home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОДРУГИ

Перемена в настроении Роберта Уингейта разбудила любопытство Коттен. Он согласился на эксклюзивное интервью, поэтому, едва закончив разговор с ним, Коттен тут же заказала билет на завтрашний рейс в Майами.

В аэропорту Майами она забрала в прокате заказанную машину и поехала к Ванессе на поздний ужин. Они не спали почти  всю ночь, потягивая вино и болтая. Утро наступило слишком быстро.

Коттен стояла у кухонного стола, все еще мокрая после утренней пробежки по пляжу. Она смаковала кофе с черничным кексом и наблюдала, как Ванесса мечется по кухне.

— Господи, я опаздываю, — причитала Ванесса Перес. Она откусила от кекса и запила апельсиновым соком из пакета. — Хочешь? — Она протянула пакет.

Коттен отказалась.

Ванесса поставила пакет и развернулась.

— Где же эти чертовы туфли? Только что их видела. — Она снова резко обернулась, опрокинув пакет.

Сок выплеснулся, капли забрызгали Коттен.

— Ох, черт, извини, — воскликнула Ванесса. Коттен взяла с раковины губку и стала промокать футболку и штаны.

— Пятен не останется, — заметила она. — Я их сейчас закину в стиралку. Давай, собирайся.

— По утрам я все вверх дном переворачиваю, — вздохнула Ванесса.

— Думаешь, я не помню, как в колледже мне приходилось вытаскивать тебя из постели, чтобы ты успела на первую лекцию? Тебе нужно ложиться пораньше, — закончила Коттен с серьезным лицом.

Обе засмеялись.

— Я бы тоже не отказалась бездельничать весь день, как некоторые, — произнесла Ванесса.

— Что значит «бездельничать»? У меня в полдень назначено эксклюзивное интервью с кандидатом в президенты, который хочет со мной помириться. Выметайся из ванной, тогда я тоже начну собираться.

— Не пыльная у тебя работка, — заявила Ванесса, обуваясь. — Целый день вопросы задаешь. Что тут сложного.

Коттен вышла в гостиную и уселась на диван.

— Ну да, а балдеть, пока кто-то тебя причесывает, будто куклу, и накладывает макияж? Это что, пыльно?

Ванесса задумалась:

— Ладно, ты выиграла. У меня самое теплое местечко.

Они снова рассмеялись. Ванесса схватила ключи, сумочку и пошла к двери. Потом остановилась, подбежала к дивану и чмокнула Коттен в щеку.

— Позвони своему приятелю-священнику. Тебе будет полезно. — Она ухмыльнулась. — Я тебя люблю.

Коттен помахала ей на прощание.

— Беги давай! Ты уже на полчаса опаздываешь.

— Да, но без меня все равно не начнут, — отозвалась Ванесса и исчезла.

Хорошо, что Несси платят просто за красивые глаза, подумала Коттен. В реальном мире ей бы пришлось попотеть.

Она откинулась назад и, глубоко вздохнув, решила позвонить Джону потом, после интервью — наверняка он уже устал слушать рассказы о Торнтоне и ее угрызениях совести.

Нужно просмотреть записи Торнтона, узнать, чем он занимался и не могла ли она предотвратить его смерть. Коттен нагнулась и закрыла лицо ладонями.

— Черт возьми. — Ну почему она не ответила на его звонок? Раскачиваясь, она обхватила себя руками, словно пытаясь собраться с мыслями. — Господи, пора это прекращать.

Коттен взъерошила волосы. Потом схватила блокнот со столика у дивана. Прежде всего нужно еще раз просмотреть заметки для интервью с Уингейтом. Тед Кассельман помог ей, подсказал много вопросов. Что она упустила? Ничего не забыла? Как держаться с Уингейтом? Холодно и настороженно или тепло и доброжелательно? Нужно вытянуть из кандидата как можно больше, главное, чтобы он не разозлился. Значит, тепло и по-доброму. Затопим его добротой: комплименты и сюсюканье. Как говорила мама, побольше меду. Цепь легче тянуть, чем рвать.

Внезапно дверь распахнулась, и в квартиру ворвалась Ванесса.

— Чертова машина не заводится и мобильник сдох! — Она схватила трубку беспроводного телефона. — Надо вызвать такси. Но они могут ехать сюда целый час.

— Подожди, Несси. — Коттен встала и взяла свою сумочку с обеденного стола. — Возьми мою машину.

Она достала ключи от прокатного автомобиля.

— А как ты поедешь на интервью?

— Я не хуже тебя могу вызвать такси. К тому же я не опаздываю.

— Точно?

— Вот зачем нужны друзья, — пропела она в лучших традициях Дионн Уорвик и протянула ключи. — Держи, и не спорь.

— Ты прелесть, — сказала Ванесса. — До вечера. — Схватив ключи, она рванула к двери. — Удачи с Уингейтом.

Коттен помахала, но дверь уже захлопнулась. Она отломила кусочек черничного кекса и, жуя, побрела на балкон. Вдалеке утренний бриз надувал паруса яхт. Разгар курортного сезона. Вдоль пляжа на полотенцах уже расположились туристы из северных штатов, сбежавшие от зимы, и прохладное утро им не помеха. Ну и стойкие же ребята, подумала она. С севера подул холодный ветер, под балконом зашуршали пальмы, и Коттен задрожала.

Раздался чей-то возглас. Парковка частично располагалась прямо под балконом, загораживая живописный вид. Ванесса бежала по асфальту. Она взглянула вверх и помахала, потом открыла машину Коттен и запрыгнула на сиденье.

Коттен подумала, что Несси — самый взрослый подросток из всех, кого она знает. У нее полно знакомых, но Несси — единственный настоящий друг. Она бросила последний взгляд на пляж и повернулась к комнате.

Вдруг что-то ослепительно вспыхнуло, загрохотало, ее швырнуло лицом на пол, в ушах раздавался пронзительный звон. Ее словно ударили кувалдой по спине, она не могла даже вздохнуть.

Наступила темнота.

Коттен медленно открыла глаза, но увидела лишь размытые пятна. В серой дымке кружились бледные иголочки света. Шею, ноги, руки пощипывало, словно она сожгла спину на солнце.

Сделав усилие, Коттен подняла голову и огляделась. Пол был усеян осколками стекла из окон и раздвижных дверей, словно колотым льдом.

Что-то стреляло и потрескивало. Пожар.

Стараясь подняться на колени, она слышала завывания автомобильных сигнализаций и далекие крики. С балкона несло жаром. Коттен сумела встать на ноги. В горле пересохло от страха, когда она взглянула на парковку. От увиденного девушка оцепенела, уже не чувствуя холода.

Из того, что осталось от ее машины, вырывались языки пламени и черный дым.

Автомобиля больше не было: крыша, двери, складной верх — все исчезло, металл искорежило. Соседние машины тоже горели.

— Несси! — закричала она, перегнувшись через перила.

Куда ни посмотри, везде валялись обломки: отломанная дверца, разорванный капот, обрывки ткани и набивки сидений, раскрывшийся чемоданчик, бумажки, осколки стекла… туфля Ванессы.

— Ох, господи боже мой, — прошептала она.

Вцепившись в перила, Коттен постаралась взять себя в руки. Вряд ли просто загорелся бензобак. Такие разрушения могли случиться лишь от мощного взрыва — пылали еще по крайней мере пять других машин. Взрывная волна даже сбила ее с ног, сорвала картины со стены. Окна и раздвижные стеклянные двери разлетелись вдребезги, мебель на балконе опрокинулась.

Бомба.

Догадка поразила ее больше, чем сам взрыв. Бомба предназначалась для нее, а не для Ванессы.

Вдалеке завизжали сирены. Замигали красные и синие огни.

Ванесса погибла. Господи, ее подруга… ее подруга… Нужно бежать. Кто-то хочет убить ее. Коттен схватила сумочку и бросилась к двери.

В коридоре она нажала кнопку лифта.

— Быстрей, быстрей. — Она снова нажала, глядя, как медленно меняются цифры, отсчитывающие этажи.

Наконец прозвенел звонок. Двери распахнулись, и Коттен прижалась к металлической стене лифта. Она раз пять надавила на кнопку первого этажа, нажимая так сильно, что даже палец заболел.

— О господи. О господи.

В ушах шумело. Кровь прилила к голове, к шее, даже к запястьям.

Двери раскрылись, и она вышла в вестибюль. Там уже собралась толпа зевак. Она переводила взгляд с одного человека на другого: лица, затылки, повернутые головы. Здесь ли он — тот, кто подложил бомбу? Может, убийца сейчас смотрит прямо на нее?

Коттен протиснулась через толпу к двери, ведущей на террасу к бассейну. Она не поднимала глаз, стараясь быть незаметной.

Она подавила желание побежать, хотя от ужаса сердце бешено прыгало, дыхание было частым и неровным.

Дверь! Нужно пройти в эту проклятую дверь!

Распахнув дверь, она обошла бассейн, обогнула здание и побежала к дорожке, идущей вдоль Саут-Бич.

Со всех сторон визжали сирены и аварийная сигнализация.

Коттен промчалась через Оушен-драйв и повернула на юг, навстречу потоку зевак, спешивших к месту происшествия.

— Прошу прощения, извините! — кричала она, проталкиваясь сквозь толпу. Потом бросила быстрый взгляд через плечо. Черный дым — красные машины спасателей — безумие.

Она побежала вниз по аллее, пересекла Коллинз-авеню, промчалась по парковкам, между зданий, и снова свернула на юг, на Вашингтон-авеню. Миновав ресторан «Каменные крабы Джо», она увидела слева парк.

Коттен бросилась к маленькому бетонному зданию в глубине парка — общественному туалету. Оглянулась проверить, нет ли преследователей.

Затем скользнула в женскую уборную и заперлась в кабинке. Там уселась на крышку унитаза и стала раскачиваться, обхватив себя руками.

— Ох, Несси, Несси, — в голове звучали голоса Ди-онн Уорвик, Глэдис Найт, Стиви Уандера и Элтона Джона.

Сможешь ты всегда положиться на меня… Вот зачем нужны друзья.

Коттен всхлипывала, пока слезы не иссякли. В горле и груди жгло.

Посмотрев на пол, она заметила каплю крови. Подняла руку и потрогала сначала лицо, потом затылок — прядь волос была влажной и липкой. Она посмотрела на окровавленные пальцы. Осторожно коснувшись головы, нащупала узкий осколок стекла. Коттен раздвинула волосы и, ухватив осколок, вытащила его. Где еще она поранилась?

Отмотав туалетной бумаги, она сложила ее в несколько раз и прижала к ране. Снова подумала о Ванессе, надеясь, что та не испытала боли, что смерть была мгновенной.

— О господи, Несси. Как ужасно…

Шли минуты, Коттен ждала. Далекий вой сирен наконец растаял в шуме уличного движения, криках чаек и детей, играющих где-то в парке.

Решив, что уже можно, девушка вышла из кабинки и умылась над раковиной. На воротнике виднелось лишь несколько пятен крови. Она смыла их, остались только бледные ржавые разводы.

В конце концов, собравшись с духом, она выбралась из туалета. В нескольких сотнях ярдов от нее остановился автобус, визг тормозов спугнул стайку голубей. Убегая из квартиры Ванессы, Коттен забыла мобильник. Он так и лежал на тумбочке у кровати, где его оставили заряжаться. Теперь за ним не вернешься.

За широким газоном у фонтана она заметила три телефона-автомата и направилась к ним, склонив голову. Несколько раз взглянув через плечо, подняла трубку и набрала «О».

— Соедините меня, пожалуйста, с Уайт-Плейнс, штат Нью-Йорк, за счет абонента, — сказала она. — Колледж Святого Фомы, доктор Джон Тайлер.

После паузы оператор попросила ее назваться.

— Коттен Стоун. Джон! Пауза.

Наконец раздался голос Джона.

— Коттен? Что случилось? Ты цела?

— Меня пытались убить!

Вглубине О рехового ущелья в Северной Каролине есть живописное озеро, которое «Нэшнл Джиогрэ-фик» назвал одним из самых красивых искусственных водоемов в мире. Сверкающие воды Броуд-ривер устремляются в самое сердце ущелья и там, в долине в форме тамплиерского креста, образуют озеро Искушений.


* * * | Заговор Грааля | ОЗЕРО ИСКУШЕНИЙ