home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 1. Первая Республика после Корейской войны

В преддверие Корейской войны Ли Сынман стал стремительно терять свою популярность как среди корейских политиков, так и в народных массах. Поскольку корейское Национальное собрание[313], избиравшее президента страны и имевшее полномочия вносить поправки к Конституции, создавалось исходя из партийной принадлежности кандидатов, выставлявших свои кандидатуры на выборах, Ли Сынман решил создать свою политическую партию. Корейская война, в ходе которой президент страны был наделен особыми полномочиями, давала хорошие шансы Ли Сынману укрепить власть.

Еще в конце 1951 г., когда линия фронта стабилизировалась в районе 38-й параллели, ряд политических организаций, как входивших в парламент, так и не представленных в нем, создали Подготовительный комитет для образования новой партии. Однако сразу же две группировки в новом Комитете разделились на две враждующие части. Поэтому 23 декабря 1951 г., в день образования новой «пролисынмановской» партии, фактически было образовано две партии с одним и тем же названием — «Либеральная партия» (дословно: «Партия свободы» — Чаюдан). Только к лету 1952 г. удалось частично преодолеть противостояние, и руководство партией взял на себя Ли Бомсок (1900-1972) — известный борец за независимость Кореи. С 1941 г. он исполнял обязанности начальника штаба Армии возрождения (Кван-боккун), а после образования Республики Корея возглавил новое правительство (одновременно, чуть более полугода, занимая должность министра обороны), а в 1952 г. был министром внутренних дел.

5 августа 1952 г. должны были состояться вторые президентские выборы. Несмотря на создание лояльной Ли Сынману, но еще слабой Либеральной партии, парламентское большинство было далеко не на стороне Ли Сынмана. Поэтому старая система выборов президента через парламент означала практическую невозможность для Ли Сынмана быть переизбранным на второй срок. Поэтому при поддержке Либеральной партии с конца 1951 —начала 1952 г. в Национальное собрание стали вноситься предложения об изменении Конституции и введении прямых президентских выборов. Поначалу они не получили должной поддержки. Однако, воспользовавшись военным положением, 26 мая 1952 г. Ли Сынман смог отправить за решетку 47 оппозиционных членов парламента. В результате 4 июля 1952 г. поправку к Конституции удалось принять. На августовских выборах президента Ли Сынман был выдвинут кандидатом от Либеральной партии. На пост вице-президента претендовал Ли Бомсок.

Августовские выборы принесли Ли Сынману победу. Возможно, в его популярности среди народа свою роль сыграл факт удачного вовлечения в Корейскую войну войск ООН, которые помогли отстоять территорию Республики Корея. С другой стороны, Программа Либеральной партии, адресованная прежде всего «рабочим, крестьянам и имеющим совесть предпринимателям» и обещавшая «покончить с эксплуатацией»[314], также способствовала определенной популярности партии в народе.

После окончания Корейской войны Ли Бомсок попытался привлечь в Либеральную партию своих сторонников из некогда возглавляемого им Союза демократической молодежи (Минчжок чхоннён-дан). Его попытка занять лидирующие позиции в южнокорейской политике привела к конфликту с Ли Сынманом, который был вынужден в сентябре 1953 г. исключить Ли Бомсока из партии. Либеральная партия оказалась на грани развала. Однако 5-й Съезд Либеральной партии, созванный в марте 1954 г., передал руководство непосредственно Ли Сынману. Его заместителем стал Ли Гибун (1896-1960), ближайший соратник Ли Сынмана, занимавший с 1951 г. пост министра обороны.

Укрепившая свои ряды Либеральная партия смогла одержать победу на очередных (третьих) парламентских выборах, которые проходили 20 мая 1954 г. Согласно южнокорейской историографии, Либеральная партия смогла получить 2/3 (137) мест в парламенте во многом благодаря не совсем демократическим методам проведения выборов и привлечению полиции.

Таким образом, с середины 1954 г. Ли Сынман на время значительно укрепил свою власть и смог приступить к дальнейшему пересмотру Конституции, направленному на укрепление власти президента. Новая, вторая по счету группа поправок была принята 27 ноября 1954 г. большинством в 2/3 голосов (135 из 203)[315] и опубликована 29 ноября того же года. Таким образом, на следующих президентских выборах 15 мая 1956 г. Ли Сынман должен был одержать победу.

Однако его политика, направленная на усиление собственной авторитарной власти, и неэффективные шаги в сфере экономики вызывали у населения Южной Кореи все большее недовольство. 18 сентября 1955 г. из бывшей Демократической гражданской партии (Минчжу кунминдан) была образована оппозиционная Демократическая партия (Минчжудап). В первом пункте ее Программы указывалось на необходимость борьбы с диктатурой (т. е. «диктатурой» Ли Сынмана) и развитие демократии. Партию возглавил Син Икхи (1896-1956), известный деятель движения за независимость, бывший член Временного правительства Республики Корея в эмиграции, соратник Ким Гу. Следует отметить, что в современной южнокорейской историографии деятельность Демократической партии как оппозиционной лисынмановскому режиму оценивается весьма положительно, в отличие от советской, в которой деятельность партии называют отражением интересов национальной буржуазии. Тем не менее в третьем пункте Программы партии говорилось о необходимости распределения благ в соответствии с принципами общественной справедливости и повышения уровня благосостояния крестьян, рабочих и других представителей трудовых масс. По-видимому, в 1950-е годы в Южной Корее, несмотря на провозглашенную политику антикоммунизма, левые идеи еще оставались достаточно популярными как в народе, так и среди политиков, которые пользовались ими для достижения поставленных целей.

Очевидно, Программа Демократической партии оказалась достаточно привлекательной для народа. В ходе предвыборной президентской кампании 1956 г. Син Икхи — кандидат на пост президента от Демократической партии, пользовался большой популярностью в народе. Однако всего за 10 дней до выборов, 5 мая 1956 г., по пути в провинцию Чолла Син Икхи скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг. Партия оказалась практически безоружной в борьбе против диктатуры Ли Сынмана. Большие надежды возлагались на Чан Мена (1899-1966), который в 1951 г. непродолжительное время возглавлял кабинет министров Республики Корея и был выдвинут на пост вице-президента от Демократической партии.

Президентские выборы 15 мая 1956 г. принесли Ли Сынману победу. Он сумел набрать более 5,046 млн голосов. Вторым по количеству набранных голосов стал Чо Бонам (1898-1959), который представлял «Комитет по продвижению Партии прогресса», созданный 26 января 1956 г., за несколько месяцев до выборов. Сама Партия прогресса (Чинбодан) окончательно оформилась лишь в ноябре 1956 г. Чо Бонам набрал 2,163 млн голосов. Более 1,856 млн голосов было отдано за умершего Син Икхи, чье имя, очевидно, не успели изъять из бюллетеней. Эти голоса были признаны недействительными. Следовательно, Ли Сынман набрал всего 52% голосов, если учитывать голоса, отданные за покойного Син Икхи (или 70%, если не брать их в расчет). Иными словами, победа Ли Сынмана была очень непростой. В южнокорейской историографии отмечается, что перед выборами Ли Сынман прибегал к таким методам давления, как террор, шантаж, подкуп. На выборах вице-президента победил представитель Демократической партии Чан Мен, набравший 4,012 млн голосов и значительно опередивший Ли Гибуна, кандидата от лисынмановской Либеральной партии.

Таким образом, третьи президентские выборы, несмотря на изменение Конституции страны, наглядно продемонстрировали все большее падение популярности Ли Сынмана. Не за горами было новое испытание на прочность его власти: парламентские выборы, намеченные на май 1958 г. Следующий после президентских выборов 1957 год показал, что кроме Демократической партии у Ли Сынмана появился новый серьезный противник — Партия прогресса, лидер которой — Чо Бонам получил достаточно сильную поддержку на предшествующих президентских выборах. В ее Программе, ставившей своей целью как процветание национального капитала, так и улучшение жизни крестьян, рабочих и деятелей культуры, в качестве важнейшей задачи выделялась борьба против коммунистической диктатуры и «диктатуры капиталистов и гнилых элементов», т. е. Ли Сынмана.

В начале 1958 г. Ли Сынман предпринял ряд шагов для того, чтобы силой расправиться с возможными будущими конкурентами. В середине января 1958 г. были арестованы Чо Бонам и ряд руководящих работников Партии прогресса. Их обвинили в шпионаже в пользу КНДР, а также в поддержке антигосударственных северокорейских предложений по мирному объединению страны. Трудно сказать, насколько справедливыми были выдвинутые обвинения, однако биография Чо Бонама давала хороший повод для того, чтобы с легкостью расправиться с ним. В 1925 г. он входил в число руководителей Корейской коммунистической партии, а затем в течение двух лет обучался в Москве в Коммунистическом университете трудящихся Востока. 25 1 февраля 1958 г. Партии прогресса было отказано в продлении регистрации, и она прекратила дальнейшее существование.

Тем не менее парламентские выборы (четвертые по счету), проведенные 2 мая 1958 г., еще больше пошатнули власть Либеральной партии и Ли Сынмана. В принципе, Либеральная партия, получившая 126 мест в парламенте, составляла большинство. Кандидаты от Демократической партии смогли получить 79 мест, от Партии единства (Тхонилъдан) — 1 место и беспартийные — 27. Однако итоги выборов показали, что в большей части городов правящая Либеральная партия больше не имела поддержки. Например, в Сеуле из 16 избирательных округов в 14 победу одержали кандидаты от оппозиционной Демократической партии.

Таким образом, новые президентские выборы, намеченные на 1960 г., несмотря на все предпринимаемые меры, могли закончиться поражением Ли Сынмана, не желавшего оставлять президентский пост. Правящие круги не имели другого выхода, кроме как продолжать репрессивную политику, направленную против оппозиции. Именно поэтому в апреле 1959 г. была закрыта наиболее оппозиционно настроенная газета «Кёнхян синмун» («Столичная и провинциальная газета»), обвиненная в публикации серии статей, «неверно» излагавших факты из политической жизни Южной Кореи того времени.

Однако к 1959 г. недовольство Ли Сынманом и его политикой стало приобретать все большие масштабы. Если в 1956-1958 гг. число крупных антиправительственных выступлений трудящихся находилось на уровне 32-45 в год, то в 1959 г. оно достигло 95 выступлений.

К этому времени у южнокорейского народа было достаточно причин для того, чтобы быть недовольным политикой властей. Не вызывала особого оптимизма идея повторного «похода на Север».

Однако наибольшее неприятие у народа вызывала политика Ли Сынмана в сфере экономики, которая получила название «экономики [основанной на] помощи» (вончжо кёнчже), поскольку она строилась главным образом на помощи со стороны США. Многие из тех, кто в годы Корейской войны перешел на Юг, раскаивались в своем поступке и завидовали тем, кто остался на Севере, успешно и в короткие сроки восстановившем народное хозяйство.

Несмотря на то что правительство Ли Сынмана объявило своей целью восстановление разрушенной экономики, американская помощь Южной Корее мало способствовала поставленным задачам. Планомерную экономическую помощь Республике Корея от имени США или ООН оказывали шесть различных фондов и организаций, некоторые из них были созданы специально для работы в Южной Корее.

Всего за период с 1945 по 1961 г. США оказали помощь на сумму в 3 млрд 137 млн долларов. В период после Корейской войны ежегодная сумма американских поставок колебалась в пределах 200-300 млн долларов в год с пиком в 1957 г. — 380 млн. Помощь оказывалась главным образом в виде поставок сырья или полуфабрикатов для корейских предприятий (42%) или в форме прямых продовольственных поставок (25%). Большая доля американской помощи шла на поддержание и развитие южнокорейской армии. Экспорт американского капитала не превысил 9%, а техники — 5% от всех сумм поставок. Действительно, слаборазвитая и политически нестабильная Корея не могла быть привлекательной для иностранного капитала.

Поставки американского продовольствия в Корею были необходимы самим США, поскольку позволяли избавиться от избыточного продукта и тем самым держать под контролем собственный рынок продовольствия. Для Южной Кореи поставки продовольствия — пшеницы, кукурузы, ячменя, риса — с одной стороны, облегчили бедственное положение населения, особенно в первые годы после окончания Корейской войны, а с другой — впоследствии стали тормозом в развитии собственного сельского хозяйства, привели к ухудшению положения южнокорейского крестьянства.

В то же время само правительство Ли Сынмана избрало неверный курс экономического развития страны, посчитав, что для восстановления экономики следует развивать прежде всего легкую промышленность, в которой приоритет отдавался так называемым «трем белым промышленным производствам» (самбэк коноп), т.е. мукомольной, сахарной промышленности и производству хлопчатобумажных тканей. Поставляемое из США дешевое сырье для «трех белых промышленных производств» позволило на первых порах получать владельцам предприятий огромные прибыли.

Следует отметить, что в 1950-е годы, несмотря на общее тяжелое экономическое положение, все же происходил процесс накопления национального капитала и создания крупных концернов, которые впоследствии стали основой стремительного экономического развития Южной Кореи.

Как известно, существует два основных способа накопления капитала: приобретение нового капитала на основе предпринимательской деятельности и концентрация капитала на основе его перераспределения. Для Южной Кореи, пережившей японскую колонизацию и Корейскую войну, первый способ накопления капитала был неактуальным. Перераспределение капитала в условиях Южной Кореи происходило в рамках следующих основных направлений: 1) внеконкурентное размещение лицензий на импорт, 2) установление государством дешевых цен на приобретение прежней японской собственности, 3) выборочное (с известными привилегиями со стороны государства) размещение фондов и материалов, поступавших по линии экономической помощи, 4) привилегированный доступ к дешевым банковским займам, 5) внеконкурентное предоставление контрактов с государством и командованием размещенных в Корее войск США[316].

Поэтому экономические привилегии, или, иными словами, возможность развития своих производств в условиях диктатуры Ли Сынмана, могли получать только те предприниматели, которые поддерживали правительство Ли Сынмана или даже были членами правящей Либеральной партии. Таким образом, уже с первых лет существования Республики Корея стал складываться тесный союз между органами государственной власти и капиталом.

При этом южнокорейское капиталистическое производство пошло по пути создания крупных семейных финансово-промышленных корпораций, получивших название чэболъ, что дословно означает «род [владеющий] богатствами». Во многом этот путь являлся повторением японского, с его аналогичными финансово-промышленными корпорациями дзайбацу[317]. По состоянию на 1960 г. ведущей считалась корпорация «Самсунг»[318], история которой началась еще в 1935 г. В нее входило 19 компаний, крупнейшие из которых занимались переработкой сахара, выпуском автомобильных шин, удобрений, цемента и т. п. Корпорация «Лакки» (впоследствии вошедшая в хорошо известную в России группу «Эл Джи») находилась на пятом месте в списке крупнейших чэболъ и уже тогда занималась торговлей полупроводниками и химическим производством. В списке чэболъ, в то время еще не занимая ведущих позиций, были представлены корпорации «Хёндэ» и «Голд Стар» (Кымсон).

И тем не менее к началу 1960 г. экономическая ситуация в стране продолжала оставаться очень тяжелой. Дефицит внешнеторгового баланса достиг уровня в 310 млн долларов, ежегодный уровень инфляции превышал 20%, число безработных составляло порядка 40% трудоспособного населения, росла преступность. Ли Сынман, будучи не в состоянии проводить политику, способную улучшить ситуацию в стране, готовился к очередным, четвертым по счету, президентским выборам.


Глава 4. ЮЖНАЯ КОРЕЯ НА ПОРОГЕ «ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА»: КОНЕЦ ПРЕЗИДЕНТСТВА ЛИ СЫНМАНА, «АПРЕЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» И ВТОРАЯ РЕСПУБЛИКА | История Кореи: с древности до начала XXI в. | § 2. «Апрельская революция» и Вторая Республика