home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КАРДИНАЛ

Ваше Преосвященство, отец Тайлер и корреспондент CNN уже поднимаются, — объявил помощник кардинала Януччи. — Только что миновали пост охраны.

— Благодарю вас.

Кардинал смотрел в окно своего кабинета на втором этаже. Здание примыкало к музеям Ватикана, окна выходили во двор Бельведера. Он вспомнил, как однажды некий дипломат сказал ему, что в Америке такой большой кабинет назвали бы залом для приемов. Потолок покрывали фрески, на стенах висели средневековые гобелены, на паркетном полу XV века лежал персидский ковер размером с бассейн. Двухсотлетние диваны и кресла, обитые алой парчой, были удобно расставлены по комнате, ножки ручной работы украшала богатая резьба из золотых листьев.

Кардинал вернулся к столу и взглянул на плоский монитор.

В свои шестьдесят восемь лет двигался он очень легко, а каждое утро больше часа обязательно посвящал физическим упражнениям. Он родился в Италии, в семье англичанки и итальянца, и бегло говорил на обоих языках. Еще в юности его восхищали атрибуты и традиции католической церкви и духовенства. С ранних лет он задался целью и шел к ней, словно по тоннелю — никаких боковых ходов, никаких отклонений. Он знал, что призван, и хотел отдать служению Богу все силы, какие возможно.

Получив дипломы по теологии и каноническому праву, Януччи преподавал в Папском университете в Риме, затем поступил в Дипломатический колледж Ватикана. Став епископом в 1980 году, он больше десяти лет провел на государственной службе. В 1997 году поднялся до кардинала, а в 2000 году Папа назначил его куратором Ватикана. В узком кругу ватиканской элиты его считали одним из основных кандидатов в преемники Папы: цель в конце тоннеля — стать верховным служителем Бога.

Януччи был знаком с Джоном Тайлером, несколько раз встречался с ним, но решил перечитать биографию священника, чтобы освежить память. Там говорилось, что Тайлер сейчас в отпуске. Кардинал удивился, зачем ему понадобился отпуск, который столь редко просят или получают.

Когда ему позвонил архиепископ Монтиагро и рассказал о Тайлере и реликвии, возможно, небывалой ценности, Януччи изменил свое расписание, чтобы выкроить время для встречи. Новая находка, как всегда, взволновала его.

— Небывалая ценность, — прошептал он. — Я мог бы это использовать.

Монтиагро дал понять, что Тайлер обязательно хочет привезти с собой представителя прессы. Это озадачило кардинала — священник не показался Януччи охотником за славой. Возможно, придется напомнить Тайлеру о ватиканском протоколе — протоколе, по которому американские репортеры значатся отнюдь не в начале списка. К тому же у Януччи был собственный список избранных представителей мировой прессы — тех, кого он знал и кому доверял цитировать его дословно. Ватикан — суверенное государство, где служение Богу является целью любого движения, центром каждой мысли и каждого поступка. Неподходящее место для американских журналистов, которые либо охотятся за сенсациями, либо что-нибудь вынюхивают.

Кардинал закрыл файл и переключил компьютер в спящий режим.

— Ваше Преосвященство, гости уже здесь, — объявил помощник, постучавшись и приоткрыв массивные двери.

— Пригласите. — Кардинал встал и вышел из-за стола. — А, Джон, — произнес он, когда два посетителя приблизились. Протянув правую руку ладонью вниз, он произнес: — Рад снова тебя видеть.

— Ваше Преосвященство. — Джон взял протянутую руку, преклонил колена и поцеловал перстень с сапфиром, знак высокого положения. — Спасибо, что нашли время встретиться с нами. Позвольте представить Коттен Стоун, корреспондентку канала CNN. Мисс Стоун стала обладательницей некоего артефакта, когда ездила с заданием на Ближний Восток. Она будет делать репортаж об установлении его подлинности.

— Рад с вами познакомиться, мисс Стоун. Надеюсь, вы сжалитесь над стариком и в вашем репортаже будете говорить обо мне только хорошее.

— Иначе и быть не может, Ваше Преосвященство, — ответила Коттен, пожимая руку кардинала.

Януччи рассматривал ее: сдержанная, уверенная в себе. И все же ему стоит аккуратнее высказывать предположения.

— Пожалуйста, садитесь и расскажите, что у вас есть.

Кивнув Джону, он вернулся к своему креслу.

— Вы знакомы с доктором Гэбриэлом Арчером? — спросил Джон.

— О да, — ответил Януччи, барабаня пальцами по столу. — Я только сегодня утром прочитал, что его турецкая команда сообщила о его кончине — сердечный приступ, кажется. — Кардинал перекрестился. — Да покоится в мире.

— Значит, вам известно о его раскопках в Ираке?

— Да. Он проделал удивительную работу за время своей карьеры — какая печальная кончина, учитывая его одержимость поисками Грааля.

— Быть может, не такая и печальная, — произнес Джон. — Мисс Стоун была с ним, когда он умер. Пусть она вам расскажет.

Кардинал изогнул бровь; в груди что-то дрогнуло, словно птица взмахнула крылом.

— Прошу вас.

И она рассказала всю историю, закончив тем, как обратилась за помощью к Джону, как они открыли шкатулку-головоломку и нашли внутри чашу.

Кардинал покрутил большими пальцами.

— Вы говорите, в борьбе с Арчером был убит какой-то человек — араб?

— Ну, я подумала, что он араб. По одежде, внешности и акценту, — ответила Коттен.

— Странно, в статье говорилось только о том, что у Арчера случился сердечный приступ. Гм…

Коттен посмотрела на Джона, но ничего не сказала. Януччи гадал, что у журналистки на уме. С минуту подождал, давая ей возможность заговорить.

Она промолчала, и он продолжил:

— Предположим, человек, пытавшийся украсть реликвию у Арчера, был всего лишь похитителем древностей.

— Если бы мою квартиру не взломали, Ваше Преосвященство, я бы согласилась, — сказала Коттен. — Но слишком много совпадений. Поэтому я очень хочу передать шкатулку в руки организации вроде вашей, которая обеспечит ее сохранность.

— Вы привезли реликвию с собой?

— Да. — Коттен открыла сумку и достала шкатулку. Сердце Януччи забилось быстрее.

Она передала ее Джону, который точными движениями сдвинул крышку, и та откинулась. Он аккуратно поставил вещь на стол.

— Наши старые друзья, тамплиеры, — заметил Януччи, разглядывая крест, розу и вытканную эмблему. На лбу под алой камилавкой выступили капельки пота.

— Я тоже так подумал. Ваше Преосвященство, — сказал Джон, доставая из кармана белые перчатки. Он осторожно вынул Чашу, развернул и поставил на стол.

По спине Януччи побежали мурашки, пальцы задрожали. Гэбриэл Арчер не был дураком. Если он уверял, что это Святой Грааль, очень вероятно, что Чаша Тайной вечери находится перед ним, всего в нескольких дюймах.

Януччи открыл ящик стола и достал собственные перчатки. Натянув их, взял потир и стал его изучать, разглядывая выгравированную монограмму, узоры из капель и виноградную лозу, обвивающую чашу. Трудно было сдержать радостное волнение. Он указал на темное вещество, покрывающее чашу изнутри.

— Пчелиный воск?

— Думаю, да, — ответил Джон.

— Для тех времен — вполне подходящий способ предохранения. — Кардинал рассмотрел чашу со всех сторон и наконец поставил ее обратно. Откинулся в кресле и продолжил смотреть на реликвию, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую. — Стиль и ковка похожи на другие предметы того периода. Гравировку, видимо, сделали гораздо позже.

— Согласен, — отозвался Джон.

— Радиоуглеродное исследование воска должно многое прояснить. — Внутри все трепетало, он закашлялся. Потом коснулся пальцами горла, чувствуя неровный пульс, не в силах отвести взгляда от потира. Сердце стало биться медленнее. Януччи поднял глаза. — У нас есть несколько сосудов, с которыми можно будет сравнить. Ладно. Давайте отдадим артефакт нашим экспертам и посмотрим, что они выяснят, — он поднялся. — Где вы остановились?

— В «Нова Домусе», — сказал Джон, тоже поднимаясь.

Коттен встала и повернулась к Джону:

— Это все?

— На сегодня да, мисс Стоун, — ответил Януччи.

— Но CNN готовы… Улыбаясь, кардинал поднял руки:

— Будьте терпеливы.

— Думаете, она настоящая? Как вам кажется? — спросила она.

Джон мягко взял Коттен за руку:

— Исследование займет какое-то время, и все будет известно наверняка.

Коттен отстранилась.

— Я понимаю, что понадобится время. — Она повернулась к Януччи. — Ваше Преосвященство, я прислушалась к совету Джона и согласилась привезти реликвию сюда. Но есть много других организаций, способных определить ее подлинность и гарантировать мне эксклюзивный репортаж. — Она сделала небольшой шаг к столу. — Если вы дадите мне слово, Чаша остается у вас.

Находка слишком важна, чтобы думать о том, кто первым расскажет о ней, решил кардинал. Он подарит девушке короткий миг славы. Она сядет в самолет и испарится, а он продолжит свой путь к высшей цели. История с Граалем сделает его еще более известным, возвысит в глазах коллег. Это понадобится, когда совет кардиналов соберется на очередной закрытый конклав в Сикстинской капелле, чтобы выбрать следующего Римского Папу, Его Святейшество, преемника апостола Петра, наместника Иисуса Христа.

— Будь по-вашему, мисс Стоун. Ядам вам знать, когда появятся новости. А теперь наслаждайтесь видами Рима, пока наши люди занимаются работой. Я уверен, отец Тайлер с удовольствием покажет вам город. — Кардинал Януччи кивнул, недвусмысленно показывая, что они могут идти.

Они поблагодарили Януччи и пошли по древним деревянным половицам. Смолкло эхо закрывшихся четырнадцатифутовых дверей, и Януччи подошел к окну, выходившему во двор дворца, ожидая, когда пульс замедлится. Только после этого он позволил себе снова взглянуть на Чашу.


ПОРОДА | Заговор Грааля | * * *