home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЛЖЕПРОРОК

Денница? Тот, который Люцифер, дьявол? — переспросила Коттен. — Не понимаю. Этого не может быть. Не может…

Джон терпеливо ждал, пока она пыталась угнаться за сотнями мыслей, которые разбегались, словно шарики по черепичной крыше.

— Сын… — произнесла Коттен. — Значит, я ослышалась — не солнце, а Сын Зари… Люцифер… Сатана? Я должна остановить Сатану. — Она вскинула голову. — Господи, ты с ума сошел?

Перед глазами, словно стая птиц, промелькнули образы Арчера и жрицы культа Сантерия. Шкатулка. Чаша. Крест крестоносцев. Джон, пьющий кофе и рассуждающий о тамплиерах. Торнтон. Список. Ванесса, машущая ей на прощание. Ее туфля. Хранители Грааля.

Сын Зари!

Коттен прижала пальцы к вискам и покачала головой.

— Нет, это безумие. Бессмыслица. Я как будто смотрю фильм ужасов — «Изгоняющий дьявола» или что-то в этом роде.

— Коттен. — Джон взял ее за руки и отвел их от головы. — В этом есть смысл. Теперь во всем есть смысл. Разве ты не видишь? Гэбриэл Арчер оказался там, в гробнице, не для того, чтобы сохранить Чашу, но чтобы передать ее тебе. Он был там, чтобы передать тебе дело — дело, порученное Богом.

— Бред какой-то. — Она отстранилась и встала. — Он был просто пожилым человеком, а вовсе не посланником бога. А теперь он мертв! Я слышала его последний вздох.

— Да, но перед этим он выполнил свою миссию: передал тебе весть, что ты — единственная.

— Ерунда, католическая чушь. Я не верю в Бога. — Коттен резко отвернулась. — А если бы он и существовал, надо быть чокнутым, чтобы избрать меня. Я даже в церковь не хожу. Я никто. — Она запустила пальцы в волосы. — Никто.

Джон поднялся и положил руку ей на плечо.

— Давай все повторим, — сказал он. — Шаг за шагом.

Она обернулась и заставила себя слушать. Казалось, что у нее размякли кости, что она больше не может стоять прямо.

— Люцифер был прекраснейшим ангелом на Небесах — прекрасным настолько, что имя его означало «Сын Зари». Но он был изгнан с Небес за то, что восстал против Бога, думая, что равен Ему. Он был побежден, и его имя на земле стало «Сатана». Долгие годы он ждал случая отомстить Богу за то, что был изгнан. Видимо, время пришло. Пока все ясно?

— Кажется, да, — прошептала она.

— Хорошо. Чашу, в которую собрали кровь Христа, сохранили, и внутри этого сосуда, подслоем пчелиного воска, осталась ДНК Иисуса. — Коттен отступила, и Джон поднял руки, словно умоляя ее слушать и слышать его. — Я знал, что это тебя шокирует. Я сам был потрясен. Но это суть всей истории, то, что связывает все воедино. Некто, ведомый Люцифером, похитил Грааль и хочет с помощью ДНК воссоздать тело Христа. Этот человек, одержимый Сатаной, называется лжепророком. Я думаю, именно он и есть Великий магистр тамплиеров. Он готовит путь для Антихриста. Именно он всем управляет, он предводитель семи голов. Так Люцифер отомстит Богу — использует саму плоть и кровь Господню для дьявольских деяний. Это и есть мерзость. — Джон взял Библию. — Я перечитывал Откровение, пока ты спала. Все знаки, ответы на все вопросы находятся тут. — Он нашел отрывок и стал читать: — Глава 13, стих 14: «И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, говоря живущим на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив». Несколько лет назад никто не мог даже в шутку подумать о том, чтобы «сделать образ зверя». Но с помощью современных технологий и учитывая, что у нас есть ДНК Христа, лжепророку было бы легко создать Антихриста, совершить чудо — клонировать тело Христа, тело, воскресшее из мертвых после распятия и «имеющее рану от меча». А вот глава 13, стих 15: «И дано ему было вложить дух в образ зверя». Клонировав тело Христа, лжепророк сможет дать жизнь, создать жизнь. Помимо естественного деторождения, только с помощью клонирования человек может давать жизнь. — Джон глубоко вздохнул. — Коттен, именно ты была избрана Богом, чтобы это остановить.

— Почему я? Почему не какая-нибудь мать Тереза, или Билли Грэм[30], или Папа?

— Не буду лгать, будто знаю, почему Господь делает что-либо, но каковы бы ни были причины, он выбрал тебя. Тебе дано было знать язык Небес — язык ангелов. Все происходит по мановению руки Всевышнего. Подумай об этом, Коттен. Тебя что-то привело ко мне, но будь на твоем месте другая женщина, возможно, я бы не заинтересовался и шкатулка не попала бы в Ватикан. Другая могла бы не найти меня в архиве новостей, не стала бы меня искать. Другая не оказалась бы журналисткой. Не было бы никаких новостей, Торнтон и Ванесса не помогли бы ей раскрыть тайну. Чаша могла бы просто исчезнуть, оказаться в недобрых руках, и плану Сатаны ничто бы не препятствовало. Бог и Сатана сражаются каждый час и каждую минуту. Мы не можем осознать это до конца. Мы — лишь инструменты в Его руках. Бог вел тебя по жизни так, что ты попала в гробницу именно в тот день и час. Когда Гэбриэл Арчер передал тебе шкатулку, он передал тебе и задачу победить Сатану во второй…

— Хватит! Не хочу больше слышать. Прекрати! — Коттен с рыданиями упала Джону на руки. — Нет, — всхлипывала она, — я не могу этого сделать, не могу. Это ошибка.

Джон прижал ее к себе:

— Бог не избрал бы тебя, если бы не верил в твои силы. И если это ошибка, зачем бы они стали делать все возможное, чтобы тебя остановить?

Коттен задержала дыхание:

— Но почему они меня не остановили? Зачем убили Ванессу и Торнтона? Почему не меня?

Джон взял ее лицо в ладони:

— Потому что Он хочет, чтобы ты выполнила миссию. Ты — Его избранница, Коттен. Пока ты выполняла все, что Он просит. — Джон убрал волосы с ее глаз. — Ты однажды рассказывала, что твой папа думал, будто ты должна стать великой. Я думаю, он был прав. Я верю, что ты особенная. Теперь и ты должна в это поверить.

— Я всего лишь Коттен Стоун, — слабым голосом ответила она. — Простая девушка с фермы в Кентукки, дочь Фурмиила и Марты Стоун — простых фермеров. Уж конечно, никакая не особенная. Ты — другое дело. Это можно понять. Почему не тебе поручили остановить это — чем бы оно ни было?

— Наверное, Он знает, что я не смогу. Он не избрал меня, но позволил помогать тебе. Видимо, Он знает, что никому из нас не справиться в одиночку.

— Это у тебя есть вера. Черт, ты с ним постоянно разговариваешь. — Коттен прикоснулась к кресту. — Я с детства ни разу не молилась.

— Молитва — это не то, что ты шепчешь, стоя на коленях в церкви. Молитва — это обращение к Богу. Я бы сказал, что Он нашел способ поддерживать связь, правда? — Джон говорил очень тихо. — Он видит все недостатки моей веры. Я не хотел ничего, кроме служения Богу, но никогда полностью не посвящал себя Ему. Как бы сильно я ни хотел прожить жизнь для Бога, мне не удавалось найти способ, я бросался из одного начинания в другое. Я гнал сомнения. Но от Господа не спрятаться.

— Перестань, Джон. Я видела твою силу, твою твердую веру. Но я никогда ни во что не верила, даже в себя. Я всегда хотела то, чего не могла получить. Посмотри на себя, посмотри, как ты доказывал свою преданность, выполняя угодные Богу дела. А я ничего не сделала!

Ей стало горько. Неужели она разрушила его веру? Это было бы несправедливо; он хороший человек.

Если бы они не встретились, если бы она не втянула его в свою запутанную жизнь… Все, к чему она прикасается…

— Я должен доверять Ему, верить, что Он привел меня к этому дню, привел меня к тебе. — Джон посмотрел ей в глаза, словно хотел прочитать ее мысли. — Коттен, это еще не все…

Он отстранился, и ей сразу стало холодно.

— Джон, что еще? Не скрывай от меня ничего, только не сейчас. Хуже все равно некуда.


«ИБО ВОССТАНУТ ЛЖЕХРИСТЫ И ЛЖЕПРОРОКИ, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных». Матф. 24:24 | Заговор Грааля | * * *