home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 2. Образование и деятельность Общества независимости

После того как вооруженная попытка «прорусской группировки» осуществить контроль над центральным королевским дворцом Кёнбоккун и освободить короля окончилась неудачей, Ли Бомчжин и Ли Ванъён стали вести переговоры с российским поверенным в делах К. И. Вебером о возможности переезда государя Кочжона в российскую дипломатическую миссию в Сеуле. Согласие было получено, и 11 февраля 1896 г. они организовали тайный переезд в российскую миссию короля и наследника престола, переодетых в женское платье и находившихся в женских паланкинах. Так началось более чем годичное пребывание короля Кочжона в российской дипломатической миссии, в которой проводились заседания корейского правительства, и которая на время стала сердцем Кореи.

Находясь под защитой России, практически сразу Кочжон издал постановление об отмене предыдущего указа об обязательной стрижке волос у мужчин. Кроме того, король осудил действия прояпонского кабинета, приговорив его лидеров к смертной казни. Тех, кого удалось задержать — Ким Хончжипа, Чон Бёнха, О Юнчжуна, отдали на «суд» простолюдинам, которые растерзали ненавистных сановников. Некоторым из бывших членов правительства удалось бежать в Японию.

Присутствие государя Кочжона в российской дипломатической миссии, естественно, привело к усилению влияния России в Корее. Коронация Императора Николая II 14-16 мая[229] 1896 г. в Москве стала хорошим поводом для отправки в Россию первой корейской дипломатической миссии во главе с Мин Ёнхваном (1861-1905), родственником королевы Мин. Завершив участие в торжествах, корейская делегация отправилась в Санкт-Петербург на переговоры, которые продлились несколько месяцев и на которых обсуждались пять основных вопросов: 1) об отправке в Корею русских военных инструкторов; 2) о назначении в корейское правительство русских советников; 3) об организации охранной гвардии короля; 4) о соединении сибирской телеграфной линии с северной корейской и оказании помощи в строительстве телеграфных линий; 5) о выделении Корее займа в размере 3 млн иен для погашения долга Японии.

Для Кореи переговоры были удачными, поскольку Россия дала однозначно отрицательный ответ только по вопросу охранной гвардии короля, посылка которой могла бы привести к обострению отношений с Японией. Часть военных советников во главе с полковником Главного штаба Д. В. Путятой отправилась в Корею сразу по завершении переговоров вместе с посольством Мин Ёнхвана. Вскоре был подготовлен план реформирования корейской армии. В 1897 г. в Корею прибыл чиновник российского таможенного ведомства К. А. Алексеев, ставший с ноября того же года главным советником министерства финансов Кореи. В декабре 1897 г. был учрежден Русско-Корейский банк, призванный стать стержнем финансовой политики нового корейского правительства.

Однако Россия совсем не претендовала на завоевание доминирующих позиций в Корее. 14 мая 1896 г. в Сеуле и 9 июня того же года в Москве между Россией и Японией был подписан ряд документов, согласно которым в Корее устанавливалось равенство в степени присутствия России и Японии в Корее. По этим договоренностям из Кореи выводилась значительная часть японских войск.

Кроме того, далеко не все в корейском обществе разделяли симпатии Кочжона к России. Уже через несколько месяцев после переезда короля в российскую дипломатическую миссию среди представителей высшего сословия стали раздаваться голоса, призывавшие Кочжона покинуть миссию и переселиться в какой-либо из многочисленных столичных королевских дворцов. Потенциальная возможность значительного усиления влияния России не устраивала также и западные державы.

Движение за независимость Кореи от иностранного влияния (в то время — прежде всего российского) возглавил возвратившийся из эмиграции в США Со Чжэпхиль (1866-1951)[230], участвовавший в перевороте реформаторов 1884 г. Находясь в США, Со Чжэпхиль окончил Вашингтонский университет, во второй раз женился на американке по фамилии Армстронг и принял американское гражданство и новое имя — Филип Джейсон. Возможно, указанные обстоятельства давали Со Чжэпхилю большую политическую и финансовую свободу, позволившую ему основать 7 апреля 1896 г. первую в истории Кореи газету, выходившую на корейском языке, — «Газету независимости» («Тоннип синмун»), «последняя» страница[231] которой печаталась на английском языке под названием «Индепендент». В корейской историографии указывается, что газета выходила три раза в неделю при финансовой поддержке корейского правительства.

Следующим шагом после основания газеты стало создание 2 июля 1896 г. Общества независимости (Тоннип хёпхве), центральной фигурой которого также стал Со Чжэпхиль. Вокруг него собралось несколько десятков молодых людей, выходцев из высокопоставленных семей, ратовавших за реформы и освобождение Кореи от всякого иностранного влияния. В их числе был Юн Чхихо (1865-1946), который в 1881 г. посещал Японию в составе правительственной делегации, затем учился в США, работал переводчиком у X. Фута, первого посланника США в Корее, участвовал в перевороте 1884 г., после которого был вынужден эмигрировать в США. Ли Санчжэ (1850-1929), ставший вскоре заместителем председателя Общества независимости, имел опыт работы секретарем в корейской дипломатической миссии в США, а в конце 1890-х занимал важные государственные посты. Среди активных членов Общества, принимавших участие в издании «Газеты независимости», находился молодой еще тогда Ли Сынман (1875-1965), которому предстояло сыграть важнейшую роль в истории Кореи XX в.

Поначалу Общество независимости организовывалось как некий «клуб». Его первоначальными формальными целями были такие вполне «невинные» задачи, как сооружение «Арки независимости» (Тонниммун) на месте «Ворот приветствия и благословления» (Ёнын-мун), разрушенных в 1895 г., возле которых все предшествующие корейские короли с покорностью встречали послов из императорского Китая. Было предложено разбить «Парк независимости» и устроить «Павильон независимости» в бывшем «Павильоне преклонения перед Китаем». Кроме того, Общество независимости должно было заниматься распространением в Корее новых знаний.

Это был первый период в деятельности Общества, длившийся с июля 1896 г. по август 1897 г., когда направляющей и руководящей силой в его деятельности выступали высокопоставленные правительственные чиновники. В первый год существования в состав Общества, по различным сведениям, входило от 1 до 2 тыс. человек. Второй период, определяемый временем с августа 1897 г. по февраль 1898 г., называют периодом выдвижения народных масс. Действительно, к 1898 г. среди членов Общества независимости находились представители самых разных социальных слоев. Третий период, продолжавшийся с февраля по август 1898 г., определяют как период руководства Общества народными массами. Во многом это было связано с процессом распространения деятельности Общества на всю Корею. В 1898 г. по всей стране стали открываться его филиалы: в феврале — в Кончжу, летом — в Пхеньяне, в сентябре — в Тэгу, Ыйчжу, в октябре — в Канге и Мокпхо. Четвертый период деятельности Общества независимости, охвативший время с августа по декабрь 1898 г., называют периодом народного сопротивления как влиянию иностранных держав, так и абсолютной монархии.

Тоннип хёпхве стало тем обществом, которое, наверное, впервые за всю историю Кореи имело характер политической партии в современном значении этого слова. Еще при основании Общества независимости был утвержден его Устав. Тогда же была распространена Прокламация Общества независимости, которую в целом можно соотнести с программой. Члены Общества должны были вносить членские взносы, а его филиалы имелись по всей стране. Общество имело свой печатный орган — «Газету независимости».

В чем выражалась деятельность Общества независимости? Как и было заявлено, сразу после основания Общества его члены приступили к сооружению Арки независимости. Ее архитектурный облик разрабатывал лично Со Чжэпхиль, а также русский «архитектор-самоучка» Сабатин[232], проживавший в то время в Сеуле. Однако самыми важными были те идеи и требования Общества, которые раскрывались на страницах «Газеты независимости», а впоследствии — на митингах и собраниях его членов. Эти идеи принято подразделять на три категории.

Во-первых, требование самостоятельности и независимости. Среди призывов к ослаблению иностранного влияния особенно сильным было обращение к государю Кочжону покинуть русскую дипломатическую миссию. Однако король не мог возвратиться в главный королевский дворец Кёнбоккун, где была убита королева Мин и где он не мог чувствовать себя в полной безопасности, во многом по причине близости к японской дипломатической миссии. Поэтому было принято решение перестроить (фактически построить заново) небольшой дворцовый комплекс Кёпунгун, который в то время использовался как частный склад, принадлежавший королевской семье. Территория Кёнунгуна находилась неподалеку от российской и английской дипломатических миссий. Таким образом, 20 февраля[233] Кочжон переехал в новый дворец, часть павильонов которого была построена в новом для Кореи европейском стиле.

Однако переезд короля в новый дворец не ослабил требований Общества независимости, и 10 марта 1898 г. на центральной улице Сеула, Чонно, Общество собрало многотысячный митинг, в котором участвовали представители всех слоев населения. На митинге, получившем название «Всеобщее собрание 10 тысяч человек», особым нападкам подверглось российское участие в делах управления страной. Поэтому, чувствуя все больший накал страстей вокруг «русского вопроса», новый российский поверенный в делах А. Н. Шпейер в марте 1898 г. направил корейскому монарху письмо с вопросом о целесообразности дальнейшего присутствия русских военных инструкторов и финансового советника К. А. Алексеева. Полученный ответ был отрицательным, и уже к концу марта 1898 г. деятельность русских советников была свернута. 25 апреля 1898 г. между Россией и Японией было подписано соглашение, признававшее независимость Кореи и обязывавшее обе державы воздерживаться от вмешательства в дела этой страны.

Таким образом, призывы Общества независимости в известной степени реализовывались. Хотя после отъезда К. А. Алексеева корейские финансы перешли в руки английского советника М.-Л. Брауна.

Во-вторых, в идеях приверженцев Общества независимости было требование реформ, направленных на самоусиление страны. Для этого предлагалось прежде всего реформировать военную систему и далее — административную систему и систему образования, так, чтобы стало возможно избавиться от влияния иностранных держав.

В-третьих, требованием членов Общества независимости была всеобщая свобода и народовластие, создание нового совещательного органа, который обладал бы законодательными полномочиями.

К концу 1898 г. Тоннип хёпхве набрало такую силу и получило такое влияние в корейском обществе, что организовало огромный общенародный митинг, посвященный вопросам реформирования государственного управления. Сначала его попытались провести 28 октября 1898 г. Однако из-за того, что не пришли представители правительства, Юн Чхихо, председатель Общества независимости, перенес собрание на следующий день, на 2 часа дня. 29 октября к 4 часам пополудни на площади у центральной улицы Чонно собралось порядка 20 реформаторски настроенных членов правительства, представители различных общественных организаций, таких, например, как «Ассоциация граждан [страны]» (Кунмин хёпхве), «Общество прогресса и просвещения» (Чинмёнхве), которые уже появились в Корее конца XIX столетия, а также рядовые граждане. Поэтому этот митинг получил название «Всеобщее собрание чиновников и народа» (Кванмин кондои хвеый).

На собрании было зачитано обращение из шести пунктов с требованиями: 1) не опираться в делах правления на иностранцев, а на основе власти «чиновников и народа» осуществлять правление в форме «сменяемой» (т. е. конституционной) монархии; 2) отменить все иностранные концессии на рудники, строительство железных дорог, телеграфных линий и т. п. и отдать все это в руки корейского правительства; 3) управление финансами страны передать особому органу и не допускать вмешательства в его деятельность частных организаций, при этом достоянием гласности должны стать финансовые планы и отчеты; 4) сделать суды публичными и открытыми и предоставить право защиты обвиняемому; 5) назначать людей на ответственные посты по предложению монарха, но при обязательном голосовании в правительстве и прохождении кандидата по числу голосов; 6) реализовывать все установленные законоположения.

Собрание 29 октября можно назвать пиком деятельности Общества независимости, призывавшего теперь не просто к избавлению от иностранного влияния, но и к ограничению власти монарха, большей демократичности общества. В отличие от всех предыдущих попыток реформирования, предложения Общества независимости были поддержаны народом. Казалось, Общество добилось успеха, поскольку 4 ноября Кочжон издал указ о реформировании нового (с 1894-1895 гг.) рабочего органа центрального правительства ЫйчжонбуЧупчхувона (Центральной палаты), имея в виду преобразование его в выборный правительственный орган.

5 ноября в Павильоне независимости даже прошло голосование по выбору 25 членов Чунчхувона (такова была квота, выделенная Обществу). Но не успели члены Общества независимости покинуть место голосования, как в тот же день начались аресты его руководителей. Всего было задержано более 17 человек. Указ об их аресте был подписан еще накануне, 4 ноября. Так закончилась деятельность Общества независимости. «Газета независимости» завершила свое существование 4 декабря 1899 г.

Причину закрытия Общества независимости можно понять, если обратиться к весьма важным событиям, произошедшим в Корее примерно за год до этого.


§ 1. Японо-китайская война и реформы годов кабо и ылъми | История Кореи: с древности до начала XXI в. | § 3. Провозглашение Корейской Империи.