home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВРЕМЕННАЯ ОТМЕТКА

Солнце еще не показалось из-за горизонта, а пикап «шевроле» 1966 года выпуска мчался с гор по шоссе 25 к городку Гринвилль в Южной Каролине. Коттен смотрела на унылый пейзаж за окном. В свете фар снежные сугробы блестели, как белые островки среди коричневых полей, вспаханных под пар, и голых лесов. Костлявые ветви без листвы тянулись вверх, в мутное небо.

Теплый воздух дул по ногам, но в машине было прохладно, и Коттен не снимала пальто. Она надела длинное рабочее платье Лилли Джонс и шерстяной пиджак «в елочку». Туфли подошли лучше, чем одежда, подумала она, бросая взгляд на простые коричневые ботинки на шнуровке. Даже при тусклом свете понятно, что это грубые поношенные башмаки, хотя, конечно, гораздо удобнее и практичнее, чем каблуки, которые она носила на работу.

Мимо проехал тягач с прицепом, забрызгав их грязью. Старенькие дворники пикапа лишь размазали ее по ветровому стеклу.

— Да уж, старье, — сказал Джон, оглянувшись на Коттен. — Менять нужно.

— Я не об этом думала.

— А о чем?

— О том, как мне повезло.

— Что разъезжаешь в модном ретро-грузовике или что красуешься в стильном наряде «Голубой хребет Аппалачей»?

— Повезло, что встретила тебя. Несмотря на случившееся, ты до сих пор со мной.

Мимо промчался еще один грузовик, снова обрызгав их слякотью. Джон нагнулся к стеклу, словно так лучше видел.

— Ты, конечно, оптимистка. Я говорил, что обожаю приключения?

— Это в твоем духе. — Она была благодарна, что он пытается разрядить обстановку. — Нам хватит топлива?

Он посмотрел на приборную панель.

— Заправимся в Хендерсонвилле. Там есть грузовая стоянка и заправка.

— Хорошо. Я проверю свой автоответчик и позвоню дяде Гасу.

— Сегодня суббота. — Джон взглянул на часы в свете фар проезжающего грузовика. — К тому же полшестого утра.

— Гас — трудоголик. Он приезжает на работу до рассвета даже по субботам. Если он не на работе, мой звонок переведут на его домашний телефон. Нужно узнать, нашел ли он связь между именами из списка Торнтона.

— Коттен, а что, если я увезу тебя из страны? Может, полетим куда-нибудь, вроде Коста-Рики?

— Дело уже не только во мне. Им теперь нужен и ты, — сказала Коттен. — Они думают, будто я что-то знаю, а теперь должны считать, что я и тебе это рассказала. Мы никогда не будем в безопасности, никогда не сможем жить спокойно, пока не распутаем клубок.

Какое-то время они ехали молча, потом Джон заметил:

— Вот и заправка.

Мимо бесконечным потоком проносились фуры. Джон завел пикап на стоянку для грузовиков и подъехал к первой свободной колонке.

— Я заправлюсь, а ты пока звони.

Достав бумажник, он протянул ей десятидолларовую банкноту.

Коттен выскользнула из машины, разменяла деньги, прошла мимо полок с чипсами и банками колы к телефонам-автоматам и набрала номер Гаса.

Ожидая ответа, она сунула оставшиеся монеты в карман и посмотрела назад, в сторону кассы. За окном, в свете вывески сервис-центра, виднелся Джон, стоящий у колонки.

В трубке раздался сонный голос — чужой.

— Алло.

— Здравствуйте, это Коттен Стоун. Попросите Гаса, пожалуйста.

На том конце помолчали. Она почувствовала — что-то не так.

— Мисс Стоун, меня зовут Майкл Биллингс. Я руководитель оперативного отдела «Бюро расследований Руби». Гас поставил переадресацию звонков на мой домашний телефон.

— Дядя не упоминал вашего имени.

— Я недавно в его агентстве.

— Мне нужно срочно поговорить с ним. — Коттен надеялась, что Гас просто уехал из города на несколько дней — по делам или отдохнуть.

Биллингс сопел, все еще пытаясь проснуться.

— Мисс Стоун, очень не хочется сообщать вам плохие новости, но вчера вечером ваш дядя попал в аварию.

Коттен пробрал уже знакомый озноб.

— В аварию?

— Он возвращался домой и съехал в кювет.

— Он… жив?

Биллингс протяжно вздохнул, словно воздух вырвался из проколотой шины.

— Он в тяжелом состоянии. Пока известно, что у Гаса серьезная травма головы, повреждена печень, и есть внутренние кровотечения. Сломаны некоторые кости — и это минимум. Доктора не говорят, поправятся ли он, и если поправится, то насколько может быть поврежден мозг.

Ей хотелось закричать. Все, к чему она прикасается… Да уж, ничего себе прикосновение. Не Мидаса, а гробовщика. Все, кого она любила, умирают. Господи, пожалуйста, не дай ему умереть, взмолилась Коттен. В ней закипала слелая ярость.

— Как это случилось?

— Дорога обледенела. Видимо, он не справился с управлением и съехал в реку. Из-за непогоды на дороге было мало автомобилей, поэтому его обнаружили не сразу. Ему повезло, что он хотя бы выжил.

— Он просто съехал с дороги?

— Судя по всему, да.

Коттен оглядела сервис-центр. Светало, на площадке было всего несколько водителей грузовиков, которые наливали себе кофе в пластиковые чашки у стойки самообслуживания или разогревали сэндвичи с яйцом и беконом в микроволновке. Мысли у нее были несвязные, болезненные, словно опилки и острые щепки. Жизнь рушилась, все хорошее рассыпалось и погибало. Как могут эти люди бродить по стоянке, лениво пить кофе и жевать печенье, когда у нее столько бед? Их жизни текут как широкие реки, а ее речушка мечется среди камней и рушится водопадом с утесов.

— Мисс Стоун, вы слушаете? Могу я чем-то…

— Нет. — Коттен повесила трубку и пробормотала, сжав зубы: — Не попадал Гас в аварию, черт побери.

Дрожа, она уперлась ладонями в стену, прислонилась лбом к телефонному автомату. Скоро вообще никого не останется. Они добираются до каждого ее знакомого и уничтожают всех, одного за другим.

Девушка снова оглянулась и заметила, что Джон протирает ветровое стекло пикапа. Он — все, что у нее осталось. Скоро ли она потеряет и его?

Порывшись в кармане, она достала несколько четвертаков и десятицентовиков, сняла трубку и набрала свой домашний номер. Когда включился автоответчик, она вставила в прорезь двадцать пять центов, но монетка выпала в отверстие для сдачи. Она вставила еще один четвертак и ударила по телефону. Автомат проглотил деньги, и через миг включился ее автоответчик: «Здравствуйте, это Коттен…»

Она набрала пароль, и механический голос произнес: «У вас есть два сообщения».

Гудок.

«Коттен, это Тед. Обязательно позвони мне, немедленно. В любое время дня и ночи. С тобой срочно хочет поговорить полиция».

Механический голос объявил время звонка: «Четверг, девять десять утра». Два дня назад.

Гудок.

«Мисс Стоун…»

Голос звучал странно и приглушенно, словно говорящий использовал электронный скрэмблер, чтобы его не узнали. Коттен напряженно вслушивалась.

«Пожалуйста, выслушайте меня. Я могу спасти вам жизнь, вам и священнику, если вы сделает то, что я вам скажу. Я хочу рассказать вам историю о похищении Грааля и… обо всем остальном. Это важнее, чем вы себе представляете. Следуйте моим указаниям и встретьтесь со мной в назначенном месте. Вот что вы должны сделать…»

Коттен плотнее прижала трубку к уху и прослушала сообщение до конца. Потом прозвучало время звонка: «Суббота, два двадцать ночи». Сегодня.

Гудок.

«Конец сообщения. Нажмите единицу, чтобы сохранить, двойку — чтобы стереть».

Коттен нажала двойку и повесила трубку. Настороженно огляделась и заторопилась к выходу. Следят ли за ней? Она распахнула двери и побежала через стоянку. Джон только что сел в грузовик, когда Коттен дернула пассажирскую двlbрь.

— Что случилось? — спросил он.

— Они добрались до Гаса. Поехали отсюда!

— Куда?

— В Новый Орлеан.


КОГДА ПРИДЕТ НОЯБРЬ | Заговор Грааля | ОЗАРЕНИЕ