home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



НОВИНКИ

Среди развалин храма на проспекте Аргентины бродили стаи кошек. Они не обращали внимания ни на снег, ни на машины, спокойно прогуливаясь, словно истинные хозяева этого места. Недалеко от них и от автобусных остановок, где толпились люди, был маленький книжный, почти скрытый рекламными щитами. Морщинистое лицо его владелицы едва можно было разглядеть среди нагроможденных стоек с журналами.

Но ребятам она очень обрадовалась.

— Я так беспокоилась! — воскликнула она. Показала первую страницу «Вестника» и сказала: — Когда я увидела фотографию сегодня утром, я чуть не умерла! Мне показалось, что это плащ вашего дяди…

Электра, Шенг, Мистраль и Харви попытались уйти от этой темы.

— Слава богу! Слава богу! — воскликнула Ильда. — Я его не видела несколько дней, и если бы вы не позвонили, я бы сегодня пошла к нему домой.

— Так что хорошо, что мы позвонили… — тихо сказала Электра.

Ильда исчезла в глубинах магазина и начала рыться в пластиковых корзинах, полных журналов, ни на секунду не умолкая.

— Он казался мне напуганным! Я даже спросила его, ел ли он что-нибудь… Он был таким бледным и сильно похудел. По-моему, он весил меньше шестидесяти килограммов, я не шучу! Я сказала ему: «Вы слишком много читаете. И слишком много беспокоитесь».

Продавщица выскользнула в боковую дверь. Эта женщина — ростом намного меньше ребят, но с гигантскими плечами и бицепсами — она без усилия держала в руках четыре огромных пластиковых пакета, набитых газетами.

— Вот здесь все, — пояснила она. — В первый я положила основные ежедневные газеты… «Фигаро», «Монд», «Нью-Йорк таймс», «Бомбей пост». Нет только «Правды», которую в последнее время доставляют с опозданием. Сюда я положила журналы африканских миссионеров, аргентинские и боливийские еженедельники. В третьем — польские и финские ежемесячные журналы, в общем, все, что с севера. В последнем пакете — те, которые непонятно откуда… Я не умею читать на этих языках.

— Я их возьму! — предложил Шенг, различив в сумке китайские газеты.

Ильда посмотрела на него с некоторым любопытством, удивившись, что среди племянников профессора есть мальчик с восточными чертами лица, потом, словно объяснив себе все, прокомментировала:

— Он истинный гражданин мира.

Ребята разобрали остальные пакеты.

— Извините, но… — вдруг остановилась Электра, повернувшись к женщине. — Вы сказали, что, если бы мы не позвонили, вы бы пошли прямо к дяде… То есть у вас есть копия ключей от его дома?

— Конечно! — воскликнула Ильда, снова исчезая в глубине магазина. Вскоре она появилась среди журналов по кулинарии, протягивая ребятам связку ключей. — Вот дубликат, который мне оставил профессор. Он их часто забывал дома и заходил ко мне, чтобы забрать. Раз вы все равно идете к профессору, я могу дать вам эти ключи. И она протянула их ребятам.

На брелоке была приклеена бирка с адресом, написанным от руки. Электра никогда не слышала такого названия улицы, но она предпочла больше не задавать вопросов.

Попрощавшись с Ильдой и поблагодарив ее, ребята спустились в метро на первой ближайшей станции, чтобы посмотреть карту Рима.

— Линия Б, — сказал Харви, который первым нашел адрес. — Последняя остановка.

Когда они вышли из метро, на улице было уже темно.

Солнце село за холмы, и дома казались муравейниками. Машины быстро проскальзывали мимо, освещая темноту фарами. Многие фонари не горели, остальные мигали, как будто вот-вот перегорят. Асфальт пах грязью и собачьими экскрементами.

Электра, Харви, Мистраль и Шенг медленно шли, таща за собой четыре пакета, набитых газетами.

— Думаете, профессор читал это все? — спросил Шенг. — На всех этих языках?

— Не знаю, — ответила Электра, сжимая ключи в руке. — Но, возможно, скоро мы это узнаем.

— Ужасное место, — заметил Харви. — Хуже Бронкса.

Ребята шли мимо огромных граффити на стенах.

— Это здесь, — через некоторое время произнесла Электра.

Они остановились перед дверью, ведущей в серый пятиэтажный дом, который был словно втиснут между остальными цементными громадами. Заросли параболических антенн топорщились с ближних балконов. В окнах мерцал непрекращающийся свет телевизоров.

Улица, на которую они вышли, была темной и узкой, с неровным асфальтом. На дороге стоял полуразобранный мопед, привязанный цепью к единственному светящемуся фонарю.

— Не самый лучший район… — сказала Мистраль, тревожно осматриваясь.

Харви мрачно откашлялся.

— Такое ощущение, что этот дом вот-вот развалится, — сказал он.

— Это точно правильный адрес? — спросил Шенг. — Мне кажется, тут никого нет.

Окна снаружи были закрыты алюминиевыми решетками. Казалось, что они не только закрыты, но и разбиты.

По улице пронеслась машина, и решетки на окнах завибрировали.

— Надо хотя бы уйти с улицы, — предложила Электра.

Они поднялись по ступенькам к двери подъезда. Около домофонов всего одна табличка, написанная от руки на клейкой ленте.

— Адрес правильный, — сказала Электра. — Посмотрите, на табличке нарисовано кольцо.

Они позвонили в домофон два раза. Ответа не было.

Электра достала ключи и приоткрыла дверь, которая ужасно скрипнула. В пыльном холле виднелся десяток пластиковых пакетов, лежащих на ступеньках. Перила были деревянными, черными, очень старыми. На полу валялся велосипед.

В воздухе пахло нафталином.

Электра нашла выключатель и нажала на кнопку.

Большая прозрачная лампа под потолком сначала замигала, потом зажглась. Яркий свет выхватил из темноты стены, изъеденные сыростью металлические трубы. Выключатели света казались грибами, выросшими из сырой стены.

— Я не пойду наверх, — сказала Мистраль.

— По-моему, лучше пойти наверх, чем остаться тут, — сказал Шенг.

— А лестница выдержит?

— Никогда не видел ничего более хлипкого, — заметил Харви.

— Съезди в Шанхай, я покажу тебе дома на бамбуковых сваях, — заметил Шенг.

— Есть кто-нибудь? — спросила Электра в пустоту лестницы. Ответа не последовало. Она подошла к перилам и посмотрела вверх. — Интересно, на каком этаже он живет?

— Я могу поспорить, — сказал Шенг, — что со всеми этими сумками и без лифта нам придется подняться на последний этаж.

— Думаю, ты прав, — ответила девочка, поднимаясь по лестнице.

Харви закрыл дверь, ведущую на улицу.

— Давайте быстрее.

Ребята стали подниматься в тишине, стараясь не оглядываться.

Когда они дошли до второго этажа, лампочка испустила странный звук.

И погасла.

— Здесь нет выключателей, — сказала Электра, шаря по стене.

— И окон тоже, — сказал Харви, стоящий в середине.

— Опять в темноте! — возмутился Шенг. — Мы уже привыкли.

— Вы слышали? — спросила Мистраль.

— Слышали что? — спросил у нее Харви.

— Звук, который издала лампочка! Это было… он был… душераздирающим! — воскликнула Электра.

— Это просто лампочка, — успокоил ее Харви.

Мистраль сжала кулаки.

— Это ненормально, — настаивала она. — Свет на лестнице не может погаснуть через несколько секунд.

— Это старый подъезд старого дома, — сказал Харви.

Мрачный, но мыслящий логически Харви казался самым спокойным из всех.

— Подождите меня здесь, — сказал Шенг.

Он поставил на пол мешки с газетами и поправил рюкзак на спине. Спустился вниз и вернулся в холл, чтобы нажать выключатель.

— Тут и правда никто не живет… — сказала Электра.

Кроме звука шагов Шенга, не было слышно ни шагов, ни голосов, даже воды в трубах. Лестница была холодная, влажная, заброшенная.

— Черт, — пробурчал Шенг через некоторое время. Он пощелкал выключателем внизу, потом сдался. — Думаю, перегорела.

— «Хьюстон, у нас проблемы», — вспомнил знаменитую фразу Харви.

Электра повернулась в темноте, и ей показалось, что глаза американца поблескивали, как будто он тоже смотрел на нее.

— Свет нам не друг… — прошептала она.

— По крайней мере сегодня, — ответил Харви. — Ну что, попробуем?

— Это всего лишь лестница.

И они начали подниматься в полной темноте.

На пятом этаже крошечное окно, выходящее на улицу, пропускало слабые лучи света. Их было достаточно, чтобы прочесть на табличке около единственной двери: «Профессор Альфред Ван дер Бергер».

— Он и правда был профессором, — сказал Шенг.

Электра позвонила в дверь. Трель звонка раздалась в пустом доме. Через несколько секунд девочка вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь.

Из квартиры доносился сильный запах табака и бумаги.

Выключатель работал.

— К счастью, — вздохнула она.

Но вздох облегчения так и застыл у нее в горле, как только она вошла в комнату.


ТЕТРАДЬ | Кольцо Огня | ВТОРОЙ СТАСИМ