home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

Незадолго до окончания завтрака к нам с приветливой улыбкой подошел тот самый монах, что встречал нас, когда мы только прибыли сюда.

— Я узнал, что вы уезжаете, брат мой, — обратился он к Гиацинту. — Удалось ли вам обрести в этом святом месте то, что вы искали?

— Еще не знаю. Время покажет.

— Сомнения… Да, через этот искус проходим мы все. — Монах осенил себя крестом. — Бремя вашей прежней священнической миссии было, должно быть, очень тяжко в нынешние беспокойные времена.

Мы с Гансом озорно переглянулись. Избранная нашим товарищем роль бывшего священника, приносящего покаяние, оказалась выгоднее, чем он ожидал, однако теперь ему, видно, хотелось как можно скорее покончить с благочестивой беседой. Зато наш гостеприимный монах явно не разделял этого намерения.

— А знаете, монсеньор Ферри, который часто мне пишет, отзывается о вас с большой приязнью.

Гиацинт закашлялся, пытаясь скрыть смущение.

— Ах, но я… — пролепетал он, — я уже столько лет не виделся с ним. Как он поживает? Он был выдающимся преподавателем теологии.

Монах нахмурился:

— Позвольте… Впервые слышу, что он преподавал. Я полагаю, он…

— Не обессудьте, брат мой, — снова перебил наш соратник, нащупывая удобный предлог, — но у нас остается очень мало времени до отъезда, а мои друзья не хотят покинуть монастырь, не побывав в часовне. Может быть, вы окажете нам честь, сопроводив нас туда?

Монах закивал головой и с жаром пожал ему обе руки:

— С величайшей радостью. Если вы закончили…

Таким образом мы, встав из-за стола и насилу волоча ноги, потащились в монастырскую часовню.

За этим посещением последовала краткая молитва, призванная, как пояснил наш гид, обеспечить нам Господне покровительство, когда мы двинемся в обратный путь.

— Спасибо за радушный прием, — сказал я монаху после того, как он завершил свою лекцию, посвященную местной истории. Мой братец вместе с Гансом разглядывали в это время картину донельзя кровавого содержания, висящую в дальнем конце нефа.

— Полно, не за что. Сожалею, что вы не можете погостить подольше. Возвращайтесь, когда только захотите. Здесь вы желанные гости.

Мы распростились, провожаемые множеством благословений.

— Что будем делать до отправления автобуса? — Ганс зевнул. — Еще и трех нет.

— Ты предашься сиесте, — Этти с усмешкой прикрыл ему рот ладонью, — а я покончу с упаковкой багажа.

Они направились к себе на этаж, а Гиацинт снова пошел звонить по телефону. Что до меня, я задержался во дворе, чтобы выкурить сигарету и еще раз обдумать то, что произошло с тех пор, как мы зашли в музей. Мой спутник, как только покончил с телефонными переговорами, подошел и сел на скамью рядом со мной.

— Вы звонили Гелиосу, не так ли?

Он кивнул и тоже закурил.

— Не знал, что у вашего отца проблемы с сердцем. Вы мне не говорили… — Он поймал мой испуганный взгляд. — Нет-нет, он чувствует себя прекрасно. В тюрьме с ним, видимо, случился приступ, но сейчас все уже в порядке, не тревожьтесь. Почему вы не известили нас об этом?

— Я и сам не знал. Он под надзором? В медицинском смысле слова?

— Да, меня только что заверили в этом… — Он устало махнул рукой. — Никогда бы не подумал, что Гелиос до такого дойдет. По отношению к вам. И главное, ко мне… — на мгновение запнувшись, пробормотал он.

— Однако же ему уже случалось посылать вас в самое пекло, разве нет?

— Но не подобным образом!

Рисуется он, или эта горечь, что слышна в его голосе, неподдельна?

Он в молчании докурил сигарету, раздавил окурок подошвой, и тут к нам подошел Этти.

— Ганс уснул. Рухнул, как мешок, — сообщил он.

— А ты ему в этом не помог? Так, самую малость? — поддел я его.

Братец пожал плечами:

— Он на пределе, бедный малый… — Этти примолк, потом внезапно спросил: — Скажи, Гиацинт, как священник становится наемным убийцей?

— Воспылав страстью к искусству драмы и комедии, — сострил тот.

— Не принимай меня за глупца.

Теперь он смотрел на собеседника в упор, прямо в глаза.

— Ладно, будем серьезны… Вы можете представить себе меня в сутане? — Гиацинт обернулся ко мне, призывая в свидетели, но я оставался невозмутимым. Знал, что брат никогда такого рода фразу попусту не брякнет.

— Гелиос нас всех послал на убой без малейших угрызений совести, — тихим голосом произнес Этти. — Вам не кажется, что настало время сбросить маски и сплотиться?

Гиацинт встал.

— По-моему, не только Ганс остро нуждается в отдыхе, Этти.

— Профессор Лафет! — услышал я голос у себя за спиной. Узнал монаха из приемной и насторожился, почуяв, что наш отъезд под угрозой.

— Да?

— Заходила дама, профессор. Одна из ваших коллег, мадам Вейланд. Она оставила это для вас. — И он протянул мне конверт.

— Вейланд? — переспросил я.

— Кассандра, — подсказал Гиацинт.

— Дама сказала, что это крайне срочно, И она… простите за откровенность, профессор, но у нее был такой вид… очень испуганный.

Переглянувшись со своими заинтригованными товарищами, я поблагодарил монаха, который тотчас испарился.

— Она хочет нас видеть, — сказал я, пробежав глазами второпях нацарапанную записку. — Ждет в том магазинчике, где вы купили свой путеводитель. Как по-вашему, это ловушка?

— При том, что целая армия патрулирует окрестности и в городке кишат солдаты? Нет… Она, напротив, хочет оставаться на виду, быть уверенной, что на нее не нападут без свидетелей. — Гиацинт с озабоченным видом перечитывал письмо. — Все это совсем на нее не похоже

— А может, она преуспела в искусстве комедии так, что ни в чем вам не уступает?

— Даже если так, Кассандра никогда не унизится подобным образом. Она попадала в самые безвыходные ситуации из-за своей непомерной гордости, Гелиос отчасти поэтому отказался иметь с ней дело. — Он помахал письмом, будто надеялся что-нибудь еще из него вытрясти. — Нет, это не та Кассандра, которую я знаю. Что-то случилось, Морган… Пятеро конкурентов, не правда ли, Амина так сказала?

— Вы думаете, Кассандра схлестнулась с одним из них? — (Он кивнул.) — У вас есть какие-нибудь предположения насчет того, чем это пахнет?

— Хотел бы ошибиться, но… Ладно, увидим. — И он спрятал письмо в карман.

— Вы решили пойти туда?

Он шагнул было в сторону колоннады, ведущей к выходу с территории монастыря, но тут же приостановился:

— Давайте сходим за Гансом.

— Если по городку шастают другие охотники, не лучше ли, чтобы он остался здесь, в безопасности? — сказал Этти.

— Если то, что я предполагаю, подтвердится, он здесь отнюдь не в безопасности, уж поверьте мне. Нам надо держаться вместе.

— Хватит темнить, Гиацинт! — запротестовал я. — Карты на стол! На что вы намекаете?

— Я предпочитаю соблюдать осторожность, Морган. Вот и все.

Больше мне ни слова не удалось из него вытянуть, но он никогда еще не выглядел настолько встревоженным. Неудивительно, что всем нам стало не по себе: страшновато было смотреть, как он на глазах теряет свое поразительное хладнокровие…


предыдущая глава | Гробница Анубиса | * * *