home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Проснувшись, я остался лежать в жидком, серовато-белесом свете, глядя в потолок, ощущая едва пробуждающееся и пока еще неясное томление, схожее с тем, что бывает после отказа от наркотиков. За те несколько дней, на протяжении которых я выполнял утренний ритуал, организм успел синхронизироваться с рассветом, привыкнуть к тому приятному ощущению, что дает прикосновение к обнаженному телу солнечных лучей, пробуждающих его и заряжающих бодрящей новой энергией. В детстве, когда я только учился этому ритуалу, прошло несколько недель, прежде чем телесная сущность настроилась на суточный ритм солнца. Теперь же все происходило быстрее, как простая переустановка будильника.

Я поднялся к постели и встал перед окном, опустив голову и сложив руки на груди. Диск солнца прорезал горизонт, и его теплый свет коснулся моего лба. Я глубоко вдохнул и поднял руки. Я не помнил, какое удивительное ощущение легкости приносит этот обряд, пока не начал повторять слова древнего гэльского пеана, сопровождая их простыми, но эффективными упражнениями, пробуждая уснувшие мышцы. Когда и почему я перестал это делать? Как могло случиться, что выполнение столь элементарной, но действенной процедуры сделалось для меня чем-то неважным и излишним? К тому моменту, когда солнце на мгновение замерло, словно сделав передышку, на краешке горизонта, я завершил песнопение заключительной позой — голова откинута назад, руки опущены и повернуты ладонями вовне, лучи светила сосредоточены на груди, центре моей сущности.

И все же стоя под душем, я не мог не ощущать на плечах тяжести того бремени, что принес с собой наступивший день. Вторник. Слово это снова и снова возникало в мозгу. Вполне обычное и нейтральное для большинства людей, в моем сознании оно отзывалось тревожным эхом притаившейся где-то близко опасности. Прошла неделя с того дня, как я стоял в темном переулке, склонившись над телом с вырванным сердцем. Сегодня кровавый цикл мог повториться. Я вытерся насухо полотенцем, взял чашку с кофе и перешел в кабинет.

Первым делом нужно позвонить Мердоку, узнать, как обстоят дела с кандидатом на роль приманки. В офисе его еще не было — слишком рано. Я не стал звонить ни домой, ни на бипер, а оставил сообщение. Хорошо бы найти Танси и предложить ей, если пожелает, понаблюдать за нашей операцией. Я достал из холодильника светляка, сжал в ладони и тут же почувствовал, как оживает — на удивление быстро! — крошечный замерзший комочек. Его я отправил к Джо с поручением найти Танси и ждать меня в условленном месте.

Следующий пункт — позвонить в Европу, пока еще не поздно. Заграница это почти всегда восток, а значит, на связь нужно выходить до полудня — иначе все просто разойдутся по домам. Плохие парни — народ несознательный и подстраиваться под мой график не станут.

В базе данных Авалона значилась Черил Этуорт, женщина, родившая мальчика по имени Уильям и проживавшая, согласно последним имеющимся данным, в Англии. Отцом был фейри. В Штаты она приезжала в 1960-е, следовательно теперь ей должно быть около шестидесяти пяти. Отделение Гильдии в Лондоне никогда не отличалось большим порядком в том, что касалось бумажной работы, но поскольку иные на Британских островах пользуются в некотором смысле привилегированным положением, скрывать свою связь с бывшим любовником Этуорт вроде бы ни к чему. Исходя из этого предположения, я позвонил Рори Дину, старому приятелю по далеким и смутно запомнившимся пьяным вакханалиям начала девяностых. Должков за ним накопилось немало, и тянули они отнюдь не на кружку пива. После нескольких попыток и долгих блужданий по системе голосовой почты я услышал наконец бодрый баритон Рори, извещавшего, что он ушел на ланч. Я оставил сообщение с изложением просьбы, призывом поторопиться и обещанием нанести визит.

Ситуация с Германией таких перспектив не сулила. Те, кого я там знал, относились к американцам с некоторым презрением, то есть немногим лучше, чем к обитателям Британских островов. В начале века гномы и эльфы образовали так называемый Тевтонский консорциум, ввергший мир в состояние хаоса. В конце Второй мировой войны они заключили сделку с Россией, пообещавшей не чинить препятствий их наступлению на Берлин в обмен на северо-восточную часть Германии. После падения Берлинской стены у границ захваченной консорциумом территории возникла демилитаризованная зона иных. Прошли десятилетия, но и сейчас на саммите в Таре пытаются решить вопрос о положении в прилегающих к границе районах, где продолжаются стычки между силами Тевтонского консорциума и солдатами Мэб. Эльфы постоянно угрожают отодвинуть рубежи поближе к Франции. И если люди после крушения Советов хоть как-то урегулировали разногласия, то иные смотрят друг на друга как на врагов и, держа копья наперевес, всегда готовы возобновить полномасштабные военные действия.

Каких-либо контактов в Германии у меня не было, но я рассчитывал, что Гильдия все же найдет тех, кто мне нужен. Берлин ведет за иными неусыпное наблюдение, а те, что служат в Гильдии, находятся под бдительным правительственным контролем. До последней войны иные вели себя довольно вольно, не обращая внимания на указы и распоряжения, но после приручения атомной энергии игра вышла на новый уровень, так что им пришлось подчиниться более строгим правилам.

Вся моя информация исчерпывалась именами и датами. Герда после войны находилась в Штатах, где в 1948-м родила сына по имени Гетин. Бритт побывала в Америке в 1972-м и произвела на свет дочь, которую нарекла Уилфри. Фамилия обоих, Эльфхайм, указывала на принадлежность к клану эльфов. Связавшись с информационным центром берлинской Гильдии, я, как и следовало ожидать, услышал привычные жалобы на скудость исходной информации, но, набравшись терпения, постарался в меру вежливо изложить суть просьбы, дипломатично намекнув на срочность и назвав номера двух контактных телефонов, своего сотового и служебного Мердока, дабы подчеркнуть официальный характер запроса.

Оставалось только ждать. Я прогулялся по авеню, рассеянно разглядывая магазины и пабы. Все вроде бы знакомое, но, если присмотреться, можно заметить происходящие чуть ли не ежедневно перемены. Там — новая вывеска, здесь — свежая краска. Одни бывают здесь часто, другие от случая к случаю, третьи приходят впервые и уходят навсегда. Для меня же картина остается неизменной, особенно по утрам, когда улица еще не проснулась и кажется сценой, пустой и только ожидающей вечернего спектакля. Увидев меня, сидящая на тротуаре старуха в рваном свитере, со свисающими из-под черной вязаной шапочки седыми волосами потрясла картонной чашкой. Что-то забренчало.

— Мелочь за истину! Мелочь за истину! — пробубнила она, наблюдая за мной равнодушными глазами.

Порывшись в кармане, я извлек несколько монет. Истина меня не интересовала — просто захотелось дать ей денег. Обычно я не откликаюсь на призывы уличных побирушек. В Вейрде их слишком много, и стоит только начать, хоть раз бросить дайм, как тебя запомнят, и проходу уже не дадут. Но было еще рано, и я, остро переживая свое бессилие в других вопросах, опустил в чашку пару четвертаков. Она посмотрела на меня уже внимательнее и вдруг расщепила в ухмылке беззубый рот.

— Перемена.

— Что?

Старуха сменила позу, прислонившись к ящику из-под газет.

— Тебя ждут перемены, и они уже начались. — Она еще раз усмехнулась и закрыла глаза, сделав вид, что уснула.

Я невольно улыбнулся и побрел дальше. Может быть, старуха и впрямь наделена даром, позволяющим ей время от времени изрекать истину, а может, она всего лишь заурядная попрошайка с парой отработанных фокусов. В любом случае опыт подсказывает, что перемены не всегда к лучшему. Куда важнее знать, как ими правильно распорядиться.

Центральная часть авеню уже принарядилась к праздничному шествию. Старые фонари украсили блестящие целлофановые солнца, соединенные между собой веселенькими зелеными баннерами, призванными символизировать то ли лето, то ли свежую траву. Стены зданий оклеены афишами, рекламами и объявлениями, извещающими о распродажах, концертах и прочих увеселительных мероприятиях с участием местных музыкальных знаменитостей.

В кармане завибрировал сотовый — почти как оживающий в руке светляк. Звонил Мердок.

— Ты кого-нибудь нашел? — спросил я.

— Пока нет. У тебя есть на примете знакомые фейри, с которыми можно было бы договориться?

Что тут ответишь? Дружба слишком часто основывается на деньгах и влиянии, но понимаешь это обычно лишь тогда, когда лишаешься и того, и другого.

— Есть одна идея. Можем встретиться на углу Питсбург-стрит и авеню?

— Через пятнадцать минут, — сказал он и повесил трубку.

Я был почти на месте, так что четверть часа показалась вечностью. Мердок по крайней мере не опоздал.

— Что подсказывает чутье? — спросил я, влезая в машину. — Кого-нибудь найдешь?

Он нахмурился.

— Нет.

— Как насчет Робина?

Мердок покачал головой.

— Нет. Он — гражданский.

— Но подходит идеально.

— Робин — подозреваемый, — заупрямился Мердок.

— Только формально. Это мелочь.

— Сколько раз тебе говорить, что из мелочей вырастают крупные неприятности.

Следующая минута прошла в молчании. Друг на друга мы не смотрели.

— Он подходит идеально, — повторил я.

Мердок повернулся вполоборота.

— А если он убийца? Если мы рискуем погубить все расследование?

— Ничего мы не погубим. И наш случай не первый — подозреваемые часто соглашаются помочь полиции. И вообще, я не верю, что он как-то причастен к этим убийствам. Не забывай, что показания Шая подтвердила Танси.

— …которая сама общалась с жертвой, о чем знали и Робин, и Шай.

— Ну, это уж слишком. Подумай сам. Послушай, у нас ничего больше нет. Мы в тупике. И если убийца Робин, то не лучше ли задействовать его и держать под наблюдением? Может быть, он даже решит, что мы уже ни в чем его не подозреваем. А если он не убийца, то у нас появляется шанс взять преступника.

— Руис будет против.

— Ему знать необязательно. Оборудование у тебя есть. Если ничего не случится, даже отчет писать не придется. Если же получится, ты — герой.

— Черт, — пробормотал Мердок и, стиснув зубы, несколько раз покачал головой, словно споря с самим собой. Потом вздохнул и повернул ключ. Я облегченно выдохнул. Через пару минут мы свернули на улицу, где жили Робин и Шай, и остановились перед заколоченной дверью.

Как и в прошлый раз, нас встретил полутемный коридор.

— Свет не включать! — крикнул Мердок, переступая порог. У последней двери нас поджидал Робин. Вид у него был сердитый.

В комнате царил беспорядок: повсюду разбросана одежда, одна кровать отодвинута от стены, тумбочка перевернута. Возле кровати, перед кучкой тряпок стоял на коленях Шай в голубом банном халате. Длинные растрепанные волосы почти полностью закрывали лицо со следами макияжа. Увидев нас, он кое-как сгреб одежду и выпрямился, прижимая ее к груди. Робин, в пузырящихся джинсах и бледно-зеленой футболке, прислонился к стене, сложив руки на груди.

Мердок огляделся, неторопливо прошелся по комнате, поправил сбившуюся картину.

— Помешали?

Шай взглянул на нас и тут же опустил голову.

— Весенняя уборка, — буркнул он. Волны злости исходили от него, как тепло от обогревателя. Обнаружить его в комнате не составляло труда даже с закрытыми глазами.

Мердок поднял перевернутый стул и, прислонившись к спинке, посмотрел на Робина.

— Есть предложение.

Робин пожал плечами.

— Предложений у меня хватает.

— Как насчет того, чтобы помочь схватить парня, который убил Гамелина?

Шай, стоявший к нам спиной, замер, но не повернулся.

— В чем мой интерес? — спросил Робин.

— А не хочешь сначала узнать, что нужно сделать? — поинтересовался я.

Его губы растянулись в ухмылке.

— У меня есть выбор?

— Выбор есть у всех.

— В твоем мире, может быть, Коннор Грей, но здесь жизнь немного другая.

— Я тоже здесь живу.

Он медленно, вразвалку подошел ко мне. Краем глаза я заметил, как Мердок переменил позу, приготовившись к нежелательному развитию ситуацию. Я не шевельнулся. Робин остановился в нескольких дюймах от меня. Несколько секунд он смотрел мне в глаза, потом поднял руку, вытянул палец и погладил воздух над моей щекой.

— Живешь — да, но коснулся ли он тебя хоть раз?

Я не отвел взгляда — уж очень не хотелось, чтобы мальчишка вообразил, что способен кого-то напугать. Наконец он ухмыльнулся и вернулся на прежнее место, к стене.

— Я думал, его интересуют только фейри.

— Так оно и есть. Поэтому ты воспользуешься гламуром.

— Ну а мне что с того? — повторил Робин.

Шай бросил вдруг ком одежды и повернулся к приятелю.

— Нет! Это опасно! Не соглашайся!

— Помолчи! — Робин не отводил глаз от полицейского.

— Мы все время будем рядом. Если что случится, вмешаемся, — сказал Мердок.

Шай обжег его полным ненависти взглядом.

— И что? Этот маньяк будет ждать, пока вы подоспеете?

— Я сказал, помолчи, — бросил Робин, отходя подальше.

Шай отвернулся и снова принялся собирать одежду.

— Нет, я не стану молчать. Я больше так не могу. Эти драки. Риск. Страх. Я приехал сюда, потому что всего этого хватало там. — Он сел на кровать перед разворошенным шкафом, спиной к нам.

— Так в чем все-таки моя выгода? — негромко произнес Робин.

— Решим, когда попадешься в следующий раз.

Он поджал губы.

— А если откажусь?

Мердок пожал плечами.

— То же самое.

Робин улыбнулся мне.

— Ты был прав, Коннор, выбор есть. Шиш здесь и шиш там. И никаких гарантий. — Он вскинул бровь, но я не клюнул. Парень был слишком умен, чтобы верить пустым обещаниям, и слишком глуп, чтобы понять — в этот угол он загнал себя сам.

— Когда?

— Сегодня вечером, — ответил Мердок.

— Ладно.

Шай издал странный звук — то ли всхлипнул от отчаяния, то ли зарычал от злости, — вскочил и скрылся за занавеской.

Мы вышли на улицу и сели в машину.

— Я отправил сообщение Джо. Может быть, удастся подключить Танси.

Мердок кивнул.

— Как будем ее охранять?

— Она же флит — выпутается из любой неприятности, — заверил я.

— Смотри, Коннор.

Я промолчал. Сомнений хватало, но делиться ими с Мердоком я не собирался — он все еще мог дать задний ход.

— Сможешь присмотреть за Шаем?

— Конечно, мне же больше заняться нечем, — съехидничал он.

— Мне не до шуток. Что-то здесь не так. От него исходят какие-то странные флюиды. Я ощущаю их уже во второй раз. Он определенно человек. С очень сильной сущностью. Я даже вижу его ауру.

— Что за флюиды?

— Трудно объяснить. Когда мы разговаривали с ними впервые, Шай определенно хотел помочь. Сегодня же я почувствовал, что он не желает принимать в этом никакого участия.

Мердок вздохнул.

— Коннор, ты постоянно забываешь, что мы имеем дело с людьми, стоящими по ту сторону закона. Вот и мечутся туда-сюда.

— Может, ты и прав. Шай под наблюдением?

Мердок остановился перед моим домом.

— С того самого дня, как мы здесь побывали. Странное дело, для человека его рода деятельности он ведет довольно-таки уединенный образ жизни. Всего две подозрительные встречи, обе в отеле. В остальное время уходил домой еще до закрытия баров.

Я вышел из машины.

— Спасибо, что подвез.

— Заеду ближе к вечеру, — сказал он и укатил.

Поднявшись к себе, я приготовил еще одну чашку кофе и, обведя свежим взглядом комнату — после похожего на свинарник салона машины Мердока она выглядела не так уж плохо, — решил, что следующим этапом в программе самосовершенствования будет уборка. По крайней мере в гостиной — кабинет потребовал бы слишком больших усилий. Что мне сейчас требуется, это полная самодисциплина. Я расстелил постель, подобрал с пола журналы, отправил в моечную машину четыре чашки из-под кофе и прошелся по комнате с мусорной корзиной, подбирая обертки и почтовый мусор. К тому времени, когда дело дошло до запылившихся горизонтальных поверхностей, я уже проникся законной гордостью.

Я упал в кресло, положил ноги на подоконник и взял чашку с остывшим кофе. Меня беспокоил Шай, но что именно? Определенно не его гермафродитизм. Как раз это даже забавляло. Глядя на Шая, я ловил себя на том, что пытаюсь определить гендерную категорию парня, но его лицо и тело не поддаются классификации. Человека не столь способного контролировать эмоции это, возможно, даже рассердило бы, особенно если бы сомнение вызывала его собственная сексуальность. Шай был по-женски красив и одновременно по-мужски привлекателен.

Его кажущаяся образованность ничего не значила. Симпатичных пареньков из среднего класса на улице хватает — не он первый. Может быть, Мердок прав, и жизнь в пригороде, на зеленой лужайке за белым палисадником вовсе не кажется радужной тем, кто не соответствует общепринятой модели Дика и Джейн. Вейрд притягивает многих, особенно подростков, и здесь с ними случается всякое. Большинство просто пропадают. Шай удержался и в конце концов прибился к Робину. Никакой тайны здесь нет. С другом всегда легче, особенно с таким, который больше и сильнее.

Беспокоило меня то, что Шай умолчал о своем разговоре с убийцей. Бармен в «Флиттербаге» упомянул об этом сам, за язык его никто не тянул, так что информацию можно было считать надежной. С другой стороны, паренек не отказался сотрудничать с полицией и помог составить портрет убийцы. Одно не состыковывалось с другим. Либо ты даешь все, либо не даешь ничего. Так или иначе, поведение Шая указывало на то, что он чего-то недоговаривает. Что именно, это я собирался выяснить, независимо от того, настроен парень на откровенность или нет.

Наступили сумерки, и желтоватый, болезненный свет города отразился от подбрюшья нависших над ним облаков. В аэропорту за бухтой зажглись красноватые огни авиамаяков; взлетающие самолеты растворялись в темноте, как металлические насекомые.

Очнувшись от раздумий, я засунул в микроволновку замороженный тако и едва успел налить в стакан воды, как голос за спиной произнес:

— Наливай два.

Едва не выронив стакан, я обернулся и обнаружил в гостиной гостей, Джо и Танси.

— Ты бы все-таки предупреждал как-то.

Танси пролетела мимо меня к микроволновке и с детским интересом прильнула к окошечку, наблюдая за вращением пирожка.

— Зачем? Вторгаться в твою интимную жизнь я не собираюсь, — сказал Джо.

— Кто бы говорил. — Я отпил воды. Микроволновка звякнула, и Танси с испуганным писком отпрянула от нее.

Я достал тако и неловко — он оказался слишком горячим — перебросил на тарелку.

— Сегодня вечером мы собираемся устроить убийце ловушку. Надеюсь, Танси не откажется помочь.

Услышав свое имя, Танси подлетела к столу и зависла над пирожком, с удивлением его рассматривая. Я предложил ей кусочек мяса на кончике пальца. Она взяла его, обнюхала и, скривив личико, отлетела на пару шагов. Пока я ел, Джо перевел ей суть моей просьбы.

Танси не обрадовалась — это я понял сразу — и даже, если такое вообще возможно, побледнела. После оживленного обмена репликами, смысла которых я не уловил, Джо повернулся ко мне и сообщил:

— Она согласна, но только если с ней буду я.

— На тебя мы тоже рассчитывали.

— Отлично. Ты так стараешься нас свести, что к концу фильма мы окажемся в постели. — Он задумчиво посмотрел на свою спутницу. — А почему бы и нет? Может, я и покружу малышку на карусели.

— Ты такой грубый.

Джо сердито посмотрел на меня.

— Можно подумать, ты святой. Не забывай, я вхожу без стука.

— Вообще-то ты мне свиданий испортил больше, чем я тебе.

— Не скажу, что мне пришлось так уж стараться.

В дверь постучали.

— Это Мердок, — сказал я.

За то время, что мы не виделись, настроение у него нисколько не улучшилось. Я бы даже сказал, что он выглядел более растрепанным, чем обычно, что в данном случае выражалось в появлении на рубашке нескольких морщинок и ослаблении узла галстука. По дороге все молчали. Стинкворт и Танси, ощущая исходящие от полицейского волны напряжения, беспокойно прыгали на заднем сидении. Я, зная по опыту, что в таком состоянии Мердока лучше не трогать, вопросов не задавал. Мы остановились в переулке, и Танси тут же разразилась пространным монологом, из которого я понял только то, что ей нужно сосредоточиться и попытаться идентифицировать все, что она видит: машины, людей и деревья.

Мы снова вошли в полутемный коридор за заколоченной дверью. В комнату нас впустил Шай, одетый в красную тунику с множеством бусинок и с собранными пучком волосами, что делало его похожим на взбалмошную гейшу.

— Опаздываете, — подал голос Робин. На нем была уже знакомая мне бледно-зеленая футболка и такие же шорты.

— Давай посадим «жучка», — сказал Мердок. Робин молча задрал футболку, и детектив ловко прилепил ему на грудь крошечное подслушивающее устройство. Робин опустил футболку. Мердок кивнул мне, и я достал деревянную коробочку с гламуром.

Ощущение было такое, словно ореховая шкатулочка вибрирует в руке. Я знал, что дело в данном случае не в камне, а в защитном поле самой коробочки, назначение которой хранить и маскировать содержимое. Я сдвинул крышку и извлек гламур. Это был маленький, примерно в одну восьмую дюйма диаметром, прозрачный кристалл, заключенный в простенькую золотую подвеску на коричневом кожаном шнурке. Передавая камень Робину, я ощущал исходящую от него сущность фейри.

Робин с сомнением взглянул на меня, но промолчал и послушно повесил гламур на шею. Шай тихонько охнул. Перемена и впрямь впечатляла — Робин как будто стал выше, члены его сделались гибкими, недовольно поджатые губы растянулись в дерзкой ухмылке, в глазах появился стальной блеск, а струящиеся по плечам волосы обрели роскошный шелковистый глянец. Но самый сильный эффект производило едва заметное мерцание серебряных крылышек за спиной.

— Чудесно, чудесно, — восторженно воскликнула, подлетая ближе, Танси.

Шай протянул руку и осторожно провел ладонью по волосам.

— Ты прекрасен, — шепнул он.

— А я ничего не чувствую, — пожал плечами Робин.

— Ты и не должен, — сказал я.

Мердок вопросительно посмотрел на меня.

— Думаешь, сработает?

Я кивнул.

— Человеческая сущность присутствует, но обнаружить ее нелегко, а в прочих отношениях он воспринимается как фейри. В таком месте, как бар, должно сработать.

— Что мне делать, когда выйду из бара? — спросил Робин.

Мердок покачал головой.

— Не выйдешь. Тебе нужно привлечь его внимание, дать нам его описание и уйти в сторону. Все остальное мы сделаем сами.

— А потом? Что, если он последует за Робином? — встревожился Шай.

— Не думаю, что он за ним последует. Без гламурного камня Робин будет интересовать его не больше, чем мы с Мердоком, — ответил я. Шай недоверчиво покачал головой, но сомнения оставил при себе.

Мы вышли на улицу. Шай и Робин после долгих препирательств устроились на заднем сидении. Мы медленно объехали вокруг квартала и свернули на авеню. Машин было мало, и Мердок без проблем нашел удобное место для стоянки неподалеку от «Флиттербага».

— А теперь слушай меня, парень, — сказал он, поворачиваясь к Робину. — Я хочу слышать тебя. Не молчи, понятно? Если рядом никого нет, рассказывай, кого видишь, но не привлекай к себе внимания. Если кто-то подойдет, постарайся дать нам его описание. Если оно не соответствует описанию Шая, попытайся отделаться от него побыстрее.

— А что делать мне? — спросил Шай.

— Ничего. Останешься здесь. Будешь слушать голоса. Ты же сказал, что запомнил его голос.

На лице Шая отразился такой ужас, что мне пришлось отвернуться, пряча улыбку.

— Нет! Невозможно! Я же ваш главный свидетель!

— Если ты можешь его опознать, то и он может опознать тебя, и если увидит тебя раньше, то сразу же уйдет. Все, хватит.

Шай сложил руки на груди и с обиженным видом забился в угол.

Робин выбрался из салона и направился к бару в сопровождении Стинкворта и Танси. У входа он замедлил шаг, как будто заколебался — похоже, парень был не настолько самоуверен, как хотел казаться.

— Слышите меня? — Голос звучал немного приглушенно, но вполне разборчиво. Мердок подал короткий сигнал гудком, и Робин кивнул и вошел в бар. Тишина сменилась вдруг громкой музыкой. Только бы не остановился где-нибудь возле динамиков, подумал я. Словно в ответ на мое пожелание, музыка отступила на задний фон.

— Привет, что тут у вас?

— Я тебя знаю? — спросил кто-то, вероятно, бармен.

— Это Бем, тот еще придурок, — прокомментировал с заднего сидения Шай.

— Что будешь? Покрепче?

— Нет, налей мне родниковой воды.

— На родниковой воде не заработаешь, — резонно заметил Бем.

— Так плесни в нее водки.

— Эй, мне на выпивку фондов не выделяли, — пробормотал Мердок.

— Решим эту проблему позже, ладно? — проворчал я. Мердок иногда отвлекается по пустякам.

Некоторое время мы сидели молча, вслушиваясь в тревожную тишину, прерываемую время от времени доносящимся из бара глуховатым шумом. Каждый раз, когда Шай на заднем сидении совершал малейшее движение, бусинки у него на тунике начинали позвякивать. Машины устало кружили по авеню, словно придавленные вечерней духотой. Ночной люд, похоже, осознал наконец, что где-то рядом может орудовать маньяк, и что сегодня его день.

— Эй, красавчик, в тебе сколько? Шесть и два? Или три? — спросил вдруг Робин.

— Сколько? — прозвучал грубый голос.

— Я же сказал, шесть и два или…

— Я не то имел в виду.

— Знаю. Вы, тролли, такие нетерпеливые. Откуда у тебя этот шрам? Врезался головой в мост?

Мердок усмехнулся.

— Чертовы фейри. Слишком много о себе воображаете, — проворчал тролль и рассмеялся. — Но ты-то свое получишь, а?

Затянувшееся молчание прерывали только статические разряды.

— Узнаешь голос? — спросил я.

Сзади звякнули бусинки.

— Нет, это не он. Тот точно не был троллем.

Тролль выругался.

— Черт, от него воняло, как от куска рокфора, — прошептал Робин.

— Наверно, руки давно не мыл, — заметил я, зная, что Робин меня не слышит.

Время тянулось медленно, час за часом. Робин имел успех, а вот потенциальные клиенты оригинальностью подхода не отличались. Я уже забыл, каким томительным может быть ожидание. Единственным положительным моментом были язвительные комментарии Робина, умело отделывавшегося от нежелательных типов и успевавшего давать нам их краткие, но выразительные описания. Чаще всего к нему обращались люди, а из прочих был лишь один эльф, движимый желанием положить конец межплеменной вражде.

— Скучновато, — заметил Шай.

— Ты же вроде бы волновался по другому поводу.

— Я и сейчас волнуюсь. Просто не думал, что ожидание опасности может быть настолько утомительным.

— Я вот подумал… Может быть, ты потому так хорошо запомнил его голос, что он с тобой разговаривал.

— Нет, — ответил Шай после долгой паузы. — Я бы запомнил. Но он обращался только к Гамелину, а я просто оказался неподалеку.

Что-то в тоне его голоса заставило меня обернуться. Шай с тоской смотрел в окно.

— Я бы запомнил, — повторил он едва слышно.

— Эй, посмотри-ка сюда. — Мердок дернул меня за рукав.

По тротуару во всем блеске великолепия шествовала фейри с развернутыми за спиной наподобие серебристых вееров тонкими крыльями. Традиционное для низших классов зеленое платье совершенно не вязалось с той силой, который явно обладала эта женщина. Пряди роскошных медно-рыжих волос пританцовывали, как живые, а дополнял и усиливал иллюзию рой вьющихся над головой флитов. Всем известно, как обожают флиты блестящих, ярких и откровенно вульгарных фейри.

— И куда так вырядилась, — фыркнул на заднем сидении Шай.

Перед входом в «Флиттербаг» фейри остановилась, а когда повернулась, ее лицо оказалось в свете уличного фонаря. Я скрипнул зубами от злости и толкнул дверцу. Кива.

— Что, черт возьми, она здесь делает?

Не обращая внимания на пронзительный вой клаксонов и проклятия водителей, я перебежал через улицу. Появление Кивы уже возымело эффект. Если она кого и напоминала, то только агента Гильдии или по крайней мере кого-то, кто мог причинить серьезные неприятности. Завсегдатаи спешно покидали бар. Я пробился в дверь и едва не был сметен шквалом ревущей музыки и волной всевозможных сущностей, окрашенных сексом, злобой, отчаянием и удивлением. Еще несколько посетителей устремились к выходу. Оглядевшись, я увидел Киву у дальней стены и, подойдя, схватил ее за руку. Она повернулась, вырвала руку и полоснула меня обжигающим ненавистью взглядом. Мое защитное поле активировалось так быстро, что боль ударила в лоб тупой рукоятью ножа. В воздухе с треском рассыпались искры. Оказавшиеся рядом в страхе попятились.

— Прекрати, — предупредил я.

Она узнала меня, и свет в ее глазах померк, но огоньки злости еще горели.

— Не трогай меня.

В конце бара я заметил Робина в окружении сомнительных типов, явно встревоженных происходящим. За спиной у Кивы появился Стинкворт. Судя по положению руки у талии, он уже был готов пустить в ход кинжал, который носил иногда, прикрывая гламуром.

— Что ты здесь делаешь?

— Работаю. А тебе лучше убраться, пока все не испортил.

— Или что? Я сорвал тайную операцию? И это твое прикрытие? С таким же успехом могла бы заявиться с сиреной на голове.

— Если не уберешься, я подам официальный рапорт. Ты мешаешь мне исполнять служебные обязанности.

Я наклонился к ней, чтобы никто не слышал.

— Это ты мешаешь. Я здесь работаю.

Она выгнула бровь и бросила взгляд мне за плечо. Стинкворт ответил хмурой ухмылкой. Кива улыбнулась ему и снова посмотрела на меня.

— Поговорим. — Она направилась к двери.

Стинкворт подлетел поближе.

— Все в порядке?

— Да. Спасибо, что прикрыл тыл. — Я бросил взгляд в сторону бара — Робин сидел на стуле, подавшись к какому-то типу. — Что там?

— За него можешь не беспокоиться. Мелет как мельница. Последние минут десять измывается над каким-то придурком.

— Ладно. Побудь у двери, а я пока потолкую с Кивой.

Он пролетел за мой через танцпол и завис над выходом. Я переступил порог. Моя бывшая напарница стояла, подбоченясь, футах в десяти от двери.

— Хотела всех спугнуть? — спросил я, подходя ближе.

Она улыбнулась.

— Вообще-то да. Я же говорила, что ищу одного пропавшего.

— Ищешь? Странно это у тебя получается. У меня здесь засада, и ты все испортила.

— Что мне делать и как, это тебя не касается. И кстати, официальных уведомлений никто не подавал.

Возразить было нечем. Я знал, что если Кива подаст рапорт и сообщит о нашей операции, Мердок убьет меня голыми руками.

— Что и как я делаю, тебя тоже не касается, — повторил я, отчаянно пытаясь найти выход из ситуации.

Некоторое время мы просто смотрели друг на друга.

— Что ж, похоже, у нас обоих ничего не получилось, — сказал я.

Она ткнула мне кулаком в грудь. Сильно.

— Из-за тебя.

Я сделал глубокий вдох — нужно успокоиться.

— Дело не в том, чья тут вина.

— Ты сорвал операцию, проводимую Гильдией.

— А ты даже не удосужилась заглянуть в утренние полицейские сводки. Могла бы по крайней мере оглядеться, прежде чем входить, — увидела бы меня в машине. — Я блефовал — бостонское управление полиции отнюдь не всегда уведомляло коллег из других служб о проводимых операциях. Впрочем, Кива практически не работала с полицией, и я рассчитывал, что ей о такой практике неизвестно.

Она прищурилась.

— Что предлагаешь?

— Мы оба будем выглядеть не лучшим образом. — Я перевел дыхание, надеясь, что Кива проглотит наживку. Расчет строился на том, что больше всего на свете ей не нравится проигрывать.

— И что? — На каменном лице вспыхнули пятна румянца.

Я медленно выдохнул и развел руками.

— Каждый доложит, что операция не дала результата. Вот и все.

Мне даже показалось, что я слышу, как пришли в движение колесики у нее в голове.

— Сыграем на равных — quid pro quo. Ты мне — я тебе.

— Негодяй.

— Мне тоже тебя недоставало.

Кива начала что-то говорить, но остановилась, увидев что-то у меня за спиной. Мердок подкатил к тротуару и, перегнувшись через спинку сидения, открыл дверцу. Из машины вылез недовольный Шай.

Мердок помахал мне.

— Садись. Только что прошло сообщение. Кого-то уже взяли. Может быть, нашего парня.

Прежде чем сесть, я переглянулся с Кивой. Мердок включил сирену и развернулся через сплошную линию. В последний момент на зеркало заднего вида вспрыгнул выскочивший из-под колес Стинкворт. Мердок едва успел ударить по тормозам.

— Хорошие рефлексы, — похвалил его флит.

— Извини, Джо.

— А что вообще происходит? — поинтересовался Стинкворт.

— Кого-то арестовали.

— То есть стеречь больше никого не надо?

— Да, скажи Робину и Шаю, что их смена закончилась.

— И убедись, что они пошли домой, — добавил Мердок. — Утром я к ним заскочу.

Джо закатил глаза и исчез.

— Кто его взял? — спросил я, наблюдая, как Мердок лавирует в потоке движения.

— Не знаю, — сдержанно ответил он. Кому понравится, когда от тебя скрывают информацию да еще по твоему же делу?

Мы остановились перед управлением. Тротуар был забит людьми в форме. Мердок припарковался рядом с гидрантом. Мы вышли и взбежали по ступенькам. Полицейские вокруг оживленно переговаривались. Как и все остальные, они горели желанием узнать подробности громкого задержания, пусть даже жертвами убийцы были те, кто при жизни не вызывал у них ничего, кроме презрения.

Едва войдя в вестибюль, Мердок остановился как вкопанный. У внутренней двери его с надменной улыбкой встречала Кива.

— А вы как сюда попали?

— Вы, может быть, не обратили внимания, детектив, но у меня есть крылья.

Мердок вопросительно взглянул на меня. Я кивнул. Крылья фейри кажутся слишком ненадежными для полета и были бы совершенно лишены практической ценности, если бы речь шла только об их динамике и мускульной силе. В действительности же крылья исполняют роль аэродинамических профилей для управления сущностью. Когда им нужно, фейри перемещаются чертовски быстро. Флиты, впрочем, еще быстрее.

Мы вошли в мрачноватое фойе с сидящим за пуленепробиваемой стеклянной перегородкой дежурным сержантом. Узнав Мердока, он нажал кнопку. Дверь справа от его клетки открылась. Короткий коридор вывел нас к находящимся в глубине здания кабинетам. Сидевшие за столами детективы в штатском создавали иллюзию работы. Судя по направлению взглядов — их целью была закрытая дверь в конце помещения, — настоящую работу делали там. Решительно промаршировав между столами, Мердок коротко постучал и, не дожидаясь ответа, толкнул дверь.

В узкой затемненной комнате с полдюжины мужчин сгрудились у двусторонней стеклянной перегородки. В другой комнате, за стеклом, у стола со следами от потушенных сигарет, сидел на стуле, раскачиваясь взад-вперед, высокий плотный мужчина растрепанного вида со скованными руками. Голова у него была выбрита, а левую сторону лица украшала темная дорожка из свежих синяков. Еще один человек, в форме, стоял в дальнем от стола углу. Из крохотного громкоговорителя доносились одни и те же, повторявшиеся снова и снова слова: «Я не хотел. Я не хотел. Я не хотел».

Время как будто остановилось, и мною овладело вдруг странное ощущение. Незнакомец за столом все раскачивался и раскачивался, бормоча одно и то же. Взгляд его уперся в одну точку. Я чувствовал его сущность, довольно сильную, но был ли он достаточно силен физически, чтобы справиться с фейри? При наличии нужного оснащения, наверное, мог бы, если бы твердо представлял, что делает, и был сосредоточен и собран. Тот, что сидел за столом, не производил впечатления организованного и волевого человека. Я попытался определить, от кого в комнате исходят вибрации, но в тесных помещениях, когда люди стоят так плотно, сделать это трудно.

— Капитан вас ждет, — произнес кто-то, и ощущение исчезло.

Мердок кивнул, и я последовал за ним. Кива не отставала.

Мы вернулись в комнату, через которую только прошли, и только теперь я заметил сидящего в углу, отдельно от остальных, фейри — с всклокоченными русыми волосами, в красной, продырявленной в нескольких местах тунике. Через густой макияж на лице пролегли оставленные слезами дорожки.

Детективы уже не притворялись, что работают, и пялились на нас; кто-то с любопытством, кто-то с презрением. Что-то было не так. У двери в кабинет капитана меня встретила мощная волна сущности, и я мгновенно понял, в чем дело. Кто-то вышел, мы вошли, и в крохотной комнатушке сразу стало тесно.

Капитан Эмилио Руис сделал уже ненужный приглашающий жест. Судя по рассказам Мердока, это был человек, старающийся во всем действовать по инструкции. Поднявшись из низов до капитанской должности, он вовсе не стремился забираться выше, но за кресло держался обеими руками. Руис исполнял свои обязанности, смотрел сквозь пальцы на мелкие нарушения и сторонился политики. Вот почему сейчас мне было искренне жаль его, поскольку по обе стороны от капитана восседали два крупнейших в городе политических игрока.

В человеке, сидящем спиной к нам, я узнал комиссара Скотта Мердока, отца моего напарника. Услышав стук двери, комиссар обернулся, чтобы посмотреть, кто пришел. Это был крупный мужчина примерно одного со мной роста и с такими же темными, как у сына, глазами. Возраст обошелся с ним милостиво, и он все еще мог кружить головы, а подернутые сединой волосы вкупе с выразительными скулами давали ему дополнительный гандикап. В любимчиках я у него не ходил.

Сущность второго я распознал сразу: Лоркан Макдуин, шеф местного департамента Гильдии. Высокий, статный, породистый, как сказали бы о нем на родине. Длинные светлые волосы заплетены в свисающую почти до пояса косичку. Сейчас на нем был приталенный, безукоризненно пошитый черный костюм и черная же водолазка, отчего он казался еще выше и худее. Легкое дрожание воздуха над плечами указывало на скрытые гламуром крылья. Киве Макдуин кивнул, нас же с Мердоком как будто и не заметил. Сомневаться в его чувствах по отношению ко мне не приходилось. Впрочем, я отвечал ему взаимностью.

Комиссар махнул рукой.

— Продолжайте, Лоркан.

Макдуин поднялся, но прежде чем заговорить, пронзил взглядом сначала Мердока, потом меня.

— Как я уже говорил, Гильдия более чем согласна заключить подозреваемого под стражу. Более того, я настаиваю на этом. В данном деле немало неясных аспектов, прояснить которые, несомненно, сумеют наши эксперты.

— Кто-нибудь введет меня в курс дела? — прервал его Мердок.

Наступила пауза, нарушать которую никто не спешил. Я чувствовал себя подростком, вклинившимся в серьезную взрослую компанию. Удостоить нас объяснением решился наконец Руис.

— Директор Макдуин задержал подозреваемого при попытке убийства проститута в переулке неподалеку от Конгресса и доставил его сюда. Сейчас мы уточняем, под чью юрисдикцию он подпадает.

— Прошу прощения, сэр, но поскольку подозреваемый человек, разве могут быть сомнения в том, что он наш?

Руис с некоторым беспокойством взглянул на комиссара.

— С одной стороны, да. С другой… задержал его все же агент Гильдии.

Слегка повернув голову, я посмотрел на пострадавшего, отделенного от нас стеклянной перегородкой. Он сидел неподвижно, разве что поднял руку, чтобы пригладить волосы. Отвернувшись, я успел поймать взгляд Кивы, наблюдавшей за мной исподтишка и теперь безуспешно пытавшейся придать лицу безучастное выражение.

— Обычно Гильдия берется только за те дела, расследованием которых сама же официально и занималась, — напомнил Мердок.

— Как я уже говорил комиссару, детектив, — ответил Макдуин тоном лектора, уставшего объяснять элементарные истины, — ради успокоения общественности и в интересах правосудия Гильдия сама восстановит справедливость в отношении убийцы, виновного в преступлениях против наших людей. — Голос его сочился таким высокомерием, что оно чуть не падало каплями на пол.

Мердок уставился на него с нескрываемым удивлением.

— Так вы полагаете, что фейри убивал тот парень?

Макдуин едва разлепил сжатые в полосочку тонкие губы.

— Да.

Мердок выпятил воинственно подбородок и закивал.

— Вот оно что. Целое управление всю неделю разыскивает преступника, а вы ловите его за руку, просто прогуливаясь по переулку. Ловкий ход.

— Мердок… — предупредил Руис. Я и сам немало удивился. Мердок мог показать зубы или отпустить шпильку, но сейчас, открыто насмехаясь над директором департамента Гильдии да еще в присутствии своего начальства, он ступал на очень тонкий лед.

Мой напарник изобразил покаянную улыбку.

— Извините, сэр. Нервы расшалились.

— Почему вы считаете, что именно этот человек может иметь отношение к убийствам? — спросил я и тут же, с опозданием сообразив, насколько дерзко прозвучал вопрос, поспешно добавил: — Прошу извинения у присутствующих.

Макдуин смерил меня пристальным взглядом, словно решая, прихлопнуть надоедливую мошку сейчас или дать ей еще пожить.

— Именно поэтому Гильдия и должна провести расследование. Мне бы очень хотелось знать, как человек, не наделенный какими-либо способностями, расправился с несколькими иными.

— Жертву избивали. Нашему преступнику это не свойственно.

Макдуин кивнул.

— При задержании произошла небольшая потасовка.

— А по-моему, Коннор прав, — сказал Мердок. — Что-то не сходится. Единственный свидетель — человек совершенно случайный. Преступник, которого мы ищем, знает свое дело и места выбирает подальше от посторонних глаз. Ни для кого не секрет, что мы располагаем его описанием, так что теперь он должен быть еще осторожнее. Думаю, мы столкнулись с имитатором.

Наклонившись вперед, Макдуин взял со стола Руиса прозрачный пластиковый пакетик и аккуратно положил на стопку бумаги. Внутри пакета лежал черный круглый камешек.

— Поправьте, если ошибаюсь, но об этом, за исключением присутствующих здесь, знали очень немногие.

Мы с Мердоком переглянулись. Детектив пожал плечами.

Комиссар негромко откашлялся.

— Судя по вашему молчанию, речь идет именно о таких камнях? — Мердок кивнул. Комиссар потер глаза. — Давайте так договоримся. Лоркан, забирайте пострадавшего, допрашивайте его, делайте что хотите. Но только не потеряйте. А мы до прояснения ситуации оставим себе подозреваемого.

— Я вынужден протестовать, — заявил Макдуин.

Комиссар поднялся и протянул ему руку.

— Знаю, Лоркан. Но сейчас уже поздно, а я устал, и утром мы все будем в другом настроении. Может быть, продолжим дискуссию до нашей завтрашней встречи?

В какой-то момент показалось, что Макдуин не пожмет протянутую руку, но он, подумав, все же ответил на жест примирения.

— Хорошо, поговорим завтра утром. — Директор шагнул к выходу. — Кива, помогите мне эскортировать пострадавшего.

Она открыла дверь, и они вышли вместе. Повернувшись к Мердоку, я заметил, как комиссар хитро подмигнул ему.

— Спасибо за помощь, Коннор, — сказал он, протягивая мне руку и давая понять, что дальнейшее мое присутствие необязательно.

— Рад был повидаться с вами, сэр. — Прежде чем выйти из кабинета, мы с Мердоком успели переброситься взглядами. Выйдя из здания, я догнал направляющихся к машине Макдуина, Киву и пострадавшего.

— Хорошо сработали, Лоркан.

— Спасибо. — Макдуин демонстративно отвернулся.

Я зашагал рядом с ним.

— В том смысле, что, как сказал Мердок, ловко у вас получилось. Оказались в нужном месте в нужное время.

— Да. — Улица интересовала его куда больше, чем я.

— Интересно, Лоркан, а что вы делали в Вейрде в такое позднее время?

Он соизволил наконец одарить меня взглядом.

— Поскольку вы, Коннор, как-никак наш бывший коллега, я удовлетворю ваше любопытство и скажу, что руководил операцией. На сегодня это мой последний ответ.

Кива встала между нами.

— Послушай, Коннор, почему бы нам не созвониться завтра утром?

К тротуару подкатил длинный черный лимузин. Шофер открыл дверцу. Лоркан и Кива устроились сзади. Со стороны они напоминали две статуи. Проститут и водитель неуверенно переглянулись. Я взял пострадавшего за локоть и, легонько подтолкнув к дверце, наклонился, чтобы видеть бывших коллег.

— Интересный у вашей жертвы цвет волос. Когда я работал в Гильдии, у нас это называлось профайлингом. Например, мы отмечали, что у всех жертв волосы одного цвета. В трех предыдущих случаях они были светлые, а не темные.

Макдуин бросил на меня взгляд, от которого, наверно, и молоко бы свернулось.

Шофер обежал лимузин спереди, сел за руль, и черная громадина неуклюже отвалила от тротуара. Я смотрел ей вслед, пока огоньки не исчезли за поворотом, потом вернулся к машине Мердока и забрался на пассажирское сидение. Полицейские меня не потревожили. Они часто видели нас вместе и, наверно, рассудили, что опасности для транспортного средства их коллеги я не представляю. Будь иначе, угостили бы дубинкой. Я сидел, смотрел в забрызганное грязью ветровое стекло и пытался понять, что же, черт возьми, происходит.

Ждать долго не пришлось. Мердок едва ли не вылетел из управления и, плюхнувшись за руль, сразу повернул ключ и заложил крутой поворот. Пока он выруливал, я не произнес ни слова. Промчавшись по улицам и продемонстрировав пренебрежение правилами дорожного движения, Мердок резко затормозил у моего дома и выключил мотор. Несколько секунд мы сидели молча, слушая доносящиеся из-под капота свистящие звуки.

— Я заметил, как вы с отцом перемигнулись. Что такое?

Он пожал плечами.

— Это у нас такая игра. Когда нужно прижать кого-то из Гильдии — а ему это не с руки из-за высокого положения, — он спускает с цепи меня.

— Ему не нравятся иные.

Мердок рассмеялся.

— Ему ты не нравишься.

— Спасибо.

Он хмыкнул.

— А ты попробуй представить себя на его месте. Большая часть проблем из-за иных. Гильдия за эти дела браться не желает и сваливает все на полицию. Но стоит только нам подцепить большую рыбу, как они начинают давить авторитетом и забирают лакомый кусочек себе. Так что, да, ты прав, симпатий к иным отец не питает.

Я сел поудобнее.

— Этот парень, может быть, и входит в какую-нибудь банду ксено, но к убийствам не причастен. Один раз у человека еще могло получиться, но после второго и третьего все уже были настороже. Два свидетеля, Танси и бармен из «Флиттербага», упоминали, что у него очень сильная сущность. В отличие от того бедолаги, что раскачивался на стуле. Да и пострадавший меня смущает. Волосы слишком темные. Алкоголя я не почувствовал. И вообще, готов держать пари, что он до сегодняшнего вечера в Вейрде и не бывал ни разу.

— Почему ты так думаешь?

Я пожал плечами.

— Бывает, что проведешь в каком-то месте много времени и начинаешь ощущать сущность среды. В Вейрде столько иных, что определить, кто здесь живет или работает, не так уж трудно.

Мердок устало вздохнул.

— А с чего, по-твоему, Гильдия вдруг так зашевелилась?

Я покачал головой.

— За последнюю неделю мы с Кивой встречаемся уже во второй раз. Это не совпадение. Они что-то скрывают.

— Думаешь, у какого-то агента Гильдии снесло крышу, и он ступил на тропу войны?

— Не исключено, хотя в таком случае какие-то слухи до меня бы определенно докатились. Кива и Макдуин очень заботятся о своей репутации. И пусть даже ненавидят друг друга, но потерпеть неудачу для них обоих равнозначно катастрофе.

Мердок подавил зевок.

— Ладно, на сегодня хватит. На завтра назначена пресс-конференция.

Я выбрался из машины и потянулся. Небо на востоке уже начало бледнеть. Мердоку давно положено лежать в постельке. Он повернул ключ, но прежде чем отъехать, многозначительно посмотрел на меня.

— Во всем этом, Коннор, есть только одна проблема. У нас вторник, а трупа нет. Так где же наш парень?

— Может, мы вынудили его уйти поглубже. Или, может, просто не нашли пока тело.

Сил тащиться по лестнице не было, так что я поднялся на лифте, а закрыв за собой дверь, разделся и упал на кровать.

Я знал, что упустил что-то. И пусть Кива читала полицейские отчеты, но я ведь держал улики в руках, чуть ли не спал с ними. Как случилось, что она появилась в «Флиттербаге» едва ли не раньше нас? И что такое привело Макдуина в тот самый переулок? Не слишком ли много совпадений? Не исключено, что они с Кивой действуют вместе. Что касается так называемого убийцы, то парня очевидно подставили. Размышляя обо всем этом, я пришел к неутешительному выводу, что есть лишь один способ найти ответы, и, глядя в потолок, принялся обдумывать план проникновения в Гильдию.


Глава 6 | Лишенное формы | Глава 8