home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33

Азим мчался по улочкам со всех ног, кожаные подошвы стучали по камням мостовой, шлепали по утоптанной почве. Перед каждым более или менее крутым виражом он пригибался к земле, понижая центр тяжести. Несмотря на это, иногда терял равновесие, но в последний момент отталкивался рукой или плечом от стены здания и все-таки выскакивал в следующую улочку. Темнота только усложняла его задачу: на бегу не разглядишь ямы, груды мусора и крупные предметы, преграждавшие путь. Много раз Азим спотыкался о неожиданное препятствие — и все-таки ухитрялся не упасть. Приблизившись к дому, с крыши которого был подан сигнал, он сбавил скорость: надо двигаться бесшумнее. Помимо достоинств, у его плана имелись и недостатки: снизу сигнал невозможно было увидеть; Азим не знал, находится ли наблюдатель по-прежнему на посту, горит его сигнальный фонарь или уже нет.

Осталось пересечь последний перекресток; он двинулся вдоль стены, пытаясь восстановить сбитое дыхание. В десяти метрах от него зиял темнотой проход, куда ему предстояло войти. Азим вытер тыльной стороной ладони пот с лица и погладил рукоятку револьвера. Однако в прикосновении к оружию теперь не было ничего волшебного, ничего, что внушило бы бодрость, — как-никак полицейский шел по следу гул.

Вот он вступил в темную улочку; через нее между фасадами домов кое-где были натянуты прямоугольные полосы ткани для защиты от палящих лучей солнца. Однако в данный час навесы только делали это место еще темнее, чем в безлунную ночь. Детектив быстро глянул на вершину здания — там должен находиться наблюдатель; как через эти тряпки он вообще увидел, что монстр проходит внизу? Конечно, они не закрывали всю улочку целиком, но здорово сокращали поле обзора… «Возможно, он ничего толком и не увидел! — подумал Азим. — Опять ложная тревога…»

Однако тут же вспомнил о панических движениях сигнальной лампы. Нет, тот, кто подал сигнал, и впрямь был страшно напуган, до такой степени, что не отдавал себе отчета в том, что творит, и потому так сильно тряс светильником, тем самым делая сигнал почти невидимым, а значит, почти бесполезным. Наблюдатель действительно что-то заметил!

Все органы чувств у детектива были напряжены до предела; шаг за шагом он продвигался вперед, задерживая взгляд на каждой тени. Предельная концентрация внимания смешивалась с зарождающейся паникой. Осторожность побуждала Азима остановиться и без промедления повернуть назад: здесь, в такой темноте, он все равно ничего не сумеет сделать. А если убийца детей совсем рядом, быть может на расстоянии вытянутой руки… Не имеет он права отступать — что потом почувствует, если убьют еще одного ребенка?! Он продолжил движение, как вдруг услышал дыхание, медленное и глубокое… Зверь, вероятно, спрятался за выступом стены, чуть дальше, по правую руку… Азим расстегнул кобуру и вытащил револьвер; оружие казалось ему почти бесполезным, но прикосновение к рукояти придало ему сил. «Это не гул… Это человек…»

Ни в чем он больше не уверен. Еще метр… Сердце бешено колотилось под рубашкой, призывая бежать без оглядки. Каждым тяжелым ударом оно заявляло, что не хочет перестать биться… Но Азим не остановился, а продвинулся еще на метр… револьвер больше ничего не весил. Оружие почти выскользнуло из вспотевших ладоней… Детектив быстро перехватил рукоять, пытаясь вновь сконцентрировать рассеявшееся на миг внимание. Страх охватил его с новой силой — некто совсем рядом… дыхание его сделалось менее ровным. Азим вытянул перед собой руку с револьвером… место засады теперь в пределах видимости. Очень медленно детектив наклонился вперед — тень в закоулке начала сгущаться… Постепенно он различил некий прямо угольный предмет… створка оконных ставней. Затем различил все остальное: под открытой ставней спал, похрапывая, какой-то человек…

Сила воли, казалось, полностью покинула Азима, как будто вытекла из его тела на землю через пятки, оставив вместо себя лишь страх. Ноги сделались ватными, и в любой момент могли подломиться под весом туловища… Но все равно нужно идти вперед…

Чуть дальше, где-то на темной аллее, послышалось яростное кошачье шипение, раздался звук переворачивающихся деревянных ящичков и шелест торопливых шагов… Затем в Эль-Гамалии вновь воцарилась тишина. Азим убрал оружие и преодолел расстояние, отделявшее его от аллеи. Плотно прижавшись к углу здания, осторожно выглянул наружу: вокруг все тихо и пустынно… И тут он увидел кота — животное остановилось посреди перекрестка, уши прижаты назад… Насколько он понял со своего наблюдательного поста, это был одичавший кот, он вряд ли боялся людей, но все же не доверял им. Покинув укрытие, Азим направился к остававшемуся настороже животному. Кот мяукнул так хрипло, как будто его лапа попала в капкан, и стремительно скрылся во тьме. Азим застыл посреди улочки, на виду у возможного преступника…

С другой стороны перекрестка из закоулка показалась высокая фигура: туловище взметнулось высоко в воздух, и только затем поднялась голова… Существо было закутано в старое тряпье, скрывавшее его очертания; большой капюшон заслонял лицо… Азим почувствовал, что больше не может дышать. Фигура взобралась на ветхий ящик и скрючилась. Детективу показалось, что существо осторожно повело головой назад, чтобы… принюхаться. Неожиданно оно бросилось вперед, двигаясь бесшумно и на удивление стремительно. Существо гналось за котом! Азим буквально окаменел, он не осмеливался последовать за этим созданием. Он видел ее — видел гул! Она существовала на самом деле!

Кот вновь принялся шипеть и яростно фыркать; через секунду сиплый крик сменился предсмертным стоном, и опять воцарилась тишина. А ему надо двигаться: останется на месте — гул может скрыться; нельзя терять гул из вида, особенно если она надумает вернуться назад по своим следам! Сделав глубокий вдох, он вышел на перекресток, ступая как можно тише, и проскользнул за угол, где скрылось существо. Едва успев прислониться спиной к стене, краем глаза заметил движение: она возвращалась… Азим вжался в стену так сильно, как мог, стараясь слиться с темнотой. Чудовище неподвижно стояло менее чем в трех метрах от него; в руке монстр держал кота; бедное животное висело безжизненной тряпкой, с его тельца на землю капала черная жидкость. Вероятно, на земле уже было достаточно крови — капли падали вниз, в натекшую лужу, с хлюпающим звуком. Гул держала свою добычу на уровне рта и, насколько мог слышать Азим, обнюхивала ее — короткие, свистящие вдохи. «Как будто пытается узнать этот запах…» — подумал он: любопытство возобладало над ужасом.

Лицо демона по-прежнему оставалось неразличимым под огромным капюшоном. Не выпуская добычу, чудовище двинулось вперед и вошло в тупик. Азим на миг прикрыл глаза, узнав это место: тот самый тупик, на него указывал ему один из свидетелей, старик — любитель гашиша. Детектив напряженно вглядывался во тьму, пытаясь не потерять высокую фигуру из виду. «Ростом метр девяносто, не меньше», — отметил он и с удовлетворением констатировал, что его еще не покинуло свойственное профессиональному сыщику умение составлять словесный портрет преступника. Гул остановилась перед дверью в глубине тупика, толкнула створку и исчезла внутри.

Через тридцать секунд Азим оказался перед той же дверью. Из заброшенного дома донесся глухой скрежет, будто какой-то массивный предмет двигали вдоль стены. Азим подождал еще минуту: больше никаких признаков жизни. Тогда он в свою очередь толкнул дверь и шагнул навстречу опасности. Презрев осторожность, чиркнул бензиновой зажигалкой — робкий язычок пламени озарил оранжевым светом небольшую комнату первого этажа, заваленную строительным мусором. Чуть дальше, в полутьме, виднелась частично обрушившаяся лестница на второй этаж. В противоположном от входа углу стояла большая прогнившая цистерна, в ней скопилась застоявшаяся вода; по поверхности ее расходились круги, как будто кто-то бросил туда довольно массивный предмет. «Или только что передвинул саму цистерну!»

Азим опустился возле резервуара на колени и попытался нащупать на его боку какую-нибудь ручку. Гул не могла подняться на второй этаж: с учетом состояния лестницы это было невозможно! Он ведет себя просто глупо; если и нужно что-то делать, так это бежать отсюда как можно дальше! Позвать имама, чтобы тот уничтожил мерзкое создание! Но он чувствовал, что не способен отступить, он хотел знать правду, готов был следовать за чудовищем по пятам до тех пор, пока не останется сомнений. Он должен найти логово монстра!

У резервуара с водой не было ручек… Обхватив цистерну двумя руками, Азим стал тянуть изо всех сил… Заскрипев, та сдвинулась в сторону; за цистерной открылась лестница, уходящая вниз, в подземелье. В тусклом свете зажигалки детектив заметил липкое пятно на одной из каменных ступенек — кровь кота… Азим держал зажигалку перед собой, янтарный огонек освещал лишь небольшое пространство. Полицейский спустился по лестнице и оказался в тесной комнатке, пропитанной сыростью. Его начала бить дрожь. Две большие деревянные бочки, изъеденные влагой, — единственные предметы обстановки. Азим поднял огонек повыше, над своей головой: прямо на него глядел гигантский глаз, черный, как Колодец Иосифа[69] по ночам; черное око плакало под колеблющимся светом зажигалки. В стене было вырезано отверстие примерно в метр высотой; проход казался достаточно широким, чтобы проползти внутрь на коленях; из земли торчало несколько корней; почва влажная. Лаз вел в другое подземелье и имел отталкивающий вид: напоминающая плоть коричневая земля, белесые корни-вены, свисавшие сверху, и вызывающий тошноту запах гнили… Азим осмотрелся кругом и убедился, что никакого другого пути дальше нет: если он хочет последовать за гул, придется ползти по этой зловонной кишке. Он присел и сунул руку с зажигалкой внутрь отверстия: монстр спрятался в своем логове подобно змее, которая зарывается в землю, чтобы спокойно наслаждаться съеденной добычей.

Детектив наклонился и влез в гнусный проход — воздух тут же сделался очень густым, спертым, огонек зажигалки приугас. Азим стал продвигаться вперед на четвереньках, опираясь на землю правым локтем, чтобы не уронить единственный источник света. Чернота окружала его со всех сторон. Корни шарили в его волосах своими крючковатыми отростками, камни царапали ноги острыми краями. Он не мог различить ничего дальше полуметра перед собой. За этим едва освещенным пространством — абсолютная темнота. Движение за движением Азим погружался в безвестность, в ничто, покидая мир живых и направляясь в страну демонов. Становилось все труднее дышать. Огонек зажигалки заколебался; проход неожиданно широко раскрыл свою пасть перед детективом, и получившие свободу тени подрагивая поползли к нему. Язычок пламени забился в конвульсиях и исчез. В последний момент Азим успел увидеть перед собой черную яму, разверзшуюся в плотоядной ухмылке. Вечная ночь подземного логова вытянула язык в сторону человека и поглотила его целиком.


предыдущая глава | Кровь времени | cледующая глава