home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БИБЛИОТЕКА

В доме номер 30 по улице Грегориана их встретила устрашающая дверь. Она была выполнена в виде распахнутой пасти какого-то чудовища. Ее огромные ручки торчали из ноздрей чудовища.

— Ого! — воскликнул Шенг, увидев ее. — И мы должны сюда войти?

— Я даже не подумаю, — сказала Мистраль. — Если хотите, идите, я вас здесь подожду.

А Электре здание и это чудовище показались симпатичными.

— Это же просто дверь! — весело воскликнула она.

— Адская дверь, я бы сказал, — проговорил Харви, проводя пальцами по волосам. — Этого нам и не хватало, чтобы приободриться: дворец чудовищ.

Электра показала остальным карточку профессора и подошла к двери:

— Внутри должна быть всего-навсего библиотека.

Шенг указал на порог:

— А я тут вижу только огромные зубы.

Харви подтолкнул его сзади и зашел вместе с ним.

Мистраль осталась снаружи и стала рассматривать здание демонического вида. Улица вокруг этого фасада была пуста: казалось, здание как будто специально создано для того, чтобы люди как можно реже проходили мимо.

— Ты не очень симпатичный, — сказала Мистраль, обращаясь к чудовищу. — Подождите, я тоже пойду! — крикнула она вслед ребятам.

Дверь отворилась, и их взору открылся темный дворец без окон. Они увидели перила и лестницу, ведущую к металлической двери. Блестящая табличка указывала, что вход в библиотеку находился именно здесь, но дверь была закрыта на магнитный замок, на котором была подвешена бумажка с надписью:

ЗАКРЫТО

— Вот здесь и закончилось наше исследование, — саркастически заявил Харви. — Что бы мы ни должны были здесь найти, мы это не найдем.

Электра почувствовала острое разочарование. Она попыталась постучать, но ни одна живая душа не ответила.

— По-моему, тут никого нет, — сказала Мистраль, рассматривая вывеску.

— Пойдемте домой! — настаивал Харви.

Шенг пытался толкнуть дверь, потом заметил магнитный замок. Он взял карточку профессора и провел ею по щели замка.

Дверь открылась с ободряющим щелчком.

Шенг толкнул ее так, чтобы можно было разглядеть, что за ней.

Длинный пустой коридор.

— Ну вот, ребята, теперь открыто, — сказал он, протягивая карточку Электре.

Войдя в коридор, они услышали шум автомата с кофе. Пластиковый стаканчик, жужжание аппарата, вода лилась в стакан, а затем звук «бип» дал понять, что операция завершена.

Тут же появилась дама среднего возраста с кофе в руке. Она отпила глоток, заметила ребят и на секунду замерла.

— Как вы сюда вошли? — удивленно спросила она.

Электра вышла вперед и, не замедляя шага, подошла к ней.

— С карточкой… дяди, — ответила она.

Синьора мельком посмотрела на пропуск профессора. Это была стройная, сухая женщина.

— Вы не видели вывеску? — строго спросила она.

— Да… но мы все равно решили попытаться войти.

— Извините, но я это спрошу… — не унималась женщина.

Она отпила кофе.

— Что происходит? За двадцать лет работы здесь я никогда не видела четверых подростков, которые любой ценой хотели бы войти в библиотеку, — сердито сказала она.

— Нам нужно… — начала Электра.

— И избавьте меня от истории про подготовку школьного сочинения. Я все равно вам не поверю.

Электра резко замолчала: библиотекарша практически прочитала ее мысли.

Но тут Мистраль сделала шаг вперед и протянула свой альбом.

— Это из-за дядиной тетради, — объяснила она, склонив голову. — Он просто с ума сходит без своих записей, и он решил, что оставил их тут, на своем рабочем столе. Мы договорились: мы вернем ему тетрадь, а он купит нам четыре порции горячего шоколада.

Библиотекарша оценивающе посмотрела на девушку.

— Четыре порции горячего шоколада — это неплохо — заметила она, закончив свой допрос.

— Именно, — подтвердила Мистраль.

— Вы правильно договорились, — заключила женщина, допивая кофе. — Вы знаете, где искать?

— Дядя нам сказал… — ответила Мистраль, и ее щеки покрыл пурпурный румянец. — Но если вы нам покажете, мы будем очень признательны.

— Я провожу вас, — предложила женщина.

— Может быть, не стоит… — тревожно сказала Электра, подталкивая локтем Мистраль, как бы говоря: «Мы сами не знаем, что ищем».

— Мы все равно сегодня закрыты, и народу нет, — настояла библиотекарша. — Пойдемте. Я покажу вам научный зал.

Они пересекли огромные залы с потолками, покрытыми фресками. В этих залах прятались лабиринты каталогов и книг по архитектуре. Библиотекарша рассказывала о бесконечных реставрационных работах, которые уже много лет мешали пройти в половину помещений дворца и увидеть находящуюся там удивительную коллекцию. Электра чувствовала, что с каждым шагом напряжение в воздухе все возрастало. Харви мрачно шел слева, погруженный в свои невеселые мысли. Такое ощущение, что вход в библиотеку разбудил в нем какие-то свои неприятные воспоминания. Шенг то и дело отставал, привлеченный той или иной старинной книгой. Рюкзак с волчками, зубом и странной вещицей из дерева болтался у него за плечами. Мистраль шла рядом со своей спутницей, задавая себе вопрос, почему библиотека в таком ужасном состоянии.

Покрытые фресками залы сменились маленькой комнаткой с небольшой лестницей, и все они зашли в лифт, ведущий наверх.

Пространство под арками было разделено на маленькие кабинеты. Из больших окон открывался потрясающий вид на крыши Рима.

— Мы недавно построили эти комнатки… — объяснила библиотекарша. — Мы пришли. Зал номер четыре. Отдельный кабинет для чтения вашего дяди.

Она легонько толкнула дверь и замерла от удивления.

Здесь словно пронеслось торнадо.

— О… — встревоженно выдохнула Мистраль.

В комнатке находился огромный деревянный стол. На нем были разбросаны книги, бумаги. Из пожелтевших страниц высовывались обложки книг, газетные листки. Пол был практически скрыт под этим слоем листков бумаги. Такое ощущение, что кто-то разорвал их и разбросал в беспорядке. Многие были покрыты неумелыми рисунками, выполненными ручкой.

— Вот это да… — пробормотал Шенг.

Окно, выходящее наружу, было распахнуто, и виднелось пасмурное небо цвета чая.

— Я и не знала, что здесь такой беспорядок… — сказала библиотекарша, качая головой.

— Пойдем отсюда… — прошептал Харви на ухо Электре.

— Сейчас.

Девочка кивнула и отступила на шаг назад, не желая даже заходить в эту комнату.

Мистраль вошла в комнату и стала собирать все разбросанные по полу листки. Не говоря ни слова, она встала и закрыла окно.

— Оно осталось открытым, — пояснила она. — Наверное, ветер все разбросал.

Библиотекарша кивнула, но, кажется, отнеслась к этому с недоверием.

— Кое-что мне здесь не нравится, — сказала она. — Можете подождать минутку? Я пойду позвоню.

Мистраль наклонилась, чтобы подобрать с пола листки.

Харви и Шенг присоединились к ней.

— Что вы делаете? — прошептал американец. — Пошли отсюда…

— Давайте хотя бы посмотрим, — предложила Мистраль.

На столе профессора в беспорядке были навалены книги. Старые издания греческих и латинских авторов: Сенека, Плутарх, Апулей, Плиний, Лукреций. Научные книги по астрономии.

Харви обошел стол и заметил открытую книгу, которая лежала перед стулом:

— Хорошо, но давайте побыстрее! Что скажете: вот это интересно? Это, может быть, последняя книга, которую читал профессор.

Это том в обложке из темной кожи, на которую профессор приклеил желтый стикер с надписью: «Коре Козму — Девочка Вселенной».

Книга пахла стариной. Листы были тонкими и пожелтевшими. Она была написана по-гречески, черными чернилами.

Харви пролистал ее до страницы, заложенной листком в клеточку. Листок был точно такой же, что и в злополучном чемоданчике.

— А вот и второй лист, — сказал он.

— Что там? — шепотом спросил Шенг.

— Не знаю, — ответил Харви. — Кажется, перевод.

Он поднял глаза и переглянулся с Электрой, которая неподвижно стояла в дверях.

— Ты можешь подойти почитать то, что здесь написано?

Девочка покачала головой.

— Нет… я не могу.

— Это ты настояла на том, чтобы прийти сюда, — упрекнул ее Харви. — А это один из листков в клеточку профессора. Посмотри, попробуй понять, что здесь, и мы пойдем.

— Может быть, это другое указание, — добавил Шенг.

— Я чувствую себя заряженной, — пояснила Электра, показывая всем руки. — Я чувствую… жар.

— Значит, мы пришли куда нужно! — воскликнула Мистраль, стоя на коленях на полу и собирая кусочки порванных листков.

На каждом из них — сотни рисунков.

Электра тяжело вздохнула и вошла в комнату.

Шенг ускользнул от нее боком и пропустил ее к столу.

— Если ты чувствуешь себя, как вчера, то не трогай меня, хорошо? — сказал он с забавной гримасой.

Электра улыбнулась и взяла листок в клеточку, который ей протянул Харви. Почерк профессора казался еще более непонятным, чем в прошлый раз. Но это точно его рука. Он писал быстро и, наверное, волновался.

Электра медленно прочитала:

«Стоит людям лишь познать огонь, как они вырвут корни растений и узнают, каковы на вкус их соки. Они увидят природу камня и научатся отличать истинное от поддельного с одного взгляда. Они достигнут пределов Земли и полетят к звездам. Они будут охвачены желанием исполнить свои мечты и, когда им это не удастся, погрузятся в грусть и отчаяние…»

— И все? — спросил Харви.

— Да. Здесь только эта фраза.

— Интересно, правда? — спросил Шенг.

— А вот еще здесь… зачеркнутые слова? — спросил Харви, указывая на две последние строки.

Электра посмотрела листок на свет и медленно прочитала вслух:

— «Прометей не должен был красть огонь. Это была ошибка, которая пробудила гнев богов. А теперь боги хотят мести».

— Кто украл? — в недоумении спросил Шенг.

— Это миф, легенда, — пояснил Харви. — Прометей был титаном, который украл огонь у богов, чтобы дать его людям.

— Ну и?.. — спросил китаец.

— С этого момента люди почувствовали себя свободными, потому что у них был огонь, но боги разозлились на Прометея и приковали его к скале, и каждый день к нему прилетал орел и выклевывал его печень.

Шенг состроил гримасу отвращения.

— Фуууу! — воскликнул он, потом ощупал свое тело руками. — А где находится печень?

— По-моему, я нашла! — воскликнула Мистраль, подзывая остальных. — По крайней мере, я так думаю, — уточнила она, когда все подошли.

У нее в руках черная тетрадь в эластичной обложке.

— Может быть, вот это его тетрадь? — сказала она.

Мистраль даже не успела открыть эту тетрадь: снаружи донеслись шаги и спорящие голоса.

— Они там, — сказала библиотекарша. — Сказали, что его племянники, но я в этом не уверена…

— Сейчас посмотрим, — ответил мужской голос.

— Ну уж нет! — воскликнул Харви. — Ничего мы не посмотрим!

Он резко оттолкнул Шенга, схватил рюкзак, бросил туда книгу вместе с переводом и тетрадь, которую нашла Мистраль, несколько листков, которые она подобрала с пола.

— Бежим! — закричал он, бросаясь к двери.

— Харви! — закричала Электра.

Угрожающая фигура появилась на пороге. Это мужчина в черной форме, в солнечных очках и черном взяле, на котором написано: «Охрана».

— Ты куда, парень? — сказал он, протягивая руку, чтобы остановить Харви.

— Эй! — закричал Шенг. — Не трогай моего друга!

За спиной охранника библиотекарша громко сказала:

— Спокойно, пожалуйста! Все в порядке. Джанни просто хотел задать вам несколько вопросов.

Охранник растопырил руки, загораживая весь дверной проем.

— А ну-ка покажи мне свой рюкзачок, — попросил он Харви.

— А зачем? — спросил американец.

— Хочу посмотреть, что ты туда положил. Можно?

— Даже не думай, — ответил Харви. — Да это и не мой рюкзак.

— Он мой, — подчеркнул Шенг.

Охранник сосредоточенно осмотрел комнату.

— Вы зачем сюда пришли?

— Ни за чем! — воскликнула Мистраль. — Почему вы задаете нам такие вопросы?

— Ребята, пожалуйста… — вмешалась библиотекарша. — Мы просто хотим понять, что здесь произошло.

— Ты один из них? — спросила Мистраль.

Мужчина издал сухой смешок:

— Из кого «из них», девочка?

— Мы уходим, — отрезала Электра. — Тем более, дядиной тетради здесь нет.

— Покажите мне рюкзак, — вскипел мужчина.

— Забудьте, — ответил Харви, поудобнее устраивая рюкзак на плечах. — Ты его не заберешь.

— Да ну? — сказал мужчина, придерживая пальцем наушник рации в левом ухе. — Охрана? Пришлите мне Мауро. На последний этаж.

— Что вы хотите сделать? — спросила библиотекарша.

Охранник жестом отстранил ее:

— Об этих делах позабочусь я, синьора.

Он подошел к Харви, поправив на носу солнечные очки.

— Ну что, будешь продолжать играть со мной?

Мужчина сделал шаг вперед, Харви — шаг назад.

— Пожалуйста, дайте нам уйти… — попросила Мистраль.

— Покажи мне, что ты украл, — продолжал настаивать охранник.

— Я ничего не крал, — сказал Харви.

«Украсть огонь у богов было ошибкой…» — подумала Электра.

Охранник бросился вперед, и Харви, подкидывая рюкзак в воздух, крикнул:

— Шенг, тебе!

Шенг схватил его и побежал к выходу. Он почти выскочил из комнаты, но тут охранник схватил Харви за футболку.

— Ну вот теперь вы меня разозлили, — сказал он.

«Прометей вызвал гнев богов», — подумала Электра.

— Оставь его! — прокричал Шенг. — Если тебе нужен рюкзак, он здесь!

Харви безуспешно попытался высвободиться, бросаясь в пустоту.

Электра покачала головой. Что-то не так во всем этом. У этого мужчины не было причин злиться: они не виноваты, что комната в таком состоянии. Пусть даже они проникли сюда обманом, они не хотели сделать ничего плохого. Как Прометей, который обманом забрал огонь у богов. Не всегда обман используется во зло, иногда это единственный возможный способ, чтобы спастись.

«Неважно, каким путем ты придешь к истине, — было написано на листке из чемоданчика. — К важному секрету ведет несколько дорог».

Внезапно Электра пробудилась от своих мыслей. Она почувствовала вибрацию в своих пальцах.

Харви укусил запястье охранника, который в ответ отбросил его к стене, как перышко.

— Паршивый мальчишка!

— Не делай ему больно! — вмешалась библиотекарша, стоящая в дверях.

Шенг отступил к окну, Мистраль незаметно стояла в тени.

Электра подошла к охраннику Джанни и подняла руку.

— Извините… — сказала она.

— Девочка, а ты чего хочешь? — спросил он, глядя на нее поверх темных очков.

Рука Электры потянулась к наушнику от рации, который у него в ухе.

— Хочу, чтобы ты услышал… — тихо сказала она, прикасаясь к наушнику.

Охранник вытаращил глаза. Открыл рот. И, наконец, начал кричать: жар от пальцев Электры дошел до него и стал пульсировать в его наушниках, как барабан. Он отпустил Харви, схватившись обеими руками за пульсирующую от боли голову.

Шенг подошел к ним, схватил Электру за руку и потащил ее к двери.

Харви встал, ощупал голову, убедился, что она все еще на месте, и прокричал Мистраль:

— Бежим!

Библиотекарша инстинктивно отодвинулась, чтобы дать им пройти.

— Извините нас! — нервно засмеялся Шенг. — Но мы и правда спешим!

— Вон отсюда! — прокричал Харви, убегая из комнаты.

Охранник Джанни закричал от боли.

Четверо побежали вниз по лестнице, сквозь покрытые фресками залы, нырнули в арку чудовищного дома и выскочили из дверей.

Наконец они оказались на улице.

В гостинице «Домус Квинтилиа» утро прошло быстро.

Линда насвистывала старую песню Ренато Дзеро, проходя по комнатам с разнообразными тряпками и метелочками от пыли. Ей нравилось солнце, лучи которого проникали в окна и светились в воздухе, ей нравился свежий воздух декабря.

Убрав в столовой и на лестнице, она добралась до спальни, которую временно делила со своей сестрой.

Ирэн читала рядом с комнатной розой, стоящей в горшке на подоконнике. Ее колени были закрыты пледом.

— Книги, книги, книги! — воскликнула Линда, увидев ее. — Ты никогда не перестанешь читать?

Ирэн с улыбкой отложила книгу.

— Привет, Линда.

— Не вздумай ничего говорить! У меня от твоих слов голова болит! Тебе что, заняться больше нечем? По телевизору идет отличная передача.

— Я предпочитаю Лукреция.

— Подумаешь, Лукреций!

— А ты его читала?

Линда отступила, высоко подняв цветные тряпки, которыми она безжалостно уничтожала последние пылинки в комнате.

— Даже не пытайся! Я и знать не хочу, о чем он пишет! Хоть бы радио включила! Сестренка, тебе не хватает музыки — немного веселья. А не только все эти аргументы и контраргументы Лукреция или кого-то там еще.

Ирэн показала на свои парализованные ноги и сказала:

— Да, музыка… Почему бы и нет? Может быть, еще и потанцуем?

— Какая же ты вредная, Ирэн, — упрекнула ее Линда.

Она обняла сестру за плечи, и некоторое время они стояли, прижавшись друг к другу и не говоря ни слова.

— Ты видела Электру? — спросила Ирэн, мягко высвобождаясь из объятий.

— Они с ребятами пошли посмотреть город, — задумчиво сказала Линда.

— Как они тебе? — не унималась Ирэн.

— Они производят приятное впечатление… Правда… китаец…

— Линда…

— Ты видела, какие у него грязные кроссовки? Просто огромные подошвы, и все в грязи, — заметила Линда.

— Они же дети, — сказала Ирэн.

— А француженка… — продолжила Линда. — Она такая изысканная. Нежная, тонкая, прекрасно пахнет. Такая женственная. Если она хоть чему-то научит Электру, у нас будет не такая ужасная племянница.

— На самом деле Электра — вылитая мать, — сказала Ирэн. — Чистая энергия.

— И волосы, — добавила Линда. — У меня больше времени уходит на то, чтобы вытащить их из дивана, чем на то, чтобы застелить постель. Прямо как ядовитые змеи.

Ирэн оперлась на спинку своего кресла на колесиках, одновременно сочувствующая и взволнованная:

— Они не змеи. А потом, даже от ядовитых змей есть польза. Ты не обращала внимания, как выглядит символ аптеки? Посох, вокруг которого обвились две змеи!

— Еще бы! Лекарства у нас столько стоят, что лучше умереть от яда живьем, — ехидно сказала Линда.

Ирэн возразила:

— Ты совсем не права. Яд змей использовали для изготовления лекарств.

— А потом, к счастью, изобрели антибиотики, — заключила Линда, открывая окно, чтобы проветрить комнату.

Через несколько минут неутомимая хозяйка спустилась, чтобы проверить двор. В гостинице была тишина и порядок. Все постояльцы разошлись по комнатам. Линда стала рассматривать следы на снегу и обнаружила, что часть из них вела из подвала. А некоторые, уже подсохшие, вели оттуда в комнату Электры. Есть этому только одно объяснение: среди ночи Электра и ребята тайно выходили из гостиницы. Наверное, ходили поиграть в снежки.

— Ага, значит, поэтому утром они были такими сонными… — заключила Линда, проходя вдоль цепочки грязных следов, которые вели прямиком в комнату Электры. — Какой ужас… — пробормотала она, открывая дверь комнаты. Повсюду валялись чемоданы и одежда. — Можно подумать, их тридцать, а не четверо!

Она перебрала несколько маек и нашла новые доказательства ночного побега: мокрая куртка, джинсы американца, испачканные снегом, свитер Электры, сушившийся на батарее.

Потом она заметила нечто странное. На полу были рассыпаны осколки стекла.

— Моя лампа! — вскрикнула Линда Мелодия, оглядываясь в поисках плафона. — Что же они тут устроили?

Найти остатки лампы было нетрудно. Линда собрала с пола куски стекла и патрона. Потом сложила все это в мусорный мешок и вынесла его из комнаты.

— Ну, эта несчастная у меня получит! — прошипела она, выходя на улицу.

Снаружи все еще было много снега. Линда Мелодия решительно направилась к мусорным бакам.

— Моя лампочка! — снова воскликнула она, потрясая мешком с осколками.

Она привлекла внимание девушки с каштановыми волосами, и та пожелала ей доброго дня.

— Вы ошибаетесь, он не добрый! — ответила Линда. — Посмотрите, какой ужас! Моя лампа! И это еще не все! Ночью они выходили, даже не спросив разрешения!

Девушка улыбнулась ей.

— Я могу вам помочь? — спросила она, заметив, что Линда хотела одна справиться с тяжелой крышкой бака.

— Да, спасибо. Подержите это! Или поднимите вон то! Ну и зараза, смотрите… Какая зараза! — Женщина успокоилась только тогда, когда пакет с остатками лампы был водворен в контейнер. — Ну вот… — сказала она девушке. — Спасибо за помощь. Неизвестно, чем тяжелее управлять: гостиницей или девчонкой четырнадцати лет!

— Вы владелица «Домус Квинтилиа»?

Линда Мелодия вздохнула и ответила:

— В каком-то смысле да.

— Какая удача! Можно я задам вам несколько вопросов? — Девушка протянула ей руку. — Меня зовут Беатриче.


«ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЕ КАФЕ» | Кольцо Огня | ТЕТРАДЬ