home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 2. Военные походы киданей в Корё в X—XI веках

Кидане нападали на Коре трижды. Первый раз они отправились в военный поход против Корё в 10-й месяц 993 г. Возглавил 800-тысячное войско наместник Восточной столицы (г. Ляоян) государства Ляо — Сяо Сюньнин. Форсирование киданями реки Амноккан и продвижение в глубь Коре через так называемый пояс проживания чжурчжэней произошли довольно быстро. Первое значительное столкновение с корёскими войсками имело место у крепости Понсан, расположенной у одного из северных притоков реки Чхон-чхонган. Здесь, несмотря на ожесточенное сопротивление корёсцев, кидани одержали победу. Сяо Сюньнин предъявил Корё требование сдаться и «вернуть» Ляо территории к северу от реки Тэдонган, входившие некогда в состав Пархэ (а до Пархэ принадлежавшие Когурё). Опасаясь еще больших разрушений от действий огромной киданьской армии, корёский государь Сончжон (982-997), поддержанный рядом придворных сановников, хотел принять требование киданей, однако полководец Со Хи, командующий Средней армией, настаивал на продолжении вооруженного сопротивления.

Тогда Сяо Сюньнин решил двинуться дальше на юг и прежде всего захватить крепость Анъюнчжин в устье реки Чхончхонган. Однако сражения у Анъюнчжина оказались не такими успешными для киданей. Несмотря на это, Сяо Сюньнин снова предложил Коре покориться, разорвать отношения с сунским Китаем и «вернуть» Ляо бывшие корёские земли.

Для переговоров с киданями во вражеский стан был направлен полководец Со Хи. Переговоры продолжались семь дней. Кидани утверждали, что Корё — это наследник Силла, а Ляо — наследник Когурё, поэтому бывшие когурёские земли необходимо «вернуть» киданям. Со Хи на основании документов и благодаря личным дипломатическим способностям сумел доказать киданям, что именно Корё является наследником Когурё и все земли вплоть до реки Амноккан должны принадлежать Корё. Кидани согласились с доводами Со Хи и заключили мир с Корё. С другой стороны, Корё, с согласия сунского Китая, решило временно признать сюзеренитет Ляо. Возможно, еще одним аргументом в пользу успешного исхода переговоров стали многочисленные корёские войска, расквартированные в низовьях реки Чхончхонган, а также трудности последних боев с Корё.

В результате заключения мирного договора с киданями к Корё были присоединены все территории к северу вплоть до реки Амноккан. Кидани обещали вывести войска в течение дополнительного 10-го лунного месяца 993 г.[114] Более того, чтобы заручиться нейтралитетом Корё в случае возможных столкновений киданей с Китаем династии Сун, Со Хи было вручено множество подарков, в том числе 500 отрезов шелка.

С 994 г. у пограничной крепости Соксон на реке Амноккан был организован специальный пограничный переход. Началось пятнадцатилетие мирных отношений с киданями. Однако корёсцы не питали иллюзий относительно намерений своего северо-западного соседа и активно занимались строительством новых крепостей у северо-западных границ. С 994 по 1008 г. была сооружена 21 крепость.

В 1009 г. в Корё произошел «государственный переворот». Командующий войсками северо-запада Кан Чжо, прослышав о том, что серьезно болевший в то время государь Мокчон (998-1009) скончался, срочно направился в столичный город Кэгён, возглавив пятитысячное войско. Ситуация при дворе была неспокойной, вопрос о престолонаследии не был до конца решен, и Кан Чжо решил вмешаться в процесс передачи трона, исходя из своих собственных представлений о легитимности власти. Пока он продвигался к столице, выяснилось, что слухи оказались ложными и государь Мокчон жив. Однако эта весть не остановила Кан Чжо. Он дошел до столицы, потребовал у Мокчона, чтобы тот отказался от трона в пользу Суна, внука Ван Гона. Таким образом на престол был возведен Сун, ставший восьмым корёским королем Хёнчжоном (1009-1031). Вслед за этим Мокчона казнили.

Факт кровавого престолонаследия стал известен и в соседнем Китае, и в киданьском государстве Ляо. Киданьский «император» Шэн-цзун (983-1031), претендовавший на верховную власть в Поднебесной, решил поступить подобно китайским императорам прошлого: снарядить «карательный поход» против «варваров», т.е. корейцев, и «наказать» виновников кровавых событий при дворе. Шэн-цзун, с одной стороны, хотел продемонстрировать окружающему миру свое положение как «императора Поднебесной», а с другой — заставить Коре прекратить традиционные отношения с Китаем династии Сун и признать за «серединное государство» киданьское Ляо.

Киданьское войско в 400 тыс. человек во главе с Шэн-цзуном форсировало реку Амноккан в 11-й месяц 1010 г., когда река уже замерзла. Это было началом второго военного похода киданей против Коре. Сначала кидани попытались взять приграничный опорный пункт Хынхвачжин, однако бои, длившиеся в течение недели, не принесли успеха. Киданьские войска решили обойти крепость и попытаться продвинуться вглубь территории Кореи. Сражения у крепости Тхончжо, защитой которой руководил «мятежный» корёский сановник Кан Чжо, а также у Западной столицы Согён (нынешний Пхеньян) также не принесли киданям побед, несмотря на то, что сам Кан Чжо погиб. Не сумев взять корёские крепости, стоявшие на пути к столице государства —  Кэгёну, Шэн-цзун, обойдя их, все же решил попытаться завоевать корейскую столицу. Многие придворные, напуганные быстрым продвижением врага в глубь территории, предлагали покориться Шэн-цзуну. Однако полководец Кан Гамчхан (948-1031), возглавивший защиту Кэгёна, предлагал продолжить сопротивление. При этом он решил позволить врагам временно войти в город, предварительно эвакуировав королевский двор. Продовольствие у киданей было на исходе, а в тылу находились непокоренные корёские крепости. К тому же в тот год зима в Коре выдалась необычайно суровой. Расчеты Кан Гамчхана оправдались. Вражеские войска не смогли продержаться в «покоренной» столице более десяти дней и вскоре были вынуждены принять решение об отступлении. К концу 1-го месяца 1011 г. киданьские войска, потерявшие в боях с корёсцами около 2000 человек, достигли пограничной реки Амноккан. Второй военный поход киданей в Корё завершился поражением нападавших.

Как южно-, так и северокорейская историческая литература, описывая события 1010-1011 гг., говорит о победе когурёсцев над киданями. Однако, несмотря на то, что отдельные корёские крепости не покорились врагу, они не смогли сдержать продвижение киданей вглубь территории страны.

Несмотря на то, что в 1010-1011 гг. киданям не удалось добиться успеха в Корё, Шэн-цзун не оставил надежд присоединить к территории Ляо северо-западную часть Корё и заставить признать сюзеренитет Ляо. Уже в 1012 г. кидани предъявили Корё требование «возвратить» Ляо шесть «чжурчжэньских» крепостей к юго-востоку от реки Амноккан: Хынхвачжин, Ёнчжу, Тхончжу, Чхольчжу, Квакчу и Кучжу. Одновременно кидани начали вести политику регулярных военных провокаций на северо-западе Корё. В 1013 г. имела место первая неудачная попытка форсирования Амноккана.

В 1014 г. ситуация в Корё осложнилась противостоянием военных и гражданских сановников из-за распределения земельных владений. Неспокойная обстановка в Корё придала киданям больше уверенности. Начиная с 1014 г. кидани предприняли ряд военных походов с целью захвата приграничных корёских крепостей к югу от реки Амноккан. В конце 1014 г. отряд киданей продвинулся до крепости Тхончжу, но потерпел поражение, потеряв до 700 человек убитыми. В 1015 г. кидани пытались захватить корёские крепости Хынхвачжин и Тхончжу, в 1016 г.— Квакчу, в 1017 г.— снова Хынхвачжин. Количество ляоских войск, нападавших на корёские крепости, также увеличивалось, доходя до нескольких десятков тысяч человек.

Регулярные нарушения корёских границ киданьскими войсками и постоянные попытки отвоевать часть северо-западных территорий Корё заставляли корёский королевский двор принимать ответные меры. В 10-й месяц 1018 г. полководец Кан Гамчхан, блестяще проявивший себя во время предшествующей агрессии киданей, был назначен главнокомандующим войсками северо-запада. Заботилось Корё и о поддержании соответствующей численности войск. Поэтому, когда в 12-й месяц 1018 г. 100-тысячная армия киданей, возглавляемая Сяо Пайя[115], снова раз вторглась на территорию Корё, под командованием Кан Гамчхана находилось более 208 тыс. корёсцев.

Третья киданьская агрессия вглубь территории Корё значительно уступала по масштабам первым двум, однако тактика, избранная Сяо Пайя, была такой же, что и в предшествующие военные походы. Первое столкновение между киданями и корёсцами у крепости Хынхвачжин не принесло киданям успеха. Однако Сяо Пайя решил оставить непокоренную крепость в тылу и направиться сразу к столице — городу Кэгёну, обходя стороной все корёские укрепленные пункты. В результате уже в начале 1019 г. кидани подошли к стенам когурёской столицы. Однако, увидев основательно укрепленные стены города и большое количество защитников, они не решились его атаковать. Ко всему прочему, у киданей снова возникли проблемы с продовольствием. Во многом это произошло благодаря особой тактике когурёсцев, которые не оставляли никаких продовольственных запасов по пути следования врага.

Таким образом, Сяо Пайя пришлось принять решение об отступлении. Отход войск был стремительным. Киданей преследовали многочисленные корёские войска. Недалеко от корёско-ляоской границы, у крепости Кучжу, произошло решающее сражение с киданями. В нем особо отличился полководец Ким Чжонхён. В результате из 100 тыс. ляосцев, напавших на Корё, пересечь реку Амноккан, т. е. вернуться живыми, удалось лишь нескольким тысячам. Это была триумфальная победа Корё. Государь Хёнчжон лично вышел встретить возвращавшееся с победой в Кэгён войско во главе с Кан Гамчханом. С другой стороны, в 1022 г. Корё получило инвеституру от Ляо, тем самым, признав Ляо в качестве государства-сюзерена. (В государствах Дальнего Востока военная победа или поражение не всегда оказывали прямое воздействие на дельнейшее развитие дипломатических отношений.)

После военного поражения 1019 г. кидани уже не беспокоили корёсцев. В самом Корё для укрепления государственности дважды, в 1034 и 1076 гг., пересматривалась земельная система чонсиква. В 1033 г. было начато строительство «Стены в 1000 ли»[116], завершившееся к 1044 г. Стена, протянувшаяся с запада на восток вдоль северных границ Корё, должна была защитить страну от возможных нападений с севера.

На рубеже X-XI вв. к северу от Коре помимо киданей проживали также чжурчжэни, с которыми Корея строила несколько иные отношения.


§ 1. Политика Корё по отношению к киданям в X веке | История Кореи: с древности до начала XXI в. | § 3. Политика Корё по отношению к чжурчжэням в X-XII веках