home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Она свернулась на кровати в клубочек, как котенок, а он — совершенно не к месту — задавал себе вопрос: как это Джорджу удалось подцепить такую красотку?

В голове у него кружились совершенно другие мысли, много разных мыслей. Но в тот момент его занимала только эта парочка: Джордж Питти и эта смуглая взбалмошная бабенка — его жена. Что он в ней нашел — и дураку было ясно. Но вот чем он ей приглянулся?

Джонни недоуменно пожал плечами: черт с ними, в конце концов.

Она перестала смеяться и неожиданно сказала:

— Как заманчиво от тебя пахнет. А для меня не найдется что-нибудь выпить?

— А у тебя не только хороший нюх, но и чувство юмора, — сказал он.

Она не улыбнулась:

— Нет, правда. Дай мне чего-нибудь выпить. Вы все так себя вели, что рюмка мне не повредит. А где Джордж?

— Джордж пошел прогуляться. А нам с тобой надо потолковать.

— А если еще и выпить дашь, разговор будет еще лучше.

Он пристально посмотрел на нее.

— Ладно, — сказал он. — Сейчас принесу тебе выпить. Никуда не ходи.

— Зачем мне куда-то ходить? Я люблю валяться в постели. Налей мне чистого виски, без льда, и захвати воды.

Когда он вернулся из кухни с бутылкой и стаканами, она лежала в той же позе. Он налил виски, а потом снова ушел и вернулся с двумя стаканами с водой.

Она прикончила виски в два глотка, запила его водой и протянула Джонни опустевшие стаканы. На маленьком личике появилась недовольная гримаса, словно у ребенка, которому дали выпить горькое лекарство.

Джонни Клэй только пригубил виски. Он поставил стаканы на пол, потом встал и закрыл дверь спальни. Подвинув к кровати стул, он сел на него верхом, положив локти на спинку.

— Ладно, — сказал он, — начнем. Что тебе сказал Джордж и что ты здесь делала? — От его взгляда веяло холодом.

— Сказал мне, что идет по делу. Я ему не поверила, пошла за ним и оказалась здесь. Я стояла за дверью и прислушивалась. Тут ты как раз открыл дверь.

— И что же ты слышала?

— Ничего.

Джонни встал и оттолкнул стул ногой. Стул упал. Он схватил ее за руки, подтащил к себе и стал трясти, как тряпичную куклу.

— Врешь! Что он тебе сказал? Что ты слышала?

Она выпрямилась и стояла прямо перед ним, лицо в лицо.

— Перестань меня трясти, — сказала она, и в ее низком голосе послышалась хрипотца. — Убери руки, не трогай меня. Тогда я, может быть, что-нибудь и скажу.

Он все еще не отпускал ее руки, глубоко впиваясь пальцами в нежную кожу. На миг они застыли, как персонажи живой картины.

Движение было неуловимым и застало его врасплох. Согнув правую ногу, она ударила его в пах. Он выпустил ее руки и согнулся пополам.

Отскочив назад, она села на край кровати.

— Не смей трогать меня, сволочь, — сказала она.

Он с трудом распрямился. Его лицо побелело от боли и злости.

— Ах ты сучка! Да я…

— Ты лучше сядь и послушай, что я скажу, — сказала она. — И не вздумай ко мне прикасаться, пока я сама этого не захочу. Я тут ни при чем. Все было так, как я сказала. Я следила за Джорджем и поэтому сюда попала. Я подслушивала под дверью, но ничего не расслышала. Если думаешь, что я вру, выйди сам за дверь и послушай. Ты ничего не услышишь.

— Ты что — всегда вот так следишь за своим мужем? — спросил Джонни.

Она улыбнулась:

— Да нет, конечно. Он ведь никуда не ходит. Но сегодня он сказал, что идет по делу. Вот я и решила узнать, что за дело такое. Может, ты меня просветишь? Мы ведь теперь, можно сказать, друзья.

— Никакие мы не друзья, — отрезал Джонни.

— А могли бы ими стать. Очень хорошими друзьями. — Она встала и пошла ему навстречу. — Что такое? Я что — не в твоем вкусе?

Он не спускал с нее глаз. Да она во вкусе любого мужчины, подумал он.

Он вдруг понял, что угрозами и силой ничего от нее не добьется — такую не так-то легко запугать. Даже пытаться глупо. Превозмогая боль, он улыбнулся — той самой улыбкой прежнего Джонни, которая всегда очаровывала женщин.

— Господи, — сказал он, — бывает же, что счастье человеку привалит. Старине Джорджу, например.

Это ей понравилось.

— Думаешь? — спросила она. — Может быть, ты и прав. Только слово «привалит» мне не нравится.

— Иди сюда, — сказал он.

— У меня первый шаг всегда делают мужчины.

Он встал и сделал шаг ей навстречу, обнял за тонкую, стройную талию, притянул к себе. Его рука легла на темноволосую кудрявую головку, и она запрокинула лицо.

Она прижалась к нему, притянула его голову к себе. Ее влажные губы были полуоткрыты. Он впился в них своими губами, и его словно обожгло.

Он затеял все это как трюк, хитрый ход с целью разговорить ее. Но результат был иным. Держа ее в объятиях, он вел ее к постели. Он попытался убедить себя в том, что это просто бизнес — бизнес чистой воды. Просто нужно выяснить, что же ей все-таки известно, и лучшего способа, чем этот, не придумаешь. Но в глубине души он знал, что обманывает себя, что это — не просто бизнес, а гораздо больше, чем бизнес. Внезапно он подумал о Фэй, с которой всего лишь несколько часов назад делил ту же постель. Повинуясь безотчетному чувству, он чуть разжал руки, но тотчас же снова инстинктивно стиснул ее в объятиях, а уже в следующее мгновение окончательно потерял голову.

Он пытался нащупать застежку ее бюстгальтера, как вдруг случилось то, чего он никак не ожидал. Она оказалась скользкой как уж: только что была в его объятиях, прижимаясь губами к его губам, а в следующую секунду высвободилась, метнулась через комнату и встала у окна.

Она смеялась:

— Хорош. Работаешь быстро. Не думаешь, что для начала мне неплохо бы узнать, как тебя зовут?

Он сидел на краю кровати, глядя на нее. Ему хватило полминуты, чтобы прийти в себя. Тогда он тоже засмеялся.

— Вы правы, миссис Питти, — сказал он. — Я должен представиться. Меня зовут Джонни — Джонни Клэй. Я — друг твоего мужа.

Она посмотрела ему в лицо, продолжая улыбаться:

— Не знала, что у Джорджа есть такие друзья. Где же он тебя прятал?

— А тебя он где прятал?

— А там, где нельзя деньги потратить, — ответила она. — Это ответ на твой первый вопрос. Джордж сказал, что у него встреча с каким-то парнем насчет важного дела, которое может принести очень большие деньги. Только это он мне и сказал. Деньги меня еще как интересуют, хотя, конечно, не только деньги. Вот я и пришла сюда. Я хотела узнать, правду он говорит или это его очередные бредни.

Джонни медленно кивнул головой. Ясно. Вдруг ему стало жаль Питти.

— Давно вы с Джорджем женаты? — спросил он.

На ее лице появилась недовольная гримаса.

— Не твое дело, — огрызнулась она. — Всего пару лет. Но для меня — слишком давно. Давай ближе к делу. Что это за важное дело вы затеваете?

— А ты не слышала?

— Я же сказала тебе, что только успела подойти к двери, как ты выскочил. Я ничего не слышала. Если б что-нибудь слышала, тебя бы не расспрашивала. То, что ты сказал Джорджу, можешь сказать и мне. Если и есть в нашей семье кто-то с мозгами, так это я. Спроси у Джорджа — он подтвердит.

— Нечего мне у него спрашивать, — ответил Джонни. — А у тебя, как я посмотрю, не только мозги, но и…

Она скользнула взглядом по своим стройным, идеальной формы ногам. На ее лице мелькнула застенчивая улыбка.

— Это я знаю. Так что же это все-таки за дело?

У Джонни и в мыслях не было что-то ей рассказывать. Было ясно, что она далеко не дура и, наверное, поумней своего мужика. Сказать ей о деле было все равно что сесть на пороховую бочку. Но что-то ей сказать все же придется — это он тоже понимал.

— Ладно, — начал он. — Дело вот в чем. Джордж, как ты знаешь, работает на ипподроме. Кассир — это человек, которому многое известно. А мы — те, кого ты здесь видела, — организовали что-то вроде синдиката, обтяпываем дела со ставками на бегах. Мы хотим, чтобы Джордж поставлял нам информацию от кое-кого из жокеев. Если сорвем куш, отстегнем Джорджу его долю. Вот и все.

На ее лице не дрогнул ни один мускул.

А он виляет, думала она. Осторожничает. Так даже лучше. Может быть, налет и вправду удастся.

Джонни в этот момент соображал, не будет ли она копать дальше. Если будет, это может сильно помешать. Бабенка она толковая, а значит, прекрасно знает, что у Джорджа никакой ценной информации быть не может. Он напряженно ожидал ее следующего вопроса.

— Да вы, ребята, совсем спятили, — сказала она наконец. — Господи, да если бы Джордж что-нибудь знал, если бы у него действительно была ценная информация, неужели бы мы не воспользовались ею сами?

— Может быть, твой муж умней, чем ты думаешь? — парировал Джонни.

Шерри засмеялась:

— Джордж принял одно умное решение в жизни — уговорил меня выйти за него замуж.

— И ты считаешь, что это умное решение?

Шерри надула губки:

— А ты как думаешь?

— Я думаю, он — просто счастливчик.

Она подошла к нему ближе, слегка коснулась губами его губ.

— А ты милый, — сказала она. — Когда мы увидимся?

Джонни задумался. Он хотел увидеть ее снова. Он хотел до конца убедиться в том, что ей ничего не известно.

— Ну, — сказал он, — это от тебя зависит. Сейчас я торчу в этой дыре. И по разным причинам мне придется сидеть здесь еще несколько дней. Если хочешь, объявись в начале той недели — скажем, в понедельник, часа в два. Отметим. Много не обещаю, но виски и…

— …и еще что?

— Что захочешь, — ответил Джонни.

Она улыбнулась.

— Буду здесь в понедельник в два часа, — сказала Шерри. — Тогда вместе и решим, чего нам захочется. Только имей в виду, без всяких грубостей. Я этого не терплю.

Он кивнул и поднялся.

— Договорились, — сказал он. — А кстати, как Джордж относится к твоим встречам с другими мужчинами?

— А он ничего не узнает.

— Идет.

Выйдя вместе с ней в другую комнату, он стал ждать, пока она приведет себя в порядок.

— Я бы тебя проводил, — начал он, — но…

— Знаю, — сказала она. — Лучше не надо. Ты прав.

Она взялась за дверную ручку. Джонни шагнул к ней, но она выставила руку: не надо.

— До понедельника, — сказала она и аккуратно закрыла за собой дверь.

Джонни вернулся в спальню и взял бутылку. Она была почти пуста. Он налил себе немного виски, зашел в кухню и долил в стакан воды.

Он уже собирался сделать глоток, как вдруг зазвонил телефон.


* * * | Большой куш | * * *