home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГОЛОВОЛОМКА

В час ночи Джон Тайлер стоял у окна на кухне, поджидая Коттен Стоун. Было полнолуние, и замерзшее озеро недалеко от жилого комплекса казалось тускло-серой плитой, исчерченной жемчужными островками снега. Голые клены отбрасывали угловатые тени на стылую землю. Пейзаж — как на старых литографиях конца XIX века. Вид за окном напомнил, что он и сам часто представлял себя чистым холстом. Еще не написанная картина — вот метафора его существования. Должно быть что-то еще — нечто, способное заполнить внутреннюю пропасть. Он испробовал так много способов служения Богу, но ни один не принес ему мира с самим собой. Что же такого уготовил ему Господь? Годы самоанализа и поисков не дали ответа. Если Бог хочет, чтобы он жил так, как сейчас, он был бы умиротворен и счастлив. Но этого нет.

Джон смотрел на дорогу, ожидая увидеть свет фар. Коттен Стоун должна быть с минуты на минуту, если выехала сразу после телефонного разговора. Очень странного разговора — она настойчиво просила немедленной встречи с ним, заявила, что никак не может ждать до утра. В ее квартиру кто-то вломился, но она не вызывала полицию. Пообещала объяснить, когда приедет.

Он рассматривал блеклый пейзаж, удивляясь, что за важное дело заставляет эту девушку ехать к нему среди ночи. Почему-то он продолжал думать о ней и после того, как она ушла. Казалось, она боялась — словно что-то скрывала. Во время разговора Коттен ерзала, закидывала ногу на ногу, запиналась.

Странное поведение для профессиональной журналистки.

В дверь постучали, и он отвернулся от окна.

В поезде Коттен сто раз спрашивала себя, не стоило ли подождать до утра. Можно было просто уйти из квартиры, переночевать в отеле, а с ним связаться утром. Но теперь уже поздно. Она стояла у него на пороге, прижимая к себе большую кожаную сумку.

— Входите, — пригласил Джон, открывая дверь. Она прошла в гостиную. — Позвольте ваше пальто.

Она размотала шарф.

— Вы, наверное, думаете, что я спятила, приехала вот так, среди ночи, — говорила Коттен, пока Джон помогал ей снять пальто. Расхаживая по комнате и постепенно согреваясь, она не выпускала из рук сумку, словно оберегая что-то.

— Большая коллекция, — заметила Коттен, оглядываясь.

На полках лежали всевозможные древности: глиняные черепки, рисунки, карты, инструменты, несколько пожелтевших костей. Одну стену целиком занимали книжные полки; некоторые книги были старые и потертые, другие — новые. Еще там оказалось множество снимков — Джон на археологических раскопках, то в пустыне, то в лесистых горах. А на столе в серебряной рамке стояла фотография, на которой он был рядом с Папой, среди других священников. Коттен взяла снимок.

— Вы знакомы с Папой?

— Я был в Риме, помогал экспертам определять подлинность кое-каких реликвий. Кардинал Антонио Януччи — куратор Ватикана и заведующий Отделением изящных искусств и древностей — пришел как-то побеседовать с нами, узнать, как успехи. Во время перерыва он устроил нам экскурсию по трем реставрационным отделам Ватикана — там, где гобелены, картины и скульптуры. Мы зашли в один из залов, и Януччи сказал, что устроит нам сюрприз. Из двери в глубине зала как раз выходили священники, человек шесть. В центре шел Папа. Мы были поражены. Они приблизились к нашей группе и остановились. Он благословил нас, сверкнула вспышка, и Януччи проводил нас обратно, туда, где мы работали. Если это считается за знакомство, то да, я с ним знаком.

— Все равно, это должно быть потрясающе.

— Так и есть.

Коттен тихо села на диван и принялась крутить серебряный браслет на запястье.

— Вы, наверное, ждете, когда я перейду к делу и расскажу, почему примчалась сюда так безбожно поздно.

Джон придвинул стул и сел напротив нее.

— По телефону вы говорили очень взволнованно. Упомянули о взломе.

— Нуда, что-то вроде этого. В дом проникли, но я не знаю, как. И все равно, я уверена, там кто-то был. Я выходила из дома, а когда вернулась и огляделась, мне показалось, что вещи двигали, переставляли, осматривали.

— В полицию звонили?

Коттен откашлялась и стала теребить прядь волос.

— Нет, им я не сообщила. Хоть я и уверена в том, что говорю, но доказать это никак нельзя — полиция мне бы ни за что не поверила. Ничего не украли.

Джон подался вперед и зажал ладони между колен. Он хотел что-то сказать, но Коттен опередила его:

— Мне кажется, взломщики искали вот это. Открыв кожаную сумку, она достала шкатулку и подержала в руках, словно не желая отдавать.

— Можно? — спросил он, протягивая руку.

— Простите, — произнесла она, сообразив, что не дала ему взглянуть.

Джон повертел шкатулку в руках, рассмотрел все грани и поверхности, затем спросил:

— Где вы это взяли?

За несколько минут она объяснила, как шкатулка попала к ней, как она протащила ее через таможню, как не могла открыть и как спрятала в духовке.

— Ну и дела. — Джон потер лоб, словно задумавшись. — Печально слышать, что Арчер мертв. Несмотря на свои причуды, он был выдающимся человеком. Мне он нравился.

— Есть какие-нибудь идеи насчет этой штуки? — Коттен кивнула на шкатулку, которую Джон поставил на колени.

— Кажется, да, — ответил он, снова рассматривая древность. — Думаю, это кубик-головоломка. Они были очень популярны в Средние века среди богатых европейцев. Но такие мне редко попадались. Вроде у меня есть книжка, в которой объясняется, как их открывать.

— Как думаете, что внутри? Он слегка потряс вещицу.

— Обычно в подобных шкатулках скрывалась игрушка, украшение или, может, детали игры. Я слышал, в некоторых кубиках находились новые головоломки — шкатулка в шкатулке. Такими обычно развлекались аристократы. Существовало несколько видов головоломок, и каждая открывалась по-своему.

Глаза Коттен расширились.

— Доктор Арчер считал, будто это нечто особенное. Перед смертью он сказал мне две вещи. Сначала назвал несколько чисел и имя: 26, 27, 28, Матфей. А потом заявил что-то вроде того, что только я могу остановить солнце, рассвет.

— Это было бы непросто, верно? — улыбнулся Джон. — Судя по вашим словам, Арчер был немного не в себе. Мысли путались. Он бредил.

Коттен задумалась. Нет, Арчер не бредил. Он точно знал, какими словами привлечь ее внимание. «Geh el crip. Ты единственная». Ей не хотелось вдаваться в эти подробности, а то Джон решит, что она и правда не в своем уме.

— Но как же числа? Я посмотрела в Библии. Это из Евангелия от Матфея.

— «И, взяв чашу…» — Джон повертел кубик в руках. — Эти слова повторяют во всем мире каждый день, во время мессы. Именно это Иисус говорил на Тайной вечере, когда установил обряд причастия.

— Вы рассказывали, что Арчер думал, будто знает, где находится Чаша Тайной вечери. А вдруг она в этой шкатулке? Ведь в ней должно быть что-то ценное. Вряд ли кто-то пойдет на убийство из-за пустой шкатулки. А потом будет преследовать меня…

— А вы уверены, что эти события связаны между собой?

— Думаете, у меня тоже бред?

— Вовсе нет. — Слова прозвучали искренне, а не снисходительно. — Не думайте, что я не верю вам. С вами случилось много неприятного. И ваша реакция вполне объяснима. Вы пытаетесь связать разные события, чтобы в них появился какой-то смысл.

Повисла пауза. Джон весьма любезен, думала Коттен, но, похоже, не придает событиям такого значения, как она. И он вовсе не предполагает, что в шкатулке столь ценная вещь, как Святой Грааль. Может, вторжение в ее дом никак не связано со шкатулкой. Но еще была пленка…

— Есть кое-что еще. Кажется, я случайно оставила в гробнице видеокассету. Там в кадре часто появляется мое лицо, и сказано, что я работаю на CNN.

— Или вы могли ее просто где-то потерять. Вы сказали, что еще раньше вынимали вещи из сумки, когда оказались в пустыне.

— Надеюсь, вы правы, но у меня неприятное чувство, что я оставила ее в гробнице.

— Значит, кто-то мог подобрать кассету, увидеть, что вы там были, и выяснить, где вы живете.

— Да. — Ей полегчало. Он, должно быть, понял, что она приехала, потому что волнуется. Если бы Джон смог открыть шкатулку… — Вы сказали, у вас есть справочник?

— Он где-то здесь. — Мужчина поднялся, подошел к книжным шкафам и стал осматривать полку за полкой, пока не нашел потрепанную книгу в матерчатом переплете. — Здесь что-то должно быть.

Он положил книгу на журнальный столик и сел на диван.

Книга называлась «Мифы и магия Средневековья». Джон стал переворачивать хрусткие страницы.

— «Кубики-головоломки и шкатулки с сюрпризом», — прочитала Коттен название главы.

Далее шел текст, а когда Джон перелистал несколько страниц, она увидела рисунки и схемы, на которых изображались различные виды шкатулок.

Он внимательно изучил схемы и наконец произнес:

— Кажется, вот то, что нужно.

Поднял шкатулку и перевернул ее. Потом взял с двух сторон и потянул. Ничего не произошло.

— Что думаете? — спросила Коттен. Джон снова взглянул на схему.

— Нужно понять, с какой стороны тут крышка. Как только с этим определимся, она легко откроется.

Он повернул кубик другой гранью и снова потянул в стороны. Опять ничего. Повернув его шесть раз и еще раз сверившись с текстом, он наконец услышал негромкий щелчок. Крышка приоткрылась, стал заметен тонкий, аккуратный стык.

— Кажется, получилось, — произнес Джон.

Вконце первого крестового похода Иерусалимом завладели христиане. Приорат Сиона, группа монахов, добивавшаяся возвращения европейских престолов потомкам Меровингов, родословную которых они прослеживали от союза Иисуса и Марии Магдалины, создали орден монахов-воинов, чтобы защищать Иерусалим и путников, направляющихся туда.

Все началось с простых поисков приключений, однако новая организация росла — в нее входила европейская знать, занимающая высокое положение в политике, религии и экономике. Свободная от налогов, подчиняющаяся лишь Папе, через несколько сотен лет она стала одной из самых богатых и влиятельных организаций в мире. Ее назвали Орденом рыцарей-храмовников, или тамплиеров.


* * * | Заговор Грааля | КРЕСТ ТАМПЛИЕРОВ