home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 7

– Она сказала, что пошла за покупками. Роланд думал, что взорвется от негодования.

За покупками! Бог мой, Рианнон не просто безрассудна, она совершенно выжила из ума!

– Почему никто не предупредил меня, черт подери?

Эрик загородил Тамару своим телом, словно стараясь оградить ее от гнева Роланда.

– Я битых два часа искал тебя, дружище. Я понятия не имел, где ты можешь быть, а на мысленные призывы ты не реагировал. Что еще мы могли сделать?

Прикрыв глаза, Роланд одной рукой взъерошил себе волосы.

– Мы обязаны найти ее. В деревне кишмя кишат агенты ОПР. Если Кёртис и не сообщил им о замке, то уж о Рианнон он умолчать не мог. Они заметят ее в мгновение ока. Она отличается от других женщин, как лебедь от ворон.

Он проигнорировал многозначительный взгляд, который Тамара послала Эрику.

– Было бы здорово, если бы она могла услышать эти слова, – заметила девушка, но Роланд лишь покачал головой. – В самом деле, Роланд, тебе не о чем волноваться. Рианнон не сделает ничего рискованного, я уверена.

– Ха! Ей доставляет удовольствие рисковать своей хорошенькой шеей при любой удобной возможности. Если бы ты была с ней лучше знакома, то тоже бы беспокоилась, – озабоченно произнес Роланд.

Он винил себя за то, что упустил Рианнон из виду после того, как ее чуть было не убили. А теперь он решил, что она извлекла из того случая урок и станет вести себя осторожнее. Ему ли было не знать, что это не так?! Нужно было следить за каждым ее шагом, а он вместо этого намеренно заблокировал свой разум, чтобы она не смогла отследить его во время посещения маленького кладбища, расположенного в лесу недалеко от замка. Он почувствовал необъяснимое желание сходить туда, напомнить себе о том, какое зло причинили его семье и какое преступление совершил он сам по отношению к той, другой женщине, которая тоже доводила его до безумия. Вчера он почти позволил себе забыть об этих грехах, но подобная неосмотрительность привела бы к новым.

Роланд направился к двери, но Эрик схватил его за плечо.

– Я пойду с тобой.

Он посмотрел в окно на Джейми и Фредерика, забавляющихся с Пандорой во внутреннем дворе замка. Здесь они были в относительной безопасности.

– И оставишь одну Тамару присматривать за мальчиком?

– Что, по-твоему, Роджерс предпримет, увидев ее в компании Фредди и этой кошки?

Тамара тряхнула головой, отбросив волосы назад так же, как всегда делала Рианнон.

– Я не беспомощная смертная, – заявила она, – и могу о себе позаботиться.

Роланд заметил, что Эрик прикусил губу, чтобы сдержать улыбку.

– Ты слишком много времени проводишь с Рианнон, и это не идет тебе на пользу, – произнес Роланд.

– А вот ты проводишь с ней слишком мало времени, – парировала она. – Либо это, либо ты просто слепой глупец. Она думает, что не нравится тебе. Она полагает, ты считаешь ее недостойной себя. Если она сделает что-то безрассудное, то только для того, чтобы показать тебе, как ты ошибаешься.

– Где, черт возьми, ты нахваталась таких мыслей? Рианнон полагает себя достойной богов, не говоря уже обо мне.

– Важно не то, что она думает, а то, что, по ее мнению, думаешь о ней ты. – Роланд нахмурился и покачал головой. Тамара взорвалась: – Как бы мне хотелось схватить тебя за плечи и как следует встряхнуть!

Эрик обнял девушку и прижал к себе.

– Полегче, любовь моя, ты можешь его поранить. – Он посмотрел на своего друга. – Отправляйся на поиски своей бунтарки, а я присмотрю здесь за всем.

Роланд так и поступил. Слова Тамары не шли у него из головы. Неужели Рианнон и правда считает, что должна доказывать ему что-то? Конечно, это было совершенно смехотворное предположение. С другой стороны, Рианнон требовала, чтобы он не смел считать ее слабой. Может, в словах Тамары и была доля правды.

Но сейчас у него не было времени волноваться по поводу чьих бы то ни было слов и предположений. Рианнон разгуливала где-то сама по себе, когда в округе находились по крайней мере два ее смертельно опасных врага. Ему нужно было найти ее первым.

Роланд начал поиски с дома, который она снимала. Рианнон, несомненно, заходила сюда, о чем свидетельствовали заляпанная кровью юбка и его собственная рубашка, валяющиеся на полу. В ванной на стенах еще не просохли капельки влаги, значит, ею пользовались совсем недавно. В комнате витал аромат свечей, которые она зажигала, а воск не успел остыть.

На кровати лежал чемодан, заполненный одеждой. Роланд предположил, что Рианнон планирует захватить его с собой на обратном пути в замок. Затем он подумал, что она, быть может, намеревается отправиться куда-то еще, ведь во время их последней встречи она просто кипела от гнева.

Роланд тщательно осмотрел комнату. Заметив рядом с телефоном блокнот для записей и карандаш, он поспешил туда. Несомненно, Рианнон записала что-то на верхнем листе, а затем вырвала страницу. Он поднял блокнот к свету, стараясь разобрать что-либо по оттиску, оставленному карандашом, но безуспешно. Разозлившись, Роланд хотел было с силой швырнуть блокнот в мусорную корзину, как вдруг заметил лежащий в ней скомканный кусочек желтоватой бумаги. Он вытащил его и разгладил.

На листе был записан адрес и номер комнаты. Ниже значилось одно-единственное слово, подчеркнутое жирной чертой: Роджерс.


В свете лампы Рианнон различала силуэты двух человек. Они находились в гостиной номера. Она взобралась на подоконник соседней комнаты – спальни – на пятнадцатом этаже, наблюдая за ними через открытую дверь и стараясь абстрагироваться от шума машин и привычных звуков ночной жизни. Впервые в жизни Рианнон жалела о своем возрасте. Ей хотелось быть старше, обладать большей силой, тогда бы она смогла превратиться в мышь и, прокравшись внутрь, подслушать, о чем говорят те двое. Она слышала лишь о нескольких бессмертных, обладающих даром трансформации, и это были очень древние вампиры. Она и сама несколько раз пыталась изменить форму, но получила лишь сильнейшую головную боль.

Она действительно обладала способностью вводить людей в состояние транса. Могла, к примеру, убаюкать их до состояния ступора, а затем заставить танцевать по комнате и не вызвать при этом у смертных никакого протеста. Но данный случай был особенным. Существовала вероятность, что она лишь выдаст свое присутствие, а это было очень опасно, так как с Кёртисом Роджерсом сейчас находился тот самый мужчина, который атаковал ее после футбольного матча. Как ей уже было известно, он мог блокировать свои мысли.

С замиранием сердца Рианнон принялась изучать черты его лица. У него был широкий мясистый нос и густая жесткая щеточка усов над чересчур толстыми губами. Волосы его были подстрижены очень коротко. Он был массивным, но не грузным и походил на одного из профессиональных борцов, виденных ею пару раз по телевизору.

Рианнон напряженно вслушивалась, но не могла разобрать ничего, корме гула их приглушенных голосов. Понюхав воздух, она почувствовала запах пота крупного мужчины, одеколона Кёртиса и аромат дорогого виски.

Беззвучно она перемахнула через подоконник и оказалась в комнате.

– Так мы поняли друг друга, да?

Роджерс пожал плечами. Рианнон скользнула в сторону от двери, чтобы мужчины ее не заметили, если посмотрят туда.

– Мне не нужно понимать тебя. Если ты поможешь мне поймать одного из них, можешь назначать свою цену.

Второй мужчина покачал головой.

– Не «одного из них», а ее. Она самая древняя и самая сильная. Именно ее я и хочу заполучить. – Он залпом допил виски и облизал губы толстым языком. – Я хочу, чтобы ты накачал ее транквилизаторами и оставил меня наедине с ней на столько, сколько мне потребуется.

Кёртис понимающе кивнул и, подойдя к бару, схватил за горлышко бутылку с янтарной жидкостью.

– Хочешь позабавиться с ней, да? Меня не проведешь. Черт, я тебя не виню. Она горячая штучка.

Мужчина поджал губы и ничего не сказал. Когда Кёртис подошел к нему, он поднял свой стакан, и тот плеснул ему еще виски.

– Может, и так, но это не главная моя цель. Ты уверен, что она будет совершенно беспомощна?

– Уверен. Препарат прошел серию тестов. Он действительно работает. – Наполнив собственный стакан, Роджерс отступил назад.

– А с чего ты взял, что сможешь удержать ее силой, в то время как другим это не удалось?

– У меня есть определенные способности. К тому же я знаю ее слабые стороны.

– И мы тоже.

– Я умею обернуть это себе во благо.

– Да, не стану отрицать, шансы у тебя есть. В общем, если сможешь сделать это, развлекайся с ней столько, сколько пожелаешь. Она будет беззащитной, как новорожденный младенец.

При этих словах Рианнон содрогнулась. Она слишком хорошо помнила время, когда была беспомощной в лапах агентов ОПР. Ослабленная от потери большого количества крови, которую они из нее выкачали, она могла только лежать со связанными руками и ногами, а они мучили ее и дотрагивались до нее.

– А теперь скажи мне, где они скрываются.

Рианнон напряглась, полностью обратившись в слух.

Кёртис колебался.

– Там есть и другие, и они тоже представляют для меня интерес, не только она. Так вот, все прочие – мои. Мои, и только мои, слышишь меня?

– Отлично слышу. – Мужчина противно захихикал, и Рианнон задрожала всем телом. – У тебя на них особые планы, не сомневаюсь. Не буду тебе мешать.

– И ты сохранишь все в тайне. Если их местонахождение станет известно ОПР, туда сбежится куча народу, и я никогда не доберусь до них, – добавил Роджерс.

– Согласен, – кивнул его собеседник.

Кёртис глубоко вздохнул.

– Они в замке Кортманш, расположенном к югу от Л'Омбрэ, – произнес он с чудовищным акцентом.

Рианнон хотелось бы просто убить их обоих, это было бы оправдано. К сожалению, Роланд, одолеваемый своими рыцарскими идеалами о чести и совести, никогда не сумел бы простить ее. И он еще утверждает, что внутри у него скрывается демон! Ха! Если у него и есть демон, то имя ему – Рианнон.

– Было бы не лишним получить образец препарата…

– Забудь об этом, приятель. Эта формула строго засекречена. Никто, кроме меня, ее не знает, так будет и впредь! – воскликнул Кёртис.

«Это ты так думаешь, дорогуша», – усмехнулась про себя Рианнон.

– Ладно, она мне и не нужна. – Мужчина поднялся и направился к двери, а Роджерс повернулся к столу и исчез из ее поля зрения.

Она слегка изменила положение тела, чтобы снова увидеть его. Он распахнул крышку чемодана, и ее глазам предстали ряды пробирок с резиновыми пробками.

Препарат.

– Ты что же – не дашь мне номер контактного телефона? Я даже не знаю твоего имени, – произнес Роджерс.

Его посетитель замер на пороге у открытой двери.

– Я сам свяжусь с тобой, когда наступит время. Что же до имени, можешь пока называть меня Люсьеном.

Он вышел из номера, не потрудившись закрыть за собой дверь. Кёртису пришлось сделать это самому, руки у него сильно тряслись. Он тщательно запер замок и направился в комнату, в которой находилась Рианнон. Она бросилась под кровать и выглянула оттуда, чтобы понаблюдать за ним. Когда он прошел в ванную, Рианнон выскочила из своего укрытия, схватила чемодан и в мгновение ока, перемахнув через подоконник, стала спускаться по стене вниз.

Когда до земли оставалось немного, она элегантно спрыгнула и встала на ноги, про себя посмеиваясь. Успех ее предприятия совсем вскружил ей голову.

Внезапно из темноты вынырнули руки и, обхватив ее, увлекли в тень аллеи. Она сопротивлялась, но захват был нечеловечески сильным, и она уже приготовилась снова почувствовать укол лезвия Люсьена.

– Какого черта ты творишь? – раздался знакомый голос.

– Роланд! – Она повернулась к нему, едва не лишившись чувств от облегчения. – Ты напугал меня до полусмерти. Я уже решила, что это снова тот мужлан, что пытался зарезать меня прежде.

– На моем месте действительно мог оказаться он. Ты еще более безумная, чем танцующий дервиш!

– Осмелюсь заметить, что повидала на своем веку побольше дервишей, чем ты, Роланд, и я вовсе не так неосмотрительна, как они. – Его руки все еще крепко сжимали женщину в объятиях, она вырвалась, подняла с земли чемодан и сунула ему. – Может, ты перестанешь сердиться, когда увидишь, что у меня есть?

– Не имеет значения, что там у тебя есть. Тебя могли убить или поймать, пока ты добывала это. Когда ты уже будешь прислушиваться к моим словам, Рианнон?

– Только загляни в чемодан, Роланд. Уверена, тебе понравится.

– Не здесь. – Он вернул ей чемодан.

Схватив ее за руку, Роланд потянул ее в глубь аллеи.

Рианнон снова вырвалась, уязвленная его невниманием к ее достижениям.

– У меня неподалеку машина припаркована. Я взяла ее в аренду.

– Забудь о ней! – рявкнул он.

– Иди к черту, Роланд. В ней мои покупки.

Рианнон устремилась прочь от него, пока он снова не схватил ее. Через несколько секунд она уже сидела в салоне автомобиля и была крайне удивлена, когда дверь со стороны пассажира открылась и он проскользнул внутрь.

– Ты же ненавидишь автомобили.

– Сегодня мне придется потерпеть.

Гнев ее немного поутих.

– Чтобы быть со мной?

– Да.

Она едва сумела сдержать ухмылку, но Роланд продолжил:

– Потому что если я хоть на минуту оставлю тебя одну, ты наделаешь массу глупостей.

Если бы он влепил ей пощечину, то причинил бы меньше боли, чем своими жестокими словами. Но Рианнон не подала виду, как ей было больно. Она завела двигатель и выехала с гостиничной стоянки. Чемодан лежал на сиденье между ними. Роланд не выявил ни малейшего желания заглянуть внутрь, а она не настаивала.

Она заглушила мотор прямо перед своим съемным домом, и Роланд нахмурился.

– Поезжай дальше, Рианнон.

– Я только заскочу за своими вещами.

– Тогда припаркуйся в другом месте, и мы вернемся за ними пешком. Глупо раскрывать наше присутствие здесь.

– Перестань указывать мне, что делать!

– Ну кто-то же должен это сделать. Ты недостаточно разумна для этого.

Она выскочила из машины, с силой хлопнув дверцей.

– Я сыта по горло! Я намерена остаться здесь. Ни за что не вернусь в твой заплесневелый старый замок, даже если здесь меня поджидают двадцать агентов ОПР.

Она вытащила чемодан из машины и с силой бросила его Роланду, который как раз выбрался через пассажирскую дверцу. Чемодан ударил его в грудь, и он пошатнулся.

– Отнеси Эрику. Это транквилизатор. Думаю, ему будет интересно изучить его. Может, он сможет разработать противодействующее средство или что-то в этом роде.

– Рианнон, не глупи. – Роланд положил чемодан обратно в машину, догнал ее и, схватив за предплечья, развернул к себе лицом. Глаза его расширились от недоверия, и он с сомнением произнес: – Ты плачешь.

Она вырвала одну руку, несмотря на то что это причинило ей боль, и отерла слезы с лица.

– Ничего подобного.

Он медленно покачал головой.

– Рианнон, я не хотел обидеть тебя…

– Ты? Обидеть меня? – Она нервно хохотнула. – Я дочь фараона, принцесса Египта. Мужчины падают ниц при моем появлении, как смертные, так и бессмертные. Неужели ты возомнил, что можешь причинить мне боль? – Горло ее горело огнем. – Я ненавижу тебя, Роланд де Кортманш. Ты мне отвратителен. И у тебя никогда не будет возможности снова отвергнуть меня.


Роланд вернулся в замок в одиночестве. Он приехал на машине, так как не хотел, чтобы ее заметили стоящей у дома Рианнон. Она выдала бы присутствие хозяйки с головой. Он не был уверен, что агентам ОПР известно, что это ее дом, но было очень похоже на то. Описание Рианнон распространили по деревушке, о ней справлялись. Кто-то наверняка вспомнил, что она арендовала этот коттедж.

Роланд вошел в замок через парадный вход и был удивлен тем, что никого не обнаружил. Он поспешил в свои личные покои и на мгновение замер в дверном проеме, не в силах пошевелиться.

Фредерик, стоя на лестнице, до блеска полировал серебряный канделябр. Тамара мыла окна. Эрик чистил камин. Джейми, вооружившись щеткой, сражался с паутиной. С появлением Роланда все они, как по команде, отвлеклись от своих занятий и посмотрели на него.

– А где Рианнон? – спросил мальчик.

Роланд потупился, не с силах посмотреть с глаза своему воспитаннику. К нему подошла пантера, угрожающе размахивая хвостом, явно интересуясь тем же, что и Джейми.

– Она осталась в своем коттедже, отказалась вернуться сюда.

– Роланд! – угрожающе воскликнула Тамара, но Эрик взглядом заставил ее замолчать и выступил вперед.

– А что в чемодане, дружище?

Роланд почти забыл о своей ноше.

– Это наркотик, тот самый транквилизатор, который Роджерс использовал против тебя раньше.

Брови Эрика взметнулись вверх.

– Как тебе удалось… – начал было он.

– Не мне. Рианнон. Она прокралась в гостиничный номер Роджерса и похитила препарат.

У Эрика от неожиданности отвисла челюсть.

– Какое мужество, ребята! – улыбнувшись, одобряюще воскликнул Джейми.

– Мужество? – Роланд осуждающе посмотрел на мальчика и нахмурился. – Это был совершенно идиотский поступок. Кёртис все это время находился в комнате, я уж не говорю о втором человеке, том самом, что чуть не убил ее на матче.

– И невзирая на это, она пошла туда, – упорствовал Джейми. – Для этого нужно мужество.

– Рианнон безрассудна и опрометчива!

Тамара бросила на пол тряпку, которой она мыла окна, и метнулась к Роланду.

– Она храбрая, и умная, и потрясающе красивая. Хотела бы я быть похожей на нее!

Эрик с тревогой в глазах воззрился на нее.

– Я люблю тебя такой, какая ты есть, Тамара.

– Рианнон слишком самоуверенная. Ей следует быть более осмотрительной. – Роланд поставил чемодан на стол и опустился в кресло.

– И ничего она не самоуверенная, Роланд. Ты снова ранил ее чувства, не так ли?

– Ради всего святого, что значит «снова»?

– Тамара, оставь его в покое. Он прав в том, что Рианнон слишком часто идет на риск. – Эрик коснулся плеча Тамары, и она резко развернулась, сверля его негодующим взглядом. Роланд редко видел ее в таком возбуждении. – Если бы не она, а кто-то из вас добыл этот чемодан, вы до рассвета рассыпались бы в поздравлениях. Так почему же женщине вы в этом праве отказываете?

– Рианнон купила новые занавески? – спросил Фредерик, стоя на лестнице.

Роланд взглянул на него снизу вверх. Внезапно он почувствовал тяжесть вины, и Тамара своими гневными тирадами только подливала масла в огонь. Он всего-навсего хотел защитить Рианнон, а вместо этого каким-то непостижимым образом причинил ей боль.

– Они в машине, я полагаю, – ответил он. Обведя взглядом комнату, он добавил: – Вы работали без перерыва всю ночь, не так ли?

– Не стоит благодарностей! – резко воскликнула Тамара. – Мы сделали это для Рианнон, а не для тебя. – С этими словами она пулей вылетела из комнаты.

Джейми следовал за ней по пятам. Фредерик, хромая, спустился с лестницы и тоже вышел из комнаты.

Эрик сел на стул напротив Роланда.

– В машине, говоришь? Может, расскажешь мне, что у вас произошло?

Роланд так и сделал. Он поведал другу всю историю, начиная с чемодана в коттедже и заканчивая сценой, которая разыгралась перед ним. Пока он говорил, Джейми внес пакет с занавесками и, вскарабкавшись на лестницу, принялся их вешать. В комнату вошел Фредерик, сгибаясь под тяжестью коробки, содержащей не менее сотни свечей. Поставив ее на пол, он принялся помогать мальчику.

Роланд и Эрик не обращали на них никакого внимания, пока те приносили все новые свертки. Спустя полчаса Эрик, нахмурившись, поинтересовался:

– А где Тамара?

Фредерик лишь пожал плечами и снова, прихрамывая, вышел из комнаты. Джейми хотел было последовать за ним, но Эрик схватил его за руку:

– Джеймисон, ответь мне.

Мальчик облизал пересохшие губы.

– Она пошла к Рианнон. Не сердись, Эрик. Она взяла с меня слово не говорить вам.

Лицо Эрика исказила гримаса, и он вихрем рванул к двери, чуть не столкнувшись с Тамарой и Рианнон. При виде ее Роланд облегченно вздохнул. Она осматривала комнату с плохо скрываемым удивлением, намеренно избегая его взгляда.

– Занавески, которые ты выбрала, идеально подходят, Рианнон. По цвету похожи на солнечные лучи, но достаточно плотные, чтобы не пропускать их. Они великолепны, – произнесла Тамара, беря подругу под руку.

– Тамара, ты до смерти меня напугала! – воскликнул Эрик, заключая ее в объятия. В следующий раз, когда захочешь куда-нибудь уйти, соизволь, пожалуйста, поставить меня в известность.

– Зачем? – Девушка гордо вздернула подбородок, краем глаза наблюдая за Роландом.

– Потому что я люблю тебя, Тамара. Если с тобой что-нибудь случится… – Закрыв глаза, он покачал головой, словно отгоняя дурные мысли. – Меня это убьет, так и знай.

И снова она воззрилась на Роланда пронзительным, как кинжал, взглядом. Когда она взглянула в глаза Эрику, выражение ее лица смягчилось.

– Я знаю. Прости, что заставила тебя волноваться, – проворковала она, и их губы слились в долгом поцелуе.

Роланд поспешно отвернулся, заметив, что Рианнон поступила так же.

Фредерик, стоя на лестнице, устанавливал свечи в держатели канделябра. Тамара обратилась к нему:

– Уже поздно, Фредерик. Думаю, стоит оставить часть работы до следующего раза.

Он кивнул, закрепил последнюю свечу и медленно спустился вниз. Захватив свой чемодан, Рианнон прошла через двустворчатую дверь в спальню. Там она начала распаковывать вещи.

Эрик проследовал за ней.

– Знаешь, это был мужественный поступок – добыть ампулы. Думаю, изучив состав препарата, мне удастся разработать противоядие. Нужно только время.

– Именно так я и предполагала, – ответила она, прочищая глотку. – Пока я находилась в гостиничном номере, узнала кое-что. Человек, напавший на меня, не из ОПР. Он называет себя Люсьеном.

Ее слова привлекли внимание Роланда. Он вошел в спальню, в то время как Тамара подталкивала Джейми и Фредерика прочь из комнаты, отгоняя от них Пандору.

Рианнон намеренно не взглянула на него, продолжая вынимать вещи из чемодана и раскладывать их аккуратными стопками на кровати.

– Никто в ОПР, кроме Кёртиса, не знает о замке, а он рассказал этому Люсьену. Я подслушала их разговор. Он предложил Роджерсу свои услуги в поимке меня в обмен на… определенные привилегии.

– Что еще за привилегии? – не выдержал Роланд.

Рианнон едва удостоила его взглядом.

– Он спросил, может ли Кёртис накачать меня транквилизаторами до полубессознательного состояния, чтобы он смог оставаться со мной наедине так долго, как ему захочется.

Тамара, появившаяся в дверном проеме, громко вскрикнула. Роланд разразился неистовыми проклятиями.

Рианнон покачала головой.

– Люсьен хочет, чтобы я обратила его. Это единственное, для чего я ему нужна. Но я не доставлю ему такого удовольствия.

Роланд встал прямо перед ней.

– Но почему именно ты? Почему он не выбрал кого-либо из нас?

– Он сказал, потому что я самая древняя. Ему нужна высококачественная кровь, Роланд. – В первый раз она обратилась непосредственно к нему. Ее глаза все еще походили на глаза раненого животного, и он снова осознал, как глубоко оскорбил ее чувства.

Эрик положил руку на плечо Рианнон.

– Мы все беспокоимся о тебе, Рианнон. Надеюсь, принимая это во внимание, ты не станешь больше рисковать собой.

Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Я не буду прятаться в углу, ожидая, когда они явятся за мной. Это они будут дрожать от страха и сожалеть, что вообще узнали мое имя.

Тамара дотронулась до руки Эрика и кивком указала на дверь. Тот послал другу участливый взгляд, и они удалились. Оставшись наедине с Рианнон, Роланд лишился дара речи.

– Я… э-э-э… я рад, что ты вернулась.

– Я сделала это из-за Тамары. Она беспокоится за Джейми и просит меня остаться, чтобы помочь защитить его.

Он кивнул. Она выдвинула пустой ящик комода.

– Здесь, наверное, пахнет затхлостью. Давно не пользовался этим комодом, – произнес он извиняющимся тоном.

Рианнон вытащила из чемодана небольшой мешочек.

– На этот случай у меня есть кедровая стружка, – ответила она, насыпая немного в ящик. – Ты ничего не сказал о занавесках. Насколько сильно они тебе не понравились?

Он глубоко вздохнул.

– Честно признаться, я рад, что ты убедила меня сменить их. Комната стала… теплее.

– Тогда ты не будешь возражать, что я купила покрывало на постель и несколько подходящих по цвету подушек?

Роланд отрицательно покачал головой.

– Нет, ничуть. – Он почувствовал, как тяжелеют его веки, и достал из пиджака пузырек с восстановительным препаратом Эрика.

Рианнон нахмурилась:

– Возможно, тебе не следует этого делать. Ты выглядишь усталым.

– Рианнон, ты же в действительности не считаешь, что должна что-то доказывать мне, правда? – спросил он, не обратив внимания на ее предупреждение.

– Нет, больше я так не считаю, – ответила она, опуская глаза.

Обреченность, звучащая в ее голосе, больно ранила Роланда. Означало ли это, что она прекращает бесконечно преследовать его? Почему же тогда он чувствует себя так жалко?

Отогнав прочь печаль, он выпил снадобье.

– Вот и хорошо. Тебе никогда не нужно было этого делать, знаешь ли. – Она ничего не сказала, лишь продолжала раскладывать одежду по ящикам комода. – Я никогда не сомневался в твоих способностях, Рианнон. Ты сильная, мужественная и совершенно бесстрашная перед лицом опасности.

Вытащив из кипы ночных рубашек черный пеньюар, она приложила его к себе и нахмурилась.

– Для женщины, ты хочешь сказать?

– Нет, я не это имел в виду. Будучи смертным, я не хотел бы столкнуться с тобой в битве. И будучи бессмертным тоже.

Она повесила пеньюар на спинку стула, и у Роланда пересохло во рту, когда он понял, что она собирается надеть его. В своем воображении он нарисовал ее бледное тело, облаченное в полупрозрачную газовую ткань. Схватив кипу одежды, Рианнон направилась к шкафу и стала развешивать ее на вешалки.

Стоя спиной к нему, она покачала головой.

– Я отказываюсь понимать тебя, Роланд. Если ты не считаешь меня слабой, почему я тебе так не нравлюсь?

– Мне не нравишься не ты, а твои поступки.

Она закончила развешивать одежду и, повернувшись к нему, склонила голову набок.

– Какие поступки?

– Вопиющие. Поступки, сопряженные с риском. Как… как например, пение в таверне.

Рианнон широко улыбнулась, глаза ее засияли.

– Но, Роланд, это было так весело. И ты должен признать, не так уж плохо я пела. – Тут она нахмурилась. – Или, по-твоему, я фальшивила?

Он закрыл глаза. Эта женщина поистине невыносима!

– У тебя ангельский голос.

От его похвалы она просияла.

– Правда?

Роланд кивнул.

– Но ты привлекала к себе слишком много внимания. Я просто хочу, чтобы ты вела себя осмотрительнее.

– Я хотела привлечь лишь твое внимание.

– Тогда тебе следовало прийти сюда и спеть мне в приватной обстановке. – Она открыла было рот, намереваясь ответить, но он не дал ей такой возможности. – Я не только о пении говорю, но и о других рисках тоже. Флирт с Роджерсом в первый вечер. Проникновение в его номер сегодня. – Он беспомощно поднял руки вверх. – Неужели ты не понимаешь, что я сержусь, потому что боюсь за тебя?

Рианнон смотрела на него таким долгим внимательным взглядом, что в его душе зародилась надежда, будто она и вправду прислушивается к его словам. Но едва она открыла рот, как он понял, что глубоко заблуждался.

– Если бы я действительно явилась в замок, чтобы спеть для тебя в приватной обстановке, ты стал бы меня слушать?

Он ударил ладонью себя по лбу.

– Ты не слышала ни слова из того, что я сказал, не так ли?

Она сделала неопределенный жест рукой.

– Ну конечно, слышала. Тебе не нравятся мои рискованные предприятия. Тебе не нравится мое поведение. Без сомнения, тебе не нравится и то, как я одеваюсь.

– На людях, Рианнон, тебе бы не помешало носить чуть более закрытые вещи, чтобы не привлекать ненужного внимания. Это для твоего же блага.

– Я так и знала. С чего же мне начать, Роланд? Сшить платье из мешка для картошки, чтобы угодить тебе? – Ее голос становился все пронзительнее, он звенел от гнева. – А при ходьбе мне, очевидно, следует сутулиться, чтобы не был заметен мой рост? Или мне следует остричь волосы? Думаю, они сильнее всего бросаются в глаза. Что скажешь? – Рианнон заметалась по комнате, яростно выдвигая ящики комода, открывая дверцы шкафов и крышки сундуков.

Роланд схватил ее за плечи и развернул к себе лицом.

– Прекрати.

– Нет. Где-то здесь должны быть ножницы, я уверена. Я даже предоставлю тебе право обрезать мои волосы. Только…

Он потряс ее.

– Перестань. Ты отлично знаешь, что я не это имел в виду.

– Нет, не знаю. Я совсем тебя не понимаю. Если я оденусь, как вдова на похоронах, захочешь ли ты меня тогда, Роланд? Если я внезапно превращусь в скромницу, краснеющую по поводу и без, сочтешь ли ты меня желанной тогда?

– Хочешь знать, насколько я нахожу тебя желанной? – Роланд сверлил ее глазами, и его ярость, смешанная со страстью, перевесила здравый смысл. Он понимал, что должен отпустить ее и покинуть комнату до того, как она заведет его слишком далеко. Зверь внутри него неистовствовал, раззадоренный его гневом, страхом за нее и всепоглощающим желанием.

Запах Рианнон преследовал его, воскрешая события вчерашнего дня, когда она лежала перед ним обнаженная. Когда он поцеловал ее, то, казалось, пробудился ото сна. Он вспомнил, как налились ее груди в ответ на прикосновение к ним его губ. Плотский голод доводил зверя до полного помешательства, заставляя сотрясаться все его тело.

– Хочешь знать, насколько сильно я хочу тебя? – снова спросил он. Поймав взгляд ее сияющих глаз, он понял, что битва со зверем проиграна.


Глава 6 | Сумеречные воспоминания | Глава 8







Loading...