home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 1. Международная ситуация и начало Корейской войны

В середине 1949 г. из Южной Кореи были окончательно выведены американские войска. На короткое время КНДР и Республика Корея стали относительно независимыми от прямого воздействия внешних сил и получили возможность самостоятельно решать насущный вопрос объединения страны. Вместе с тем к концу 1949 —началу 1950 г. ситуация во внешнем мире, окружавшем Корею, также значительно изменилась, нарушив относительный баланс сил Севера и Юга.

В соседнем Китае к середине 1949 г. перевес в военном противостоянии между Народно-освободительной армией (НОА) китайских коммунистов и гоминьдановской армией во главе с Чан Кайши окончательно сложился в пользу коммунистов. К этому времени войска НОА заняли большую часть страны. В июне 1949 г. сам Чан Кайши во главе с 500 000 человек преданных ему войск переправился на остров Тайвань. 1 октября 1949 г. в Пекине было провозглашено образование Китайской Народной Республики (КНР), поддерживавшей тесные дружеские отношения с Советским Союзом. Таким образом, к северу от КНДР образовался прочный тыл из союза СССР и КНР, который теоретически можно было преодолеть только в случае развязывания мировой ядерной войны. К тому времени СССР уже обладал ядерным оружием, проведя его успешные испытания в августе 1949 г. 14 февраля 1950 г. был подписан советско-китайский Договор о дружбе и сотрудничестве. В южнокорейской и западной историографии утверждается, что в ходе подготовки этого договора на встрече с Мао Цзэдуном в Москве 22 января 1950 г. И. В. Сталин якобы объявил об отказе от ялтинских договоренностей 1945 г. и попросил у Мао Цзэдуна поддержки в борьбе с США. В любом случае, независимо от того, имел место такой факт или нет, в условиях начавшейся «холодной войны» союз с СССР автоматически означал противоборство с США, которые с 1948 г. стали строить планы возрождения Японии как будущего союзника и планировали оставить там свои военные базы.

При этом 12 января 1950 г., выступая на пресс-конференции перед американскими журналистами, государственный секретарь США Д. Ачесон обозначил так называемую «линию обороны США» в Тихом Океане, которая оставляла Корею, а также Тайвань за ее пределами. Таким образом, сотрясаемая антилисынмановскими народными волнениями Южная Корея, от тесного союза с которой США фактически отказывались, подставлялась под возможный удар с Севера, имевшего в то время значительное военно-экономическое превосходство над Югом.

Вполне вероятно, что с конца 1949 —начала 1950 г. в высшем руководстве Северной Кореи могли начать создавать планы военного объединения Корейского полуострова. Подобные методы разрешения вопросов территорий и власти были в известной степени «обычными и нормальными» для Дальневосточного региона того времени. Буквально «только что» китайские коммунисты (поддерживаемые СССР) военным путем свергли легитимную власть правительства Республики Китай во главе с Чан Кайши (имевшим в то время тесные отношения с США).

В связи с указанными планами в южнокорейской и западной историографии сообщается о секретном визите Ким Ирсена в СССР 30 марта — 25 апреля 1950 г., в ходе которого он будто бы обсуждал с И. В. Сталиным вопрос о возможности военного объединения Кореи. По сообщениям тех же источников, И. В. Сталин рекомендовал обсудить данный вопрос с «китайскими товарищами»[300]. 13-15 мая 1950 г. Ким Ирсен и Пак Хонъён посетили Пекин, встретились с Мао Цзэду-ном и провели переговоры по вопросу возможной взаимной помощи при осуществлении военных операций в южной части Кореи, а также на острове Тайвань. При этом в послании И. В. Сталина Мао Цзэдуну от 14 мая указывалось, что «предложенный корейцами план объединения» возможен только в случае согласия китайской стороны на его поддержку.

Не вдаваясь в дискуссию по поводу достоверности изложенных выше фактов, хотелось бы отметить следующее. Если предположить, что у северокорейского руководства имелись планы военного объединения Корейского полуострова, то последующие консультации КНДР с СССР и КНР были естественной необходимостью. Во-первых, на расположенных к югу от Кореи Японских островах находились американские войска, введенные туда еще в 1945 г. Во-вторых, южнокорейский президент Ли Сынман пользовался поддержкой США. Отсутствие поддержки КНР и СССР в случае ввода в Корею американских войск означало неминуемое поражение молодой северокорейской армии, не имевшей достаточного опыта широкомасштабных боевых операций.

Таким образом, к маю 1950 г. окончательно оформился военный союз КНДР, СССР и КНР. В западной историографии утверждается, что в КНДР были отправлены советские военные специалисты с целью оказать помощь в разработке операций в случае возможных боевых действий в южной части Корейского полуострова.

Однако все сказанное отнюдь не означает, что в начале 1950 г. КНДР только «готовилась к войне» и ее руководство не видело никаких других путей для решения корейского вопроса.

Еще в июне 1949 г. в Пхеньяне был создан Единый демократический отечественный фронт (ЕДОФ), в том числе с участием представителей Юга, одной из целей которого было достижение полной независимости Кореи и мирного объединения страны. Фронт, правда, имел левую направленность, поскольку призывал к укреплению дружбы с СССР и странами «народной демократии». Тем не менее, 7 июня 1950 г. ЕДОФ предложил заняться организацией общекорейских выборов, а 19 июня — соединить в один законодательный орган Верховное Народное Собрание КНДР и Национальное собрание Республики Корея. Несмотря на очевидную утопичность предлагавшихся проектов, развитое левое движение Южной Кореи могло оставлять известную надежду на определенные мирные шаги в межкорейском диалоге.

В то же время не только Северная, но и Южная Корея готовилась к возможному военному решению корейского вопроса. Ли Сынман, поначалу настаивавший на создании сепаратного государства в южной части Корейского полуострова, теперь также был не прочь распространить свою власть и на его северную часть, тем более, что, по Конституции Республики Корея, вся территория Корейского полуострова входила в состав южнокорейского государства[301]. Еще в сентябре 1949 г., обращаясь к американскому советнику в южнокорейском правительстве Р.Оливеру, Ли Сынман говорил о том, что «корейский народ страстно желает военного похода на Север». Американские власти, с одной стороны, располагали Южную Корею за пределами линии своей национальной обороны, с другой же — обещали оказать всестороннюю помощь и поддержку в случае агрессии коммунистов. Таким образом, для привлечения американской военной и экономической помощи южнокорейским властям было по-своему выгодно продемонстрировать американским союзниками нестабильность вдоль демаркационной линии, опасность «агрессии с Севера» с тем, чтобы заставить США приложить больше усилий для укрепления южнокорейской армии и оказания разнообразной помощи. Несмотря на то, что 26 января 1950 г. между США и Южной Кореей было подписано корейско-американское Соглашение о помощи во взаимной обороне, согласно точке зрения южнокорейской историографии 1990-х годов, и после подписания договора Корея по-прежнему оставалась для США страной, не имевшей особой значимости[302].

Наверное, поэтому южнокорейская сторона совершала неоднократные военные провокации у демаркационной линии. Так, по различным данным (без указания на сторону-инициатора), за 1949 —начало 1950 г. вдоль 38-й параллели имело место от 1274 до 1836 вооруженных столкновений. Крупнейшее из них произошло в конце июля 1949 г. Местом, где происходило наибольшее число вооруженных конфликтов, был полуостров Ончжин в западной части демаркационной линии. Один из американских ученых, Б. Камингс, чья точка зрения критикуется в современной южнокорейской историографии, считает, что Корейская война явилась в известной степени развитием вооруженных столкновений у демаркационной линии[303].

Таким образом, и КНДР, и Республика Корея в течение первых лет после провозглашения образования государства активно занимались вопросами укрепления своих вооруженных сил и тайно или открыто заявляли о готовности военным путем преодолеть временное, абсолютно ненормальное разделение страны на две части.

Война началась в 4 часа утра 25 июня 1950 г. Северокорейская и советская историография утверждают, что нападение совершила южнокорейская сторона. Однако ее войска не смогли продвинуться вглубь территории КНДР дальше, чем на 1-2 километра, после чего Корейская Народная Армия (К НА) перешла в контрнаступление и в течение считанных дней отбросила противника на многие десятки километров. Согласно южнокорейской, западной и современной российской историографии, война была начата северокорейской стороной. Уже с 12 июня 1950 г. подразделения КНА стали выдвигаться к югу и дислоцироваться на расстоянии 10-15 километров от демаркационной линии.

Как было отмечено, реальная ситуация на Корейском полуострове в начале 1950 г. была настолько сложна и неоднозначна, что в условиях неполноты доступной информации по этому вопросу, вряд ли будет корректно приписывать всю полноту ответственности за начало войны только одной из сторон[304].


Глава 3. КОРЕЙСКАЯ ВОЙНА 1950-1953 ГОДОВ | История Кореи: с древности до начала XXI в. | § 2. Ход боевых действий и переговоров