home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧАСТЬ 12. Реквием

Что-то сильно толкало меня в спину, придавая мне ускорение. Так быть не должно.

Нет, просто сила тяжести (или правдоподобная её имитация) прижимала меня к чему-то плоскому и твёрдому. Мне было очень, очень холодно. Я затрясся.

— Пульс и дыхание приближаются к норме, — произнёс голос на ортском. — Содержание кислорода в крови растёт.

Жюль переводил эти слова на какой-то другой язык.

— Температура входит в интервал, совместимый с сознанием.

Кажется, говорили о моём сознании. Я открыл глаза. Приглушённый свет. Я был в маленькой, но вполне уютной комнатке. На краю моей койки сидел Жюль Верн Дюран, чистый и довольный. Это больше всего остального подтверждало впечатление, что прошло много времени. Я был подключён к множеству проводков и трубок. Одна из них вдувала мне в нос что-то прохладное, сухое и приятное. Врач — с Арба! — поглядывал то на меня, то на жужулу. Женщина в белом халате — латерранка — управляла большим аппаратом, прогонявшим мне тёплую воду через... ну, если бы я сказал, через что, вы бы сперва не поверили, а потом пожалели, что я не оставил эту подробность при себе.

— У тебя вопросы, мой друг, — сказал Жюль, — но, возможно, тебе лучше подождать, пока...

— У него всё в порядке, — объявил арбец. На нём были стла и хорда, под носом — пристёгнутая ремешками трубка. Он перевёл взгляд на меня. — У тебя всё в порядке, насколько я могу судить. Как самочувствие?

— Ужасно холодно.

— Это скоро пройдёт. Ты помнишь своё имя?

— Фраа Эразмас из Эдхара.

— Ты знаешь, где находишься?

— Наверное, в одном из орбов «Дабан Урнуда». Но кое-чего я не понимаю.

— Я — фраа Сильданик из Рамбальфа, — сказал врач, — и мне надо заняться твоими товарищами. Жюль нужен мне, чтобы переводить, а доктор Го — чтобы наблюдать за процедурой согревания. Кстати, это мы заберём.

Доктор Го проиллюстрировала его слова самым драматичным из всех мыслимых способов: сунула руку под одеяло и выдернула из меня обогреватель. Впервые за долгое время я помянул Бога.

— Извини, — сказал фраа Сильданик.

— Ничего, переживу. Итак...

— Итак, мы оставим твои вопросы без ответа, — закончил фраа Сильданик. — Но за дверью ждёт человек, который, думаю, охотно всё тебе растолкует.

Они вышли. В открытую дверь я успел увидеть воду и много зелени, но их почти сразу заслонила стремительно движущаяся фигурка. Через мгновение Ала уже лежала на мне ничком и рыдала.

Она рыдала, а я трясся. Следующие полчаса мы посвятили тому, чтобы поднять мою температуру и успокоить Алу. Получалось отлично: Ала была лучшим средством для поднятия моей температуры, а я в качестве матраса, видимо, идеально её успокаивал. Меня бил такой озноб, достигший пика примерно на шестнадцатой минуте, что я точно переломал бы себе все кости или по крайней мере свалился бы с койки, если бы Ала не цеплялась за меня, как за вибростенд на аттракционе в развлекательном парке. Всё это со временем привело к другим захватывающим биологическим феноменам, которые я не могу тут описать, не превратив свою хронику в документ совершенно иного рода.

— Отлично, — сказала Ала наконец. — Я могу сообщить фраа Сильданику, что кровоток во всех твоих членах полностью восстановлен.

Это была первая связная фраза, которую я от неё услышал. Мы пробыли вместе полтора часа.

Я рассмеялся.

— Мне думалось, я на небесах. Но там не было бы этого. — Я легонько потянул за шипящую трубку под Алиным носом. — Кислород с Арба?

— Ясное дело.

— Как он... как ты сюда попала?

Она вздохнула, поняв, что я твёрдо намерен задавать нудные вопросы, оттолкнулась и села на меня верхом. Я поднял колени, чтобы ей было удобнее. Ала схватила подушку, подложила себе под спину, поправила трубку под носом. Потом глянула на меня. Гипотеза, что я на небесах, опять временно возобладала. Но нет, так не бывает. Небеса надо заслужить.

— После вашего запуска, — сказала она, — Основание разгвоздило всю нашу космическую инфраструктуру.

— Знаю.

— Ах да, забыла. Вы отлично всё видели. Итак, нам прислали сообщение, что Геометры крайне недовольны. Однако они клюнули на обманку — надувную платформу, которую вы запустили. Даже отправили нам фототипии обломков. Они ликовали!

— Может, они только делали вид, будто клюнули.

— Мы рассматривали такую возможность. Однако вспомни — через несколько дней вы запросто вошли в их корабль.

— Ну, не совсем запросто! — Я хотел рассмеяться, но не смог, потому что Ала всем весом давила мне на живот.

— Понимаю, — тут же откликнулась она. — Я всего лишь хотела сказать...

— Что Основание не приняло чрезвычайных мер предосторожности, — согласился я. — Геометры ничего не ждали.

— Да. Они празднуют победу, и вдруг ни с того ни с сего Сжигатель планет взрывается. Есть погибшие. Одна из двенадцати вершин захвачена арбским десантом.

— Ух ты! Долисты захватили вершину?

— Они проникли на Сжигатель планет и поставили там три из четырёх кумулятивных зарядов. Потом направились к некоему окну...

— К окну?!

— Эта вершина — командный пост и станция обслуживания Сжигателя. Там есть конференц-зал с окном, из которого открывается вид на бомбу. Оза и остальные, видимо, заранее сговорились встретиться там. По пути их заметили и атаковали техники, работавшие снаружи в скафандрах. Однако у техников не было оружия как такового.

— У долистов тоже, — заметил я.

Ала взглянула на меня жалостливо. Может быть, даже с оттенком ласки.

— Ладно, — сказал я. — Долистам оружия не надо.

— Суура Вай погибла. Ей противостояли пятеро, и у одного был плазменный резак. Ужасная история. Тех пятерых она успела уложить. Но главным образом благодаря сууре Вай остальные долисты добрались до того окна.

Ала сделала паузу, давая мне время свыкнуться с услышанным. Я искренне ненавидел сууру Вай, когда после Махща она зашивала меня леской, но сейчас, вспомнив операцию на столе для пикника, чуть не расплакался.

Почтив молчанием память сууры Вай, Ала продолжила:

— Теперь представь себе это с точки зрения больших шишек в конференц-зале. Они видят, как на их глазах подчинённые превращаются в свободно парящие трупы. Поделать ничего не могут. Фраа Оза подлетает к окну и ставит прямо на стекло кумулятивный заряд. Что это такое, они не знают. Он делает движение рукой. Сжигатель планет взрывается в трёх местах: детонатор, система автономного наведения, баки с топливом. Взрыв баков вызывает мощную вторичную детонацию.

— Мы заметили.

— Фраа Грато убило обломком.

— Проклятие! — В глазах защипало. — Он закрыл меня от пуль...

— Знаю, — тихо проговорила Ала.

Вновь немного помолчав, она продолжила:

— Теперь боссы понимают, что закреплено на окне. Правильно истолковав намёк, они открывают шлюз. Эзма входит. Оза остаётся снаружи: он — приставленный к их виску пистолет. Эзма, в скафандре, загоняет всех увиденных Геометров в конференц-зал, запирает дверь и задраивает её порошком светителя Лоя. Оза присоединяется к ней, захватив кумулятивный заряд. Они запирают дверь, ведущую из вершины в остальной «Дабан Урнуд», и задраивают её тоже. Взрывают четвёртый заряд так, чтобы почти весь воздух из вершины ушёл в вакуум. Теперь к ним можно приблизиться только в скафандрах. Они забираются в одно из немногих помещений, где воздух ещё есть. У них кончается кислород, они снимают скафандры, после чего испытывают обычные симптомы.

— Да, кстати, из-за чего это?

Ала передёрнула плечами.

— Гемоглобин — потрясная молекула. Очень точно настроена на свою задачу: забирать кислород из лёгких и доставлять каждой клетке тела. Если дать ей непривычный кислород, она по-прежнему справляется, но хуже. Итог как на большой высоте: одышка, головокружение, путаница в мыслях.

— Галлюцинации?

— Возможно. А что? У тебя были галлюцинации?

— Не важно... но погоди секундочку, Жюль прекрасно дышал арбским воздухом.

— Со временем человек акклиматизируется. Организм начинает вырабатывать больше красных кровяных телец. Через неделю-две ты дышишь свободно. Например, на «Дабан Урнуде» некоторые почти никогда не выходят из своего орба. Им трудно дышать смешанным воздухом в общих частях корабля. Другие привыкают.

— Как фтосская женщина-астроном, которая впустила нас через обсерваторию.

— Да. Когда она увидела, как вы задыхаетесь и теряете сознание, она узнала симптомы и подняла тревогу.

— Это было так?

Ала вновь наградила меня тем же жалостливо-ласковым взглядом.

— Ты что, думал, будто вам удалось незаметно проникнуть на корабль?

— Я... э... думал, что именно так всё и было.

Она схватила мою руку и поцеловала.

— Казалось бы, твоё эго могло удовольствоваться тем, что вы на самом деле сделали и за что вас ещё долго будут прославлять.

— Ладно, — сказал я, торопясь перевести разговор с моего эго на что-нибудь другое. — Она подняла тревогу.

— Да. Разумеется, из-за того, что сделали долисты, сигналы тревоги звучали уже по всему кораблю. Тем не менее несколько врачей добрались до обсерватории, где увидели вас без сознания, но живых. На ваше счастье, здешним медикам к такому не привыкать. Вам дали кислородные маски, что немного помогло. Однако они никогда прежде не лечили арбцев, поэтому боялись гипоксических повреждений мозга и для перестраховки заморозили вас в барокамере.

— Заморозили.

— Да. Буквально. Снизили вашу температуру до предела, который способен перенести мозг, одновременно насыщая кровь латерранским воздухом. Вы пролежали без сознания неделю.

— А что с Озой и Эзмой?

Ала долго молчала, прежде чем сказать:

— Ну, Раз, они погибли. Урнудцы вычислили их местоположение. Взорвали переборку. Воздух вышел наружу.

Минуту я лежал, не двигаясь и не говоря.

— Что ж, — сказал я наконец. — Думаю, они погибли как настоящие долисты.

— Да.

Я горько хохотнул.

— А я — как настоящий не-долист — остался жив.

— И я ужасно этому рада.

И тут она снова начала плакать. Не от горя, что погибли долисты, и не от радости, что остальные живы. Ала плакала от стыда и боли, что отправила нас туда, где мы легко могли погибнуть, что ответственность, лежавшая на её плечах, и логика ситуации не оставили альтернативы Ужасному решению. Теперь до конца жизни — я наделся, нашей жизни — ей предстояло просыпаться по ночам в поту. Однако эту боль Ала должна была держать в себе; почти любой, с кем бы она захотела поделиться, не выказал бы сочувствия. «Ты отправила туда друзей?! А сама осталась здесь, в безопасности?» Так что я знал: это всегда будет наша общая тайна. Я вылез из-под Алы и обнял её.

Когда я почувствовал, что можно продолжать разговор, то спросил:

— И сколько Оза с Эзмой продержались до того... до того, как это случилось?

— Двое суток.

— Двое суток?!

— Основание думало, что всё заминировано и что рядом, возможно, прячутся другие долисты. Однако надо было что-то делать, потому что у заложников кончался воздух. Надо было либо идти на штурм, либо смотреть на спиль-экранах, как умирают их люди.

— То есть командование было перепугано насмерть?

— Да, — сказала Ала. — Может быть, тут самое правильное слово — шок. Они думали, что мы все в Тредегаре, куда внедрены их люди. Тут вы с друзьями разоблачаете Жюля Верна Дюрана — глаза и уши Основания. И в тот же миг конвокс рассеивается вместе со всеми другими крупными концентами...

— Замечательная идея! Чья, кстати?

Ала зарделась и подавила улыбку, но она не хотела переключать внимание на себя, поэтому продолжила:

— Геометры по-настоящему боялись наших тысячелетников — инкантеров — и наверняка заметили, что все милленарские матики тоже опустели. Где тысячники? Что готовят? Затем двухсотракетный запуск. Крайне неприятно. Куча данных для обработки. Миллиарды неопознанных объектов, за которыми надо следить. Геометры думают, будто видят наш корабль. Он взрывается. Они вздыхают с облегчением. Через несколько дней, как гром с ясного неба, происходит сокрушительная атака на их главное стратегическое достояние. Следующие два дня они ни о чём больше думать не могут. У заложников кончается воздух. Долисты забаррикадировались в вершине. Хуже того, на корабль проникли и другие ребята в чёрных скафандрах, и ничего сделать не успели только потому, что не смогли дышать здешним кислородом.

— Нас приняли за ещё один взвод долистов?

— А ты бы что подумал на месте Геометров? И наверняка больше всего их тревожила неизвестность: сколько вас. Быть может, на подходе ещё сотня, вооруженная. И в итоге...

— Они пошли на переговоры.

— Да. Созвали четырёхстороннюю встречу между Основанием, Опорой и двумя магистериями.

— Погоди, какое слово ты сказала последним?

— Магистериями.

— И что это?

— Они возникли после вашего запуска. Один магистерий — мирская власть. Второй — матический мир, теперь Рассредоточение. Вместе они... ну...

— Управляют планетой?

— Можно сказать и так. — Она пожала плечами. — Во всяком случае, до тех пор, пока мы не придумаем лучшую систему.

— А ты, Ала, сейчас в числе тех, кто управляет планетой?

— Я здесь, разве ты не видишь? — Она не оценила моего юмора.

— В составе делегации?

— Я — последняя спица в колесе. Референт. И вообще я здесь только потому, что нравлюсь военным. Они считают меня крутой.

Я хотел предложить более вероятное объяснение: что она отправила ячейку номер 317 в успешную миссию, но Ала угадала моё намерение и отвела взгляд. Она не желала об этом слышать.

— Нас пятьдесят человек, — сказала она торопливо. — Мы доставили врачей. Кислород.

— Еду?

— Конечно.

— Как вы сюда попали?

— Геометры отправили за нами капсулу. Попав на «Дабан Урнуд», мы, естественно, сразу пришли сюда.

— Хм-м, — протянул я задумчиво. — Зря мы заговорили про еду.

— Ты голодный? — спросила она так, будто тут есть чему удивляться.

— Само собой.

— Так почему ты не сказал? Мы доставили вам пять корзин отборной еды!

— Почему пять?

— По одной каждому. Не считая Жюля, конечно. Он набивал живот с тех самых пор, как сюда попал.

— Хм-м. Просто чтобы убедиться, что у меня не повреждён мозг, не могла бы ты перечислить всех пятерых?

— Ты, Лио, Джезри, Арсибальт и Самманн.

— А как же Джад?

Она пришла в такой ужас, что моё воспитание взяло верх над рассудком.

— Прости, Ала, мне столько всего пришлось пережить, так что память немного путается.

— Нет, это ты меня прости, — сказала она. — Может, всё из-за травмы.

Она сморщилась, как будто сейчас заплачет, но взяла себя в руки.

— Что-что? Какой травмы?

— Ну, ты видел, как он уплывает. Понял, что с ним случилось.

— Когда я видел, что он уплывает?

— Ну, он так и не пришёл в сознание после запуска, — тихо сказала Ала. — Вы видели, как он зацепился за груз. Ты полетел к нему, чтобы помочь. Но это было сложно. Ты не попал захватом с первого раза. Время истекало. Арсибальт поспешил к тебе, но в вас чуть не врезался реактор. Джад вошёл в атмосферу и сгорел над Арбом.

— Ах да, — сказал я. — Как такое можно забыть?

Конечно, я говорил с иронией, но при этом внимательно изучал Алу. В силу недавних жизненных обстоятельств я был настроен на выражения её лица лучше, чем на что-либо ещё в пяти известных космосах. Ала верила — нет, она знала, — что всё, сказанное ею сейчас, правда.

И я не сомневался, что на Арбе полно записей, это подтверждающих.


***************

Ритор, легендарная фигура, ассоциируемая в фольклоре с процианскими орденами. Р. якобы могли изменять прошлое, манипулируя воспоминаниями и другими материальными записями.

«Словарь», 4-е издание, 3000 год от РК.

Я мог думать только об одном: как бы добраться до еды. Прежде всего требовалось перестать быть голым. Ала выскользнула, как будто для неё нормально видеть меня раздетым, а вот смотреть, как я одеваюсь, — нескромно. Арбская делегация доставила нам стлы, хорды и сферы. Инаки будоражили сознание четырёх рас Геометров, и население «Дабан Урнуда» могло бы неверно истолковать наши попытки скрыть свою принадлежность.

Когда я завернулся и подвязался, как положено фраа, больничный персонал помог мне надеть рюкзак с баллоном арбского кислорода, соединённый с трубками у меня под носом. Затем я по пиктограммам выбрался на крышу больницы и здесь, на террасе, обнаружил Лио и Джезри, по локоть запустивших руки в корзины с едой. Тут же был и фраа Сильданик. Безнадёжным тоном он предупредил, чтобы я не ел слишком быстро, — совет, которым я, как и мои фраа, от всей души пренебрёг. Через несколько секунд мне удалось поднять глаза от корзины и оглядеть искусственный мир вокруг.

Четыре орба в конкретной Орбойме располагались почти впритирку и соединялись порталами, как вагоны в пассажирском поезде. Когда «Дабан Урнуд» маневрировал, порталы перекрывались наглухо, но сейчас они были открыты.

Латерранцы жили в орбах с Девятого по Двенадцатый. Больница располагалась в Десятом, недалеко от портала, соединяющего его с Одиннадцатым. Терраса, как и всё пространство вне зданий, была почти полностью засажена. Немного места освободили для столов и скамей, но они были стеклянные, и под ними в лотках росли овощи. Над головой у нас была беседка, заплетённая лозами, с которых свисали гроздья зелёных плодов. Если смотреть только на то, что близко, возникало впечатление, будто находишься в арбском саду, но оно пропадало, стоило взглянуть вдаль. Больница состояла из полудюжины связанных плавучих домов. У каждого было три этажа под ватерлинией и три этажа над. Гибкие сходни соединяли их между собой и с другими плавучими домами, образующими на поверхности воды почти сплошной круглый ковёр. Но поскольку тяжесть здесь была искусственная, созданная вращением, «поверхность» — то, что наше внутреннее ухо или плотницкий уровень сочли бы «ровным», — изгибалась. Внутреннее ухо говорило нам, что мы находимся в нижней части жёлоба. Глядя на противоположную сторону, меньше чем за милю, наши глаза сообщали пугающую весть, что вода — выше нас. Однако если бы мы шли туда с завязанными глазами, мы бы чувствовали, что идём по ровному, — у ног не возникло бы ощущения подъёма.

Примерно половину внутренней поверхности орба покрывала вода, остальное составляло «небо» — синее небо, по которому двигалось солнце. Что синева нарисованная, легко было забыть, если не смотреть на порталы Девятого и Одиннадцатого орбов, — они висели в небе, как очень странные астрономические тела, и соединялись канатными дорогами с плавучими зданиями внизу. Солнце представляло собой пучок оптоволокна, передающего отфильтрованный свет от параболических рогов на внешней поверхности икосаэдра. Волокно было закреплено на поверхности орба, но на разные его участки свет подавался в разное время, что порождаю иллюзию суточного хода солнца. Ночью наступала темнота, хотя, как объяснил Жюль, в подводные огороды многих плавучих зданий были выведены световоды, так что овощи росли круглые сутки. Система была настолько эффективна, что Геометры могли поддерживать плотность населения, как в средней скученности городе, только за счёт того, что в самом этом городе и выращивалось.

Нам повезло, что вид с больничной террасы давал столько пищи для глаз и тем для разговора, потому что иначе мы бы не знали, как и о чём говорить. Лица у Джезри и Лио были напряжены. Да, при виде меня они расплылись в улыбках, и я тоже страшно им обрадовался. Мы обменялись этими чувствами мгновенно и без слов, после чего оба как будто окаменели. Это значило: «Держи рот на замке».

Впрочем, мы так налегали на еду, что говорить было особенно некогда. Фраа Сильданик и другие арбцы приходили и уходили. К тому же, хоть мне и не хотелось дурно думать о наших хозяевах-латерранцах, я не поручился бы, что на террасе не установлены подслушивающие устройства. Некоторые латерранцы поддерживали Основание, и даже сторонники Опоры могли не одобрять нашу роль в захвате «Дабан Урнуда». У кого-то из них долисты убили друзей или родственников. Решительно не стоило говорить о том, что тысячелетник взорвал их корабль, а потом исчез. Как только я немного заглушил голод, мне стало по-настоящему не по себе.

Когда появился Арсибальт и как землеройный снаряд двинулся к корзине, я выждал, чтобы он набил рот едой, поднял бокал и сказал:

— За фраа Джада. Вспоминая четырёх погибших долистов, не забудем и того, кто отдал жизнь в первые десять минут нашей миссии, даже не выйдя из атмосферы Арба.

— За покойного фраа Джада, — подхватил Джезри, так быстро и принуждённо, что я понял: он всё это время думал о том же самом.

— Я никогда не забуду, как он сгорел в атмосфере, — добавил Лио с такой стопроцентно фальшивой искренностью, что у меня чуть вино не брызнуло из ноздрей. Я пристально наблюдал за Арсибальтом, который перестал есть и вытаращился на нас, пытаясь понять, не шутим ли мы так странно и неуместно. Я дождался, когда он посмотрит на меня, и скосил глаза наверх, как в Эдхаре, где взгляд на окна инспектората означал: «заткнись и подыгрывай». Арсибальт кивнул, но лицо у него по-прежнему было ошарашенное. Я пожал плечами, давая понять, что он тут такой не один.

Появился Самманн в традиционном облачении ита и, демонстрируя феноменальное самообладание, обошёл всех, пожимая каждому руку и хлопая каждого по плечу. Лишь после этого он откинул крышку корзины, в которой лежало нечто куда более изысканное и заманчиво пахнущее, чем в наших. Мы дали ему спокойно утолить голод. Ел он с той же тихой задумчивостью, что когда-то перед Оком Клесфиры, где я столько раз видел его за завтраком. Он ничуть не удивился, что корзин и людей пять, а не какое-то другое число, и вообще был исключительно сдержан и бесстрастен. Вместе с официальным нарядом это пробудило во мне целую кучу социальных рефлексов, которые я считал давно и благополучно забытыми.

— Мы только что подняли тост за покойного фраа Джада и других погибших, — сказал я, когда он сделал паузу в еде и потянулся к вину. Самманн коротко кивнул, поднял бокал и ответил:

— Хорошо. За ушедших товарищей.

Это значило: Да, я тоже знаю.

— Я один тут страдаю от странных неврологических осложнений? — спросил Арсибальт.

— Ты о гипоксическом повреждении мозга? — участливо подсказал Джезри.

— Зависит от того, временно это или навсегда.

— Некоторые мои воспоминания довольно обрывочны, — заметил Лио.

Самманн кашлянул и посмотрел на него.

— Но чем дольше я в сознании, тем больше мне удаётся их упорядочить, — закончил Лио. Самманн вернулся к еде.

Проходивший мимо Жюль Верн Дюран заметил нас, оглядел сцену и заулыбался.

— Ах! — воскликнул он. — Когда вы пятеро в обсерватории, без скафандров, хватали воздух, как рыба на берегу, я боялся никогда больше не увидеть такой радостной сцены!

Мы все, повернувшись в сторону Жюля, подняли бокалы и замахали руками, приглашая его подойти.

— Что с остальными — я хотел спросить, что сделали с четырьмя телами? — спросил Джезри. Пять пар арбских глаз устремились на латерранца, но если Жюль и заметил расхождение в числах, то не подал виду.

— Это стало темой переговоров, — сказал он. — Тела четырёх долистов заморожены. Как вы догадываетесь, Основание хотело подвергнуть их биологическому исследованию. — Тень прошла по его лицу, и он надолго замолчал. Мы все понимали, что он вспоминает свою жену Лизу, чьё тело препарировали на конвоксе. Справившись с собой, Жюль продолжил: — Арбские дипломаты в самых сильных выражениях заявили, что это недопустимо: что останки следует в неприкосновенности передать делегации, в которую вы теперь входите. Это произойдёт на церемонии открытия переговоров. Она состоится в Четвёртом орбе примерно через два часа.

Основание ничего не знает о Всеобщих уничтожителях в ваших телах, я не проболтался, но мне здорово не по себе.

Доставила ли делегация ещё Всеобщие уничтожители? Не рассеяны ли их по «Дабан Урнуду» сотни и тысячи? Кто в делегации может их взорвать? Я «помнил» (если можно так сказать о том, чего в этом космосе не было) серебристую коробочку в руках фраа Джада. Детонатор. У кого из пятидесяти арбцев такие же? Что важнее: кто нажмёт на кнопку? Людям определённого склада такая жертва могла показаться приемлемой: ценой пятидесяти арбских жизней «Дабан Урнуд» будет полностью стерилизован, а немногим уцелевшим останется только капитулировать без всяких условий. Куда экономичней, чем вести войну.

Мне сразу расхотелось есть, и не только потому, что я насытился.

Все остальные думали примерно о том же, поэтому разговор не блистал живостью. Точнее, никакого разговора не было. Тишина стала заметной. Я пытался вообразить, что подумал бы об этом слепой гость, потому что акустическая среда тут была отчётливо необычной. Воздух почти не двигался. Каждый орб согревался и охлаждался по своему суточному графику, так что воздух, сжимаясь и расширяясь, гулял между порталами, создавая лёгкий ветерок. Однако настоящего ветра, чтобы поднять волны или хотя бы сдуть лист со стола, здесь не было. Звуки распространялись далеко и странно отражались от потолка. Мы слышали, как кто-то репетирует на смычковом инструменте трудный пассаж, как спорят между собой дети и смеются женщины, как работает какой-то пневматический инструмент. Воздух казался плотным, пространство — замкнутым, давящим. А может, мне правда не стоило так много и быстро есть.

— Четвёртый орб — урнудский, — заметил Лио, выводя нас из забытья.

— Да, — мрачно ответил Жюль, — и все вы будете там.

Ничего личного, но я бы хотел, чтобы ходячие бомбы как можно скорее убрались из моего орба...

— Это урнудский орб с самым большим номером, — проговорил Арсибальт, — следовательно, если я правильно понимаю, он ближе всего к корме, самый жилой и...

— Самый низкий в иерархии, да, — подсказал Жюль. — Самый старый, самый важный, самый начальственный — Первый.

Уж если взрывать, то его.

— А мы туда попадём? — спросил Лио. Будет ли у нас возможность его взорвать?

— Не думаю, — ответил Жюль. — Тамошние обитатели — очень своеобразная публика. Они почти ни с кем не общаются.

Мы переглянулись.

— Да, — сказал Жюль. — Они немного похожи на ваших тысячелетников.

— Сравнение оправдано, — заметил Арсибальт, — ведь их путешествие длилось тысячу лет.

— Тогда вдвойне горестно, что фраа Джад туда не попал, — сказал я. — В Первый орб он бы прямиком и направился — если бы в том повествовании, в котором он досюда добрался, кто-нибудь вроде меня открывал ему двери.

— И что, по-твоему, он бы там сделал? — живо поинтересовался Джезри.

— Зависит от того, как бы его там встретили, — ответил я. — Если бы всё пошло совсем плохо, мы бы погибли, и наши сознания больше не отслеживали бы это повествование.

Самманн снова оборвал нас покашливанием.

— И долго нам добираться до Четвёртого орба? — спросил Джезри. Он один сохранил дар речи; Лио и Арсибальт только ошалело хлопали глазами.

— Надо выходить, — ответил Жюль. — Первые представители Арба уже там.

Всеобщие уничтожители уже в Четвёртом орбе — с этим ничего не поделаешь.

Мы принялись собирать остатки еды в корзины.

— Много ли здесь переводчиков с ортского? — спросил Арсибальт. Сможем ли мы ещё поболтать?

— Моего уровня — только я, — ответил Жюль.

Я буду очень занят, это наша последняя возможность поговорить.

— Кто составляет Арбскую делегацию? — спросил Лио. Чей палец лежит на кнопке Всеобщего уничтожителя?

— Довольно забавный винегрет, если вас интересует моё мнение. Главы скиний. Деятели культуры. Промышленные воротилы. Филантропы вроде Магната Фораля. Инаки. Ита. Обычные граждане — в том числе парочка ваших хороших знакомых.

Последняя фраза была обращена ко мне.

— Ты шутишь! — воскликнул я, на время совершенно забыв про мрачный подтекст. — Корд и Юл?

Жюль кивнул.

— Благодаря спилю, который ты, Самманн, запустил в авосеть, множество людей видело их действия во время Посещения Орифены. Юла и Корд отправили сюда как представителей народа.

Политики на них делают себе популярность.

— Ясно, — сказал Лио. — А кроме поп-идолов и шаманов, есть ли здесь реальные представители мирской власти?

— Четверо военных, мне они показались людьми приличными. (Эти кнопку не нажмут.) Десять человек от правительства, в том числе наша старая знакомая госпожа секретарь.

— Этим Форалям, как я посмотрю, на месте не сидится, — не сдержался я. Самманн предостерегающе поднял бровь. Жюль продолжал сыпать фамилиями и званиями представителей мирской власти, всячески подчёркивая, что некоторые из них — рядовые порученцы.

— ...и, наконец, наш старый знакомый Эмман Белдо, который, думается мне, не так прост, как может показаться на первый взгляд.

Кнопка у него.

Какой бы праксис ни использовался в детонаторе, это явно что-то совсем новое, возможно даже экспериментальное. Чтобы управляться с таким устройством, нужен грамотный специалист вроде Эммана Белдо. А право отдать приказ наверняка у самого высокопоставленного бонзы в делегации. Не у Игнеты Фораль. Я ничуть не сомневался, что она тут по делам Преемства. Каковы бы ни были её официальное звание и функции, они с двоюродным братцем — или кем уж он там ей приходится — прибыли сюда не для того, чтобы выполнять капризы того из бонз, который на данный момент взял верх в нескончаемой мышиной возне у кормушки мирской власти.

Знает ли Фораль про фраа Джада? Не сообщали они действовали? Не составили ли они совместный план во время нашего пребывания в Эльхазге?

Вопросов было столько, что мой мозг отключился, и в следующие полчаса я только вбирал впечатления. Я превратился в спилекаптор мастера Флека: одно зрение и никакого разума. Мои глазалмаз, антидрожь и диназум тупо наблюдали и фиксировали наш исход из больницы. Бюрократическая писанина, по-видимому, была одним из протесовых аттракторов, общих и неизменных во всех космосах. Нас передали взводу из пяти троанцев с трубками в носу, экипированных так же, как те вояки, которые атаковали нас с фраа Джадом в моём сне, галлюцинации или альтернативном поликосмическом воплощении. Лио пожирал глазами их вооружение, состоявшее из дубинок, аэрозольных баллончиков и электрических разрядников, — очевидно, в герметичной обстановке высокоэнергетичные метательные снаряды не одобрялись. Троанцы, в свою очередь, бесцеремонно разглядывали нас, особенно Лио, — они заранее выяснили, кто есть кто, и на него перешла часть мистического ореола долистов.

Двое военных и Жюль двинулись впереди, трое солдат замыкали шествие. Мы вошли в чей-то сад, и я, заглянув в открытое окно на расстоянии вытянутой руки, увидел латерранца, моющего посуду. Тот сделал вид, будто меня не заметил. Из сада мы попали на школьный двор. Дети бросили играть и смотрели, как мы идём. Некоторые здоровались. Мы улыбались, кивали, отвечали на приветствия. Пока всё шло гладко. Дальше наш путь лежал через крышу, на которой две женщины высаживали рассаду, и так далее. Город экономил место, улиц не было, дорожки пролегали по крышам и террасам плавучих домов. Все могли ходить везде, и этикет требовал друг друга не замечать. Тяжёлые грузы перевозили на узких, низко сидящих гондолах, маневрирующих по полоскам воды. С больничной крыши мы каналов не видели, потому что над ними были перекинуты заплетённые лозами беседки, так что сверху они представали ветвящейся сетью тёмно-зелёных артерий и капилляров города на воде.

Через несколько минут мы дошли до лодки, от которой начиналась кресельная канатная дорога, и попарно взмыли к «небесам»: рядом с каждым арбцем садился троанец. Наконец все собрались у портала, соединяющего Десятый и Одиннадцатый орбы. Здесь дул сильный ветер; он резал глаза и хлопал нашими стлами.

Дожидаясь тех, кто ехал после меня, я стоял в портале и разглядывал театральную машинерию за голубым задником искусственного неба: пучки оптоволокна, по которым поступал свет. Солнце было яркое, но холодное — инфракрасная составляющая отфильтровывалась. Грело не солнце, а само небо, от которого шло слабое тепло, как от очень низкотемпературного отопительного котла. Здесь оно ощущалось сильнее, чем внизу, и если бы не ветер, мы бы запарились.

Другая канатная дорога доставила нас в плавучий город Одиннадцатого орба; пройдя через него, мы точно так же поднялись в Двенадцатый. Дальше хода не было: мы добрались до последнего вагона. Однако «наверх» вдоль стены шла труба с перекладинами внутри, по которой мы поднялись к самой «высокой» точке неба — зениту. Здесь, ближе к Стержню, гравитация была заметно слабее. Мы задержались на кольцевой площадке под порталом, которая до последней заклёпки повторяла площадку в Первом орбе, где застрелили фраа Джада. Я огляделся, увидел детали, которые отчётливо «помнил» и даже, чтобы сопоставить ощущения, присел на поручень, очень похожий на тот, через который меня «тогда» перебросило.

Жюль назвал своё имя перед спиль-терминалом и сообщил цель нашего прихода на незнакомом мне языке. Я предположил, что это урнудский. Главный из троанцев добавил от себя несколько отрывистых хриплых фраз. Мы тем временем разглядывали шаровой клапан, который по ощущению находился прямо над нашими головами. Для меня в нём не было решительно ничего нового. Во всём узнавался громоздкий праксический стиль — назовём его «Тяжёлый урнудский межкосмический внеатмосферный бункер», — характерный для наружной стороны корабля и Стержня, но счастливо отсутствующий в орбах.

Сегодня исполинское стальное око для нас не открылось. Вместо него нам предстояло лезть в круглый дистанционно управляемый люк, куда как раз мог протиснуться Арсибальт или троанский солдат в тяжелой экипировке. Люк распахнулся, и мы встали перед ним в очередь.

— Средство устрашения, — фыркнул Джезри, кивая на колоссальный шаровой клапан. Я знал этот тон: Джезри досадовал, что не с ходу разгадал простую загадку. Наверное, у меня стало удивлённое лицо, потому что он продолжил: — Ну, подумай. Зачем праксисту ставить здесь шаровой клапан, а не какой-нибудь другой?

— Шаровой клапан работает даже при большом перепаде давлений, так что командование может эвакуировать Стержень, разгерметизировать его, а потом открыть клапан и уничтожить целый орб. Ты об этом?

Джезри кивнул.

— Фраа Джезри, твоё объяснение необоснованно цинично, — заметил слушавший нас Арсибальт.

— О, я уверен, что есть и другие причины, — ответил Джезри, — и всё равно это средство устрашения.

Один за другим мы по лестнице преодолели шлюз: первый люк, короткую вертикальную трубу, затем второй люк — и собрались на следующей кольцевой площадке внутри вертикальной шахты, уходящей на тысячу двести футов «вверх» к Стержню. Я поискал глазами кнопочную панель: она оказалась в точности там, где я её помнил.

Лио первым выбрался из шлюза и теперь надевал на глаза какую-то толстую повязку. Жюль выдавал такие же каждому поднимавшемуся на площадку.

— Зачем? — коротко спросил я.

— Чтобы тебя не затошнило от иллюзии Кориолиса, — сказал он. — А на случай, если всё-таки затошнит... — Он вручил мне пакет. — Памятуя, сколько ты съел, возьми-ка лучше два.

Прежде чем надеть повязку, я последний раз огляделся. Нам предстояло лезть по пугающе высокой лестнице. Однако я знал, что «гравитация» будет уменьшаться по мере подъёма, так что от нас не потребуется таких уж больших усилий. Тем не менее, приближаясь коси, мы будем испытывать дезориентирующие инерционные эффекты. Отсюда и забота, чтобы нас не укачало.

Я взялся за нижнюю перекладину.

— Не торопись, — предупредил Жюль. — После каждого шага останавливайся и жди, чтобы ощущения выправились, прежде чем делать следующий.

Лестница была заключена в цилиндрическую сетку, что ограничивало возможность падения. Я полез медленно, как советовал Жюль, прислушиваясь к движениям Лио впереди. С какого-то момента перекладины стали чисто символическими — едва оттолкнувшись пальцем, мы взмывали к следующей. Тем не менее троанский солдат, шедший первым, сохранял прежний неторопливый темп — он по горькому опыту знал, что тот, кто взбирается слишком быстро, скоро схватится за пакет.

Я думал о кодовом замке. Что, если бы фраа Джад набрал одну из 9999 неправильных комбинаций? Что, если бы он сделал это несколько раз подряд? Рано или поздно в каком-нибудь бункере охраны зажглась бы красная лампочка. Наблюдатели включили бы спилекаптор и увидели, что двое пожарных балуются с кнопками. Кого-нибудь отправили бы нас шугануть. Помповик бы ему скорее всего не выдали — только то оружие, которое было сейчас у наших сопровождающих.

Мне вспомнились слова Джезри про «средство устрашения». Он был прав. Открыть шаровой клапан значило приставить пистолет к голове целого орба. Немудрено, что солдаты просто ворвались и уложили нас на месте. В космосе, где фраа Джад знал — или угадал — комбинацию, нас неизбежно должны были убить. Освободив меня для какого-то другого повествования.

Но что произошло бы в том бесконечно большем числе космосов, где он набрал бы неверное случайное число? Нас бы взяли в плен живыми. Что дальше? Нас бы задержали на какое-то время, а затем отвели для переговоров к гану Одру.

Слух сообщил мне, что я выбрался из шахты: рука, пытавшаяся нащупать следующую перекладину, хватала воздух. Кто-то из троанцев её поймал, вытащил меня наверх, дёрнул назад, чтобы погасить импульс, который он мне придал, и развернул к чему-то, за что можно ухватиться. Я сорвал повязку и увидел Стержень. Шаровой клапан, ведущий в кормовой отсек, был от меня на бросок камня. Расстояние до противоположной стены оценить было невозможно, но я знал, что оно составляет две с четвертью мили. Всё было, как я «помнил»: трубы на внутренней поверхности излучали фильтрованный солнечный свет, бесконечная лента транспортёра бежала, гудя и пощёлкивая отлично смазанным механизмом.

На этом узле в Стержень открывались ещё три шахты. Одна — прямо напротив нас, «наверху», — вела в Четвёртый орб; она казалась прямым продолжением той, из которой мы только что выбрались. Все шахты соединялись между собой лестницами из скоб, закреплённых на стене Стержня, но при определённом навыке до них можно было просто допрыгнуть.

Здесь пришлось подождать. Во-первых, ещё не все наши закончили подъём. Во-вторых, на входе шахты, ведущей в Четвёртый орб, уже образовалась пробка. Солдат-троанец следил, чтобы народу на лестнице было не больше, чем позволяет техника безопасности. Сейчас спускалась какая-то другая делегация (для нас это выглядело так, будто люди поднимаются по лестнице вверх ногами). Нам предстояло ждать, пока они доберутся до низу.

Поэтому мы с Лио начали баловаться. Мы решили проверить, сможем ли оставаться неподвижными в центре Стержня. Цель состояла в том, чтобы зависнуть посреди исполинской трубы и погасить своё вращение так, чтобы весь корабль вращался вокруг тебя. Для этого надо было просто отпрыгнуть от стены, а уже в полёте выправить курс. Первые пять минут наши трепыханья были просто бестолково-неуклюжими, затем сделались опасными: отчаянно барахтаясь, я заехал Лио ногой в физиономию и разбил ему нос. Троанские солдаты смотрели на нас с растущим весельем. Они не понимали ни слова, но отлично видели, чего мы добиваемся. После того как я лягнул Лио, они нас пожалели, а может, просто испугались, что мы всерьёз покалечимся, а им потом отвечать. Один поманил меня к себе, взял одной рукой за хорду, другой за шиворот и подтолкнул, одновременно легонько крутанув. Когда я наконец остановился, то был ближе к своей цели, чем во все прошлые попытки.

Заслышав флукскую речь, я оглядел Стержень. К нам приближались ещё человек двадцать. Они плыли по Стержню, а не ехали на конвейере, так что я узнал бы в них туристов, даже если б они не говорили по-флукски. Одна фигурка вырвалась вперёд, к негодованию солдата, что-то крикнувшего ей вслед.

Корд, перебирая руками, пробежала по стенке туннеля и устремилась ко мне с расстояния в сотню футов. Я был уверен, что она в меня врежется, но, по счастью, сопротивление воздуха замедлило её скорость, и мы столкнулись не сильнее, чем два зазевавшихся пешехода. Последовало долгое объятие в невесомости. Ещё один арбец ненамного отстал от Корд: молодой мирянин. Я его не узнал, но испытал очень странное чувство, будто должен узнать. Он медленно вращался по всем трём осям, стремительно летя ко мне и моей сестре, и отчаянно размахивал руками и ногами, как будто это поможет. При этом одет и подстрижен он был весьма импозантно. Солдат из числа наших сопровождающих догнал молодого человека и наподдал ему под колено, от чего вращение прекратилось, а скорость с метеорной снизилась до более приемлемой. Молодой человек практически остановился относительно нас. Глядя на него поверх уха Корд, которое вжималось в мою щёку с такой силой, что из-под серёжки наверняка уже текла кровь, я увидел, что он нацеливает на нас спилекаптор.

— Холодное сердце инопланетного корабля, — начал молодой человек прекрасно поставленным баритоном, — согрела тёплая встреча брата и сестры. Корд, мирская половина героической родственной парочки, выказывает сильнейшую радость при...

Я тоже ощутил сильнейшее — хоть и не столь тёплое — чувство, но тут человека со спилекаптором, как по волшебству, сменил Юлассетар Крейд. Чудо сопровождалось звуковыми эффектами: глухим «чпок!» и лающим вскриком импозантного молодого человека. Юл просто на полной скорости отодвинул его плечом и завис, передав всю свою энергию объекту столкновения.

— Сохранение импульса, — объявил он, — не просто отличная придумка, а закон!

Издалека донеслись глухой стук и вскрик, с которыми прилизанный молодой человек врезался в торец Стержня. Впрочем, их почти заглушили смех и, как я предполагал, одобрительные замечания наших сопровождающих-троанцев. Если сперва я удивился, узнав, что Юлассетара Крейда включили в — кто бы мог подумать! — дипломатическую делегацию, то теперь я видел всю гениальность этого решения.

Как только Корд успокоилась настолько, чтобы меня отпустить, я проплыл по воздуху и столкнулся (не так сильно) с Юлом. Мы обнялись. Из шахты Двенадцатого орба показался Самманн и весело приветствовал обоих. Конечно, я много чего хотел сказать Юлу и Корд, но человек со спилекаптором снова подобрался ближе (хоть и не так близко, как в первый раз) и начал снимать. «Ещё поговорим», — сказал я. Юл кивнул. Корд, наобнимавшись для первого раза, теперь просто смотрела на меня, её лицо — один сплошной вопрос. Я невольно гадал, что она видит. Наверное, я был бледный и осунувшийся. Она, наоборот, для торжественного случая позаботилась о своей внешности: надела все титановые украшения, подстриглась и совершила набег на секцию дамского платья в универмаге. Однако ей хватило чутья не вырядиться совсем уж по-девчачьи, и в целом передо мной была знакомая Корд: босая и непосредственная. Туфли на каблуке, сцепленные ремешками, болтались у неё на поясе.

В Стержень вплыли новые арбцы. До неприличия смазливые мужчина и женщина, которых я не узнал. Несколько стариков. Форали, под ручку, как будто члены их семьи веками прогуливались в невесомости. Три инака, в одном из которых я узнал фраа Лодогира.

Я поплыл прямиком к нему. Увидев меня, он кивнул собеседникам, чтобы те продолжали путь без него, а сам остался ждать у скобы в стене туннеля. Мы не стали тратить времени на любезности.

— Вы знаете, что произошло с фраа Джадом? — спросил я.

Его лицо сказало больше, чем мог бы выразить голос, — а это кое-что да значит. Он знал. Он знал. Не ту официальную легенду, которую скормили остальным. Он знал то же, что и я, а значит, почти наверняка куда больше моего, и боялся, что я чего-нибудь ляпну. Однако я придержал язык и движением глаз дал понять, что буду крайне осторожен.

— Да, — сказал Лодогир. — Что может вынести из этого обычный инак? Что означает участь фраа Джада и что она нам дала?

Какие уроки мы можем из неё извлечь, какие поправки должны внести в своё поведение?

— Да, па Лодогир, — покорно отвечал я. — Именно за ответами на эти вопросы я к вам и пришёл.

Я всей душой надеялся, что он уловит сарказм, но если фраа Лодогир что и понял, то не подал виду.

— В определённом смысле такой человек, как фраа Джад, всю жизнь готовится к подобному моменту. Все глубокие мысли, проходившие через его сознание, все умения, которые он в себе развивал, были направлены к кульминации. Мы же видим её лишь задним числом.

— Прекрасно, но давайте поговорим о том, что впереди. Повлияла ли участь фраа Джада на наше будущее, или мы будем и дальше жить так, будто ничего не произошло?

— Главное практическое следствие для меня — продолжающееся и даже более эффективное сотрудничество между тенденциями, которые в массовом сознании воспринимаются как инкантеры и риторы. Проциане и халикаарнийцы работали вместе в недавнем прошлом и, как тебе известно, достигли результатов, глубоко поразивших тех немногих, кто о них знает. — Говоря, Лодогир смотрел мне прямо в глаза. Я понял, что он имеет в виду изменение мировых путей, которое, помимо всего прочего, поместило фраа Джада на «Дабан Урнуд» при том, что с Арба зафиксировали его гибель.

— Например, когда мы разоблачили шпиона Ж’вэрна, — сказал я, просто чтобы сбить с толку тех, кто нас, возможно, подслушивал.

— Да. — Говоря, Лодогир едва заметно мотнул головой. — А значит, сотрудничество должно продолжаться.

— Какова цель этого сотрудничества?

— Межкосмический мир и единство, — отвечал Лодогир таким елейным тоном, что мне захотелось расхохотаться. Однако я твёрдо решил не доставлять ему такого удовольствия.

— На каких условиях?

— Забавно, что ты спросил. Пока ты пребывал в бесчувственном состоянии, некоторые из нас обсуждали как раз этот вопрос. — И он с некоторым нетерпением поглядел на устье шахты в Четвёртый орб, перед которой собрались все остальные.

— Считаете ли вы, что участь фраа Джада повлияла на результат переговоров?

— О да, — ответил фраа Лодогир. — Я даже сказать не могу, как сильно она на него повлияла.

Мне подумалось, что наш разговор может привлечь к себе ненужное внимание. Кроме того, ясно было, что больше ничего из Лодогира не вытянуть. Поэтому я повернулся и проводил его к устью шахты.

— Вижу, у нас тут почтеннейшие проциане, — заметил Джезри, кивая на Лодогира и двух его спутников.

— Ага, — ответил я и снова на них посмотрел. Только сейчас до меня дошло, что оба спутника Лодогира — милленарии.

— Они тут в своей стихии, — продолжал Джезри.

— Политика и дипломатия? Без сомнения.

— И очень пригодятся, если нам понадобится изменить прошлое.

— Ты хочешь сказать — больше, чем уже изменили? — сказал я, надеясь, что это проскочит как обычная издёвка над процианами. — А если серьёзно, фраа Лодогир тщательно обдумал историю фраа Джада и пришёл к различным глубоким умозаключениям.

— Умираю от желания их услышать, — с каменной миной ответил Джезри. — У него и практические предложения есть?

— До этого как-то разговор не дошёл.

— Хм-м. Значит, тут надо думать нам?

— Боюсь, что да.

Спуск в Четвёртый орб занял довольно много времени из-за техники безопасности.

— Вот уж не ожидал, — донёсся сверху голос Арсибальта, — но это уже банально!

— Что именно? Наступать мне на физиономию?

(Арсибальт спускался чересчур быстро с риском отдавить мне руки.)

— Нет. Наше взаимодействие с Геометрами.

Я молча спустился на несколько перекладин, обдумывая услышанное. Возразить было нечего. Я мысленно составлял список того, что показалось мне здесь «банальным», если пользоваться выражением Арсибальта. Красная аварийная кнопка в обсерватории. Машина для согрева внутренностей. Бумажная волокита в больнице. Латерранец, мывший посуду. Захватанные жирными пальцами перекладины.

— Да, — сказал я. — Если забыть про то, что мы не можем есть их пищу, экзотики тут не больше, чем на Арбе в какой-нибудь чужой стране.

— Даже меньше! — воскликнул Арсибальт. — Чужая страна на Арбе может быть допраксичной, с диковинной религией или национальными обычаями, а тут...

— А тут всё это выхолощено. Голая технократия.

— Да! И чем более технократичными они становятся, тем сильнее сближаются с нами.

— Верно.

— И когда же будет интересное?

— В каком смысле? Как в научно-фантастическом спиле, когда начинается такое, что все ахают?

— Хотелось бы, — ответил он.

Мы некоторое время спускались молча, потом Арсибальт добавил чуть тише:

— Просто... я хочу сказать: «Ладно-ладно, я понял! Гилеин поток определяет конвергенцию мыслящих систем на разных мировых путях!» Но ради чего? Не просто же большой корабль путешествует из космоса в космос, собирая образцы населения и заключая их в стальные капсулы.

— Возможно, Геометры разделяют твои чувства. Ты очнулся всего пару часов назад. Они странствуют тысячу лет. Представляешь, насколько им это всё обрыдло?

— Идея понятна, Раз, но я вижу, что им не обрыдло. Они превратили это в своего рода религию. И прибыли сюда с завышенными ожиданиями.

— Тсс! — зашипел Джезри (он был сразу подо мной) и продолжал голосом, который было слышно во всех двенадцати орбах: — Арсибальт, если ты не перестанешь молоть языком, фраа Лодогиру придётся стереть всем память!

— О чём? — отозвался Лио. — Я ничего не помню.

— Если так, причина не в колдовстве риторов, — крикнул фраа Лодогир, — а в том, что неостроумные шутки быстро забываются.

— О чём вы говорите? — спросил Юл. — Вы пугаете спилезвёзд.

— Мы говорим о том, что всё это значит, — ответил я. — Почему они такие же, как мы.

— Может, они более чудные, чем вам кажется, — предположил Юл.

— Пока нас не пустят в Первый орб, мы не узнаем.

— Так идём в Первый орб.

— Раз там уже побывал, — хохотнул Джезри.

Мы добрались до низу, спустились по шахте — такой же, как все остальные, и увидели под собой плавучие дома Четвёртого орба. В середине был овальный пруд — роскошь, отсутствующая в латерранских орбах. Возможно, урнудцы добились от своих растений более высокой урожайности и могли оставить часть воды свободной просто для красоты. Пруд окружала набережная, на которой уже были расставлены столы.

— Здесь мы проводим важные встречи, — объяснил Жюль.

Мне сразу вспомнились Арсибальтовы слова про банальность.

У пришельцев есть конференц-центры!

Урнудцы приварили к небу лестницу и выкрасили её в голубой цвет. Мы спускались, с каждым шагом становясь всё тяжелее. Здешние плавучие дома по виду почти не отличались от латерранских. Не так уж много есть способов построить конструкцию с плоской крышей, способную держаться на воде. Декоративные изыски — возможно, индивидуальные у разных народов «Дабан Урнуда» — скрывались за водопадами плодоносящих лиан и ярусами фруктовых деревьев. Наш путь через плавучий комплекс был узкий, но прямой и чёткий: бульвар, ведущий к овальному пруду. Здесь не приходилось перебираться с террасы на террасу. Иногда нам попадались урнудские пешеходы. Глядя в их лица, я гнал от себя мысль, что они — лишь грубые подобия более совершенных существ выше по фитилю. При нашем приближении все они отводили глаза, уступали дорогу и терпеливо ждали, пока мы пройдём. Мне показалось, что позы их выражают покорность.

— Интересно, — поделился я своими раздумьями с шагающим рядом Лио, — в какой мере всё вокруг нас — исходная урнудская культура, а в какой — последствия тысячи лет жизни в военном корабле?

— Может быть, тут нечего противопоставлять, — сказал Лио, — потому что никто, кроме урнудцев, таких кораблей не строил.

Бульвар вывел нас к набережной конференц-пруда. Она, как мы заметили ещё сверху, делилась на четыре равных сектора и была окружена четырьмя стеклянными павильонами, изогнутыми как бровь.

— Обратите внимание на двери! Видите уплотнитель? — сказал Юл, указывая на вход в павильон. — Это аквариум!

Он был прав: через стекло мы видели фтосцев без носовых трубок. Они листали какие-то документы или разговаривали по местной версии жужул.

— Баллоны с трубками они оставляют при входе. — Корд кивнула на стойку сразу за уплотнённой дверью. Там висели десятки баллонов.

Джезри ткнул меня в бок.

— Переводчики! — воскликнул он, указывая на застеклённый мезонин над главной палубой «аквариума». Несколько фтосцев, мужчины и женщины, сидели за пультами, лицом к пруду, поправляя на голове наушники. И впрямь, к нам уже спешили урнудские стюарды с подносами «капель» — красных для орта, синих для флукского. Я затолкал в ухо красную и услышал знакомые интонации Жюля Верна Дюрана. Оглядевшись, я отыскал его в кабинке над латерранским павильоном. «Командование приветствует арбскую делегацию и просит гостей пройти к воде для церемонии открытия», — говорил он. По тону чувствовалось, что он повторяет это примерно в сотый раз.

Мы присоединились к той части арбской делегации, которая прибыла заранее, чтобы уладить всё, пока не набежали спилезвёзды, журналисты и космические десантники. В её составе была и Ала. Бонзы со своими секретарями тоже опередили нас и ждали на краю пруда в пузыре размером с жилой модуль чуть левее того места, где стояли сейчас мы. За пузырём размещалось оборудование, в том числе баллоны сжатого воздуха, надо думать, с Арба. Видимо, надувной дом изображал павильон, что символически уравнивало наших бонз с заправилами Геометров. Пузырь был из той же мутной полиплёнки, что на окнах моего карантинного вагончика в Тредегаре. Я смутно различал фигуры в тёмных костюмах за столом (их я про себя назвал прептами). Сервенты стояли у стен или бегали с документами.

Довольно долго я наблюдал, как Ала то входит в надувной дом, то выходит наружу. Иногда она, поглядывая на фальшивое небо, говорила в прикрепленный к наушникам микрофон, иногда — если беседовала с кем-то лицом к лицу — снимала гарнитуру и прикрывала микрофон рукой. Воспоминания о том, что было между нами утром, нахлынули и вытеснили всё остальное. Я думал о себе как о человеке, хромом на одну ногу, который выучился ходить и забыл о своём увечье. Однако пустившись в дальний путь, он обнаружил, что всё время возвращается в исходную точку, потому что из-за больной ноги ходит кругами. Но если он найдёт себе спутника, хромающего на другую ногу, и они отправятся вместе...

Корд шутливо меня толкнула, и я чуть не упал в пруд — ей пришлось ловить меня за стлу.

— Она красавица, — сказала Корд, пока я не начал возмущаться.

— Да. Спасибо. Что правда, то правда, — ответил я. — Она для меня всё.

— Ты ей это сказал?

— Ага. Вообще-то сказать ей — не проблема. Насчёт «сказать» смело можешь на меня положиться.

— Вот и отлично.

— Проблема во всех остальных обстоятельствах.

— Да, обстоятельства занятные!

— Прости, что я тебя в это втянул. Я не хотел.

— Мало ли кто чего хотел, — сказала она. — Знаешь, братец, даже если бы я погибла, то не зазря.

— Да как ты можешь так говорить, Корд...

Она помотала головой и приложила палец к моим губам.

— Нет. Хватит. Мы это не обсуждаем.

Я взял её руку в свои и задержал на мгновение.

— Ладно. Это твоя жизнь. Я молчу.

— Не просто молчи. Верь.

— Эй! — произнёс грубый голос. — Кто тут смеет хватать за руки мою девушку?

— Привет, Юл, что поделывал после Экбы?

— Время промелькнуло мигом. — Юл подошёл и встал позади Корд, которая привычно на него откинулась. — Мы бесплатно катались на воздухолётах. Посмотрели мир. Отвечали на вопросы. На третий день я установил правило: сказал, что не отвечаю на вопросы, на которые уже ответил. Они сперва злились, потому что для этого им самим надо было разобраться. Н ов итоге так вышло лучше для всех. Нас поселили в столичной гостинице.

— В настоящей гостинице, — уточнила Корд на случай, если до меня не дошло. — Не в казино.

— Иногда мы по несколько дней бывали никому не нужны, — продолжал Юл. — Потом нас вдруг спешно вызывали, и мы по три часа кряду силились вспомнить, были кнопки на пульте управления круглые или квадратные.

— Нас даже гипнотизировали, — добавила Корд.

— Потом кто-то продал нас журналюгам, — мрачно сообщил Юл, косясь на молодого человека со спилекаптором. — Даже и рассказывать не хочется.

— Затем нас дня на два переселили в какое-то место неподалёку от Тредегара, — сказала Корд.

— А после того как взорвали стену, рассредоточили на старую ракетную базу в пустыню, — подхватил Юл. — Мне понравилось. Никаких репортёров. Гуляй, сколько влезет. — Он беспомощно вздохнул. — Теперь мы здесь. Тут не разгуляешься.

— Вам что-нибудь давали перед посадкой в космический аппарат?

— Вроде большой таблетки? — спросил Юл. — Вот такой?

Он протянул руку. На ладони лежал Всеобщий уничтожитель.

Я быстро накрыл её своей и сделал вид, будто мы обменялись рукопожатиями. Юл взглянул удивленно. Я убрал руку, но теперь Всеобщий уничтожитель был у меня в кулаке.

— Мою хочешь? — спросила Корд. — Нам сказали, это чтобы отслеживать перемещения. Для нашей безопасности. Но я не люблю, когда за мной следят, и...

— Если бы ты хотела безопасности, ты бы сюда не отправилась, — закончил я.

— Вот именно. — Она вручила мне свою таблетку, уже не так заметно, как Юл.

— Что это на самом деле? — спросил он. Я уже придумывал какую-то ложь, но случайно поднял глаза и увидел взгляд Юла, явственно говоривший: «Только не смей врать».

— Бомба, — произнёс я одними губами. Юл кивнул и посмотрел в сторону. У Корд стало такое лицо, будто её сейчас стошнит. Я сунул таблетки в складку стлы и сказал, что отойду, потому что из надувного дома вышел Эмман Белдо в сопровождении ещё одного арбца — судя по характеру движений, нижестоящего. Я вытащил из уха каплю и отбросил в сторону. Эмман увидел, что я к нему иду, и велел спутнику проваливать. Мы встретились на краю пруда.

— Секундочку, — были первые слова Эммана. На шее у него висело какое-то электронное устройство. Эмман включил его, и устройство заговорило, выдавая произвольные слоги и фрагменты ортских слов. Впечатление было такое, будто речь Эммана и ещё нескольких человек записали, а потом пропустили через мясорубку.

— Что это такое? — спросил я, и ещё до конца фразы мой голос тоже включился в словесный фарш. — А, ясно, антиподслушиватель. Чтобы мы могли говорить свободно.

Эмман не подтвердил и не опроверг мои слова, только взглянул на меня с интересом.

— А ты изменился, — заметил он, стараясь говорить чётко, чтобы его речь выделялась в потоке галиматьи, которой обменивались Эмман-генератор с Эразмас-генератором.

Я отогнул складку стлы и показал то, что получил от Юла и Корд.

— В каком случае, — спросил я, — ты планируешь их включить?

— В том случае, если получу соответствующий приказ. — Эмман покосился на пузырь.

— Ты понимаешь, о чём я.

— Это, безусловно, крайнее средство, — сказал Эмман. — Его пустят в ход, только если дипломатия не сработает и нас соберутся убить или взять в заложники.

— Мне просто интересно, насколько бонзы компетентны выносить такие суждения.

— Я знаю, ты не любитель следить за мирской политикой, — сказал Эмман, — но она заметно улучшилась с тех пор, как наши любезные хозяева выбросили небесного эмиссара в шлюз. А особенно после того, как Рассредоточение стало всерьёз на неё влиять.

— Ну, про это мне ничего не известно, — заметил я. — Последние две недели я был занят другим.

Эмман фыркнул.

— Да, верно! Кстати, вы молодцы.

— Спасибо. Когда-нибудь я расскажу тебе в красках. А пока в двух словах: каким образом Рассредоточение стало влиять на мирскую власть?

— Собственно, никого и не пришлось убеждать. Всё было и так очевидно.

— Что очевидно?

Эмман глубоко вдохнул и выдохнул.

— Подумай. Тридцать семь столетий назад инаков загнали в матики из-за страха перед их способностью изменять мир с помощью праксиса. — Он кивнул на складку стлы, под которой я спрятал Всеобщие уничтожители. — Из-за таких вот штучек, думаю. Праксис замер или по крайней мере замедлился до темпов, при которых перемены понятны, оценимы, контролируемы. Всех это устраивало, пока не появились они. — Эмман поднял голову и огляделся. — Выяснилось, что мы проиграли гонку вооружений космосам, не ставившим преград своим инакам. И что дальше? Когда Арб решил дать хоть какой-нибудь отпор, кто нанёс удар? Военные? Мирская власть? Нет. Ваш брат в стле и хорде. Так что Рассредоточение набрало порядочно очков просто тем, что мало говорило и много делало. Отсюда концепция двух магистериев, то есть...

— Я слышал.

Мы некоторое время молча смотрели через овальный пруд на другой берег, где процессии урнудских и троанских чиновников выходили из павильонов на берег. Говорилка у Эммана на шее, впрочем, не умолкала.

— Значит, таково наше теперешнее повествование? — спросил я.

Эмман глянул настороженно.

— Наверное, можно думать об этом в таких терминах.

— Ладно, — сказал я. — Если всё пойдёт наперекосяк и какой-то бонза прикажет тебе включить ВУ, ведь правда будет обидно, если окажется, что вы с бонзой спутали повествование?

— В каком смысле? — резко спросил Эмман.

— Да, тридцать семь веков назад нас загнали в матики. Но у нас осталась возможность заниматься новоматерией. В результате мы получили Первое разорение. Отлично. Никакой новоматерии, за редкими разрешёнными исключениями: заводами, где её производят под руководством призываемых по мере надобности инаков. Время идёт. Нам по-прежнему разрешены манипуляции с генетическими цепочками. Результаты пугают. Второе разорение. Больше никакой цепочкописи, никаких синапов в концентах, за редкими разрешёнными исключениями: ита, часы, страничные деревья, библиотечный виноград и, возможно, лаборатории в экстрамуросе, где работают призванные инаки или обученные в концентах праксисты вроде тебя. Отлично. Теперь уже всё под контролем, верно? Без синапов, без инструментов, с одними граблями и тяпками, под надзором инквизиторов инаки уже ничего не сделают. Мирская власть окончательно с нами справилась. А через две с половиной тысячи лет выясняется, что умные люди, запертые на скале, где им нечем себя занять, кроме раздумий, могут создать праксис, не требующий инструментов и потому ещё более пугающий. Отсюда Третье разорение, самое страшное, самое жестокое из всех. Через семьдесят лет матический мир восстанавливается. И здесь можно задать себе очевидный вопрос...

— Что осталось? Какие разрешённые исключения? — закончил Эмман.

Некоторое время мы оба молчали, слушая вздор из говорилки. Каждый ждал, что другой закончит мысль. Я надеялся, что Эмман знает ответ и поделится им со мной, но, судя по его лицу, надеялся я зря.

Итак, мне предстояло самому довести до конца логическую цепочку. По счастью, как раз в этот момент на берег вышли Игнета и Магнат Форали, поскольку очевидно было, что сейчас начнётся торжественная часть. Я поглядел на них. Эмман Белдо проследил мой взгляд.

— Они, — сказал он.

— Они, — подтвердил я.

— Преемство?

— Не совсем в точности Преемство, поскольку оно начинается со дней Метекоранеса. Скорее некая его мирская инкарнация, созданная примерно во время Третьего разорения. Связанная с матическим миром самыми разнообразными узами. Владеющая Экбой, Эльхазгом и не только ими.

— Может быть, так это представляется тебе, — сказал Эмман, — но уверяю, большая часть тех, кого ты называешь бонзами, слыхом не слыхивала об этой организации. Для них она ничто — не обладает ни малейшим влиянием. Магнат Фораль — если это имя вообще что-нибудь им говорит — для них старый аристократ-коллекционер.

— Но так и должно было случиться, — сказал я. — Организация возникла после Третьего разорения. Минут десять она была известна и влиятельна, но после войн, революций и Тёмных веков её забыли. Она стала такой, как сейчас.

— И какая же она сейчас? — спросил Эмман.

— Я всё ещё пытаюсь понять. Но суть, кажется, в том...

— Что это выше нашего мирского разумения? — подсказал Эмман. — Говори. Я готов с этим согласиться.

— Но готов ли ты согласиться с практическими следствиями? — спросил я. — То есть...

— Если я получу приказ... — Он стрельнул глазами в сторону складки, под которой я спрятал Всеобщие уничтожители, — его не следует исполнять, потому что он отдан бестолковым мирянином, не понимающим, куда движется повествование?

— Именно, — сказал я и заметил, что Эмман пальцем гладит свою жужулу. В Тредегаре у него была другая. Странно. Корд немножко научила меня разбираться в таких вещах, и я видел, что жужула не отформована из полипласта и не склёпана из проката, а выточена из цельнометаллической заготовки. Очень дорогая вещица. Штучное производство.

Эмман перехватил мой взгляд.

— Красивая игрушка, да?

— Я такую уже видел, — сказал я.

— Где? — резко спросил он.

— У Джада такая была.

— Откуда ты знаешь? Её выдали ему перед самым запуском. Он сгорел раньше, чем ты успел с ним поговорить.

Я только смотрел на Эммана, не зная, с чего начать.

— Это тоже выше моего разумения? — спросил он.

— Отчасти да. Скажи, много их ещё?

— Здесь? По меньшей мере одна. — Он повернулся к надувному дому. Внешнюю дверь шлюзовой камеры только что расстегнули, и наружу потянулась череда женщин и мужчин в парадной одежде. Они потирали головы, привыкая к носовым трубкам. — Видишь третьего от начала — лысого? У него такая же.

Моя правая рука выбыла из разговора. Ею завладела Ала. Остальное тело еле-еле успело отреагировать — иначе не миновать бы вывиха.

— Наушник вставь, — сказала она. — Актал уже давно идёт!

Ала сунула мне в руку наушник-каплю, и я затолкал его себе в ухо. На противоположной стороне овала заиграл оркестр. Я огляделся. Смешанный контингент из урнудских, троанских, латерранских и фтосских солдат нёс к воде четыре длинных ящика. Гробы.

Ала отвела меня за надувной дом, где по трём углам ещё одного гроба стояли Лио, Джезри и Арсибальт.

— В кои-то веки я не последний! — изумлённо проговорил Лио.

— Вот что значит побыть начальником, — сказал я, вставая в свой угол. Мы подняли гроб, в котором, как я догадался, лежали останки Лизы.

Всё это совершенно изменило направление моих мыслей. Мы вынесли гроб из-за пузыря на дорогу, ведущую к воде, и поставили в ожидании, пока солдаты на другом берегу подойдут к пруду. Музыка, конечно, звучала для нас непривычно, но не больше чем многое из того, что можно услышать на Арбе. Видимо, в этой области Гилеин поток особенно силён: композиторы в разных космосах слышат у себя в голове одно и то же. Сейчас играли похоронный марш. Очень медленный и скорбный. Трудно сказать, было это отражением урнудской культуры или напоминанием, что четверо, лежащие в гробах, убили много Геометров, и, чтя их память, не следует забывать о других погибших.

Уловка почти сработала. Мне и впрямь стало совестно, что я помог долистам попасть на «Дабан Урнуд». Потом я взглянул на гроб у моих ног и задумался, кто из присутствующих здесь выстрелил Лизе в спину? Кто отдал приказ разгвоздить Экбу? Кто повинен в смерти Ороло? Здесь ли этот человек? Мысли для мирных переговоров самые неподходящие. Но если бы мы с Геометрами не убивали друг друга, не пришлось бы и подписывать мир.

Солдаты несли гробы Озы, Эзмы, Вай и Грато очень медленно, замирая на несколько мгновений после каждого шага. Как всегда во время длинных акталов, мои мысли уплыли в сторону Я поймал себя на том, что вспоминаю свою первую встречу с долистами, в Махще, когда я был в ловушке и ещё не понимал, кто они. Сцены прокручивались в голове, как спиль: Оза одной ногой стоит на укрывшей меня сфере, другой отбивается от нападающих. Эзма в танце приближается по площади к снайперу, а Грато собой заслоняет меня от пуль. Вай зашивает мои раны. Так умело, так безжалостно... у меня потекло из носа и глаз.

Я плакал, пытаясь вообразить их последние минуты. Особенно сууры Вай, когда та на поверхности икосаэдра противостояла нескольким перепуганным людям с резаками. Одна, в темноте, под голубым ликом Арба в тысячах миль отсюда, зная, что никогда больше не вдохнёт его воздуха, никогда не услышит ручьев Звонкой долины.

— Раз? — послышался голос Алы. Её рука снова легла мне на локоть, но теперь уже не резко, а ласково. Я вытер лицо стлой и успел на миг увидеть ясную картину, прежде чем её вновь затуманили слёзы. Почётный караул по другую сторону пруда опустил гробы и замер в ожидании.

— Пора, — сказала Ала.

Лио, Джезри и Арсибальт смотрели на меня. Мы присели, взялись за гроб и оторвали его от палубы.

— Спойте что-нибудь, — посоветовала Ала. Мы растерянно глядели на неё, пока она не назвала хорал, который в Эдхаре исполняли на актале реквиема. Арсибальт начал, чистым тенором задав нам тон, мы вступили следом. Нам пришлось импровизировать, но если кто и заметил, никому не было до этого дела. Когда мы проходили мимо латерранского павильона, голос Жюля Верна Дюрана в наушниках вдруг умолк. Я поднял глаза к кабинке и увидел, что другие латерранцы бегут к нему. Мы запели громче.

— Вот и послушали перевод, — сказал Джезри, когда мы дошли до воды и поставили гроб. Однако произнесено это было очень просто и грустно, так что мне не захотелось его ударить.

— Всё хорошо, — ответил Лио. — Для того и актал. Слова не важны.

И он рассеянно положил руку на крышку гроба.

Солдаты на другом берегу поставили гробы долистов на барку. Можно было просто донести их в обход пруда, но, видимо, пересечению воды здесь придавался какой-то символический смысл.

— Я понял, — сказал Арсибальт. — Вода обозначает космос. Разделяющий нас пролив.

Снова заиграла музыка. Четыре женщины в длинных одеждах взялись за вёсла и медленно повели барку к нам. Музыка была не такая тягостная, как похоронный марш: разные инструменты с более мягким звучанием и соло латерранской женщины. Она стояла на берегу, и, казалось, от её голоса вибрировал весь орб. Мне подумалось, что под такую песню и надо возвращаться домой.

Когда барка добралась до середины пруда, Джезри, взглянув на женщин за вёслами, сказал:

— Они явно не собираются идти на рекорд, а?

— Да, — отозвался Лио. — Я тоже об этом подумал. Дайте нам лодку! Мы им покажем!

Шутка не блистала остроумием, но нас разобрал смех, и в следующие минуты мы изо всех сил старались не расхохотаться в голос и не создать дипломатический инцидент. Когда лодка подошла наконец к берегу, мы сняли с неё гробы долистов и поставили Лизин. Под музыкальное сопровождение неторопливые женщины по длинной дуге подвели барку к латерранскому берегу. Шестеро мужчин — наверное, друзья Жюля и Лизы — подняли гроб на плечи. Жюль стоял и смотрел. Его держали под руки. Мы в четыре ходки отнесли гробы долистов за надувной дом. Лизин фоб поставили в латерранском павильоне, чтобы Жюль немного побыл с нею один. Женщины подвели барку к урнудскому берегу. Фраа Лодогир и ган Одру, каждый со своего берега, произнесли по короткой речи в память о жертвах той короткой войны, которой мы сегодня должны были положить конец: на Арбе — погибших при атаке на Экбу и космические объекты, здесь — убитых долистами.

После минуты молчания в церемонии наступил перерыв. Стюарды разносили подносы с едой и напитками. Видимо, потребность есть на похоронах так же универсальна, как теорема Адрахонеса. Женщины-гребцы внесли на барку стол, застланный синей скатертью, и положили на него стопки документов.

— Эй, Раз!

Я дожидался своей очереди взять что-нибудь с подноса, но обернулся и увидел в нескольких шагах Эммана. Он что-то мне бросил. Я рефлекторно поймал предмет в воздухе. Это оказалась ещё одна машинка для глушения разговоров.

— Я украл её у процианина, — объяснил Эмман.

— А как же теперь процианин? — спросил я, изображая на лице (по крайней мере, стараясь изобразить) притворную озабоченность.

— Обойдётся. Он сам лучше любой глушилки.

Машинка из помехи для разговора стала темой для обсуждения. Мои друзья собрались в кружок, посмотреть, как она работает, и посмеяться над звуками, которые она издаёт. Юл, выдав в микрофон череду ругательств, заставил её генерировать бессвязные непечатные фразы. Однако через некоторое время голос Жюля Верна Дюрана — осипший, но твёрдый — сообщил, что начинается следующая часть актала. Мы вновь собрались у кромки воды и выслушали речи четырёх лидеров, которым предстояло поставить свою подпись под мирным договором. Первым выступил ган Одру. Затем — праг Эшвар, полная невысокая женщина, с виду — самая обычная бабулька, только что в военной форме. За ней — арбский министр иностранных дел и, наконец, один из тысячелетников, которых я видел с фраа Лодогиром. Закончив, каждый поднимался на барку. Когда наш тысячелетник взошёл на борт, женщины выгребли на середину пруда. Все четыре лидера взяли ручки и начали подписывать документы. Несколько мгновений мы смотрели в молчании. Однако подписание длилось долго, и постепенно люди начали переговариваться — сперва шёпотом, потом всё громче и громче, сбиваясь в кучки и переходя с место на место.

Это может показаться странным, но я зашёл за надувной дом и пересчитал гробы. Один два, три, четыре.

— Проверяешь?

Я обернулся и увидел у себя за спиной фраа Лодогира.

Я включил глушилку — она голосом Юла выдала длинное ругательство — и сказал:

— Для меня это единственный способ знать наверняка, кто по-прежнему мёртв.

— Можешь больше не проверять, — ответил он. — Всё позади. Счёт уже не изменится.

— А вы можете возвращать людей так же, как заставляете их исчезнуть?

— Не отменив этого, — Лодогир кивнул на барку, где подписывали мирный договор, — нет.

— Ясно, — сказал я.

— Ты надеялся вернуть светителя Ороло? — мягко спросил Лодогир.

— Да.

Лодогир молчал, но я без слов понял, что он имел в виду.

— Если Ороло жив, значит, Лиза лежит под пеплом на Экбе. Мы не получили сведений, извлечённых из её останков, и этого, — я тоже взглянул на барку, — не происходит. Мирный договор согласуется только с тем, что Ороло и Лиза мертвы — и останутся мертвы.

— Мне очень жаль, — сказал Лодогир. — Некоторые мировые пути — некоторые состояния дел — требуют, чтобы некоторых людей... не было.

— Очень похожее слово употребил фраа Джад, — сказал я, — прежде чем его не стало.

Фраа Лодогир сделал такое лицо, будто готовится выслушать мой жалкий ученический лепет. Я продолжил:

— А как насчёт фраа Джада? Есть ли шанс, что он снова будет?

— Его трагическая гибель подробно задокументирована, — ответил фраа Лодогир, — но я не возьму на себя смелость предполагать, что может и чего не может инкантер.

Он повернул голову и задержал взгляд (или мне так показалось) на Магнате Форале. В кои-то веки рядом с преемником Эльхазга не стояла госпожа секретарь (она исполняла свои официальные обязанности), и я двинулся прямиком к нему.

— Скажите, это вы — это мы их позвали? — спросил я. — Мы вызвали урнудцев? Или некий урнудец тысячу лет назад увидел во сне геометрический чертёж и превратил его в религию, истолковав как зов высшего мира?

Магнат Фораль выслушал и повернулся к воде, призывая меня посмотреть, как подписывают мир.

— Взгляни, — сказал он. — На этой барке два арбца, облечённые равной властью. Такого не было с золотых дней Эфрады. Стены Тредегара рухнули. Инаки вышли из резерваций. Ита работают бок о бок с ними. Если бы всё произошло из-за того, что мы призвали урнудцев, разве Преемству не следовало бы гордиться? О, я был бы рад записать это достижение на наш счёт. Долго я и мои предшественники трудились ради такого исхода. Каких лавров заслуживало бы Преемство, будь твои слова истиной! Но всё происходило совсем не так просто и прямолинейно. Я не знаю ответа на твой вопрос, фраа Эразмас, и никто в нашем космосе его не узнает, пока мы не построим нечто подобное и не отправимся в следующий.


ЧАСТЬ 11. Пришествие | Анафем | ЧАСТЬ 13. Реконструкция