home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 3. Социально-экономические реформы начала Корё

Социально-экономическое развитие Корё достаточно подробно описано в отечественной литературе, в особенности в работах Ю. В. Ванина[106] — ведущего российского исследователя в области средневековой экономики Кореи.

Экономические реформы Корё затрагивают в основном вопросы земельных отношений. Это и понятно. Для стран земледельческой культуры, к которой относится и Корея, земля была основным средством производства, а сельскохозяйственная продукция нередко играла роль денежного эквивалента. Поэтому устройство земельной системы, собственность на землю были важнейшими вопросами, от которых зависела жизнеспособность государства в целом.

До проведения реформ все земли Корё с первого дня провозглашения государства формально управлялись монархом. Реально количество земель, принадлежавших крестьянам, заметно сократилось в период Поздних Трех государств. Это происходило и по причине прямого захвата земель «сильными семьями», и из-за постоянных войн, вынуждавших крестьян бросать поля.

Когда Ван Гон пришел к власти, он всячески старался привлечь на свою сторону как старую аристократию Корё, так и выходцев из Позднего Пэкче или Силла. Поэтому в первые годы правления Ван Гона появилось большое количество земель «заслуженных сановников» — полководцев, комендантов крепостей, бывших высокопоставленных чиновников, помогавших Ван Гону в объединении страны и укреплении королевской власти. Немало земель принадлежало буддийским монастырям. Относительно первых лет существования Корё можно в какой-то мере говорить о возврате к силлаской системе сигып — выдаче земель в пожизненное владение за заслуги перед государством. Не только последний силлаский государь Кёнсун-ван получил в личное пользование земли у бывшей силлаской столицы, о чем уже говорилось, но и правитель Позднего Пэкче — Кёнхвон получил в 935 г. в личное владение земли у Намгёна (Янчжу). Причем, получая в сигып населенные пункты, их владельцы имели право не только собирать налог с прилегающих земель, но и в некоторой степени распоряжаться крестьянами, которые эти земли обрабатывали.

Таким образом, суть первого этапа земельной реформы состоит в следующем. Пока система местного управления не была развита, а территории страны до конца объединены, Ван Гону требовалось привлекать на свою сторону костяк влиятельных людей и высшее чиновничество, делая их опорой своей власти. Для этого он раздавал им земельные пожалования. С другой стороны, для того чтобы добиться  поддержки со стороны населения, Ван Гон сократил налогообложение крестьян и неоднократно издавал указы, поощрявшие возвращение на землю тех, кто в свое время ее покинул из-за военных действий.

Второй этап земельной реформы начался также в правление Ван Гона, в 940 г. Тогда был издан указ о введении земельной системы ёк-пунчжон — «полей, распределяемых за службу». Этой системой охватывались все — от высшего столичного чиновничества до солдат. Поля, точнее, право сбора налогов с них, раздавались в качестве вознаграждения на время службы. Как сказано в «Корёса», при выдаче полей не смотрели на ранг, а определяли, «совершает человек добро или зло, имеет большие или маленькие заслуги»[107].

Логика второго этапа земельной реформы заключалась в следующем. В 940 г. было реформировано административное деление страны. Но новым чиновникам, особенно находящимся за пределами столицы, было еще трудно доверять. Система должностей окончательно не сформировалась[108]. Иными словами, существовала возможность, что при попытке универсализации принципов раздачи полей, они могли выдаваться не по заслугам, так как само занятие должностей происходило не всегда «объективно», исходя из потребностей и интересов государства. Поэтому при раздаче полей каждый случай, очевидно, рассматривался отдельно.

В 949 г. была введена дополнительная раздача риса чиновничеству за заслуги. Определили четыре категории заслуг. Скорее всего, указ 949 г. имел целью охватить новое чиновничество, не успевшее проявить себя в ходе объединения страны. Данный указ любопытен еще и тем, что наглядно демонстрирует роль риса как денежного эквивалента в Корее средних веков.

Третьим этапом земельной реформы можно считать ряд указов о чонсиква. первый из которых был издан в 976 г. Термин чонсиква означает «поля и леса [для сбора топлива] по категориям [должностей]». Суть новой системы состояла в том, что в зависимости от «объективного» ранга чиновника, как столичного, так и провинциального, на время службы раздавались поля для сбора налогов и леса для сбора топлива. Теоретически, после окончания службы, поля и леса должны были возвращаться в казну. По указу 976 г. максимальная площадь выдаваемых полей составляла 110 кёлъ, минимальная — 10 кёлъ. Такими же были максимальные и минимальные площади выдаваемых лесов. О единице площади кёлъ, которая использовалась в Корее на протяжении многих столетий, стоит сказать особо.

Кёлъ как мера площади стал употребляться еще со времени Объединенного Силла, однако сказать что-либо определенное о его размере невозможно, поскольку не сохранилось точных сведений. Основным критерием было количество собираемого урожая. Определялось несколько категорий полей, обычно — три: высшая, средняя и низшая. Поскольку количество урожая, собираемого с одного кёлъ любого поля, должно быть одинаковым, постольку геометрические площади одного кёлъ полей высшей, средней и низшей категорий были различными. Наименьшие разногласия вызывает величина кёля с конца эпохи Корё до начала эпохи Чосон (XIV-XV вв.). Тогда 1 кёлъ полей высшей категории равнялся 0,6 га, средней — 0,95 га, а низшей —1,4 га. По поводу единицы площади в начале периода Корё существуют самые различные точки зрения. Согласно одной из них, геометрическая величина кёля оставалась единой для всех категорий полей, но разным был уровень налога, собиравшегося с единицы площади. Говорят о величине кёлъ в 2,3 га, 2,25 га, 1,38 га. Собственные расчеты автора настоящей книги, основанные на изучении текста королевского указа 1069 г. об установлении величины кёлъ, определяют цифру в 0,2 га[109].

По указу о чонсиква 976 г., несмотря на попытку большей универсализации закона, чиновники делились на 79 категорий. При этом указывались не названия должности, а только тип ведомства и цвет чиновничьего платья, с которым соотносились ранги. Система оказалась громоздкой, и в 998, 1014, 1034, 1076 гг. она подвергалась пересмотру. Число категорий сократили до 18. Уменьшилось и количество выдаваемых земель. Вместе с тем в указах о чонсиква появились названия конкретных должностей.

Итак, третий этап земельной реформы Коре заключался в том, что власть уже была твердо установлена и стала работать конфуцианская система отбора на должности по способностям. К тому же в связи с расширением аппарата управления требовались простота и мобильность системы вознаграждения чиновников. Всем этим требованиям и должна была отвечать новая система чонсиква.

Однако, очевидно, в силу объективных обстоятельств[110], принцип возврата земель, отдававшихся в длительное пользование, не мог быть реализован. Как показывают результаты исследований, проведенных автором настоящей книги[111], можно сделать предположение, что выдача полей и лесов по системе чонсиква, по крайней мере, для высшего чиновничества, осуществлялась исходя не только из «объективных» рангов, но и личных качеств того, кому выдавалась земля. В результате по закону и в обход закона большая часть казенных земель перешла в частное владение, что привело к ослаблению государства и, как следствие, — монгольскому правлению, а в дальнейшем — к гибели Корё.

Система землепользования Корё не ограничивалась чонсиква. В 977 г. была введена категория «полей за заслуги» хунчжон. Такие поля размером от 50 до 20 кёль выдавали пожизненно за заслуги перед государством. Очевидно, площади таких земель были значительно меньше тех, которые раздавались в первые годы после провозглашения династии. В 983 г. был издан указ о «полях и лесах казенных учреждений» конхэчжонси. Окружным, областным, уездным присутственным местам, а также почтовым станциям в зависимости от категории (т. е. степени важности, величины) давались поля и леса вместе с прикрепленными к ним работниками для сбора риса, технических культур, занятия ремеслом, обслуживания присутственных мест. По этому указу определялись поля для начальников почтовых станций.

Принципы регулирования крестьянского землепользования в основных источниках по истории Корё не описаны.

Таким образом, к концу X —началу XI в. Корё во всех отношениях стало достаточно сильным государством, способным эффективно отражать агрессию извне.


§ 2. Реформы системы государственного управления начала эпохи Корё | История Кореи: с древности до начала XXI в. | Глава 2. ОТРАЖЕНИЕ ВОЕННЫХ ПОХОДОВ КИДАНЕЙ В 993-1018 ГОДАХ И ЧЖУРЧЖЭНЕЙ В 1107 ГОДУ