры, и любой поймет, что звонили в Лэнгли. Но в тот момент это не имело значения. Раздалось два гудка, потом щелчок, затем тишина в ожидании нового соединения, потом еще один звонок, и наконец автоответчик заговорил женским голосом с британским акцентом: «Номер, который вы только что набрали, в данный момент занят или отключен. Пожалуйста, позвоните позже».

Полуденное солнце выжгло из земли всю воду, и не было никакого желания шевелиться в этой влажной жаре. Нуреддин устроил себе сиесту в тени мастерской. Уорис дремала в доме вместе с Кэтлин, которая включила работавший от дизельного генератора вентилятор, шум которого отдавался у меня в голове.

В Канзасе сейчас уже, наверное, опали листья и на землю опустилась прохладная осень. Неожиданно я понял, что мне очень хочется попасть на Хэллоуин и я даже не знаю, какой костюм наденет Мириам. Что у нас с Бетси было не так? Почему мы не могли поговорить нормально, чтобы сказать друг другу как можно больше, даже если у меня было совсем мало времени, даже если нас подслушивали?

Бетси. Я подумал, что Бетси сейчас, наверное, собирается на работу, возможно, даже принимает душ. Мне надо было услышать ее голос. Телефон звонил, но никто не брал трубку. Нужно было давно починить звонок. Почему я не купил новый телефон? Я подождал пять минут. Никакого ответа. Еще пять. Я звонил домой снова и снова. Возможно, она повезла Мириам к тете Лее. В этом случае в «Джампстарт» она будет через пятнадцать минут.

Я лег на кушетку и попытался расслабиться. Ненадолго отключиться, чтобы наконец избавиться от усталости. Но мне так и не удалось забыться.

Я снова позвонил в Лэнгли. Звонки пересекали пространство и вели в никуда. Гриффин появлялся, когда мне не хотелось его видеть, но его никогда не было поблизости, когда он был действительно нужен. Я снова стал набирать номер, но затем остановился. «К черту!»

Я позвонил в «Джампстарт».

Рут узнала мой голос и сразу же спросила:

– Бетси с тобой?

– О чем ты говоришь?

– Она пропала пару дней назад. Никто не знает, где она.

– Два дня назад?

– Она должна была оставить записку или еще чтонибудь.

– Где Мириам?

– Она тоже исчезла.

– Разве они не у Леи?

– Нет. Лея их тоже ищет. Я подумала… Курт, ты не знаешь, где они?

– Нет.

– Мне обратиться в полицию?

– Да. – Я задумался. – Ктонибудь был в доме?

– Лея заходила к ним. Она сказала, что все в порядке.

– Машина?

– Она на месте.

– Рут…

– Да, Курт.

– Меня это очень беспокоит.

– Меня тоже, Курт. Я тут подумала, что после той кражи я стала очень переживать за Бетси. Но ты же ее знаешь.

– Какая еще кража, Рут?

– Она тебе не говорила? Это так похоже на Бетси. Она все держит в себе.

– Рут, расскажи мне, что именно случилось?

– Это была очень странная история. Мы все так подумали. Но потом, кажется, мы просто о ней забыли.

– Странная история… – Я вздохнул пару раз. – Что именно странного?

– Ктото обчистил твой холодильник и морозильник. Наверное, какиенибудь бродяги или мальчишки. Обкурившиеся подростки, – сказала Бетси. – Они после дозы часто бывают голодными.

– Когда?

– Точно не помню. Кажется, в конце сентября или начале октября. Посреди дня. Бетси была здесь. Но никто ничего не видел. Все были на работе. Они взломали заднюю дверь и обчистили холодильник. Разве это не странно?

– Они не забрали проигрыватель или телевизор?

– Нет, я же говорила, ничего больше.

– А чтонибудь из моего гаража? Инструменты?

– Нетнет, не думаю. Они залезли в твой старый холодильник. Но Бетси сказала, что, возможно, там ничего и не было. О, Курт, я так переживаю.

– Вы не видели чегонибудь или когонибудь подозрительного рядом с кафе?

– Ничего необычного. По крайней мере рядом с «Джампстарт». Мм…

– Я перезвоню через несколько минут. Разузнай все, что сможешь, договорились? Мне понадобится пара дней, чтобы вернуться, но я приеду. Ты понимаешь?

– Да, Курт.

Я мало что мог сделать до тех пор, пока не прилетит Фаридун и не заберет меня. У меня даже не было возможности связаться с ним по радио или по телефону.

Я сел на кровать, прислонившись спиной к холодной стене, и стал смотреть сквозь москитную сетку на чистое небо. Все было неподвижно. Особенно воздух. Я хотел привести в порядок мысли, остановить их безумную скачку и обдумать все то, что сказала мне Рут. Но у меня было слишком мало информации. Бетси и Мириам кудато уехали и никому ничего не сказали. Это было все, что я знал. За несколько недель до этого ктото ворвался в мой дом; судя по всему, искали Меч Ангела.

Маленькое пятнышко, маячившее на южном горизонте, стало приобретать форму самолета. Он летел низко, очень низко. Даже не думая о нем, я бессознательно попытался определить, что это за самолет. Это не «сессна» или «бичкрафт». Слишком маленький. У него был Vобразный, повернутый вниз хвост. Я наклонился вперед, словно это дало бы мне возможность лучше разглядеть его. Он летел в нашу сторону, но не к посадочной полосе. Я вышел из дома.

Во время войны в Заливе я видел крылатые ракеты и теперь подумал, что, может быть, это одна из них. Неужели снаряд летел прямо на нас? Однако предмет выглядел иначе. Он был похож на огромную стрекозу. «Хищник»!

ЦРУ вело наблюдение с помощью одного из своих секретных устройств. Я слышал по радио, что эти штуковины были оснащены ракетами «Адский огонь» – любимые игрушки ЦРУ. Ребята и девчонки из управления считали их прекрасным орудием уничтожения. Можно сидеть гденибудь с джойстиком перед экраном телевизора и направлять их на любого, кого хочешь поразить: смерть с помощью пульта дистанционного управления. На расстоянии, беззвучно, чисто, безопасно. Однако некоторые вещи трудно определить на расстоянии. Например, распознать, кто есть кто на самом деле.

Я подумал, что, возможно, «хищник» сканировал пустыню, чтобы обнаружить покрытые мухами останки, брошенные Нуреддином. И как все это воспримут в Лэнгли, когда увидят изображение на мониторах?

– Аномалия, – наверняка скажут там.

Белая стрекоза пролетела над штабом фонда на высоте около тысячи футов. Теперь они снимали нас. Или только меня.

– Рут, ты чтонибудь узнала?

– Я говорила с Бадом Николсом в офисе шерифа. Ой, Курт, я так переживаю. Где ты?

– Что сказал Николс?

– Он сказал, что ищет их. Ищет и обзванивает всех. Но пока ее нельзя считать пропавшей без вести. До завтрашнего дня. Ты представляешь?

– Скверная новость.

– Я ему так и сказала, Курт. Особенно после того, что произошло на прошлой неделе. Когда в доме появился тот мужчина.

– Какой еще мужчина? Рут, хватит сюрпризов!

– Разве Бетси тебе ничего не говорила? Она сказала, что он представился твоим другом. Но Бетси он не понравился. Она называла его скользким типом.

– Она не упомянула его имя?

– Нет. Только сказала, что он стоял в дверях – она не позволила ему войти – и задал ей несколько вопросов.

– О чем он спрашивал?

– Этого она не сказала. Честно. Она лишь упомянула, что он расспрашивал о тебе, и ей не понравились эти вопросы. А я решила, что это не очень важно. Но думаю, теперь все может оказаться важным.

– Она говорила тебе, как он выглядел? Сколько ему лет? Или еще чтонибудь?

– Только что он слишком скользкий. Да. Так она и сказала, и я подумала, что это какаято шутка. Она не придала этому большого значения. Ты же знаешь Бетси. О, Курт, я так расстроена, что не могу сосредоточиться.

– Он был черным? Белым? Мексиканцем? Арабом? Эскимосом?

– Думаю, он был белым. Слишком скользкий, это все, что она сказала. И… подожди… она еще сказала… и даже пошутила по этому поводу… ты же знаешь Бетси… она сказала, что у него была весточка от твоего друга по имени… вот это самое смешное… по крайней мере казалось смешным, когда она об этом говорила.

– Что?

– Она сказала, что его звали… дай вспомнить… да, его звали Зу Беар.[13] Так Бетси и сказала. Какой еще Зу Беар? Мы обычно говорим просто мишка. Правда, странно? Мы над этим даже посмеялись. Ты знаешь когонибудь по имени Зу Беар, Курт?

– Нет, никого, – ответил я. – Что за весточка?

– Я спросила об этом Бетси, но она мне не ответила. Только сказала, что это очень личное.

Услышав щелчок затвора винтовки, Нуреддин открыл глаза, но даже не пошевелился. Я смотрел ему в глаза.

Я очень хорошо знал эту легкую автоматическую винтовку бельгийского производства, каждая деталь казалась мне знакомой. Я уже убрал магазин и теперь вынимал затвор, затем нажал на расцепляющий механизм около приклада – ствол опустился вниз, и я вытащил затвор. Нуреддин даже не взглянул на мои руки. Он смотрел мне в глаза.

Винтовка была чистой и хорошо смазанной. Я повернул затвор и вынул его, потом убрал поршень и задние предохранители. Теперь все детали оружия лежали на рабочем столе, но я не смотрел на них. Я поднял руки на уровень лица, показывая, что в них ничего нет, и, не глядя на винтовку, собрал ее, щелкнул магазином и, зарядив ее, поставил на предохранитель.

Нуреддин встал и, глядя мне в глаза, сделал шаг в мою сторону. Мы стояли лицом к лицу, нас разделял только рабочий стол. Он застыл, опустив руки.

Я положил винтовку на стол и отступил на шаг. Он взял ее и, не отрывая от меня взгляда, вытащил магазин и дернул рукоятку затвора – пуля выскочила и упала на землю. Теперь Нуреддин разбирал оружие, как и я, не глядя на руки, только на меня. Закончив, он собрал винтовку, зарядил, поставил на предохранитель, положил на стол и сделал шаг назад.

Я кивнул в сторону стены, где стояли ящики изпод снарядов. Он кивнул в ответ. Нуреддин знал, что я нашел все, что там было: еще одну такую же винтовку, три «Калашникова», винтовку М16, три осколочные гранаты М67 и дымовую шашку М18. По внешнему виду гранаты относились ко времени проведения войсками США военной операции в Сомали в 1990 году. Еще я нашел пару ножей, почти таких же длинных, как мачете, маленький колчан, полный стрел с выполненными вручную наконечниками, и африканский лук. Винтовка М16 была бесполезна – не было патронов. В обойме «Калашникова» всего несколько. Но магазин второй бельгийской винтовки был полон, и оставалось еще около сотни патронов про запас. Это был неплохой маленький арсенал, который, во всяком случае, увеличивал мои шансы на успех.

Я взял со стола винтовку и поставил ее между нами.

– ВоллаДжора, – сказал я. И в первый раз за время моего знакомства с Нуреддином он улыбнулся.


Глава 17 | Охота на «крота» | Глава 19