home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Третья глава: Этт

Демон, Медведь, принес не только избавление, но также и окончательное смирение. Вышнеземцу уже не нужно было сражаться с холодом, чтобы оставаться в сознании, или с болью, чтобы продолжать жить. Он расслабился, и его, словно камень, утянуло в прозрачную тишину замерзающего моря. Его поглотила боль. Она окружила его, подобно метели, столь яростной и неистовой, что он видел ее даже ослепленным глазом.

Метель бушевала еще долгое время после того, как он лишился сознания.


Они приближались к особому месту, куда пообещал привести его Медведь. Они летели на крыльях снежного шторма. То был ужасный снежный буран.

Или белый шум? Статические шумы вместо крупинок снега? Неисправный пикт-канал? Помехи сигнала в поврежденной аугметической оптике? Лишь фузз[48], лишь жужжащие белые спеклы[49] на фоне…

На фоне черноты. Чернота, вот она-то и была настоящей. Она была такой кромешной. Кромешной чернотой.

А может все дело в слепоте? Глаз болел. Его отсутствие болело. Сама глазница, в которой он некогда находился, болела.

Снег и статика, чернота и слепота – все значения смешались. Он уже едва мог их различать. Температура тела резко упала. Боль разбавляла оцепенение. Вышнеземец понимал, что уже давным-давно утратил нить событий. Он не мог собраться с мыслями. Он оказался в беспросветной пропасти полуяви, в жалкой норе с подветренной стороны заснеженного берега бессознательности. Для него казалось невероятно сложным отличить воспоминания от порожденных болью грез. Видел ли он белый шум на неисправном экране или секущий снег на фоне кромешно-черной скалы? Он уже не мог сказать.

Он представил себе, что чернота была горой за стеной снега, горой, которая была слишком большой для горы, черным скальным зубом, вырисовывавшимся посреди метели, шире и выше всего, что можно оценить одним взглядом. Она казалась настолько огромной, что вышнеземец и глазом не успел моргнуть, как та уже полностью заполонила его поле зрения – сверху, снизу, слева и справа. Поначалу ему показалось, что это была чернота полярного неба, но нет, прямо на него неслась сплошная скальная стена.

Вышнеземец с облегчением вздохнул, сразу стало легче от мысли, что ему, наконец, удалось отделить настоящие воспоминания от надуманных грез. Гора – вот она определенно ему грезилась.

Ни одна гора не может быть настолько большой.


Его перенесли из шторма в тепло и сумрак глубокой пещеры. Он лежал там и продолжал видеть сны.

Вышнеземец смотрел сны долгое время.

Они пришли как порожденные болью грезы, заостренные от муки и искаженные от опиатов, которые ему вводили в кровь. Они походили на фрагменты, яркие и неполные, словно кусочки головоломки или осколки разбитого стекла, рассеянные между периодами полной бессознательности. Они напоминали ему ходы в регициде, поединок между двумя опытными игроками. Медленные, взвешенные и стратегически глубокие ходы, которые разделяли длительные промежутки созерцательного бездействия. Регицидная доска была старой и инкрустрированой слоновой костью. Он чувствовал запах волокна, собравшегося по углам коробки-футляра. Рядом лежала деревянная лошадка. Вышнеземец пил яблочный сок. Кто-то играл на клавире.

Острые края ментальных обрывков притупились, и сны стали длиннее и сложнее. Он начал видеть грезы, которые длились эпичными циклами сновидений. Они тянулись годами, они исчислялись поколениями, в них он видел видел, как появлялся и исчезал лед, как твердел и вновь приходил в движение океан, как по облачному небу, подобно диску из откованной меди, проносилось солнце, которое мерцало, сверкало и становилось ярким, словно сверхновая, чтобы затем потускнеть, будто мертвый звездный уголек. День, ночь, день, ночь…

В грезах к нему приходили люди и сидели рядом с ним в таинственном сумраке пещеры. Они разговаривали. Горел костер. Он чуял дым копаловой смолы. Самих людей он не видел, но зато различал их тени, которые на стены пещеры отбрасывал плюющийся огонь. Они были нечеловеческими. У теней были головы зверей, а иногда даже оленьи или козьи рога. Человеческие очертания с псиными мордами садились и сопели. Ветвистые рога кивали, пока другие говорили. Некоторые тени были согбенны тяжелыми горбами из запасенного на зиму жира. Спустя некоторое время вышнеземец уже не мог сказать, видит ли он тени на стене пещеры или просто древние наскальные рисунки, жирные линии охрой и углем, которым капризный огонь придавал иллюзию движения.

Он пытался прислушиваться к бормотанию людей, но ему никак не удавалось сконцентрироваться. Казалось, стоит вслушаться, и река слов откроет секреты мироздания, и он узнает все истории, от первой до последней.

Иногда грезы уносили вышнеземца за пределы пещеры. Они приводили его на какую-то высокую точку, где на бархатном своде у него над головой виднелись лишь звезды, а внизу были залитые солнцем земли, гобелен из сшитых вместе мирков, которые постоянно перекраивались, подобно мозаике великой игры. И на этой мозаике для него разыгрывалась грандиозная история. Нации и империи, убеждения и расы, взлеты и падения, объединения и сражения, заключение альянсов, объявление войн. Он был свидетелем единений, истреблений, реформаций, аннексий, вторжений, экспансий и просвещений. Он видел все это со своего шаткого трона на такой высоте, что иногда ему приходилось что есть мочи держаться за его золотые подлокотники из-за боязни упасть.

Временами грезы уносили его вглубь себя, в его же плоть и кровь. Там, на микроскопическом уровне, он наблюдал за вселенной своего тела, пока оно разбиралось на атомы, и покуда вышнеземец не увидел свою сущность до мельчайшей генетической спирали, подобно солнечному свету, который сквозь тонкие линзы рассеяли и расщепили на составные цвета. Он чувствовал себя разобранным, как старые часы: ходовые части отделили друг от друга, а каждую его деталь отремонтировали. Он чувствовал себя подопытным зверем, у которого из распоротого живота один за другим вынимают органы, подобно деталям карманных часов; он казался насаженным на булавку насекомым, которое расчленяют на предметном стекле, дабы узнать, что заставляет его двигаться.

Когда же грезы возвращали его обратно в пещеру, где у костра сидели и бормотали териантропные[50] тени, он часто чувствовал себя так, словно его собрали воедино уже в совершенно ином порядке. Если представить вышнеземца старыми часами, то тогда его открытые ходовые части перенастроили, некоторые детали почистили, модифицировали или заменили, ходовую пружину, спуск, часовой механизм, баланс[51], и все эти крошечные рычаги и оси собрали в новой затейливой последовательности, а после завинтили крышку, чтобы никто не узнал, что именно в нем изменили.

И когда вышнеземец вновь оказывался в пещере, то думал лишь о ней. Теплая, безопасная, скрытая глубоко в черной скале, вдали от шторма. Но забрали ли его сюда, чтобы защитить? Или его будут держать здесь лишь до тех пор, пока люди-звери у костра не проголодаются?


В наиболее странных и редких грезах он оказывался в самой глубокой и холодной части пещеры, где к нему обращался голос.

В том месте мрак освещался морозным синим сиянием. Воздух был стерильным, словно скала в сухих полярных горах, где не хватало воды, которая могла стать льдом. Он был очень далеко от ласкового тепла костра в пещере, вдали от бормочущих голосов и аромата дымящихся смол. Тут вышнеземец чувствовал, как конечности наливаются свинцом, как будто он проглотил лед, словно по венам бежит холодный жидкий металл, тянущий его вниз. Даже его мысли становятся медленными и вязкими.

Он боролся с холодной медлительностью, опасаясь, что та утянет его сначала в сон без сновидений, а после и в смерть. Но все, что у него получалось в конечном итоге – слабая дрожь отяжелевших конечностей.

— Лежи смирно!

Это было первое, что произнес голос. Он был настолько внезапным и резким, что вышнеземец замер.

— Лежи смирно! – повторил голос. Он был глубоким и пустым, шепотом, в котором, однако, чувствовалась мощь грома. Голос едва ли принадлежал человеку. Он звучал блеющими и жужжащими нотами старого сигнального рога. Каждая гласная и согласная произносились с одинаковым низким, раскатистым звуком, очищенным и интонационно приведенным в порядок.

— Лежи смирно. Прекрати дергаться и вертеться.

— Где я? – спросил вышнеземец.

— Во тьме, — ответил голос. Он затих вдали, словно рев бараньего рога с одинокого утеса.

— Не понимаю, — произнес вышнеземец.

Ответом ему стала тишина. Затем голос возник прямо за правым ухом вышнеземца, словно говоривший обошел его.

— Ты не должен понимать тьму. Вся суть тьмы как раз в том, что ее не нужно понимать. Это просто тьма. Вот и все.

— Но что я здесь делаю? – спросил он.

Когда голос ответил, он, казалось, находился уже дальше. Голос пришел рокотом откуда-то спереди от него, подобно стенающему среди пустых пещер ветру.

— Ты просто здесь находишься. Ты здесь для того, чтобы смотреть сны. Поэтому спи. Сны помогут скоротать время. Спи. Прекрати дергаться и вертеться. Ты мне мешаешь.

Вышнеземец заколебался. Ему не понравился намек на угрозу в голосе.

— Мне здесь не нравится, — наконец отважился сказать он.

— Никому из нас здесь не нравится, — взорвался голос в левом ухе вышнеземца. Он непроизвольно взвизгнул от ужаса. Голос был не только громким, близким и озлобленным, в его раскатах слышался еще и рык леопарда.

— Никому из нас здесь не нравится, — уже спокойнее повторил голос, кружа вокруг него во тьме. – Никто из нас не выбирал остаться здесь. Мы скучаем по свету. Мы пересмотрели все сны, которые они нам давали, уже сотню, даже тысячу раз. Мы знаем их наизусть. Мы не выбирали тьму.

Долгая пауза.

— Тьма выбрала нас.

— Кто ты? – спросил вышнеземец.

— Меня звали Кормеком, — ответил голос. – Кормеком Додом.

— Сколько ты уже здесь, Кормек Дод?

Пауза, затем урчание.

— Я не помню.

— А сколько здесь уже я?

— Я даже не знаю, кто ты такой, — произнес голос. – Просто лежи смирно, закрой пасть и не тревожь меня.


Когда вышнеземец проснулся, он все еще лежал на металлических носилках, к которым его привязал Медведь.

Сами носилки висели в воздухе и слегка раскачивались. Вышнеземец сфокусировал зрение и посмотрел вверх, вдоль цепей, которые крепились к четырем концам его носилок. Все они сходились в центральном кольце, где после превращались в одну толстую цепь. Главная цепь, темная и покрытая жиром, терялась в гнетущих сумерках огромного свода. Само место походило на огромную пещеру, но не на ту пещеру из грез, где у костра бормотали люди-звери, и не на глубокую холодную пещеру с синим сиянием.

Все скрывалось в тенях, сумраке с зеленоватым отливом. Судя по тому, что ему удалось различить в полумраке, пещера была обширной, словно неф собора или ангар бороздящего космос корабля. Да и на самом деле это была вовсе не пещера, так как углы и скосы здесь были слишком ровными и на равных промежутках.

Вышнеземец не мог повернуть голову или пошевелить конечностями, но с облегчением отметил, что боль исчезла. Не осталось даже притупленной боли от дискомфорта в теле или раздробленных костях ног.

Но облегчение едва ли не сразу переросло в тревогу – ведь он сейчас был в заключении, связан и даже не мог повернуть голову, чтобы оглянуться. Он не видел ничего, кроме черного свода вверху. Тупая сонная тяжесть на сердце заставляла вышнеземца чувствовать себя вялым и медлительным, словно он принял транквилизатор или таблетки от бессонницы. Он моргнул, чтобы унять жжение в глазах, и больше всего ему сейчас хотелось, чтобы носилки прекратили раскачиваться.

Под углом к поддерживающей его центральной цепи из мрака бежал еще один подрагивающий кусок толстой цепи, и, судя по ритмичной встряске, его вытягивали к своду собора. На некоем невидимом блоке у него над головой мерно звякали звенья цепи.

Подъем прекратился. Носилки качнулись, а затем с такой силой ушли влево, что начали вращаться. Затем цепь вновь неравномерно задергалась, и носилки начали опускаться. Натянутые с четырех концов носилок цепи дрожали при каждой встряске. Вышнеземец запаниковал. Он натянул связывающие его ремни. Те не поддавались, а ему не хотелось, чтобы раны растянулись, или того хуже, открылись.

За несколько рывков он опустился ниже, на некоего рода посадочное место или платформу. По обе стороны носилок засуетились люди и взялись за их края.

Вышнеземец взглянул в их лица, и тревога переросла в страх.

Они были одеты в робы из обычной отвратительной материи поверх плотно прилегающих к телу одеяний из вычурно отделанной коричневой кожи. Каждый такой наряд был сшит из отдельных лоскутов, некоторые из которых имели определенную форму, а другие украшены кольцами, вышивкой узлами или полосками меха так, что в совокупности они напоминали анатомическую диаграмму человеческой мускулатуры: стенки мышц вокруг ребер, сухожилия на руках и у горла.

Лица их представляли собою человеческие черепа, маски из кости. От обесцвеченных бровей поднимались затупленные рожки. У кого-то посреди лба красовались ветвистые оленьи рога. Сквозь прорези в масках на вышнеземца смотрели нечеловеческие глаза. То были золотые глаза с черными точечками зрачков, как у волков. Они будто лучились внутренним светом.

Уйдите от меня! Закричал вышнеземец, но слова застряли в горле, словно он молчал столетиями. Он закашлялся, и начал паниковать. Столпившиеся вокруг него костяные лица закривлялись в ответ. Они смеялись с глупыми ухмылками черепов, идиотскими ухмылками мертвых лиц, но глаза сквозь глазницы и щели масок выдавали лживость этих ужимок. Желтые глаза светились хищническим, устрашающим разумом, в них читалось желание причинить боль.

— Уйдите от меня! – закричал он, собравшись, наконец, с силами, сумев вытянуть из своего иссушенного горла дряхлый проржавевший голос. – Отойдите!

Черепа подступили ближе. К его рту потянулись руки, обтянутые в перчатки из коричневой кожи. На некоторых из них было лишь по два или три пальца. На иных красовались лишь прибылые пальцы.

Вышнеземец начал ворочаться и извиваться в порожденной паникой безумной попытке высвободиться из пут. Его больше не заботило, рвал ли он при этом швы или не открылись ли недавно зажившие раны, или же вновь ломал сросшиеся кости.

Что-то сломалось. Он услышал треск, и ему почудилось, что это было его ребро или сухожилие. Вышнеземец приготовился к вспышке ослепительной боли.

Это оказался матерчатый наручник на его правой руке. Он начисто оторвал его от металлической уключины, которая крепилась к носилкам.

Вышнеземец замахнулся освободившейся рукой и почувствовал, как костяшки пальцев врезались в острые углы черепа-маски. Существо издало гортанный лай боли. Вышнеземец с воплем ударил еще раз, затем вцепился в затянутую вокруг шеи пряжку и рывком расстегнул ее. Освободив горло, он поднял тело с твердого ложа носилок и сорвал с головы фиксирующий ремень. Приподнялся и принялся отвязывать ремень, который удерживал его левую кисть. На его правой руке все еще болтался ремень, от которого к стальной уключине все еще тянулись растянутые нити.

Черепа бросились к нему, пытаясь схватить и уложить обратно. Носилки, которые теперь никто не держал, бешено завращались. Вышнеземец оттолкнул существ. Его ноги все еще были связаны. Он бился и извивался, бранясь на низком готике, турецком, хорватском и сиблемическом. Они нечленораздельно что-то кричали ему в ответ, стараясь прижать к носилкам и привязать обратно.

Вышнеземцу удалось высвободить правую ногу. Вышнеземец согнул ее в колене, а затем ударил изо всех сил. Он попал одному из черепов прямо в грудь, и довольно отметил, что тот упал на двух других своих облаченных в робы сообщников.

Затем он освободил и левую ногу. Из-за резко сместившегося веса носилки покачнулись, и вышнеземец свалился на десяток черепов, которые пытались удержать его на месте. Он принялся дико размахивать кулаками. Вышнеземца никогда не учили драться, да ему никогда и не приходилось, но когда власть над телом взяли ужас и первобытный инстинкт выживания, оказалось, что в этом нет никакой большой тайны. Ты наносишь удары кулаками. Если они с чем-то соприкоснулись, ты наносишь чему-то вред. Оно отлетает назад, рычит от боли и злобно лает. Если тебе повезет, оно падает. Вышнеземец колотил кулаками как сумасшедший. Он лягался. Ему удалось заставить их отступить. Одного он пнул так сильно, что тот рухнул на землю и разбил маску-череп о гладкий гранит платформы.

Вышнеземец поднялся во весь рост. Черепа окружали его, но стали действовать осторожней. На некоторых даже красовались синяки от его тяжелых ударов. Он принялся рычать, топать ногами и размахивать кулаками, словно пытаясь вспугнуть стаю птиц. Черепа еще немного отступили.

Вышнеземец оглянулся по сторонам.

Он стоял на квадратной платформе с заостренными углами из темного гранита, площадке, которая была вырезана прямо в скале. Позади него раскачивались на цепях носилки. Слева располагался ряд продолговатых блоков, вековечных саркофагов, в которые можно было бы опустить носилки. У него над головой висело еще четыре или пять цепных блоков самых разнообразных форм и размеров.

С правой стороны платформа выступала над обрывом, который уходил во тьму, откуда несло минералами из самого центра мира. Ущелье было прямоугольной в поперечном сечении шахтой, которая, как и платформа, была высечена в скале. Шахта вела во мглу продолговатыми клиновыми врубами, подобно слоям пирога или кубическим уровням монолитного карьера. Она выглядела так, словно ее высекли ударами гигантской стамески.

Зал сверкал величием, его циклопические стены были вырезаны в самой скале, слишком аккуратные и гладкие, чтобы принадлежать естественной пещере, но в то же время слишком шероховатые и несовершенные, чтобы можно было предположить, что их создали в один и тот же период. Каменщики и горные инженеры, должно быть, разрабатывали эту пещеру на протяжении десятилетий или даже веков, каждый раз изымая по одному или два яруса продолговатых блоков, постепенно увеличивая свободное пространство в вертикальной плоскости и оставляя в гигантских стенах на местах уровней искусственные линии разделения и расслоения. Каждый этап, наверное, представлял собою монструозную задачу хотя бы из-за одного веса скалы. Угловатые срезы свидетельствовали о том, какими тяжелыми и громоздкими должны были быть вынутые каменные блоки. В сердце горы выдолбили кубическую массу целой скалы.

Платформу и вершину шахты освещал морозный зеленый сумрак. Горизонтально располосованные и расслоенные стены пересекали водяные потеки, оставляя за собою следы из изумрудных минералов и пятен водорослей. Вышнеземец даже не видел свода, который терялся высоко во мраке пещеры.

Окруженный черепами, он сделал шаг назад. Каждый звук, который они издавали, огромный зал превращал в глубокий колокольный звон. Вышнеземец старался двигаться так, чтобы между ним и черепами всегда находились саркофаги. Существа же кружили среди могил, пытаясь окружить его. Вышнеземец заметил, что хотя саркофаги и выглядели цельными, в их боках были вмонтированы металлические панели. На панелях виднелись выпускные клапаны, индикаторные огоньки и выглядевшие терранскими кнопки управления. Из панелей, подобно желобам, вились металлические кабели, которые исчезали в прорезях в платформе. В этом первобытно обустроенном зале была техника, много техники, но в большинстве своем она была скрыта от посторонних глаз.

Черепа попытались взять его с наскока. Вышнеземец бросился назад к раскачивающимся носилкам. Он ухватился за металлический корпус и толкнул их в сторону черепов. Они отскочили в стороны, и вышнеземец толкнули ложе вновь, чтобы черепа не вздумали подойти ближе. Он заметил на носилках разорванные ремни. Вышнеземец думал, что просто вырвал их из креплений, как тот ремень, который до сих пор болтался у него на запястье. Но оба ремня для ног и левой руки были разорваны. Вощеное полотно и кожаные стяжки были порваны вдоль линии сшива. Вышнеземец в буквальном смысле вырвался из оков.

Мысль встревожила его. Он ведь был болен и ранен, не так ли? Но вышнеземец не чувствовал себя больным и раненым. Он оглядел себя. Он был здоров. Бос. Ноги розовые и чистые. С правого запястья свисает ремень. На нем был надет темно-синий нательник с армированными вставками на коленях и локтях, как у поддоспешника некой пустотной брони. Он плотно облегал тело и был как раз впору. Под ним красовалась примечательно худощавая и крепкая фигура с выступающими рельефными мышцами. Она не походила на потрепанное и повидавшее виды восьмидесятитрехлетнее тело, которое он видел, когда последний раз смотрелся в зеркало. Ни боли в бедрах, ни зарождающегося брюшка от выпитого за многие годы амасека.

И нет аугметического имплантата, который он получил в Осетии[52].

— Какого черта? – выдохнул вышнеземец.

Почувствовав его внезапное замешательство, черепа вновь бросились на него.


Он изо всех сил метнул в них носилки. Одному металлическая кромка угодила прямо в грудь, и череп едва не рухнул на пол. Вышнеземец лишь заметил, как по платформе покатилась треснувшая маска в форме собачьего черепа с разорванной лямкой. Другой череп ухватился за противоположный конец носилок и попытался выхватить их у него из рук. С отчаянным криком, который разнесся по огромному залу, вышнеземец вырвал носилки. Череп попытался удержать их, и на мгновение его ноги даже оторвались от земли.

Вышнеземец опять запустил носилки. Они завращались подобно брошенному мячу. По пути они сбили одного черепа и врезались во второго с такой силой, что тот полетел с платформы в пропасть.

Ему удалось ухватиться за край. Пальцы черепа дико скребли гранитную поверхность, но под весом своего тела он неуклонно соскальзывал. Остальные черепа бросились ему на помощь и успели ухватить его за руки и рукава.

Пока они вытягивали товарища, вышнеземец бросился наутек.

Он пулей вылетел из зала, и его босые ноги зашлепали по холодному каменному полу. Вышнеземец пронесся под широким косяком и оказался в коридоре, достаточно большом, чтобы по нему смог пролететь грузоперевозчик. Вездесущий зеленый сумрак освещало лишь смутное сияние. От вышнеземца во все стороны бежали тени.

Огромный выход и лежавший за ним вырезанный в скальной толще туннель имели несколько более завершенный вид, нежели гигантский зал, который остался позади. Скальные стены были выровнены и отполированы до матового блеска, словно лед из темной воды посреди суровой зимы. Каменный пол. Свод, а также края пола в местах, где они сходились со стенами вдоль пересекающихся арок, ребер и стенных панелей, были крыты балками и арматурой пергаментного цвета, которые походили на лакированное белое дерево. Большинство украшений были массивными, толстыми, как ствол дерева, и с острыми краями, хотя некоторые из них зодчие искусно выгнули в форме арок или закруглили, как ребра.

Мрачное место вызвало в голове вышнеземца внезапные и резкие воспоминания. Коридоры напомнили ему о ларцах с иконами, которые он однажды обнаружил в бункерах под нанотичным эпицентром ядерного взрыва за Зинцирли[53], в Федеративном Ислахие[54]. Они напомнили ему гадуаренские раки[55] с гравировками молниевого камня[56]  коробку драгоценного набора для игры в регицид ректора Уве. Они напомнили ему прекрасные медали Даумарл на шелковой подкладке. Они напомнили ему осетинские молитвенные коробочки из серого сланца в изысканных футлярах из слоновой кости. Да, именно так. Золотые листы в деревянных рамах, закрепленные костяными винтами, такие древние, такие бесценные. Белые столбы и колонны, довершавшие интерьер, выглядели так, словно их выточили из кости. В них безошибочно угадывался золотистый отблеск, некое тепло. Вышнеземцу казалось, будто он находился внутри инкустрированой слоновой костью коробочки из осетинского сланца, словно он был древним сокровищем, куском сгнившего ногтя или прядью волос святого, расслаивающимся пергаментом или драгоценностью.

Он продолжал бежать, прислушиваясь, не гонится ли за ним кто-либо. Единственными звуками были шлепки его ступней и далекие стоны ветра в пустых коридорах. Из-за сквозняка он чувствовал себя словно в каком-то высоком замке, где забыли закрыть ставни, позволив ветру бродить по необжитым палатам.

Вышнеземец замер. Повернувшись влево, он ощутил на лице слабое дыхание сквозняка.

А затем он услышал тикающий звук. Клацанье. Вышнеземец не мог понять, откуда он доносился. Он тикал как часы, но быстрее, словно учащенное сердцебиение.

Чуть погодя он понял, что это был за звук.

Неподалеку по каменному полу туннеля мягкой поступью кралось что-то четвероногое, оно двигалось с определенной целью, но не бежало. У него были когти, но не вытяжные кошачьи коготки, а выступающие острые когти пса, и их обладатель цокал ими с каждым шагом по полу.

За ним шли. На него охотились.

Он вновь перешел на бег. Под красивой, с пазухами сводов[57], аркой из белого дерева туннель расширился, и впереди показался огромный лестничный пролет. Квадратные и ровные ступени были высечены во все той же скале. После первых десяти, когда пролет повернул в сторону, ступени превратились в винтовую лестницу. Высота ступеней была в два или три раза больше обычных пропорций. То была гигантская лестница.

Он услышал цокот приближающихся шагов и начал взбираться по ступеням. Глянцевитый зеленый сумрак отбрасывал странные тени. Тень вышнеземца боязливо мелькала сбоку, пятная стену, подобно териантропным теням в пещере из грез. Форма его головы на изгибающейся стене напомнила ему собачью, поэтому вышнеземцу даже пришлось на мгновение остановиться и потрогать лицо, чтобы убедиться, что он не проснулся с рылом или мордой.

Его пальцы нашли лишь гладкую человеческую плоть со следами усов и бороды.

А затем он понял, что видит лишь одним глазом.

Последним его воспоминанием было то, как Медведь вынул ему правый глаз. Хотя боль и была тупой, но ее оказалось достаточно, чтобы вышнеземец лишился сознания.

Но сейчас он видел именно правым глазом. Правым глазом он видел морозные зеленые сумерки. Левый же регистрировал только тьму.

Цоканье приближалось, оно стало громче, уже где-то у начала пролета. Вышнеземец побежал. Бросив взгляд вниз, он увидел, как двигались и вырастали тени позади него. Тени, отбрасываемые краями ступеней, походили на лучистую векторную диаграмму, равные секции огромной морской ракушки, части сложной медной астролябии[58] или часы.

Цок, цок, цок – каждая секунда, шаг, ступень, поворот, деление.

Внизу возникла новая тень. Она выросла на внешней стене гигантской лестницы – ее отбрасывало что-то, что пока оставалось за поворотом и вне поля зрения вышнеземца.

Это был пес. Его голова была опущена, а уши – приподняты и настороже. Спина, покрытая густой черной шерстью, выгнулась дугой. Лапы ступали с гипнотической точностью и грацией. Цоканье замедлилось.

— Я тебя не боюсь! – закричал вышнеземец. – На Фенрисе нет волков!

Ответом ему послужило глубокое утробное рычание, которое на некоем инфразвуковом уровне вызывало страх. Вышнеземец обернулся и бросился наутек, но оступился и тяжело повалился на пол. Его схватили крепкие лапы. Он заорал, представив себе, как на спине сейчас сомкнутся мощные челюсти.

Его перевернули на спину. Над ним стоял великан, но то был человек, а не волк.

Он не видел ничего, кроме лица. Его закрывала плотная маска из лакированной кожи, частично человеческая, частично – демона-волка, созданная с той же искусностью, что и нательники черепов. Связанные или сшитые вместе кожаные лоскуты окружали глазницы и формировали тяжелые веки. Они покрывали щеки и подбородок, подобно сухожилиям. Они скрывали горло, и переплетались в форме длинных усов и торчащей бороды. Видневшиеся сквозь прорези маски глаза имели цвет канители[59] с черными зрачками-бусинками.

Во рту сверкали клыки.

— Что ты здесь делаешь? – пророкотал великан. Он согнулся над вышнеземцем и принюхался. – Тебе не положено здесь находиться. Почему ты здесь?

— Я не понимаю! – испуганно пролепетал вышнеземец.

— Как тебя зовут? – спросил великан.

К счастью, у вышнеземца еще осталась крупица разума.

— Ахмад ибн Русте, — ответил он.


Великан схватил его за плечо и протащил оставшиеся ступени. Вышнеземец волочился сзади, то и дело поскальзываясь и молотя ногами, словно ребенок, которого тащит взрослый. На плечо великана была наброшена шкура с густым черным мехом, а огромное мускулистое тело облачено в кожаный нательник. В телосложении и размерах тела великана безошибочно угадывалась его природа.

— Ты астартес… — осмелился сказать вышнеземец, волочась и подскакивая из-за крепкой хватки.

— Что?

— Астартес. Я сказал, что ты…

— Конечно, я — астартес! – пророкотал великан.

— У тебя есть имя?

— Конечно, у меня есть имя!

— К-какое?

— «Заткнись или я перережу твою чертову глотку!» Сойдет? Так нормально?

Они добрались до лестничной клетки, а затем вошли в массивный зал с низким сводом. Вышнеземец ощутил тепло огня. Необъяснимым образом его доселе мертвый левый глаз вновь начал видеть. Впереди вышнеземец заметил тусклый огненный отсвет. Его было достаточно, чтобы различить во мраке очертания вещей, которые правый глаз видел в резком, зеленом и холодном контрасте.

Великан протащил его через каменную арку.

Палата была округлой, около тридцати метров в диаметре. Пол представлял собою огромный диск, выложенный практически бесшовными участками отполированной кости и мореного дерева. В зале располагалось три плинта[60], каждый являл собой широкий округлый пьедестал из серого камня около пяти метров в диаметре и в метр высотой. Плинты были просто вырезаны из скалы и бережно отполированы. В центре каждого из них находилась чаша для костра, в которой потрескивало яркое пламя, заливая багрянцем сам воздух. Над кострами с низкой куполообразного потолка свисали конические железные колпаки для отвода дыма.

Правым глазом он видел палату как освещенное спектральным зеленым светом место. Огонь от яркости пылал белым. Для левого же это была темно-красная пещера, залитая колеблющимся золотистым свечением от костров. Костяной пол и отшлифованный белый камень отражали свет костров. Напротив входа в зал, там, где низкая стена встречалась со скошенным краем куполообразного свода, находились неглубокие горизонтальные оконные прорези, более походившие на бойницы огневой позиции. Глубина угловых ниш вокруг прорезей свидетельствовала о необычайной толщине стен.

На гладкой верхушке самого дальнего плинта сидело четыре человека. Они были такими же великанами в мехах и кожаных одеяниях, как тот, который сейчас сжимал его руку.

Люди расслаблено пили из серебряных чаш и играли костяными фишками на деревянных досках, которые лежали на плинте между ними. Выглядело так, словно один из них, тот, который, скрестив ноги, сидел ближе всего к чаше для костра, играл против остальных на трех досках сразу.

Они оторвались от своего занятия, и оказалось, что лица четырех демонов также были скрыты за плотными кожаными масками, сквозь прорези которых на него взглянуло четыре пары желтых глаз, отражавших свет подобно зеркалам. Эта вспышка ярко полыхнула в правом глазу вышнеземца.

— Что ты нашел в этот раз, Трунк? – спросил один из них.

— Я нашел Ахмада ибн Русте на ступенях ордена – вот так-то, — ответил державший его великан.

Два человека у костра фыркнули, а один постучал пальцем по виску.

— А кто такой этот Ахмад ибн Русте? — опять спросил первый. Шкура, которую он носил, была красновато-коричневого цвета, а из задней части маски ниспадали длинные заплетенные волосы, жесткие от воска и лака, завитые буквой «S», подобно атакующей змее.

— Ты разве не помнишь? – сказал великан. – Разве не помнишь, Вар?

Великан отпустил руку вышнеземца и пригнул того к костяному полу, пока он не упал на колени. Пол оказался теплым на ощупь, словно хорошо отполированная слоновая кость.

— Я помню, как ты вчера нес какой-то бред, Трунк, — ответил Вар со змеиной гривой. – И позавчера, и за день до этого. Для меня это все уже слилось в один нескончаемый поток глупостей.

— Да? Тогда укуси мою волосатую задницу.

Люди на плинте расхохотались, кроме того, который сидел, скрестив ноги.

— Я помню, — произнес он. Его голос походил на скрежет, с которым добрую сталь проводят по смазанному точильному камню. Остальные мигом умолкли.

— Правда? – спросил Трунк.

Тот, который сидел, скрестив ноги, кивнул. Его маска была самой вычурной. На ее щеках и лбу красовались переплетающиеся фигурки и спиральные тесемки. Широкие плечи человека покрывали две шкуры, одна угольно-черная, другая белая.

— Да. И ты тоже вспомнил бы, Варангр, задумайся об этом хотя бы на одну чертову минуту.

— Действительно? – неуверенно спросил Вар со змеиной гривой.

— Да, действительно. Это был Гедрат. Старый ярл Тра. Теперь вспомнил?

Вар кивнул. Грива сплетенных волос метнулась вверх-вниз, подобно ручке помпы.

— О да, Скарси, вспомнил. Вспомнил!

— Хорошо, — сказал человек с черной и белой шкурами и шутливо влепил Вару оплеуху с такой силой, с которой молотком забивают заборный столб.

— Я понял свое упущение, и приложу все усилия, чтобы исправить его, — пробормотал Вар.

Человек в черной и белой шкурах встал во весь рост и скользнул к краю плинта.

— Что будем с ним делать, Скарси? – спросил Трунк.

— Что ж, — сказал человек, — думаю, мы можем его съесть.

Он взглянул на вышнеземца, который все еще стоял на коленях.

— Это была шутка, — добавил он.

— Не думаю, что ему смешно, Скарси, — сказал один из людей.

Человек в черной и белой шкурах указал пальцем на Трунка.

— Спустишься вниз и узнаешь, почему он проснулся.

— Да, Скарси, — кивнул Трунк.

Скарси перевел палец на Варангра.

— Вар? Отыщи годи. Приведи его сюда. Он должен знать, что делать.

Вар вновь кивнул змеиной гривой.

Скарси указал на остальных двух.

— Вы двое, идите и… просто идите. Закончим круг-игру позже.

Оба воина сошли с плинта и последовали за Варом и Трунком к выходу.

— Только потому, что ты проигрывал, Скарси, — рассмеялся один из них, проходя около него.

— Ты выглядел бы очень забавно с доской для хнефатафла[61] в заднице, — ответил Скарси.

Мужчины вновь расхохотались.

Как только все четверо прошли под арочным выходом и скрылись из виду, Скарси уселся лицом к вышнеземцу и поставил локти на колени. Он наклонил огромную, скрытую маской голову, разглядывая стоявшего на коленях человека.

— Значит, ты ибн Русте, да?

Вышнеземец не ответил.

— Ты можешь говорить? – спросил Скарси, — или все дело в моих словах?

Он постучал по губам облегающей кожаной маски.

— Слова? Да? Тебе нужен переводчик? Переводчик?

Вышнеземец потянулся к груди и лишь потом вспомнил, что его старая одежда куда-то исчезла.

— Я потерял устройство-переводчик, — ответил он. – Не знаю, куда он подевался. Но я понимаю тебя. Не уверен, как именно. На каком ты говоришь?

Скарси пожал плечами.

— Слова?

— Какой язык?

— Ем, мы зовем его ювик. Жаргон для очага. Если я буду говорить на низком готике, так будет лучше?

— Ты только что перешел с одного языка на другой? – спросил вышнеземец.

— С ювика на низкий? Да.

Немного заинтригованный вышнеземец покачал головой.

— Я услышал своего рода изменение акцента, — сказал он, — но слова остались теми же. Они все время одинаково понятны.

— А ты знаешь, что сейчас говоришь со мной на ювике? – сказал Скарси.

Вышнеземец заколебался. Он тяжело сглотнул.

— Еще вчера я не говорил на ювике, — признался он.

— Вот что может сделать хороший сон, — ответил Скарси. Он поднялся.

– Садись рядом, — он указал на плинт, где до того играли четверо астартес. Вышнеземец встал и последовал на указанное место.

— Вы – Космические Волки, не так ли?

Скарси очень удивился.

— О, а это уже не ювик. Космические Волки? Ха, ха. Мы не пользуемся этим термином.

— А что вы используете?

Влка Фенрика, если официально. В ином случае, просто Стая.

Он указал вышнеземцу сесть на плинт, отодвинув с его пути деревянную игральную доску. В чаше для огня трещал и плевался костер, и вышнеземец почувствовал на левой части лица сильный жар.

— Ты Скарси? – спросил он. – Тебя так зовут?

Скарси кивнул, отхлебнув темной жидкости из серебряной чаши.

— Это так. Амлоди Скарссен Скарссенссон, ярл Фиф.

— Ты нечто вроде лорда?

— Да. Нечто вроде, — казалось, Скарси улыбнулся под маской.

— А что тогда означает ярл Фиф? На каком это языке?

Скарси взял с игровой доски одну из фишек и принялся безучастно вертеть ее в руках.

— Это вурген.

— Вурген?

— Ты очень много спрашиваешь.

— Да, — сказал вышнеземец. – Так и есть. Именно поэтому я здесь.

Скарси кивнул и положил фишку обратно на доску.

— Именно поэтому ты здесь, да? Задавать вопросы? Я могу придумать тебе множество других занятий.

Он бросил взгляд на вышнеземца.

— А «здесь», это где, Ахмад ибн Русте?

— Фенрис, крепость шестого легиона астартес – прости – Космических Волков. Крепость известна как «Клык». Все верно?

— Да. За исключением того, что только идиот будет называть ее Клыком.

— А как ее будет называть не идиот? – спросил вышнеземец.

— Этт, — ответил Скарси.

— Этт? Просто Этт?

— Да.

— Буквально «дом клана» или «очаг»? Или… «логово»?

— Да, да, да.

— Я раздражаю тебя своими расспросами, Амлоди Скарссен Скарссенссон?

— Так и есть, — буркнул Скарси.

Вышнеземец кивнул.

— Полезно знать.

— Почему? – спросил Скарси.

— Потому что, если я собираюсь здесь остаться, мне придется задавать вопросы. И мне будет лучше знать, сколько я смогу их задать за один раз. Я не хочу выводить из себя Влка Фенрика до такой степени, что они решат съесть меня.

Скарси пожал плечами и вновь скрестил ноги.

— Никто не съест тебя за это, — сказал он.

— Знаю. Я пошутил, — произнес вышнеземец.

— А я — нет, — ответил Скарси. – Ты под защитой Огвая, поэтому лишь он вправе решать, кому тебя съесть.

Вышнеземец замер. Жар огня на лице и шее разом стал до неприятности интенсивным. Он сглотнул.

Влка Фенрика… значит, они способны на каннибализм?

— Мы способны на все, — ответил Скарси. – В этом вся наша суть.

Вышнеземец соскользнул с плинта и поднялся. Он не был уверен, хотелось ли ему оказаться подальше от лорда астартес или же от неприятного тепла. Ему просто захотелось отойти и немного походить.

— Значит, кто… кто такой этот Огвай, который обладает властью над моей жизнью?

Скарси сделал еще глоток из чаши.

— Огвай Огвай Хельмшрот, ярл Тра.

— А раньше ты говорил, что ярла Тра зовут Гедрат.

— Был такой, — поправил его Скарси. – Гедрат сейчас спит на красном снегу, поэтому Ог теперь ярл. Но Ог должен чтить любое решение Гедрата. Вроде того, чтобы привести тебя сюда под свою защиту.

Вышнеземец двинулся вокруг зала, скрестив руки на груди.

Ярл, значит. Мы установили, что это лорд. А «Тра» и «Фиф»? Это числа?

— Угу, — кивнул Скарси. – Три и пять. Онн, тва, тра, фор, фиф, секс, сепп, фор-тва, тра-тра, декк.

— Значит, ты — лорд пятой, а Огвай этот – лорд третьей? Пять и три… чего? Банды? Подразделения? Полка?

— Роты. Мы зовем их ротами.

— А это на… вургене?

— Да, на вургене. Ювик это жаргон для очага, вурген – боевой язык.

— Специализированная речь для сражений? Боевой язык?

Скарси просто махнул рукой.

— Зови, как хочешь.

— У вас есть отдельный язык для боя и отдельный – не для боя?

Фенрис хьолда! Эти вопросы никогда не прекратятся!

— Всегда можно что-то узнать, — ответил вышнеземец. – Всегда можно узнать что-то новое.

— Не верно. Есть такая вещь, как «слишком много».

Последние слова произнес уже другой голос. В палату вошел новый астартес, тихо, словно первый снег. В проходе позади него возник Варангр.

Новоприбывший был таким же, как и все из его рода, одет в сшитый из лоскутов кожаный костюм, как все, кого вышнеземец встречал до этого времени. Но на нем не было маски.

Его голова была обритой, если не считать навощенной и заплетенной бороды, которая торчала, подобно рогу. На голове красовалась шапка из мягкой кожи, а по его обветренному лицу вился след вытатуированных линий и точек. Как и у всехВлка Фенрика, которых довелось увидеть вышнеземцу, глаза новоприбывшего были золотыми с черными зрачками, а худощавое грубоватое лицо несколько удлиненным вокруг носа и рта, словно намекая на морду. Когда он открыл рот, вышнеземец понял, что именно скрывали удлиненные челюсти. Зубы новоприбывшего напоминали пасть взрослого лесного волка. В особенности клыки, которые были самыми длинными из всех, которые видел вышнеземец.

— Есть такая вещь, как «слишком много», — повторил новоприбывший.

— Именно! – согласился Скарси, поднимаясь. – Слишком много! Именно об этом я и говорил! Объясни ему, годи! А еще лучше, попытайся ответить на его бесконечные вопросы!

— Если смогу, — ответил новоприбывший и взглянул на вышнеземца. – Какой следующий вопрос?

Вышнеземец взглянул в ответ, стараясь не моргать.

— Что означает «слишком много»? – спросил он.

— Даже у знания есть свои пределы. Есть точка, в которой оно становится небезопасным.

— То есть, можно знать слишком много? – опять задал вопрос вышнеземец.

— Я это и сказал.

— Я не согласен.

Новоприбывший слабо улыбнулся.

— Конечно, нет. Я нисколько не удивлен.

— У тебя есть имя? – спросил вышнеземец.

— У всех есть имена. У некоторых даже больше одного. Мое – Охтхере Творец Вюрда. Я — рунический жрец Амлоди Скарссена Скарссенссона. Какой следующий вопрос?

— Кто такой рунический жрец?

— А ты как думаешь?

— Шаман. Тот, кто проводит ритуал.

— Тот, кто потрясает костями. Языческий колдун. Ты едва можешь скрыть нотку превосходства в голосе.

— Нет, я не хотел никого оскорбить, — быстро сказал вышнеземец. Губы жреца изогнулись в неприятной ухмылке.

— Какой следующий вопрос?

Вышнеземец вновь заколебался.

— Как умер Гедрат, ярл Тра?

— Он умер так же, как все, — произнес Скарси, — обагрив под собою снег.

— Наверное, все случилось внезапно. В последнюю пару дней.

Скарси бросил взгляд на рунического жреца.

— Это случилось давно, — сказал жрец.

— Но Гедрат дал мне защиту, а она перешла к Огваю. Огвай, наверное, встал на его место в последнюю неделю. Что? Почему вы на меня так смотрите?

— Ты строишь свои предположения на ложных предпосылках, — произнес Охтхере Творец Вюрда.

— Правда? – спросил вышнеземец.

— Да, — сказал рунический жрец. – Ты здесь уже девятнадцать лет.


Вторая глава: Бедствие | Сожжение Просперо | Четвертая глава: Скальд