home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ТЕТРАДЬ

— Хао! Как ты это сделала?! — прокричал Шенг взволнованно. — Я никогда такого не видел! Ты была как… как супергерой из комикса! — Он поднял указательный палец правой руки, изображая звук взрыва, и воскликнул: — Я хочу, чтобы ты услышала!

Мистраль толкнула его локтем, чтобы он перестал; Электра казалась совсем не веселой. Она шла, опустив голову, прикрыв глаза. Ее длинные черные волосы казались колючими, как сухие ветки.

— Ну как? — спросил Харви.

— Я устала, — ответила она. — Я ничего не понимаю.

— Не ты одна. Происходят странные вещи. И, если честно… — Харви перелистал тетрадь профессора. — Думаю, что это нам не поможет.

— Мы все сбиты с толку, — вмешалась Мистраль. — И с этим охранником было ужасно…

— Ты шутишь, что ли? — воскликнул Шенг, жестикулируя. — Это было фантастически! Мы убегали, как грабители банка! По лестнице… ууу… А дверь — хлоп! И наконец — свобода! Сильно!

— Может, мы где-нибудь посидим? — предложила Мистраль.

— Да, — согласилась Электра.

Харви покачал головой:

— По-моему, лучше уйти как можно дальше от… библиотеки.

— Я бы съел что-нибудь, — предложил Шенг, осматриваясь. — Который час? Мы не можем съесть гамбургер?

— Может, вернемся в «Древнегреческое кафе»?

— Гамбургер! — настаивал Шенг. — Я хочу гигантский гамбургер… Гамбургер с охранником Джанни!

Мистраль одернула его за рюкзак:

— Может, прекратишь эти глупости?

— Знаешь, как это называется в Риме? — вмешалась Электра, чуть улыбаясь. — Пасквиль.

— Паск-что? — переспросил он.

— Пасквиль, — ответила она.

— Что это значит? — изумилась Мистраль.

— Пасквино — это прозвище статуи, на которую римляне вешали сатирические стихи, чтобы высмеивать тех, кто у власти. Пасквиль — это сатирическое стихотворение, — объяснила Электра.

Харви поднял тетрадь профессора.

— Повесим это?

Электра внезапно подняла голову.

«А это идея!» — сказала она себе.

— Что, прости? — спросил Харви.

— Пасквино недалеко отсюда, — пояснила Электра, указывая на извилистую улочку.

— Ну и? — вопрошал Харви.

— Перед Пасквино, — продолжила Электра, — есть тихое кафе, где делают «невероятный пломбир». Крем, фисташки, клубника, пирожные и взбитые сливки. Что скажете?

— Одобряем! — заключил Шенг, немедленно отказываясь от идеи с гамбургером.

Ребята сидели за столиком, в глубине кафе, перед ними стояли остатки «невероятного пломбира», они с интересом слушали Электру, которая зачитывала выдержки из тетради профессора.

Первые страницы оказались не очень интересными, они были похожи на запись университетской лекции о Нероне, который, кажется, был его любимой темой.

— Ему нравятся сумасшедшие, — заметил Харви.

Электра листала страницу за страницей.

— Кажется, да. Император Нерон, Нерон в битве, Нерон в детстве… Кажется, в детстве его учителем был философ по имени Сенека — один из самых великих мыслителей древности. «Часто бывает, что у великих учителей сумасшедшие ученики. Аристотель обучал Александра Великого, Сенека — Нерона», — читала она.

— А кто твой великий учитель? — спросил Шенг у Харви, подталкивая его локтем.

— «Сенека научил Нерона секретам мира природы. Он говорил ему о Земле, о планетах, о Луне и о Солнце. Он описал ему четыре элемента, из которых состоит любая вещь: Вода, Воздух, Земля и Огонь. Нерон был особенно очарован огнем, элементом жизни и разрушения. — Электра пыталась прочесть следующие страницы. — Сенека утверждал, что в открытии секретов Вселенной люди вынуждены остановиться в какой-то момент. И есть такие секреты, которые не должны быть раскрыты».

— То же самое было написано на листке, который был в чемодане! — вспомнила Мистраль.

— Здесь профессор добавил приписку: «Именно это я ищу». И один из этих секретов находится в Риме.

Шенг ударил ладонью по столу:

— А я что говорил? Продолжай! Продолжай!

— Тут еще одна приписка… — сказала Электра, поворачивая тетрадь вверх ногами. — «Изучить волчки и деревянную карту. Понять, как они используются. Гермес».

— Гермес — это кто? — спросила Мистраль, положив карандаш рядом со своим альбомом. Она переписывала туда вещи, которые казались ей самыми важными.

— Профессор назвал кусок дерева деревянной картой… — размышлял Харви. — А дальше что?

Электра пролистала несколько чистых страниц, потом шли небрежные рисунки.

— Я бы не решила, что он так же хорошо рисует, как ты, Мистраль. Что это может быть, по-твоему?

Девочка посмотрела на наброски и сказала:

— Я бы сказала, что он пытался срисовать то, что было на волчках.

Электра кивнула и перелистнула страницу:

— А здесь опять начинает писать о Нероне.

— Какая тоска! — проворчал Шенг. — Я хочу знать секрет!

— Кажется, Нерон тоже хотел его узнать… — заметила Электра. — Когда Сенека первый раз заговорил с ним о тайне, перед которой человек должен остановиться, Нерон запротестовал. Он спросил его, что это за тайна, и Сенека ответил: «Это самая большая тайна, но еще не пришло время ее раскрыть».

— Типичный ответ учителя, — заметила Мистраль.

— А Нерон? — спросил Харви.

— По-моему, он разозлился, — небрежно бросил Шенг.

Электра продолжила читать.

— Я бы сказала, да. Он бросил занятия с Сенекой и начал заниматься с другими учениками, пришедшими с Востока, которые учили его поклоняться богу Огня и Солнца.

— Зевс? — пытался угадать Шенг.

— Нет. Его зовут… Митра, — прочитала Электра.

— Никогда не слышал.

— Я слышал, — вдруг сказал Шенг, удивив всех. — По-моему, ему поклоняются в Индии.

— Профессор пишет, что Митра — это бог Солнца; он воскресает после смерти, как Солнце встает после каждого заката, и… любопытно: в Риме его день празднуют двадцать пятого декабря.

— В Рождество? — спросила Мистраль.

— Тогда еще не было Рождества, — сообразил Харви.

— А когда же дарили подарки?

— Нерон начал верить в этого бога, — продолжила Электра. — Он думал, что сам стал Солнцем. На самом деле, он сошел с ума. «Безумец, ты перешел положенные тебе пределы. Ты искал тайны, которых не должен был искать. Ты нашел ответы на вопросы, которых не должен был задавать». Это опять Сенека, думаю.

— А что ответил Нерон? — спросил Харви.

— Он приказал соорудить Колосса: самую большую статую из когда-либо существовавших, которая должна была изображать бога Солнца, окруженного лучами…

— И он дошел до…

— Да. «И он сжег город. Как будто бы он был богом, разрушающим все, что дает ему могущество. И чтобы это сделать, нужно… — Электра с трудом прочитала два следующих слова: — Кольцо Огня».

— То есть?

Девочка покачала головой. Она показала тетрадь, где профессор нарисовал кольцо, окруженное огнями. После этого страницы были грубо вырваны, а на кусочках, которые от них остались, нарисованы круги и пылающие спирали.

Увидев их, Мистраль вытащила из рюкзака листки, которые она подобрала на полу в библиотеке; на них тоже круги и спирали, постоянно повторяющиеся.

— Я тоже иногда рисую такие вещи, когда нужно скоротать время… — сказал Шенг. — Может быть, профессор много говорил по телефону?

— Я все-таки думаю, он не в себе, — настаивал Харви.

— На самом деле… — пробормотала Электра, перелистывая остальные страницы тетради. — Здесь больше ничего нельзя прочитать. Кроме, может быть… вот: «Кольцо Огня — это секрет Сенеки. Оно спрятано сверху и спрятано снизу. Ищи внизу и найдешь сверху. Чтобы найти дорогу, используй карту».

— Что это значит? — спросил Шенг.

— Ничего, — бросил Харви. — Точно так же, как ничего не значит то, что мы читали до этого.

— Но если он сказал, что, для того чтобы найти дорогу, нужна карта… Карту он нам оставил, — добавила Мистраль.

— Что это за карта, извини? Это просто кусок дерева, — ответил Харви.

— А в тетради больше ничего нет?

Электра покачала головой.

— Нет, не думаю. Кроме… может быть… кажется, тут два полустертых номера телефона… «Ильда, новости, 06543804 — Орсениго, зубной врач, 18671903». — Она передала тетрадь Шенгу. — Больше ничего, по-моему.

Шенг переписал номера телефонов на салфетку и внимательно рассмотрел последние страницы тетради.

— Дай мне твой карандаш, — попросил он Мистраль.

Она протянула карандаш. Потом спросила у остальных:

— Что будем делать?

Электра и Харви обменялись взглядами.

— Скоро стемнеет… — заметил американец. — Мы с утра гуляем. Может быть, стоит вернуться в гостиницу.

— Ты устал? — спросила Электра.

— А ты?

— Да, но мне очень любопытно.

В этот момент нежная мелодия донеслась из сумки Мистраль.

— Фууу! — воскликнул Шенг, закрашивая карандашом обложку тетради.

Мистраль взяла трубку и ответила:

— Да, привет, мама.

Разговор быстро превратился в монолог из «да, конечно, понимаю, нет, все в порядке, да что ты» и скоро закончился. Телефон вернулся в сумку, а на лице девушки появилось расстроенное выражение.

— Плохие новости? — спросила Электра.

— В общем… — ответила Мистраль. — Мама должна уехать из Рима по работе и вернется не раньше завтрашнего вечера. Она оставляет мне комнату. Но если… может быть… если я не мешаю, я бы предпочла остаться у тебя.

— Конечно, без проблем, — сказала Электра.

— Ты должна вернуться в гостиницу, чтобы попрощаться с ней? — спросил Харви.

Мистраль вертела ложечку в вазочке с мороженым.

— Не знаю… — ответила она. — Но думаю, нет.

— Тогда мы можем еще немного погулять, — предложила Электра. — Я знаю место, где делают отличную пиццу.

— Я должен предупредить своих, — сказал Харви. — А ты, Шенг? Тебе не нужно?

— Что? — Китаец все еще был занят раскрашиванием последней страницы тетради профессора. — Мне нужно предупредить только отца.

Мистраль взяла телефон и передала Электре:

— Ты позвонишь?

Девочка набрала номер «Домус Квинтилиа», но, прежде чем нажать на кнопку вызова, сказала:

— Вот что…

Бросив взгляд на салфетку Шенга, она набрала другой номер. Слышно несколько гудков, затем в трубке раздался женский голос.

— Синьора Ильда? Да, добрый вечер, — громко сказала Электра.

Харви резко вскочил. Шенг открыл рот от удивления. Мистраль улыбнулась.

Электра невозмутимо продолжила:

— Я племянница профессора. Да, дяди… Альфреда. А, вы не знали? Да. У него четыре племянника. Да. Конечно… Как нет? У него… у него все хорошо… Но… вот… Да, понимаю. Да… он нам говорил. Мы знаем, что он уже давно не заходил. За… за новинками, да. А у вас есть? Все новинки, в смысле?

Харви почесал затылок и принялся нервно ходить вокруг стола.

— Вы их отложили, — отчетливо произнесла Электра. — Как всегда… Отлично. Тогда мы можем зайти их взять? Так мы сделаем… сюрприз дяде. Тяжелые, говорите… — Электра подала знак Шенгу, чтобы тот записал адрес. — Книжный на проспекте Аргентины. Через четверть часа. Хорошо! — И положила трубку.

В гостинице «Домус Квинтилиа» раздался звонок. Фернандо Мелодия, шурша бумагой, закрыл спортивную газету, взял трубку и ответил:

— Алло? А, привет, Электра, это ты.

— Кто это, Фернандо? — внезапно вклинился пронзительный голос.

Тетя Линда просунула голову в дверь, но брат жестом попросил ее помолчать.

— Нет, конечно, что ты… — сказал он тем временем. — Отличная мысль сводить их в «Монтекарло» поесть пиццы!

— Это Электра? — вмешалась Линда, голос которой становился все громче. — Если Электра, передай мне ее немедленно.

Фернандо повернулся к ней спиной, и провод телефона закрутился вокруг него.

— Конечно, я предупрежу… Отец Шенга еще не вернулся, а родители Харви… Как ты сказала?

Тетя Линда плюхнулась на диван и безапелляционно приказала передать ей трубку.

— Электра, тут тетя… — только успел сказать Фернандо, прежде чем у него отобрали трубку.

— Электра! — воскликнула Аинда Мелодия. — Скажи мне только одно: что вы делали ночью? Я видела следы!

Фернандо вжался в диван и пробормотал:

— Она сказала, что они пошли покупать журналы на проспект Аргентины. И не вернутся к ужину.

Он смущенно улыбнулся девушке с темными глазами, которая смотрела на него из гостиной, а потом снова углубился в свою спортивную газету.

— Скажи мне, что вы делали вчера вечером! — приказала тетя.

Повисла пауза.

— Электра! — закричала Линда Мелодия. — Что тебе взбрело в голову? — воскликнула она.

И бросила трубку.

— И что они делали вчера вечером? — спросил Фернандо, не отрывая глаз от газеты.

— Твоя дочь читает слишком много книг! — вздохнула тетя Линда. — Знаешь, что она посмела мне рассказать? Что вчера на мосту Четырех Голов они встретили человека, которому потом кто-то перерезал горло!

— Обалдеть! — воскликнул Фернандо, не в силах скрыть свое восхищение невероятными выдумками дочери.

— Она сказала, что новости об этом на первых страницах газет, — продолжила Линда, возвращаясь к своей гостье. — С ума сойти! Современные дети придумывают какие-то ужасы!

Фернандо заинтересованно закрыл спортивную газету и посмотрел на первую страницу «Вестника»:

— Тут и правда пишут, что нашли убитого на набережной Тибра…

— Фернандо! Ну хоть ты перестань!

Мужчина пожал плечами, снова погружаясь в молчание.

Через несколько минут Беатриче вышла из «Домус Квинтилиа».

Она быстро набрала номер телефона. — Рысенок? Кажется, я кое-что нашла, — сказала она в трубку. — Увидимся на проспекте Аргентины. В книжном.


БИБЛИОТЕКА | Кольцо Огня | НОВИНКИ