home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОЛ

Пол в квартире сотрясала сильная вибрация, некоторые книги падали на пол.

Электра пришла в себя. Харви, сидящий рядом с ней, положил руку ей на плечо и спросил:

— Сколько ты весишь?

— А что?

— Я понял, что значат цифры на двери… Это…

Почувствовалась вторая встряска, еще более сильная. Харви потерял равновесие и упал на Электру.

От сотрясений наконец проснулся и Шенг.

— Что происходит? — закричал он.

Теперь уже стены квартиры шатались, а книги продолжали падать на пол.

Раздался жуткий скрежет металла.

— Это ловушка, понимаешь? — сказал Харви, пытаясь встать на ноги. — Второй столбик цифр — это вес профессора. А первый — вес, который может выдержать пол этой квартиры.

Третий толчок.

— Сколько? — спросила Электра, вытаращив глаза, не понимая что происходит.

— 137 килограммов, — ответил Харви, помогая ей подняться.

Когда раздался третий толчок, Рысенок искал своего коллегу.

— Эй, Малер! — воскликнул он, слегка сбитый с толку музыкой. — Что тут происходит?

Он еще не успел переступить порог, как Малер заметил его и закричал:

— Стой!

— Что? — переспросил Рысенок, широко раскрыв рот от удивления.

Он сделал еще полшага. И у него под ногами разверзлась огромная дыра, которая его и поглотила.

— Эй! — успел воскликнуть он, исчезая в облаке пыли.

Пропасть разверзлась вдоль всего коридора. Горы книг падали друг на друга, словно огромные костяшки домино.

— Все падает! — прокричала Мистраль.

В спальне Электра прижалась к Харви, а он прокричал:

— Красные знаки! Ищите на полу красные знаки!

— Шенг! Мистраль! Красные знаки!

Пол коридора с треском прогнулся, потом исчез в грохочущем облаке пыли. Стены покосились, из труб начали хлестать фонтаны воды, арки стерлись в порошок.

Электра не отходила от Харви, не замечая ничего, кроме шума.

Она даже не понимала, где находится, стоит она или двигается.

Пыль, повсюду пыль. Она услышала крик — может быть, Мистраль, а может быть, и нет.

Она пыталась высвободиться из рук Харви, но его рука крепко держала ее и защищала. Она почувствовала щеку Харви около своей щеки. И голос, который прошептал «все хорошо, все хорошо…», а вокруг них рушилось абсолютно все.

Они сели на пол и подождали. Теперь они слышали, как течет вода. Увидели мигающий свет. Шенг закашлялся. Его рюкзак на секунду появился из облака пыли.

Электра попыталась пошевелить ногой. Постепенно она поняла, что сидит на какой-то платформе, вокруг которой пропасть. И Шенг тоже балансировал на оставшемся нетронутом куске пола.

«А Мистраль?» — пронеслось у нее в голове.

Электра закрыла глаза.

Ее ноги болтались в пустоте, как у эквилибриста.

Сидя в «Мини-купере», Беатриче увидела, как дверь дома вылетела на улицу, словно пробка из бутылки, в огромном облаке пыли. Она выключила радио и, открыв дверь, бросилась на улицу.

Только сейчас она услышала шум: глухая вибрация, которая раздавалась от старых стен здания.

Она увидела, как люди высовываются из окон. Слышно, как хлопали двери, раздавались первые крики:

— Землетрясение!

— Он рушится! — Беатриче зажала рот руками.

Она не успела договорить: здание отклонилось назад, раскачалось и сложилось вдвое, словно выброшенная картонка из-под молока.

Беатриче спряталась за дверью «Мини-купера». Фары машины сверкали в пыли.

Люди начали выбегать из соседних домов. Некоторые кричали. Другие останавливались и наблюдали.

Мужчина спокойно подошел к ней.

— Это невозможно… — выдохнула Беатриче, узнав Якоба Малера.

Он был покрыт пылью с головы до ног. Его одежда стала такого же цвета, как его волосы, но он спокойно шел, словно ничего не случилось. Одной рукой он держал скрипку. Другой вел девочку.

Беатриче не верила своим глазам.

— Поехали, — сказал он, толкая девочку перед собой и сажая ее в машину. Его лицо было похоже на глиняную маску.

Беатриче включила задний ход, и «Мини-купер» отъехал, визжа шинами. Машина коснулась тротуара. Она включила первую передачу, сделала резкий маневр, надавила на клаксон, спугнув пару человек, застывших посреди улицы.

— Где Рысенок? — спросила она.

— Погиб, — сказал Малер.

— Как это произошло? — испуганно спросила Беатриче.

— Он слишком много ел, — со вздохом ответил киллер.

КРОВАТЬ

Электра открыла глаза. Она лежала на матрасе, голова на подушке, а над ней другая кровать.

Это ее двухъярусная кровать.

Она захлопала глазами, осмотрелась. Узнала мебель, погруженную в полутьму, вторую двухъярусную кровать.

Услышала дыхание Шенга и Харви, которые спали рядом с ней.

Ночь.

«Но какого числа?» — подумала она.

Попыталась пошевелить руками, потом ногами. Села, чувствуя, как кружится голова. Рукой ощупала лицо. На лбу у нее повязка.

Это был не сон.

— Электра? — шепотом спросил ее отец.

Девочка не заметила его. Он сидел в ногах ее кровати. Это была просто тень среди других теней.

Фернандо подошел и поцеловал ее.

— Электра, девочка моя… Что вы напридумывали? Он не обнял ее, ограничиваясь лишь взглядом через бортик кровати.

— С тобой все хорошо…

— Папа… — У Электры пересохло в горле. — Сколько времени? Как… как я здесь оказалась?

Дверь комнаты приоткрылась, и в нее вошла тетя Линда.

— Электра! — почти прокричала женщина. Потом прикрыла себе рот, чтобы не разбудить остальных ребят. — Слава богу! Все хорошо!

Тетя Линда нырнула в двухъярусную кровать, душа племянницу в страстных объятиях.

— Ты сошла с ума! Ты и твои друзья! — сказала она.

— Тетя, но что?..

Линда взяла ее лицо в руки и сильно сжала щеки.

— Это была глупость! Самая настоящая глупость!

— Папа… Тетя… Я не знаю, что вам сказать, я ничего не помню…

В этот момент Электра вспомнила, как обрушился пол, облака пыли и огни, пляшущие в темноте.

— Не беспокойся: Харви нам уже все рассказал… — прошептал Фернандо Мелодия, указывая на вторую двухъярусную кровать. — Он принес тебя домой, ты была без сознания.

— Меня принес домой Харви? — изумилась Электра.

Тетя Линда сложила руки и затрясла ими перед носом:

— В Риме столько мест, которые можно посмотреть! Зачем вы пошли в доки? Да еще и зимой?

Электра затрясла головой, пытаясь понять, что же придумал Харви.

— В доки?

Фернандо мягким жестом остановил Линду.

— Мы все знаем. Харви рассказал нам, что вы пошли туда просто, чтобы увидеть подъемные краны, но…

— Но как такое возможно? — перебила его тетя Линда. — В Риме есть столько замечательных мест, на которые можно посмотреть!

— Конечно, было темно, но все-таки надо было смотреть, куда ступаешь, — продолжил Фернандо.

— Ты упала в водосток! В водосток! — обеспокоенно вздохнула тетя.

А отец погладил Электру по лбу.

— Ты разбила голову и потеряла сознание.

Девочка кивнула, радуясь тому, что смог придумать Харви. И еще тому, что ее отец, на самом деле, не поверил ни одному слову этого рассказа.

— И Шенг тоже ударился, — вмешалась тетя. — Я сделала ему жесткую повязку на руку, но завтра, на всякий случай, я отведу всех вас в больницу.

— Который час? — спросила Электра у отца.

— Почти два.

«Это была ловушка…» — сказала Электра про себя.

— Это не была ловушка, — ответил ей Фернандо тихим голосом, чтобы не расслышала тетя. — Вас поймали, но вы вырвались.

Электра посмотрела на своего отца, пытаясь понять, что он на самом деле знал.

— Папа, мы…

— Естественно, мы ничего не сказали ни родителям Харви, ни папе Шенга, — продолжил он. — Но…

— Но завтра нам надо поговорить, — вмешалась тетя Линда. — И не думай, что ты так легко отвертишься. Ребята доверились тебе.

Неожиданно Электру осенила мысль.

— А Мистраль?

Фернандо Мелодия помрачнел.

— Она не доехала до мамы, — ответила за него тетя Линда.

Фернандо кивнул.

— Харви сказал, что она взяла такси от центра до вокзала…

Электра посмотрела на спящего Харви, благодарная ему за изобретательность.

Он смог защитить их всех и сберечь секрет…

— Теперь спи. Обо всем остальном мы поговорим завтра. Хорошо? — предложил отец.

Подумав о Мистраль, Электра почувствовала, как к глазам подступили слезы.

— Не надо было туда ходить, — сказала она.

Тетя положила ей руку на лоб.

— Сейчас отдохни…

Электра кивнула и тут же провалилась в сон. Она услышала, как закрылась дверь комнаты и как ее отец сказал:

— Она слишком быстро пришла в себя.

Харви открыл глаза. Он вспотел, тяжело дышал. Одежда его прилипла к телу. Часы больно кололи запястье. Он посмотрел на часы. Шесть часов.

— Пол на месте… — сказал он, успокаивая себя. — Значит, это был сон.

Он медленно высвободился из одеял и простыни, чтобы не разбудить остальных. Его руки были ободраны и исцарапаны. Он поставил ноги на холодный пол. Ему нужно было ощутить что-то устойчивое.

Но стоило ему закрыть глаза, как он видел летающие в воздухе страницы книг. Море пыли. Он видел потерявшую сознание Электру. Видел то, что осталось от пола пятого этажа, и лестницу, по которой они с Шенгом спускались, вынося на плечах Электру Он видел яркие вспышки света мигалок пожарных машин и их красные грузовики с алюминиевыми лестницами.

Они выскользнули из дома, прежде чем кто-то смог их заметить. Харви положил Электру на землю и вернулся.

«Куда ты?» — спросил Шенг.

«Найти Мистраль».

«Там еще одна девочка!» — кричал он потом.

«Мы ее ищем», — ответил ему пожарный и забрался вверх по шаткой лестнице. Другие пожарные тушили то, что осталось от входной двери.

«Вы не видели, как отсюда выходила девочка?» — спрашивал Харви у толпившихся на улице людей.

Но никто не обращал на него внимания, все были захвачены зрелищем катастрофы.

«Вы не видели девочку?» — продолжал спрашивать Харви у всех, кто попадался ему навстречу.

Наконец одна женщина сказала: «Девочку с прямыми волосами, светло-каштанового цвета, да? Я видела, как она уходила со своим отцом. Седой мужчина. У него была скрипка… Вы ее ищете?»

Харви кивнул.

Харви встал, схватил что-то с тумбочки и прошел в ванную.

Он включил свет над зеркалом и долго смотрел на себя.

Потом он посмотрел на альбом Мистраль, который взял с тумбочки.

Медленно перелистал его страницы, останавливаясь на последнем рисунке: они четверо в комнате профессора.

— Харви? — шепотом произнес кто-то за спиной.

Мальчик увидел в зеркале отражение Электры.

— Ты не спишь? — спросил он, закрывая альбом.

— Уже нет. Как ты?

— Всего лишь пара царапин.

— Спасибо, что принес меня сюда.

— Надо было тебя там оставить?

— Нет, но… Я хочу сказать…

Харви повернулся и посмотрел на нее.

— Это было нетрудно. Ты легкая. К счастью… иначе пол обрушился бы раньше.

— Я… поговорила с отцом. И знаю твою историю.

— Это не моя история, я не умею изобретать. Это Шенг.

— С ним все в порядке?

— Он повредил руку.

Электра несколько секунд колебалась, прежде чем задать еще один вопрос:

— А Мистраль? Ты ее видел?

— Нет.

— Думаешь… она…

— Нет. Какая-то женщина видела, как она уходила вместе с мужчиной. Он нес скрипку.

Электра прикусила губу.

— Живая?

— Надеюсь.

Вдвоем они вышли из комнаты и босиком пошли по коридору. Дошли до столовой, откуда был виден приглушенный свет включенного телевизора. Папа Электры спал на диване.

Показывали утренние новости.

— Вот, — прошептал Харви, когда на экране появились кадры дома с вылетевшими окнами. — Про нас.

Камера с вертолета показала вид сверху: дом профессора — параллелепипед из цемента, сложившийся, как карточный домик. Вокруг вспышки света, подъемные краны, зеваки. Корреспондент на борту вертолета бесстрастно объявлял то немногое, что ему было известно: «Старый, полуразваленный дом… утечка газа… рухнули стены… тысячи книг…»

Электра и Харви приблизились, чтобы расслышать чуть больше: «Неизвестно, сколько семей жили в доме… кроме профессора Альфреда Ван дер Бергера, который жил в разрушенной квартире… спасатели пока не нашли его…»

— Ни слова о французской девочке, — приободрившись, вздохнула Электра.

— Я тебе сказал: ее увел тот мужчина.

— Она жива, Харви, — сказала Электра. — И она с ним, в Риме.

Харви показал ей записи в альбоме Мистраль.

— В эти вещи никто не поверит. Мы не можем это рассказать…. Нам никто не поверит.

— Да, — призналась Электра. — Но нужно попытаться найти ее.

— Как?

— Попросим помощи.

— У кого?

— Может быть, есть человек, который поверит в то, что случилось… — Электра поискала в дневнике одну из последних записей Мистраль. Потом дала ее прочитать Харви.

Лежа в постели, Шенг понимал, что спит, но просто не мог проснуться.

Он шел по джунглям вместе с Харви и Электрой. Было очень жарко, вокруг стояла полная тишина. Не было слышно ни насекомых, ни птиц. Как будто бы в джунглях все вымерли. Время от времени среди веток выступали римские памятники: дворцы, колонны, обелиски, лес будто рос на месте города. Затем тропические растения сменились мелким белым песком, который скрипел под ногами.

На расстоянии вытянутой руки — синее прозрачное море и маленький остров, покрытый водорослями.

Электра, Харви и Шенг бросились в волны, и снова Шенг обратил внимание на полное отсутствие звуков.

На острове их ждала женщина. Ее лицо было покрыто вуалью, а на ней красовалось платье с нарисованными животными.

Харви первым вышел из воды и упал перед женщиной на колени.

Электра шла за ним.

Шенг спрятался в воде. Он был испуган.

Женщина посмотрела на них, неподвижно стоя на пляже, покрытом водорослями. Потом она подняла правую руку, и в ее руке появился старый деревянный волчок. Она протянула его китайцу.

И в этот момент Шенг открыл глаза.

— Успокойся, Шенг… — сказал Харви, положив руку ему на плечо. — Это был всего лишь кошмар.

Картинки сна замелькали в голове Шенга: джунгли, пляж, остров, женщина, волчок…

— Мне снился волчок! — воскликнул он. — Мы должны… использовать карту!

— Именно это мы и хотели сделать.

— Который час?

— Раннее утро. Как ты себя чувствуешь?

Шенг почувствовал пульсирующую боль в правой руке.

— У меня немного болит рука, — сказал он, — но… ничего особенного. Вы мне снились. Там были джунгли, покрывавшие город.

Электра подала ему знак молчать:

— Расскажешь потом, если хочешь. У нас мало времени.

— Для чего?

— Мы должны уйти до семи.

— Куда?

— Мы пойдем спасать Мистраль.

— Но куда?

— Ты идешь с нами или нет? — спросила Электра.

Линда Мелодия открыла глаза ровно в семь. Она с некоторым сожалением выскользнула из простыней и нащупала кончиками пальцев свои неизменные шлепанцы из тирольской шерсти.

— Который час? — спросила Ирэн, видя, как сестра выходит из ванной.

Линда что-то пробурчала, надевая футболку, цветной свитер и штаны из белого хлопка.

Голова Ирэн утопала в подушке.

— Все нормально?

Ее сестра встала перед окном, чтобы сделать пару дыхательных упражнений.

— Я бы не сказала. Из-за этой истории с ребятами я практически не сомкнула глаз. Если бы ты только видела, какими они вернулись…

Ирэн остановила ее:

— Ты, как всегда, преувеличиваешь. Они просто немного испачкались…

— Поверь мне. В какой-то момент я подумала, что Электра… Ладно, не будем об этом.

— Они просто дети, Линда, — спокойно произнесла Ирэн.

— Я тоже была ребенком! Но мне ни разу не приходило в голову полезть в доки и рисковать жизнью, чтобы увидеть подъемный кран! Или я ошибаюсь? А ты что делала в их возрасте?

Ирэн сверкнула глазами:

— Я? Пыталась спасти мир.

Линда подняла глаза к небу:

— Ах, конечно! Как я могла забыть? — Она поцеловала сестру в лоб и сказала: — Если тебе ничего не нужно, я пойду приготовлю столы для завтрака.

— Подай телефон, пожалуйста.

— Кому ты собралась звонить в семь утра?

Линда с улыбкой вышла из комнаты. Она спустилась еще по тихой лестнице «Домус Квинтилиа» и зашла в столовую, где поставила в духовку десяток рожков с кремом и торт с орехами и шоколадом.

Тем временем она думала о себе и своей сестре в молодости. Ей вспомнились почти исчезнувшие картинки из прошлой жизни: как она бегала по берегу моря в резиновых шлепанцах, с цветными лентами в волосах… Как плавала на лодке… И того мальчика, который нырял за раковинами, бросая на нее страстные взгляды.

«Вот ведь, — подумала Линда, складывая в духовку пару бисквитов с инжиром, — я уже не помню его имени».

И Ирэн она помнила прекрасно. Она была такой же, как сейчас. Правда, она ходила на двух ногах, и на ее лице было меньше морщин, ну и глаза ярче блестели… Но и тогда она любила читать. Старалась проводить все свое время над книгами.

Над кофемашиной вился пар от горячего молока, взбитого для капучино. Линда нарисовала на нем сердечко из шоколада, наслаждаясь своим одиноким завтраком, пока все спали. Фернандо все еще храпел на диване… перед включенным телевизором.

Линда вышла из столовой с пятнышком от молока на кончике носа. Она прошла по коридору, ведущему в комнату Электры.

Остановилась послушать.

Там тишина.

«Хорошо, — подумала она, стирая пятнышко с носа, — они спят. Лучше их не будить».


ТЕЛЕФОН | Кольцо Огня | ВЕСТНИК