home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

На следующее утро я несколько раз пытался дозвониться Гиллену Йору, но попадал только на автоответчик. В конце концов уже после полудня некто живой сообщил, что Гиллен недоступен, и когда появится — неизвестно. Опуская трубку, я посмотрел в потолок, словно надеясь пронзить его взглядом и увидеть каменную комнату и лежащую на гранитной плите медитирующую Бриаллен. Понятно, что Бриаллен согласилась бы помочь Мэб в любом деле, о чем бы королева ни попросила, но тот факт, что к расследованию привлечен еще и Гиллен — и что он не отказал! — свидетельствовал о масштабах угрозы.

Проснувшись утром в гостевой спальне, я почувствовал себя так, словно снова вернулся домой. Способности проявились у меня в двенадцать и сразу с редкой силой. Я часто бывал в доме на Луисберг-сквер, далеко от семьи. Поначалу все было интересно и заманчиво — учиться вещам, о которых большинство детей могут только мечтать. Потом пришли усталость и разочарование — я понял, сколь трудным будет путь. Порой бывало одиноко — к подростковым тревогам добавлялось осознание собственной обособленности, бремя непохожести на других. Часто положение спасала улыбка Бриаллен. Иногда я высекал эту улыбку шуткой, но обычно достаточно было сделать что-то правильно. Со временем ее одобрение стало для меня потребностью.

Я провел ладонью по переплетам фолиантов в кабинете Бриаллен, рассчитывая отыскать что-то, что вывело бы меня из тупика. Заставить Шая убрать пентаграммы или не стоит? Являются они частью некоего медитативного упражнения или нет? Я взял с полки несколько книг — наугад, в надежде, что фортуна сама подбросит решение, но она отказалась играть в эту игру. Может быть, лучший вариант — подбросить монетку?

Зазвонил сотовый. Я поднял трубку, и в ухо ударил уличный шум.

— Звоню из телефонной будки напротив Гильдии. Внутренними линиями пользоваться не хочу. У нас массовые зачистки, — сообщила Мирил. — Послушай, я просмотрела книги, о которых ты говорил. Похоже, нашла кое-что весьма любопытное и странное. Заклинание на освобождение, снятие наложенных чар. Если я все поняла правильно, оно обращено к древним силам. По-настоящему древним. Из разряда тех, о которых говорят — запри на три ключа и выбрось все три подальше.

Я мысленно поблагодарил тех, кто возможно нас слушал.

— Давай встретимся у павильона на Коммон-стрит через пять минут. Устроит?

— Буду. — Она повесила трубку.

Я вернулся в комнату и натянул ботинки. Кинжал Бриаллен уже не ощущался чем-то посторонним, но и выходить без своего старого не хотелось. Я уже решил, что до тех пор, пока не куплю новые ботинки или не переделаю старые ножны под левую ногу, буду ходить с одним. Не хватало только уколоться. Куртку тоже лучше оставить. На улице жарко, а у Бриаллен ее по крайней мере не украдут.

Спустившись в фойе, я замедлил шаг. Остановился. Наверху, пытаясь узнать, почему закрылось будущее, лежала в глубоком трансе Бриаллен. Предыдущий блэкаут случился накануне Конвергенции. Теперь Мирил нашла старинное фоморское заклинание, высвобождающее с помощью крови и пентаграмм древние силы. Когда эти древние силы связаны заклятием, они пребывают по другую сторону пространственных барьеров, тех самых барьеров, что пали при Смещении.

Холодные пальцы пробежали по позвоночнику. Я взлетел по лестнице. У меня заклинание, способное вызвать катаклизм планетарного масштаба, и взято оно из книги, которую читал Макдуин. У меня серия ритуальных убийств, расследование которых пытается прикрыть Макдуин. И у меня, наконец, необъяснимая связь между Макдуином и сыном Деалле Сидхе. Если заклинание сработает, мы получим мир наподобие старого доброго Фейри, где оставшимся в живых людям уготована роль послушных подданных, тот самый мир, установить который стремились во Вторую мировую войну эльфы и им сочувствующие. Мир, о котором мечтает Макдуин. Связь с Корканом может означать только одно: с его помощью мой бывший шеф рассчитывает разрушить стены фоморской темницы и выпустить на волю злейшего и могущественнейшего врага кельтских иных. И тогда ад снова сойдет на землю. Только на этот раз противником будет тот, с кем никто не сражался уже целое тысячелетие. У людей шансов практически нет. Выживут лишь немногие, но и те попадут под власть иных. Макдуин вновь запустил механизм разрушения.

Я уже протянул руку к двери святилища Бриаллен, чтобы разбудить ее, но в последний момент заколебался. Она уже высмеяла мое предположение о существовании фоморского проклятия. Если я ошибаюсь, то помешаю остановить неведомую катастрофу, внушающую ей такой страх. Если же прав, то, оставив ее в трансе, окажусь один на один с другой опасностью.

Я сбежал вниз. Нужно получить заклинание. Если оно и впрямь способно на то, о чем говорила Мирил, то и Бриаллен распознает угрозу. По крайней мере у меня будет серьезное основание оторвать ее от исполнения просьбы Мэб. Выходя, я запер дверь на ключ. Пусть другие полагаются на чары, замок тоже нелишнее. Да и мне спокойнее. В кармане зазвонил сотовый.

— Знаю. Уже иду, — бросил я, решив, что это Мирил.

В трубке затрещало и засвистело. Уж не устанавливает ли она свой защитный колпак?

— Это Герда Эльфхайм, — произнес женский голос. Даже несмотря на плохую слышимость, не узнать континентальный, с нордическими нотками акцент было невозможно. Долго же ее искали. Я уж на немцев и не рассчитывал.

— Плохо вас слышу. Не отключайтесь, пожалуйста. — Я был в конце Уолнат-стрит, перед поворотом на Бикон-стрит. Машины шли и там, и там сплошным потоком. Заметив небольшой просвет, я бросился через дорогу — возле Бостон-Коммон всегда спокойнее.

— Вы интересовались моим сыном, Гетином. С ним все в порядке? — спросила Герда.

— Разве он здесь? В Штатах?

— Да, Гетин в Бостоне. Я подумала, что вы поэтому и звоните.

Я взбежал по ступенькам, прикрывая ладонью микрофон. Большинство людей, чтобы лучше слышать, закрывают свободное ухо, блокируя внешний шум и не понимая, что проблема в шумовом фоне, который улавливает именно микрофон.

— Он давно здесь?

— Несколько месяцев. Я уже волнуюсь, потому что так и не дождалась от него звонка. А в чем дело?

— Я провожу одно небольшое исследование, и мне попалось ваше имя. О вашем сыне не знаю ничего, кроме того что его родители эльф и фейри.

Долгая пауза.

— Довольно странное исследование.

Тон стал намного холоднее, и я понял, что ступаю на зыбкую почву и должен проявлять крайнюю осторожность, если не хочу потерять ее прямо сейчас.

— У нас здесь довольно неординарная ситуация. Надеюсь, вы мне поможете. Ваш сын проявлял склонность к насилию?

Снова молчание. Секунды растягивались в часы.

— Я не скажу вам ничего, пока не узнаю, в чем дело.

— Видите ли, меня привлекли в качестве консультанта к расследованию, которое проводит бостонское отделение Гильдии. — Не совсем правда, но и не явная ложь. Больше ей знать ни к чему.

— Гильдия? — В голосе женщины прозвучали нотки сомнения.

— Делом занимаются они, потому что речь идет об убийстве иных.

И опять долгая, томительная пауза.

— Алло? — не выдержал я.

— Вот что, мистер Грей, держите Лоркана Макдуина подальше от моего сына.

Ошеломленный, я остановился у вершины холма, на котором еще совсем недавно наблюдал за похоронами Танси. Павильон находился на его склоне, в нескольких сотнях футов от меня. Мирил еще не появилась.

— Откуда вы знаете Лоркана Макдуина?

— Он ведь в тамошней Гильдии, верно? Лоркан испытывает противоестественное влечение к моему сыну. В прошлом году он даже специально приезжал в Германию, чтобы встретиться с ним. Вы спрашивали о склонности к насилию. Единственный раз Гетин вышел из себя именно из-за Макдуина. Пожалуйста, защитите от него моего мальчика.

— Не понимаю. Если вы опасаетесь Макдуина, то почему позволили сыну уехать в Бостон?

— Что?

— Зачем Гетин приехал в Бостон?

— Я не слышу вас, мистер Грей. — В трубке затрещало. Я завертелся как бешеный, надеясь, что проблемы с приемом сигнала где-то на моей стороне. Треск усилился. Сквозь помехи пробились гудки.

— Будь оно проклято. — Я ткнул пальцем в кнопку. Номер звонившего не определился. Я прошелся туда-сюда. Может быть, еще перезвонит. Мирил пока не пришла. Перекресток, из-за которого она должна была появиться, скрывали деревья.

Защита сработала с опозданием. Я ощутил знакомое покалывание — кто-то навел заклинание. Голова повернулась на пару дюймов и как будто окоченела. Заклинание накрыло меня покровом прохладной статики, что было бы даже приятно в других обстоятельствах. За спиной кто-то рассмеялся. Шаги приблизились, но я не мог пошевелиться, а в зону периферийного зрения незнакомец не попал. Чья-то рука высунулась из-за спины и забрала мой телефон.

Передо мной появился эльф и, мерзко ухмыляясь, набрал номер. На моем телефоне. Было темно, но я все же узнал одного из тех двух парней, что напали на меня возле дома. Этого я укусил. Значит, за спиной остался второй, заклинатель.

— Мы его взяли, — сообщил эльф и, выслушав ответ, кивнул и отключился. Телефон исчез в его кармане. Подойдя ближе, он взял меня за локоть, приподнял на пару дюймов и толкнул вперед. Со стороны мы походили на прогуливающуюся парочку.

Я попытался открыть рот и позвать на помощь, но на сей раз заклинатель решил не рисковать и не ослаблять контроль ни на мгновение. Мы спускались с холма к афишной тумбе, все больше удаляясь от павильона. Напрягая последние силы, я повернул голову вправо, надеясь увидеть спешащую на выручку Мирил. Никого. Усилие далось нелегко, на лбу выступил пот. У подножия холма мы остановились, пропуская парня с девушкой. Увлеченные собой, они не обратили ни малейшего внимания на застывшего мужчину, которого поддерживал под руку эльф. Глупейшая ситуация, но я не мог даже посмеяться.

Эльф снова подтолкнул меня вперед, и мы двинулись в обход тумбы. Кругом сновали прохожие, но никто не проявлял к нам интереса. Возле тротуара на Тремонт-стрит эльф дружески обнял меня за плечи. Нас уже поджидал черный «линкольн» с затемненными стеклами и пропуском Гильдии за задним ветровым стеклом. Кто-то подошел сзади. Второй эльф. Он открыл заднюю дверцу, и меня довольно бесцеремонно втолкнули в салон. Дверца захлопнулась, ударив меня по ногам. Я проехался по сидению и врезался головой в противоположную дверцу.

Нос оказался прижатым к кожаной обивке. Обретя некоторую свободу, я переместил вес тела, перекатился на спину и едва не свалился на пол. Хлопнули передние дверцы. Похитители сели впереди. Теперь я мог видеть заклинателя. На нем снова были темные очки. Бросив взгляд в окно, он пробормотал что-то по-немецки, и машина тронулась.

За окном замелькали деревья. Мы остановились у светофора. Заклинатель по-прежнему держал меня под контролем. Едва зажегся зеленый, как «линкольн» резко бросило в сторону. Заклинатель отвернулся, и удерживавшая меня сила начала слабеть. Я попытался сесть, и в этот момент нас опять тряхнуло. Я завалился на сидение. Эльфы закричали друг на друга. Мне уже удалось дотянуться до ручки дверцы, когда заклинатель обернулся и вскинул руку. Слетевший с его ладони ослепительный шар ударил в грудь. Я согнулся от боли, хватая ртом воздух. Невидимые путы сжали тело. «Линкольн» рванулся вперед, набирая скорость, и меня вжало в спинку сидения. Последовавший за этим третий толчок напоминал удар ветра.

Я уже сориентировался. Промчавшись по Тремонт-стрит, мы свернули на Бойлстон. Справа появилось здание Гильдии. Дракон над главным входом оскалил в усмешке зубы. Обогнув здание, шофер повернул к съезду. Гаражная дверь открылась, и «линкольн» мягко проскользнул под ней, на несколько дюймов разминувшись с нижним краем. Старушка-гном в будке дежурного рассеянно помахала рукой.

Раньше мне и в голову не приходило, что гараж может быть таким огромным, почти бесконечным. Наматывая круги, мы спускались все ниже и ниже и наконец остановились на крохотной площадке, рассчитанной на две или три машины.

Водитель вышел. Открылся багажник. Только этого не хватало. Нет ничего хуже, чем путешествовать в багажнике машины. Не самое комфортное место. Водитель скрылся из виду. За спиной у меня зашуршало. Открылась задняя дверца. Шофер схватил меня за шиворот, рванул к себе и ловко обмотал скотчем руки и ноги. Заклинатель умолк. Откашлялся.

— Мне нужно попить.

Чары медленно ослабевали. Водитель стоял в нескольких футах от машины. Я наблюдал за заклинателем. Опасность представлял только он. Если обезвредить его, с водителем справиться можно. Но прежде освободиться от пут. В общем, шансы на спасение невелики.

— Вылезай. Медленно, — сказал шофер. Я опустил ноги и кое-как поднялся. Заклинатель, обойдя машину с другой стороны, закрыл дверцу. Значит, кататься больше не будем.

— Выбирай сам — либо по-плохому, либо по-хорошему. Или мы перенесем тебя куда надо без проблем, или отрубим и перетащим туда же.

Я усмехнулся.

— А в чем дело? Газ кончился? — Шофер без предупреждения врезал мне в живот. Я не успел собраться и свалился на пол, как набитый камнями мешок. А еще мечтал вырубить обоих.

— Ладно, ладно. Сопротивляться не буду.

Теперь за заклинание взялся водитель. Я вдруг почувствовал себя легким, почти невесомым, как будто оторвался от пола и повис в воздухе. Эльфы взяли меня за руки с обеих сторон и, не напрягаясь, направили к деревянной двери.

— Отличная у вас команда. Наверно, так и приходится искать третьего, учитывая, что поодиночке вы и шага сделать не можете.

— Предпочитаешь, чтобы проволокли по полу? — Шофер толкнул дверь свободной рукой. Мы оказались в длинном коридоре, и я ощутил слабое прикосновение магии. Здесь было сумрачно, повсюду лежала пыль, у стен — кучки мусора. Судя по всему, пользовались этим коридором нечасто. Миновав старомодный канделябр с мигающим желтоватым глазом, мы остановились перед очередной, теперь уже железной дверью. Шофер открыл смотровое оконце и заглянул в темноту. Потом, ничего не сказав, задвинул створку и открыл дверь.

Меня швырнули на пол. Шофер наклонился и принялся меня обыскивать. Руки его словно нарочно обходили пристегнутый к ноге кинжал, и в какой-то момент я даже подумал, что он, может быть, мой тайный союзник. Скорее всего, однако, сработало наложенное Бриаллен оберегающее заклинание. Закончив, он слегка надрезал скотч. Еще через секунду дверь закрылась, и я остался один.

Открылось окошечко.

— Дай знать, когда освободишься, — сказал заклинатель.

Я чихнул. В комнате стоял отвратительный запах сырости, мочи и гнили. Я пошевелил руками и услышал чарующий звук рвущейся пленки. Выпростав после нескольких попыток правую руку, я сорвал скотч с левой — к сожалению, с едва ли не со всем волосяным покровом.

— Готов.

— Покажи руку.

Я просунул руку в оконце, ожидая какой-нибудь мерзкой шутки и дурацкого хихиканья, но получил спичку и коробок. Ударивший в лицо луч фонарика заставил меня отступить.

— Одна спичка у тебя есть. Больше не проси.

На боковой стене, в нескольких футах от пола, висел факел. Я ощупал его руками и, убедившись, что он сухой, чиркнул спичкой. Чахлое желтоватое пламя почти растворилось в темноте. Я повернулся к двери. Окошко закрылось. За дверью послышались приглушенные голоса.

Я огляделся. Помещение было, наверно, чем-то вроде склада, затерянного в глубоком подвале здания. Повсюду валялась старая мебель, коробки, ящики. И еще здесь пахло. Если тут кто-то умер, то и мне ничего хорошего ждать не стоит. Сыро и холодно. Я уже пожалел, что не надел куртку. Под грудой мусора что-то закопошилось. Крысы. Ко всему прочему. Что ж, с крысами я еще мог примириться. По крайней мере их мотивы были ясны.

Я прошелся по крохотному, свободному от хлама пятачку. Как же так получилось? Как вышло, что меня взяли среди белого дня? Наверно, в бега следовало податься раньше. Да и спрятаться не мешало бы получше. Интересно, знала ли Кива, что моя квартира на прослушке? В то, что она опустилась так низко, верить не хотелось. К тому же, если Кива работала против меня, то зачем спасла в прошлый раз от этих же самых эльфов?

Я с трудом удержался от того, чтобы не проверить дверь. Нет, даже эти болваны не настолько тупы, чтобы оставить ее открытой. Что ж, поживем — увидим, что припас для меня Макдуин. Только бы ожидание не затянулось. Донимал не столько холод, сколько сырой, зловонный воздух. Рыться в мусоре не хотелось. Уж лучше померзнуть.

Интересно, как случилось, что сын Герды Эльфхайм оказался в Бостоне? Совпадение? Не похоже. Может, его сюда заманили? Теперь их здесь двое. Коркан Сидхе и Гетин. Два полуфейри-полуэльфа. Все остальные умерли. У Деалле несомненно сохранились старые германские связи. Могла ли Герда прислать ей своего сына? Иные нередко принимают чужих детей. Кому легче заботиться об умственно отсталом ребенке, если не женщине, у который уже есть такой опыт. И Макдуин знает обеих.

В коридоре прозвучали шаги, и мои стражники замолчали. Шаги твердые, размашистые. Чтобы узнать их, никаких особенных способностей не требовалось. Засов со скрежетом отъехал в сторону. Дверь открылась. У порога стоял Макдуин. За его спиной ухмылялись эльфы.

Мы молча смотрели друг на друга. На нем был обычный черный костюм, но только сейчас, находясь на своей территории, он не стал скрывать крылья, и они подрагивали у него за спиной, отражая желтые пятнышки света от горящих факелов.

Я постарался принять беззаботный вид. Напрягаться не пришлось — все это я видел и раньше.

— Может, объяснишь, зачем ты меня похитил, а, Лоркан?

Он улыбнулся.

— Пришел убедиться, что ты никуда не делся. Ты же иной. Всегда можно сказать, что я задержал тебя для допроса.

— Этому даже комиссар не поверит.

Улыбка стала еще шире.

— А ему это и не надо.

Мне сделалось не по себе.

— Почему?

Макдуин шевельнул бровью.

— Скажу так. Мы с комиссаром достигли соглашения, и ты в это соглашение не входишь.

А вот это уже плохо. Я решил блефовать.

— Меня будут искать. И в первую очередь придут к тебе. Когда твои головорезы схватили меня, я как раз разговаривал по телефону и…

— Врет. Ни с кем он не разговаривал, — перебил меня шофер. — Он даже не понял, что с ним случилось.

Я посмотрел на него.

— Не вынуждай меня кусать тебя еще раз.

Макдуин покачал головой.

— Держался бы ты подальше от этого дела, Коннор. — Он повернулся к заклинателю. — Держите его пока здесь. Через день-два понадобится.

— Эй, — крикнул я, видя, что он уходит, — мне известно насчет Германии.

Лоркан жестом остановил эльфа, уже закрывавшего дверь.

— Что тебе известно насчет Германии?

Придется блефовать. Я даже не был уверен, что он ездил туда.

— Мне известно, что ты там делал.

— Чепуха. Все знают, что я проводил там отпуск прошлой осенью. — Он отвернулся и кивнул шоферу.

— Я знаю о Герде Эльфхайм.

Попал! Макдуин остановился и медленно повернулся ко мне, но заговорил не сразу, как будто переваривая услышанное.

— Это осложняет дело. Не думал, что ты подберешься так близко. Надеялся, что когда все закончится, твоя бредовая теория насчет заговора будет выглядеть попыткой создать себе алиби. Теперь, похоже, твоя болтовня может спровоцировать нежелательные вопросы.

— Собираешься повесить все на меня? Неужели ты думаешь, что Герда Эльфхайм будет молчать, если меня отдадут под суд?

Он пожал плечами.

— На твоем месте, Коннор, я бы не стал возлагать надежды на Герду. О ней в свое время позаботятся.

Я шагнул к нему. Макдуин вскинул вопросительно брови, но не более того.

— Лоркан, то, что ты собираешься сделать, не поможет. Ты не удержишь это под контролем. Никто не удержит.

— Ты не первый, кто меня недооценивает. Я не для того убедил в своей искренности Мэб, чтобы ты нарушил мои планы своим жалким энтузиазмом.

— Как тебе это удалось? — крикнул я ему в спину. — Знает ли Деалле Сидхе, что у тебя на уме, или она так же ослеплена политическими амбициями, как и ты?

Он с любопытством посмотрел на меня, потом негромко, но искренне усмехнулся.

— Как всегда, Коннор, ты наивно полагаешь, что знаешь все ответы, но на самом деле ты тот же самоуверенный глупец, каким был всегда. Ты даже понятия не имеешь о том, что в действительности происходит. Мне это нравится. Так что сиди и ломай себе голову.

Он развернулся и зашагал по коридору. Дверь захлопнулась. Как в мелодраме. Следуя канонам жанра, я врезал по ней ногой.

В чем же ошибка? Что я пропустил? Мирил сказала, что заклинание высвободит древнюю силу. Если оно взято из «Бурой книги Ценхоса», то это должна быть фоморская сила. Результатом будет хаос. Эту же цель Макдуин преследовал и во время войны — учинить хаос. Из ныне живущих совладать с древней силой некому. В конце концов когда-то фоморы правили Туата де Дананн. Но с тех пор прошло столько времени, что даже Бриаллен считает их ритуалы полной чушью. Макдуин рехнулся, если думает, что сумеет совладать с тем, что придет через прорубленную заклинанием брешь. Я покачал головой. Шестеро уже погибли, так что сомневаться в безумии Лоркана нет оснований.

Меня отвлек шорох, донесшийся из-под сваленных в кучу коробок. Громадная серая крыса пересекла комнату, подняла морду и принюхалась. Густая полоска меха на ее голове напоминала корону. Встав на задние лапы, крыса повернула мордочку в мою сторону. Я огляделся в поисках подходящего метательного снаряда и поднял сломанный стул. Тварь уже отвернулась, но я все равно бросил в нее деревянную ножку. Пусть промахнулся, зато напугал. Крыса мгновенно скрылась под коробками и отчаянно зашуршала, пробиваясь к своему убежищу.

Голоса за дверью стихли. Некоторое время я стоял, вслушиваясь в тишину и стараясь не фокусировать внимание на злости. Злость только мешает размышлять, а я по собственному опыту знал, что зачастую размышление и есть единственный путь к свободе. А уж если и это не сработает, то остается кинжал на ноге.


Глава 14 | Лишенное формы | Глава 16