home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

— Да. Это бизнесмен Сузи. — Росита Мартинес вернула Брауну фотографию Энди Стоукса и покосилась на Кейт. Та прислонилась к стене. — Это он убил ее?

— Спасибо за помощь, — сказал Браун, но Мартинес продолжала внимательно смотреть на Кейт.

Та улыбнулась.

— Нет, не он. А теперь, Росита, идите, полицейский отвезет вас домой. Спасибо.

Подождав, пока закроется дверь кабинета, Браун положил ладони на стол и посмотрел в упор на Кейт.

— Вы что, не могли позвонить?

— Я позвонила.

— Поздно.

— Очень жаль, что так получилось.

— Мне тоже.

— Что с Норин Стоукс?

— Легкое ранение. Бальдони застрелил мужа у нее на глазах. Она все еще в шоке. Но поправится. Должно быть, вы испугали его, когда вошли в подъезд, иначе он прикончил бы ее.

— Видите, кое-что я сделала правильно.

— Не каждый с этим согласится.

— Так что выходит? Стоукс задолжал Бальдони и не расплатился, за что и получил пулю в лоб?

— Похоже на это. Нам известно, кто такой Бальдони. Дядя ростовщик, мафиози, сам он выполнял заказные убийства. — Браун вздохнул. — Теперь к этому подключился Отдел по борьбе с организованной преступностью.

— По-моему, тут должно быть что-то еще, — сказала Кейт. — Не ясна роль картины, оставленной убийцей рядом с Ричардом.

— Бальдони мертв, поэтому спросить не у кого. А в квартире Блэка технари обнаружили в унитазе обрывки фотографии убитой проститутки Сузи Уайт. Чья это работа, и как попал в эту квартиру Стоукс? Блэк исчез. Его ищут по словесному портрету. — Браун потер виски. — Полагаю, что ваш муж стал кому-то поперек дороги. Возможно, попытался помочь Стоуксу или это просто ошибка. Убийца принял его за Стоукса.

Кейт это тоже приходило в голову.

— Но если Стоукс брал у Бальдони деньги в долг, тот никак не мог его с кем-то спутать.

Браун кивнул.

— Но Бальдони мог поручить покончить со Стоуксом кому-то другому. И другой убийца спутал Ричарда и Стоукса.

Неужели это так просто? Версия, что ее мужа убили по ошибке, ужасала и вместе с тем приносила некоторое облегчение. Но Кейт не верила в нее.

— Посмотрим, что накопают ребята из ОБОП. Да, вспомнил, эксперты обнаружили, что волос, взятый с воротничка рубашки Мартини, ему не принадлежит. Если окажется, что это волос Бальдони, тогда не будет сомнений в его причастности к убийству Ричарда.

— У меня тоже есть кое-какие соображения, но их нужно проверить.


— Вы, должно быть, шутите?

— Вовсе нет.

— Макиннон, в расследовании вы больше не участвуете. Я заявляю это совершенно официально.

— Почему? То, что я прокололась, не значит…

— Значит. — Браун поднял руку, останавливая ее. — Понимаете, Макиннон, прежде чем что-то делать, надо подумать.

— Согласна, я действительно не подумала, нарушила несколько правил…

— Несколько? Может, почитать вам наставление и перечислить хотя бы первые десять?

— Но тогда все решали какие-то секунды. Потеря времени была равносильна провалу. Я просто…

— Вы сейчас сами признали, что хорошенько не подумали о последствиях.

— Просто я… должна была… — Кейт умолкла. Ей не хотелось обманывать Брауна. — Это все ради него, Ричарда. Я… я пообещала ему, что… — Она взмахнула рукой. — Ладно… это не важно.

— Вы правы, это не важно. — Браун смягчился. — Я все понял. И поверьте, если бы это зависело от меня, вы бы остались. Но Грейндж этого не допустит, не стоит и надеяться. К сожалению, в этом деле у него больше власти.

Кейт вздохнула.

— Не понимаю, чего он добивается. Бальдони спускался по лестнице с пистолетом, направленным прямо на меня. Еще пара секунд, и я была бы мертва. Что, Грейндж стал бы от этого счастливее?

— Возможно.

— Комиссия признала, что я действовала в пределах необходимой самообороны. Какие у него после этого претензии?

— А такие: он имеет на вас, извините за прямоту, большой зуб. Вынашивает идиотское предположение, что вы подставили Стоукса и намеренно навели на него Анджело Бальдони.

— Зачем?

— Чтобы затруднить расследование убийства Ричарда.

— Ч-что?.. — Кейт не находила слов. — Вы это серьезно? Да я… я… больше, чем он, заинтересована в успехе расследования.

Браун потер ладонями лоб.

— По версии Грейнджа, убийство Ричарда заказали вы.

Кейт невесело рассмеялась.

— Погодите, вы это серьезно?

— Я — нет. Но Грейндж — да. Вы же знаете, при расследовании такого рода убийств первыми подозреваемыми становятся супруги. — Браун вздохнул. — Представьте себе, как рассуждает Грейндж. Вы работаете в бригаде, расследующей убийство вашего мужа. Обнаруживаете какую-то нить, ведущую к его сотруднику. Беседовали с его женой. Получили какую-то информацию, которой, видимо, не намерены делиться, и…

— Это неправда. Я просто хотела…

— Дайте мне закончить. Вы не позвонили, не попросили помощи. Последовали за Норин Стоукс. Она привела вас к своему мужу, располагающему какими-то сведениями об убийстве Ричарда. За вами последовал человек, который скорее всего убил художника, автора картины, обнаруженной на месте убийства вашего мужа. Этот наемный убийца прикончил Стоукса, а затем вы прикончили его. Таким образом, в один прием вы убрали всех свидетелей. Вот как видит это Грейндж.

— Боже мой, неужели вы думаете, что мне не хотелось взять свидетелей живыми?

— Не важно, что я думаю. — Браун нахмурился. — Грейндж также обыгрывает факт, что у Ричарда оказался страховой полис на пять миллионов долларов. Это тоже работает не в вашу пользу.

— Да разве деньги для меня что-то значат? Боже, мой муж погиб, а тут… — Кейт вскочила, едва сдерживая слезы. Ей не хотелось, чтобы Браун видел ее плачущей. — Я пойду.

Браун схватил ее за руку:

— Погодите. Не обижайтесь. Я вам выложил все начистоту.

Она устало опустилась в кресло. Только сейчас до Кейт дошло, что ее действия действительно можно истолковать подобным образом. И в этом есть своя логика.

— Хорошо хотя бы то, — сказал Браун, — что у Грейнджа нет никаких доказательств. Он способен добиться одного — отстранить вас от дела.

— Молодец.

— Уверен, в душе он прекрасно понимает, что все это чепуха. Но ему не нравится в первую очередь то, что в расследовании принимает участие женщина, причем не работающая в полиции. Он убедил руководство, что свою часть работы вы уже сделали — расшифровали картины маньяка из Бронкса — и теперь ваша миссия закончена. — Браун быстро сжал ее руки, затем потер виски. — Вам нужно немного отдохнуть, Кейт. Поезжайте куда-нибудь, хоть на недельку. Не давайте агенту Грейнджу повода для суеты.

Кейт достала коробочку с таблетками и положила две на раскрытую ладонь Брауна.

— А как же маньяк из Бронкса?

— А что с ним?

— По этому делу я тоже не могу работать?

— К сожалению, нет, — проговорил Браун, запивая экседрин.


Кейт вышла из участка. Посмотрела на серые нагромождения низких, тяжелых облаков. Остановилась.

Она знала, что без последствий это не останется. Но такого не ожидала. Ее отстранили от работы. Катастрофа.

Голова трещала. Пожалуй, нужно тоже принять пару таблеток экседрина и поспать. Просто поспать.

Может, пойти к Тейпелл? Но зачем подставлять шефа полиции в такое трудное для нее время? Это исключено.

— Кейт. — Митч Фримен мягко тронул ее за руку.

Ей очень не хотелось сейчас разговаривать с психоаналитиком ФБР. И вообще ни с кем.

— Вы уже знаете, что меня отстранили?

Фримен кивнул.

— Пойдемте куда-нибудь, выпьем по чашечке кофе. У вас есть время?

Кейт вздохнула.

— Сейчас у меня полно времени. Просто некуда его девать.

Они прошли несколько кварталов молча, выбрали почти настоящее французское кафе, устроились за небольшим столиком. Фримен заказал для обоих кофе с молоком и миндальные круассаны.

— Как у вас со сном? Вы выглядите усталой.

— На ночь принимаю амбьен. Вроде помогает.

— Гипнотик.

— Я не знала, что амбьен гипнотик.

— Да, это лекарство относят к гипнотикам. Правда, мягкого действия. Но его следует принимать только в том случае, если впереди хотя бы семь часов сна. Иначе может возникнуть «синдром амнезии пассажира».

— Что это такое?

— Некоторые ошибочно принимают амбьен в самолете и просыпаются через три-четыре часа, когда он еще продолжает действовать. Сходят с самолета в состоянии, близком к гипнотическому. В принципе открыты для внушения. А потом ничего из того, что происходило, не помнят.

— Ладно, я буду принимать амбьен, только когда есть время для сна. Обещаю.

Фримен улыбнулся.

— И не увеличивайте дозу. Гипнотики воздействуют на передачу импульсов между клетками головного мозга, увеличивая или снижая их электрическую активность.

— Уж больно сложно звучит.

— Для миллионов страдающих бессонницей эти таблетки — благо. Но принимать их следует строго по предписанию. Иначе порой возникают не только проблемы с памятью, но и отклонения в поведении.

Они помолчали пару минут.

— Вы могли погибнуть, — сказал Фримен, когда официантка поставила чашки размером с кувшин.

— Я не думала о себе.

— А не пора ли подумать?

Подняв кружку обеими руками, Кейт почувствовала тепло на лице.

— Зачем?

— Что значит зачем? — Фримен посмотрел ей в глаза.

— Доктор, вы пытаетесь провести со мной сеанс психотерапии?

— Да. Так что значит это ваше «зачем»?

— Мне было безразлично, что станет со мной.

— Это не ответ.

— А что вы хотите услышать? Что сожалею о случившемся? Что сожалею о том, что Энди Стоукс убит и Бальдони тоже? Так я сожалею, очень сожалею о том, что… — Кейт перевела дух, стараясь сдержать слезы, — что потерпела неудачу.

— Но это еще не повод для того, чтобы потерять интерес к жизни. Всякое случается, Кейт. Порой ужасное, но…

— Я знаю, Митч, вы пытаетесь утешить меня, но, пожалуйста, не надо. Я действительно тогда не думала о себе. Такое случалось и раньше, во время работы в полиции.

— Но подобные настроения иногда, рано или поздно, перерастают во что-то серьезное. Это опасный путь, Кейт. — Фримен внимательно посмотрел на нее сквозь очки. — Перестаньте размышлять об этом.

— О чем?

— О смерти. Я понимаю, потеря ужасная, но вы должны найти в себе силы продолжать жить. Поезжайте куда-нибудь, смените обстановку. Это поможет.

Кейт заставила себя улыбнуться.

— Пожалуй, я воспользуюсь вашим советом.


Антисептики не заглушали запахов человеческой хвори. Приоткрытые двери позволяли мельком взглянуть на то, что происходит в палатах. Больные, лежачие и выздоравливающие, с некоторыми друзья или родственники.

Что не любила посещать Кейт, так это больницы. Это осталось еще со времен болезни матери. Она быстро шла по коридору, не вполне понимая, почему ей захотелось увидеть Норин Стоукс. Возможно, потому, что через пару часов ее сюда никто не пустит.

Полицейский у двери палаты мельком взглянул на временное удостоверение, которое забыл отобрать Браун, и посторонился.

Внутри задвинутые шторы, бледный свет флюоресцентных ламп.

Норин Стоукс в постели, в полусидячем положении. Одеяло натянуто до шеи, руки лежат поверх него. Из вены торчит игла капельницы. Лицо белее подушки.

Когда вошла Кейт, Норин повернула голову и тут же зажмурилась, видимо, желая, чтобы та исчезла.

— Как вы?

Норин не ответила, но ее веки дрогнули.

— Я искренне вам сочувствую.

Глаза Норин открылись, как у куклы.

— Неужели?

— Да.

— Вы привели человека, который убил моего мужа, а теперь, значит… сочувствуете? — В словах, произнесенных хриплым шепотом, звучала ненависть.

— Нет, Норин, Бальдони явился сам. А я собиралась поговорить с Энди. Выяснить, что произошло.

— Что произошло? Я скажу вам, что произошло. Ваш муж приговорил Энди к смерти, а вы помогли казнить его.

— Это неправда, я…

— Вы спросили, я ответила. Ваш муж залез в долги, поставил фирму на грань финансового краха. Энди пытался помочь… — Норин тяжело вздохнула. Жилки на ее висках напряженно пульсировали. — Бальдони, обязанный Энди, который успешно защитил в суде его дядю, дал Ричарду деньги, что спасло его от разорения.

Кейт внимательно слушала, не понимая ни слова. Как будто Норин говорила на каком-то незнакомом языке. Ричард залез в долги и связался с бандитами?

— Ричард не выплатил вовремя долг. И вот теперь они оба мертвы.

— Откуда вам это известно?

— Энди рассказал мне все. Как Ричард пришел к нему, просил помочь, умолял. — Норин снова глубоко вздохнула. — После убийства Ричарда Энди знал, что он следующий. Естественно, у него не было денег выплатить долг. Он решил сбежать. — Норин злобно посмотрела на Кейт. — А вам было мало того, что ваш муж убит. Понадобилось следом за ним отправить и Энди. Чтобы скрыть правду.

— Какой вздор! Норин, положение больной не дает вам права делать такие безответственные заявления. Какие у вас доказательства, кроме слов мужа? Вы уверены, что он говорил правду?

— Уверена. Энди знал, что вы будете приставать с расспросами, и предупредил, чтобы я ничему не верила. Ясное дело, вам важно защитить своего мужа.

Кейт нащупала на цепочке обручальное кольцо Ричарда и успокоилась.

— Вы знали о связи Энди с некой Сузи Уайт?

— С кем?

— С Сузи Уайт, уличной проституткой, зверски убитой в Бронксе.

— Теперь вы хотите приписать Энди еще и убийство.

— Я этого не сказала. А только спросила, известно ли вам об их связи.

— Я не желаю отвечать на такой вздор.

— Это не вздор, Норин. Квартира, где скрывался Энди, принадлежит наркоторговцу и сутенеру Ламару Блэку. Сузи Уайт работала на него.

— Как вы смеете?!

— Не прикидывайтесь, Норин. Разве не вы нанимали частного детектива следить за мужем? И какие фотографии были в отчете?

Норин Стоукс начала хватать ртом воздух.

— По заключению медэксперта, в крови Энди обнаружены героин, кокаин, а также…

— Убирайтесь! Убирайтесь отсюда!

Норин Стоукс дернулась так сильно, что игла выскочила из вены. По руке заструилась кровь.

Кейт вышла позвать сестру.


Глава 22 | Дальтоник | Глава 24