home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

— Макиннон, вы удивительная женщина. — Перлмуттер вывел машину на скоростное шоссе.

— О чем вы?

— Какие у вас дела с Грейнджем?

— Извините, но я дала обет молчания.

— Какой, к черту, обет?

— Вы не слишком любезны. Мы с агентом Грейнджем достигли взаимопонимания. Такой ответ вас устраивает?

— Ага. — Перлмуттер отвел глаза от дороги и посмотрел на Кейт. — И это взаимопонимание начало приносить плоды. В частности, с подачи вашего нового поклонника мне дали поручение вывезти вас на прогулку. Так что пусть ваши дела с ним продолжаются.

На небе в нагромождении серых облаков появились небольшие голубые просветы.

— Как я понимаю, эту экскурсию организовал Браун, — заметила Кейт.

— Разумеется. После беседы с вашим новым лучшим другом, агентом Грейнджем, он согласовал это с шефом Тейпелл. Она решила, что никакого вреда это не принесет.

Кейт вспомнила инструкции Грейнджа насчет предстоящего разговора. Вдруг из старика удастся что-нибудь вытянуть?

— Брауну не пришлось долго уговаривать меня. — Перлмуттер улыбнулся. — К тому же я давно интересуюсь тюрьмами. Хорошо знаю их историю.

— Неужели вас интересует что-то, кроме кино?

— Кстати, о тюрьмах снято несколько превосходных фильмов. Например, «Скованные одной цепью» с Тони Кертисом и Сиднеем Пуатье. И еще «Птицелов из Алькатраса» и «Побег из Шоушенка». — Перлмуттер постучал по рулевому колесу. — Ладно, вот вам вопрос совсем не о кино. Самые знаменитые узники тюрьмы Синг-Синг?

— Понятия не имею.

— Ну хотя бы попытайтесь.

Лицо Кейт выражало недоумение.

— Аль Капоне?

— Аль Капоне? Исключено. Даю подсказку: Джулиус и Этель.

— Розенберги?[36]

— Правильно. Их там поджарили на электрическом стуле. Была и еще одна забавная пара, Марта Бек и Раймонд Фернандес.

— О да. «Убийцы Одинокие Сердца». О них еще есть фильм категории Б. Кто там играет, не помните?

— Конечно, помню, не сомневайтесь. Тони Ло Бьянко и Шерли Столлер.

— Ники, зачем вы засоряете свою память всяким мусором?

— Мусором? — Он преувеличенно тяжело вздохнул. — Какое кощунство!

Некоторое время они ехали молча, потом Ники включил приемник. Зазвучала бездарная попсовая песенка.

— Может, поищете что-нибудь более приятное?

Перлмуттер крутил ручку настройки, пока не поймал песню Дилана «Просто превратность судьбы».

— Дилан подойдет?

Эта песня напомнила ей о Ричарде, но Ники уже начал подпевать, и она сказала:

— Вполне.

Дилан. Имена, которые убийца писал на краях своих картин. Дилан, Тони, Бренда. Кто они?

Достав пластинку «Никоретт», Кейт сунула ее в рот.

После моста Перлмуттер съехал с шоссе на дорогу к городку Оссининг. Вскоре замелькали исторические здания, хорошо сохранившиеся. Через несколько поворотов дорога пошла в гору. Наверху показалась башня тюрьмы Синг-Синг.

— Вы когда-нибудь задавали себе вопрос, откуда произошло название Синг-Синг?

Кейт пожала плечами:

— От индейского «син-синк», что означает «камень на камне». Дело в том, что вся южная часть Оссининга, которая в давние времена называлась Синг-Синг, стоит на обширной известняковой платформе. Потом так стали называть только тюрьму.

— Да вы настоящий кладезь информации.

— Стараюсь. О чем еще вам рассказать? Сколько людей казнили там на электрическом стуле? Или какие типы пыток применялись до преобразования тюрьмы?

Они подъехали к воротам. Ники показал охраннику удостоверение.


Другой охранник привел их в небольшую комнату и оставил одних.

— Сейчас ваш выход, — сказал Перлмуттер. — Я здесь, только чтобы улаживать формальности.

Кейт кивнула, огляделась. Комната примерно три на три метра, без окон, флюоресцентное освещение, в дверь вделана небольшая стеклянная панель, два металлических стула, табличка «НЕ КУРИТЬ». Посмотрев на нее, она сунула в рот новую пластинку «Никоретт».

— Похоже, вам скоро придется отучаться и от этой привычки, — заметил Ники.

— И не говорите. А ведь такая жвачка дороже сигарет.

Раскрылась дверь, и охранник ввел старика с фотографии частного детектива Баумс. Руки и ноги его были скованы кандалами.

— Садись. — Охранник пристегнул его ноги к нижней части вделанного в бетон металлического стула. Посмотрел на Кейт. — Я буду за дверью.

Чарли д'Амато оказался ниже ростом, чем ожидала Кейт. И выглядел старше. Седые волосы не были такими густыми, щеки обвисшие, как у бассета, кожа на руках в пигментных пятнах.

Он бросил взгляд на Перлмуттера, прислонившегося к стене.

— Кто вы?

— Детектив Перлмуттер. Не обращайте на меня внимания. — Ники вытащил из заднего кармана «Дейли ньюс» и углубился в чтение.

Д'Амато пожал плечами и посмотрел на Кейт:

— Надеетесь узнать от меня обстоятельства гибели вашего мужа?

Кейт старалась не выказать удивления.

— Так вы знаете, почему я здесь?

— Слухами земля полнится. — Старик сдержанно улыбнулся.

— Хорошо, — сказала Кейт. — Значит, незачем тратить время на объяснения.

— Верно. Рад, что вы решили обойтись без обычного лицемерия. — Он показал подбородком на сигареты в нагрудном кармане. — Не поможете ли мне, дорогая? Как видите, руки заняты. — Старик засмеялся так, словно закашлялся.

Кейт сунула ему в губы сигарету «Уинстон», дала прикурить.

Д'Амато затянулся и, с трудом подняв руку в наручнике, вытащил сигарету изо рта. Внимательно посмотрел на Кейт сквозь пелену дыма.

— У меня дочь примерно вашего возраста. Тереза, живет в Нью-Брунсуике, Джерси, в симпатичном домике. Двое детей. Один тинейджер, мальчик. Чарли. Назвали в честь дедушки. Давно не видел его. — Он вздохнул. — А у вас есть дети?

— Мистер д'Амато, полагаю, вам все обо мне известно. И поскольку время у меня ограничено…

Д'Амато выпустил изо рта струю дыма.

— Зато у меня — уйма.

— Тоже, я слышала, не так уж много. — Грейндж сказал, что старик серьезно болен. — Как вы понимаете, я приехала не с пустыми руками. У меня припасено несколько козырей. Так, может быть, вы просто изложите свои пожелания?

— А кто сказал, что мне что-то нужно?

Кейт понимающе улыбнулась:

— Нам всем что-то нужно, д'Амато. — Она придвинула свой стул ближе к старику.

— Зовите меня Чарли, — предложил он, прикинувшись добрым дедушкой.

— Давайте начнем игру, Чарли. Правила известные. Вы кое-что расскажете мне. Потом я вам. Первый ход ваш.

Д'Амато попыхтел сигаретой, выпустил пару неровных колец. Бросил взгляд на Перлмуттера.

— Вашего мужа убил Анджело Бальдони. Как для начала?

Кейт ожидала услышать это, но все равно вздрогнула.

— Почему?

— Теперь ваша очередь, дорогая. — Он подался чуть вперед, звякнув целью. — Прошу разрешить свидания с внуками.

Кейт ответила так, как проинструктировал ее Грейндж.

— Я имею полномочия заверить вас, что вашу просьбу удовлетворят.

— И не через стекло, а в комнате.

— Хорошо. Я это устрою. Теперь ваша очередь. — Она глубоко вздохнула. — Почему Бальдони убил Ричарда?

Старик недоуменно пожал плечами:

— Так получилось.

— Что значит получилось?

— Лучше я расскажу вам о камере, где меня содержат, дорогая. Темная ужасно. А прогулки раз в день и всего полчаса. Не успеваю даже подышать свежим воздухом. А я слышал, у них есть камеры на северной стороне, с окнами.

— И вы хотите такую?

— Конечно.

— Ладно, постараюсь договориться с администрацией.

— Мне не нравится слово «постараюсь». Я ведь не так уж много прошу. Больной старик.

— Хорошо. Ваше пожелание выполнят.

Старик улыбнулся.

— Вашего мужа заказали.

— Кто?

— А разве это имеет для вас большое значение?

Кейт посмотрела в его слезящиеся глаза.

— Да.

— Ладно. Расскажу только потому, что вы напоминаете мне дочь. — Он снова бросил взгляд на Перлмуттера: — Может, оставите нас одних и подождете за дверью? Оттуда будете наблюдать через стекло. Как это делает охранник.

Ники встретился глазами с Кейт. Она кивнула.

Д'Амато подождал, пока за ним закроется дверь.

— Так лучше, верно?

— Продолжайте, — сказала Кейт. — Так кто заказал моего мужа… и почему?

Д'Амато вздохнул.

— Этот подонок Стоукс. А Анджело… — Он выпустил струю дыма. — Рядовой пехотинец, почти робот. К тому же недалекий. Единственное, что умел, так это нажимать на курок. — Д'Амато загасил сигарету. — Я не говорю, что Анджело был святой. Нет. Но для него это была работа. Он ничего не имел против вашего мужа.

Сердце Кейт сжалось. Просто работа. Убить Ричарда. Просто работа.

— Это был не обычный заказ, — продолжил д'Амато таким тоном, будто речь шла о погоде. — Ломбарди, дядя Анджело, поручил ему сделать это. Он хотел полностью рассчитаться со Стоуксом. Тот надоел ему хуже горькой редьки. Выпрашивал деньги, которые тут же тратил на шлюх. Ломбарди хотел покончить с этим. Понимаете? Поэтому, когда Стоукс попросил об одолжении — убить Ротштайна, — Ломбарди решил пойти ему навстречу. В последний раз. И озадачил Анджело, проявившего несвойственную ему изобретательность. Заказал этому зануде, который работал у него, картину, чтобы все выглядело так, словно вашего мужа убил этот псих.

— А потом Бальдони убил художника, Мартини, верно?

Д'Амато кивнул.

— За жадность. Деньги очень портят людей, я это давно заметил. — Он удрученно покачал головой. — Дело в том, что Стоукс подделал какие-то документы в адвокатской фирме: это позволило ему снимать со счета деньги. Ваш муж, видимо, раскусил его и собирался не только уволить, но и передать властям. Стоукс побежал к Ломбарди, начал скулить, что, мол, Ротштайн намерен назвать полиции кое-какие фамилии и так далее. В общем, наговорил очень много. Хотел, чтобы Ломбарди был заинтересован в смерти Ротштайна. Вы же знаете, как это происходит.

«Хотел, чтобы Ломбарди был заинтересован… в смерти Ротштайна. Вы же знаете, как это происходит». Слова старика звенели у нее в ушах. Кейт кивнула, поощряя д'Амато продолжить.

— Они стоили один другого. Бальдони и Стоукс. Анджело тайком от дяди потребовал от Стоукса за работу пятьдесят штук. А тот набрался наглости и снял эти деньги со счета фирмы. По иронии судьбы за убийство вашего мужа он расплатился его же деньгами.

У Кейт закружилась голова. Энди заказал убийство Ричарда и заплатил за это деньгами фирмы.

— Откуда вам это известно?

— Странный вопрос, дорогая. — Он улыбнулся фальшивой улыбкой доброго дедушки. — Когда Ломбарди сообщил мне об этом, я приказал немедленно убрать Стоукса. А потом… я слышал, ФБР ищет Ломбарди. Так вот, открою вам секрет, дорогая. Они не найдут его. — Кейт не задала вопроса, зная, что Ломбарди мертв. — Передайте им от меня, чтобы не тратили зря время, — сказал д'Амато. — Что касается Стоукса, то от этого подонка можно было ожидать чего угодно. К тому же он очень много болтал.

— Вы отдавали приказы отсюда?

— А что в этом особенного?

— Наверное, ничего.

— Вот именно… И позвольте мне сказать вам кое-что, дорогая. Вы были на волоске от гибели.

— Вас огорчает, что я убила его?

— Не в этом дело. — Д'Амато пожал плечами.

— Знаете, — вдруг вырвалось у Кейт помимо воли, — это было бы даже неплохо.

— Не говорите так, дорогая. Вот вы сидите здесь сейчас со мной. Живая. Но в следующий раз может повезти меньше. Так что будьте осмотрительнее.

«Должна ли я радоваться, что осталась жива?» Кейт задумалась. Еще совсем недавно она считала, что все в ее жизни уже закончилось. Но, оказывается, Ричард невиновен.

Невиновен.

Кейт впервые осознала: она счастлива, что не погибла.

— Так я могу надеяться на новую камеру?

— Несомненно. — Кейт посмотрела на старика. — Скажу вам больше, вас переведут в другую тюрьму, с менее строгим режимом. В удобную камеру с хорошим видом из окна.

Д'Амато просиял.

— Дорогая, думаете, я сказал бы вам хоть слово, если бы заранее не знал об этом?


Кейт и Перлмуттер молча шли к машине. Он, разумеется, все слышал и понимал, что творится у нее на душе.

Кейт пыталась отделить хорошие новости от плохих. Ричарда убил Энди Стоукс. Чужими руками. Муж погиб, потому что ошибся, недооценил мерзавца. Своевременно не пошел в полицию, решил разобраться с ним сам.

«Мне все-таки удалось докопаться до истины, и я… отомстила. Убила исполнителя. И что дальше?»

Кейт посмотрела на небо, теперь скорее голубое, чем серое, и глаза ее наполнились слезами. Удастся ли когда-нибудь залечить эту рану? Она узнала правду, но Ричарда все равно не вернуть.

Наблюдая, как ветер лениво разгоняет похожие на сахарную вату облака, она грустно улыбнулась. Может, сегодня ночью наконец удастся выспаться.


Глава 36 | Дальтоник | Глава 38