home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 1. Объединение страны под властью Корё

Итак, в 918 г. в 6-й лунный месяц на собрании высокопоставленных сановников государства Тхэбон его правитель Кунъе был смещен, а вместо него на трон возведен 41-летний талантливый военачальник Ван Гон. Тогда же название государства изменили на Коре, а столицу в следующем, 919 г. перенесли в город Сонак (современный город Кэсон), которому дали название Кэгён, т. е. «Столица открытия». «Открытие» — это начало: начало новой эры в истории государства, нового состояния гармонии в окружающем мире.

Согласно традиционным дальневосточным представлениям, династии не могли сменять друг друга, если на это не было воли всемогущих Небес. Поэтому основатели династий должны иметь определенную связь с Небесами, и если их жизнь не была отмечена чем-то необычным, то, по крайней мере, рождение содержало нечто чудесное. Так, в «Корёса» сказано, что отец Ван Гона — Ван Юн как-то повстречался с гадателем-геомантом, и тот указал счастливое место для строительства нового дома, предсказав, что у Ван Юна родится сын, который станет объединителем земель «Трех Хан», т. е. Кореи, и основателем нового государства. Именно гадатель посоветовал дать мальчику имя Ван Гон.

Ван Гон объединял страну скорее мудрой политикой, нежели силой. В следующий после вступления на трон месяц он издал указ о возвращении статуса янин («доброго люда») тем, кто в последние годы правления Кунъе был обращен в ноби[103] за неуплату ставших непомерно большими к тому времени налогов. Чиновники прежней местной администрации при условии подчинения Ван Гону сохраняли свои старые титулы и должности. Если кто-то упорствовал на местах и не желал признавать новой власти, то прежде, чем идти военным походом, Ван Гон посылал подарки с надеждой договориться мирным путем. Он пошел на то, чтобы лично породниться с представителями крупнейших «сильных семей» и тем самым укрепить власть на местах. Поэтому у Ван Гона было 29 жен.

Благодаря такой продуманной политике объединения страны, после того как в 930 г. Коре совершило успешный военный поход в Позднее Пэкче, 110 городов на северо-востоке Силла добровольно вошли в состав Коре. Поэтому королевство Силла еще в 931 г. выразило желание покориться Коре, что и было реализовано в 935 г.

Только для того, чтобы покорить Позднее Пэкче, Ван Гону пришлось вести активную военную политику. К 936 г. сопротивление этого государства было окончательно сломлено.

Ван Гон проводил не менее активную политику и на северных границах Корё. Поначалу, очевидно, у него не было планов присоединения земель на севере. На третий месяц после восхождения на трон Ван Гон издал приказ о строительстве оборонительной стены к северу от Пхеньяна, который к тому времени уже был частью корейской территории. Стену решили построить на случай агрессии чжурчжэней — племен, родственных племенам мальгаль (мохэ) и проживавших в центральных и северо-восточных районах Маньчжурии. Однако после того как в 920-е годы находившееся к северу от Корё государство Пархэ стало подвергаться нападениям киданей, образовавших к тому времени свое государство Ляо, большое число потомков бывших когурёсцев вынуждены были переселяться в Коре.

После падения Пархэ в 926 г. процесс миграции стал более интенсивным. Ко двору Ван Гона пришел пархэский наследный принц Тэ Гванхон со своими высокопоставленными сановниками. Ван Гон сохранил королевский титул Тэ Гванхона, но присвоил ему свою фамилию. Все приближенные пархэского принца получили должности при дворе Ван Гона.

Тогда же на полных правах покровителя пархэской королевской семьи Ван Гон организовал ряд военных походов на север, чтобы присоединить к Коре земли к югу от реки Амноккан, которые были некогда когурёскими, а затем стали пархэскими. Однако в X в. удалось подчинить лишь территории в нижнем и среднем течениях реки Тэдонган и неширокую полосу земель к востоку, протянувшуюся до Восточно-Корейского (Японского) моря.

Итак, под властью Ван Гона Корея объединилась и стала занимать большие, чем во времена Объединенного Силла, территории. Почему это произошло?

О причинах распада королевства Силла и появления Поздних Трех государств речь шла в главе 11. Однако наряду с объективными причинами образования центробежных сил, к началу X в. сложились объективные причины, способствовавшие объединению страны. Среди них можно выделить три основные составляющие центростремительных тенденций. К первой относится формирование единой корейской этнокультурной общности, сложившейся из родственных этносов и культур Трех государств за 250 лет истории Объединенного Силла. За это же время окрепли экономические связи между различными частями Корейского полуострова. Второй составляющей была возросшая к началу X в. угроза вторжения с севера со стороны чжурчжэней и киданей и необходимость защиты страны с юга от нападений японских пиратов. Третья составляющая центростремительной тенденции не является в полном смысле слова объективной. Это ряд реформ, проведенных в Корё Ван Гоном и его потомками, направленных на «снятие» тех противоречий в обществе, которые в свое время привели к распаду страны.

После смерти в 943 г. Ван Гону присвоили храмовое имя Тхэчжо, что значит «Великий предок-основатель». После Ван Гона, вплоть до 1275 г., времени окончательного подчинения Корё Китаю монгольской династии Юань, храмовые имена 22 корейских королей оканчивались на корневое слово чжон, что значит «предок». Правом иметь храмовые имена, оканчивавшиеся на корневые слова чжо (предок-основатель; по-китайски — цзу) или чжон (предок; по-китайски — цзун), до X столетия обладали только китайские императоры. Храмовые имена правителей корейских государств, которые заканчивались словом ван, указывали на их вассальное положение по отношению к Китаю.

С одной стороны, возможность присваивания правителям Кореи храмовых имен более высокого статуса указывала на новое, более значимое положение Кореи на Дальнем Востоке. С другой — в самом Китае в первой половине X в. не было единой и сильной власти. Только в 960 г. закончилась длившаяся более 50 лет Эпоха Пяти Династий, и к власти пришла новая династия Чао, основавшая империю Сун (960-1279). Поэтому, очевидно, в самом Китае в первой половине X в. не было такой силы, которая могла бы воспротивиться введению в Коре новой традиции храмовых имен.


Глава 1. СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВА КОРЁ | История Кореи: с древности до начала XXI в. | § 2. Реформы системы государственного управления начала эпохи Корё