home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6.  Объект «Сакура». Архивы.

«История объекта под классификационным названием «Сакура» началась в 1979 году, одновременно со строительством комбината по производству и выделки тканей «Великий Октябрь»».

На экране возникло фото невысокой, но массивной каменной колонны, на которой неизвестный скульптор

Выгравировал на выровненном срезе камня: Здесь к концу двенадцатой пятилетки будет построен текстильный комбинат «Великий Октябрь».

Невидимый лектор, обладающий приятным женским голосом, продолжал: «…На закладке фундамента Восточного и Южного цехов при пробивке несущих опор были обнаружены многочисленные и объемные карманы карстовых пещер, обладающих, в связи со специфическим составом минералов, высоким коеффициентом радиогеологического и сейсмического экранирования (Возникло черно-белое изображение спелеолога, в телогрейке, перепоясанного вдоль и поперек ремнями. Он светил коногоном куда-то вглубь пещеры, указывая пальцем присутствующим рядом коллегам на нечто, недоступное светочувствительности пленки советского фотоаппарата). Перенос места строительства был посчитан нерациональным – в данном месте находились необходимые для технологических процессов текстильного производства водоисточники с возобновляемой базой и проточной водой. Решение о создании в этом уникальном месте спец-объекта было принято на внеплановом собрании ЦК КПСС по инициативе конгломерата Министерства Обороны СОХ (…Special defence-chemi, продублировалось титрами).

На место будущего объекта в срочном порядке были доставлены строители из подрядных МО организаций, которые и осуществляли строительство при проведении мероприятий по маскировке работ.

Фактически, именно по причине внепланового строительства стройка завода была закончена с опозданием в почти пять лет…» Прошли нечеткие кинокадры, запечатлевшие большие ворота в лесном массиве – и это значило, что по меньшей мере существовал еще один, неизвестный мне вход на «Сакуру». Гм. Хоть я и довольно тщательно пошарился по объекту, отводов, подобных снятому, широких – автомобиль проедет – я не встречал.

Кинохроника запечатлела также подписание каких-то бумаг толстым человеком в темных очках, который после процедуры, презрительно окинув разверзшиеся, покрытые дерном бронестворки секретного хода, удалился.

«…Двадцать четвертого июля 1980 года, когда комбинат только производил набор и подготовку кадров для производства, объект «Сакура» получил официальное название и приступил к научно-исследовательской деятельности в рамках программы СОХ.»

Старые кадры сменились более современными, где низкорослая темноволосая женщина на фоне огромных панелей стеклопакетов лаборатории, смущенно улыбнулась и медленно двинулась по коридору, синхронно с оператором, поясняя и рассказывая далее; на несколько секунд поверх английских титров появилась надпись «Для отчета комиссии СОХ по подрядным объектам»:

«На сегодняшний день наше исследовательское бюро занимается восьмью крупномасштабными проектами, и несколькими второстепенными. При поддержке НИИ №3 «СпецОборонХима» мы расширили техническую базу для двух отделов, закупили и используем не имеющие аналогов аппараты гибридной инкубации и неконтактного клеточного анализа… - Женщина указала рукой на агрегат, утыканный куда попало, на всю необъятную русскую придурь, гибкими гофрированными воздуховодами, змеящимися по лоткам к потолку. – А вот для изучения бистабильных процессов мы используем…» - здесь голос, подчиняясь умелому видео-монтажу, сбавил уровень, и далее уже знакомый лектор на фоне прогуливающихся и что-то натянуто-рассказывающих видео-оператору для отчета сотрудников, продолжил: «…Официально-подотчетно объект «Сакура» в доперестроечный период занимается исследованиями воздействия малых доз химических, бактериологических и радиоактивных отравляющих компонентов на организмы животных в стадии эмбрионального и внутриутробного развития, но согласно внутренним архивам, где-то с осени 1985 года, при поддержке заинтересованных лиц из правительства, вне программы СОХа, проводится ряд детальных исследований по гибридизации различных видов млекопитающих. В том числе и при агрессивных органике, условиях…» - кинооператор на этот раз запечатлел многочисленные клетки, с ревущими и мечущимися обезьянами, собаками и другими уже диковинными для меня животными из мира «До». Камера следовала за человеком в халате и с повязкой на лице, который выкатывал из экзекуционной камеры прикованную намертво – только дышать – к каталке пускавшую от истерики кровавую пену ртом, макаку. Эти кадры явно не входили в отчет. Гм... – «Определенные положительные результаты были получены по некоторым биогенезам приблизительно через полтора года исследований при применении нового разработанного вещества, в зависимости от состава, позволяющего мягко формировать мутации без летального исхода. В конце 1988 года внезапное обнаружение ревизором СОХа внепрограммных работ выливается в крупномасштабный скандал на правительственном уровне, скрытый тем не менее, от общественности; но после демонстрации результатов, на уровне Министерства обороны принимается решение о продолжении работ над программами гибридизации, а исследования по заказу СОХа урезываются под менее 20% бюджета…

Семнадцатого января 1991 года представлен первый дееспособный образец абсолютно нового существа приоритетно боевого назначения».

Диктор замолк на время демонстрации кадров атаки странного, лишь отдаленно родственного «моим» нетопырям существа. Кадры запечатлели огромную, кроваво-красную цветом, и признаться, довольно несмышленую обезьяноподобную гигантскую летучую мышь. На кадрах она с чего-то широко разевала рот, атакуя предварительно, похоже, хорошенько покалеченную немецкую овчарку. Несмотря на то, что овчарка с перебитыми лапами могла только ползать, этой летающей по огромной клети несуразице, никак не удавалось прибить отчаянно защищающуюся собаку, более, тем, охотник сам чуть не стал жертвой, когда бедной псине, собравшей остатки сил, удалось уцепиться за хвост. Обезьяно-мыша, отчаянно вереща, засучила в воздухе задними лапами, пару раз удачно достав собаку, которая, обессилев, уткнулась головой в пол, на радость этой красной гадости, которая и после смерти жертвы долго валтузила бездыханное тело по всей клети.

«… После резолюции центра МО объект «Сакура» приобрел статус особо важного закрытого объекта, и далее были утверждены к разработке следующие проекты: проект №023 «Серенада», по сути, создание летающего ночного охотника; проект № 031 «Чайный лист» - очень живучий хищник для наземных операций, и проект №101 «Стрела», суть которого не известна нынешним сотрудникам и составителю этого отчета; есть лишь информация, что вся документация по «Стреле» была изъята в 1997 году спецотделом МВД синхронно с масштабными кадровыми заменами. Это косвенно может свидетельствовать о крайней важности результатов по сто первому проекту. Забегая вперед, следует отметить, что усовершенствование образцов «Серенада» и «Чайный лист» с некоторыми, связанными с политическими катастрофами, перерывами, продолжалась практически до последнего дня функционирования объекта…

После событий перестройки интерес правительства охладел, и финансовое и материальное обеспечение для научной базы урезали практически до состояния простоя основных исследовательских мощностей, ход работ притормозился на довольно длительный период, и ученым, что бы сохранить работу и объект, пришлось заняться разработкой и производством сложных биологически-активных химических веществ, лекарств, реактивов, и тому подобное. Такие продукты всегда находил покупателя – если не на территории СНГ, так за рубежом.

Переломный момент наступил после скрытых испытаний одной из боевых модификаций по проекту «Чайный лист». Уникальность события состояла в том, что испытания прошли в реальной обстановке широкомасштабных армейских учениях «Березина», проводимых союзными государствами в 2002 году.

Боевая единица, десантированная транспортным самолетом за пять километров от базировавшейся на территории полигона бригады войск особого назначения, получила задание от оператора самостоятельно уничтожить бронетехнику «врага», и укрыться от преследования в районе аэродрома для дальнейшего авиаперелета.

«Чайный лист» успешно обнаружил и атаковал с подветренной стороны уже, как и было задумано, находящиеся на «боевом» марше войска бригады. В результате скоротечного боя были выведены из строя четыре БМП-2, повреждены два Т-85, уничтожено более двадцати человек личного состава. «Лист» успешно отступил и скрылся, избегая поражения крупнокалиберным стрелковым оружием и гранатометчиками…»

Тут пошли кадры боя, снятые спутником-шпионом, и я с отвисшей челюстью зачарованно наблюдал, как нечто, напоминающее сверху невероятно стремительную гигантскую змеею, длинною около десятка метров, атаковало охваченную беспорядочной пальбой маршевую колонну. Гибкий стремительный хлыст изворачивался в немыслимых направлениях, лавируя в стремнине гранатометного и пулеметного огня, срывал башни с БМП, рвал танковые траки и гнул пушки, обезвреживая стальных чудовищ… Когда он, потеряв гибкость от ранений, отступил, место схватки представляло собою жалкое зрелище. Выжившие солдаты двинулись, едва перегруппировавшись, назад, едва-едва не срываясь в паническое бегство. Их ждала явно незавидная судьба: нарушителей приказа о неразглашении в лучшем случае ждала чрезвычайно насыщенная и интересная жизнь в комнате с мягкими стенами среди великих знаменитостей, а худшая альтернатива была более мрачная – на расцвете сил удобрить своим телом землю…

«Задействованный в испытаниях прототип № 031-217, был одним из первых, способных управляться человеком телепатически, при использовании оператором специального прибора-излучателя. Фактически, обещав к 2009 году разработать улучшенной боеспособности версию со взаимной телепатической дуплекс-связью, и управлением напрямую без излучателя, тогдашней администрации «Сакуры» удалось сорвать грандиозный казенный куш. Финансирование и матобеспечение было восстановлено с лихвою, и началось расширение комплекса – за три года были построены два новых подземных яруса (Черт подери! Какие еще ярусы?), оснащенных новейшим оборудованием и испытательными мини-полигонами, старый же, самый верхний, оставили ученым и администрации; был опробован и задействован исскуственный программный псевдо-интеллектуальный модуль контроля состояния объекта и управления системами безопасности, регулирования кислородного снабжения, а также управления новой энергетической установкой – малогабаритной атомной электростанции совместной американо-российской разработки. Соответственно, расширили штат до двух сотен ученых и трех сотен помощников и исполнителей.

Работа закипела с новой силой, новыми средствами и новыми открытиями. Из лучших научных сотрудников была выдвинута в администраторы моя кандидатура, Пономаревой Валентины Ивановны, так как предыдущая администрация исчерпала свои возможности различными достаточно шумными рекламными акциями, для кредитования на собственные особняки и шикарные авто.

Работники объекта прыгнули выше головы, выполнив данное в 2002 году практически нереальное обещание по оснащению крупных боевых единиц телепатической дуплекс-связью. Управление самыми совершенными живыми машинами для убийства было настолько простым, что тогдашний министр внутриведомственных конфессий самостоятельно, взяв управление на себя, уничтожил стационарную цель, имитирующую стандартную мобильную базу НАТО.

Все изменилось вскоре после того, когда по приказу из министерства к нам были направлены два биолога из США. Джим Ли Ричардсон и Ребекка Ли Ричардсон. Брат и сестра. Оба талантливые, общительные и веселые, из известной в определенных кругах и богатой, не чурающейся науки, фамилии.

Кроме того, они привезли с собою много новейшего оборудования и исследовательского инструмента».

Возникло фото улыбающихся, в сдержанную обнимку, двух людей; оба черноволосые и кучерявые, девушка чуть стройнее и пониже. Старший, похоже, братец, показывал фотообъективу отливающую золоченым вензелем бирку с надписью «Inc. Object “Sacura”. Jim Li Richardson».

«Как составитель послания, и администратор «Сакуры» я не имею права быть предосудительною. Но некоторые работники охотно (до применения «Посылки») поделились своими заметками и дневниками насчет американцев. Прежде упомяну, что это действительно очень талантливые и изобретательные люди.

Их основной целью пребывания на объекте было изучение поведения некоторых простейших микроорганизмов в случайно открытом строителями при закладке третьего яруса глубокого желоба, прогреваемого теплом тектонического происхождения. На дне желоба, на глубине более двухсот метров под уровнем моря находился небольшой теплый, с активными гейзерами водоем. При исследовании водоема было обнаружено, что состав выделяемых гейзерами газов и сам состав воды весьма специфичен; проще говоря, по мнению многих биологов, это идеальный природный «первичный бульон», среда, из которой по официальной научной версии, зародилась некогда жизнь на Земле.

Основная часть проводимых американцами опытов касалась именно исследований эволюции простейших в этом самом бульоне. Ребекка, имеющая опыт и удостоверение по скалолазанию, даже спускалась туда пару раз в защитном скафандре. Эта пара понимающе проявила деликатность, абсолютно не интересуясь работой и продуктами спец-назначения объекта».

Дальше пошли фото, где с большой, более сотни человек, группой ученых, держась вместе, фотографировались на фоне прекрасно выполненного стенного панно из разноцветного мрамора «Сакуре» – 30 лет!!!» эти самые американцы.

«Вот персонифицированные данные из опросов.

Актионова, Вера: Нет, не думайте, я не американофоб… Они нормальные люди, только замкнуты как-то. Постоянно напряжены… Словно ожидают чего-то. И когда мы с Реби пересекаемся взглядами, мне становится, что-ли, страшно... Хотя после тех мутантов и уродов, с которыми мы имеем дело на участке экосинтеза, я думала, уже ничего боятся не буду…

Мусашин, Олег: Вообще, у нас по традиции считается, что не пьет либо больной, либо предатель…

Они конечно, люди хорошие, но вот по праздникам, даже – ни рюмашечки какой, ни-че-го. Девка, конечно, правильно делает, знаем мы, как бабы от водки дуреют... Вот я им бизнес предложил делать, а всем известно, что они там, за океаном, через одного дельцы; так что, никакого интереса. Только выслушал меня, покивал, эхьсъюзми-эхсюзьми… Ду но аффер Рибека… Одним словом – румыны!

Корвич, Петр: Очень умны. Очень. И лени, нашенской нет. Учатся быстро. Особенно Реби. Только вот постоянно, как будто прессом к земле давит их, хоть вон и спортом занимаются, и непьющие…

Наконец, седьмого июля, 2010 года, когда нефтяная война достигла апогея, а катарсис национальной валюты фактически лишил граждан свободы волеизъявления и право голоса в принятии важнейших решений, Соединенными Штатами были запущен таймер конца той человеческой цивилизации, которую мы все знали. Среди первых атакованных были Китай, большинство мусульманских стран-нефтеобладательниц и часть шокированной и потерявшей дар речи Европы с Россией. Малогабаритные капсулы с насыщенным «Посылкой» аэрозолем, десантируемые банальным сбрасыванием без лишнего шума и пыли со специальных орбитальных аппаратов, в течении часа – в любую точку планеты, показали себя безотказным механизмом запущенного таймера. Ну, и сама начинка…Вирус с активным мутогенезом и потрясающей вирулентностью. «Посылка» от друзей из-за океана. С воздушными массами он перенесся от российских и европейских границ до нашего города через две недели после того, как перенаселенный Китай превратился в гноящуюся язву на поверхности планеты.

Сразу после первого сообщения о атаке у Ребекки случилась истерика, а Джимми стал белый, как мел. Они так и ходили вдвоем – вечно рыдающая и молчаливая сестра, и поседевший, бледный, как призрак, брат. Импульсивное желание разодрать американцев в клочки у любого, потерявшего всю родню и обреченного теперь до голодной смерти сидеть в герметичном бункере, куда-то испарялось, стоило увидеть эту страшную пару.

Что бы избежать заражения, объект пришлось наглухо загерметизировать и запустить системы циркуляции в контуре обеззараживания, для наружного воздуха..

Это было страшное время. С помощью специальных средств наружного наблюдения мы следили за охваченным заразой городом, так ничем в итоге и не сумев помочь. Чрезвычайно быстрый цикл течения болезни увеличивал количество трупов ежедневно на десятки тысяч. Существенное понижение интеллекта у зараженных вылилось в непрекращающиеся акты насилия, каннибализма, мародерства. Спустя неделю спасать было просто нечего. Все было либо разграблено, в том числе и военными – анархистами, либо сожжено, а улицы усеяны разлагающимися трупами. Но, судя по радиосообщениям, оставались еще южные части России, Польша, малая часть Европы, избежавшие участи прямой атаки и имеющие некоторый запас времени до момента прибытия фронта эпидемии. В сложившейся обстановке, я, нынешний администратор, принимаю инициативное решение о начале работ по разработке вакцины.

Работы начались ударными темпами, даже американцы слегка отошли и оказывали неоценимую помощь своими знаниями о микроорганизмах. Довольно быстро мы выяснили, что вирус гибнет от ультрафиолетового излучения с определенной частотой. Эта плавающая частота походила на код, для обеззараживания, который, похоже, и надеялись использовать ученые-разработчики оружия из США. Инструментальный цех опустевшего завода стал нашим испытательным полигоном. Мы провели рельсовый подвес для ультрафиолетового обеззараживателя, оснащенного датчиком движения и управляющегося автоматически; в сообщающемся с зараженной средой помещении мы осуществляли эксперименты над отловленными животными и еще живыми, если таковых удавалось найти, людьми. Изучив воздействие ультрафиолета на клеточную структуру, почти через пол-года ежедневных интенсивных исследований, мы разработали и вакцину против «Посылки».

Вакцинацию прошли все сотрудники, и внешние гермодвери объекта «Сакура» впервые пропустили обитателей без защитных скафандров одинадцатого февраля 2011 года.

Это был триумф, обернувшийся катастрофой. Вирус проник в убежище… И нежданная первая мутация «Посылки», и многие последующие, стали для нас сущим проклятием.

С тех пор наша жизнь оказалась в руках удачи и умении бегать наперегонки с постоянными, следовавшими друг за другом, мутациями и модификациями. Вирус медленно и неотвратимо загонял нас в угол… Заболели и погибли сотрудники лаборатории термоанализа третьего яруса, после вспышка в стационаре №4; число жертв с каждым днем медленно, но верно, росло…» - Видеокадры с цифрового фотоаппарата запечатлели двух изогнувшихся дугой людей, с перекошенными лицами, на которых уже отцветали, дав семена, цветы смерти: язвы и бурбоны полопались, испражнившись гноем и сукровицей, а почерневшие нижняя половина лица и уже безумные взгляды бегающих независимо друг от друга глаз говорили мне, что ни одной мысли на человеческом языке у них в головах уже нет… Уф! Хорошо, что я в процессе просмотра уже перекусил.

«… Ребекка заперлась в своей комнате, а Джим однажды потерял сознание прямо за лабораторным спектрометром… Он умер в марте, более не приходя в сознание… Старуха-смерть уже стучится в мою дверь, и моя единственная, оставшаяся цель в последние отведенные мне несколько дней – оставить возможным выжившим послание о наших подвигах во имя жизни. Да пребудет с нами Бог…»

Далее, уже на черном экране, шла одна звуковая запись, без английских дублирующих титров, сделанная уже, похоже, диктофоном на ходу:

«… Семь боевых единиц сбежали из своих загонов два дня назад… Мусашин, черт подери этого алкаша, обезумел, и выпустил их…Нам было все равно, буквально до того момента, когда вчера, выйдя утолить возрастающую жажду, я вышла в коридор и увидела Ребекку! Случилось невероятное!! Она заразилась раньше меня почти на неделю… Похоже… У нее муто-активный иммунитет… Кожа огрубела и потемнела, на ощупь эпидермис уплотняется… Фактор ВиАй – четырнадцать. Решила стандартное математическое уравнение, с налета… Я радировала по закрытому правительственному каналу радиоинформационной оптоволоконной связи о наличии человека с собственным иммунитетом… Вчера… Впервые они отозвались, и сказали, что не верят. Я послала результаты тестов и видео голой Реби… Кожа уже совсем темная и образуются каналы странного чешуйчатого рисунка… Сегодня ночью пришло сообщение, что они высылают нам вертолет – транспортник. «Туда влезет около сотни человек, но у вашей американки место первостепенной важности»… Толстожопые оптимисты.... Из начальных шестиста сотрудников нас уже меньше пятидесяти… Когда начали готовится, обнаружилось, что ночью атаковала и убила трех охранников вышедшая из-под контроля «Серенада». Мы обнаружили обожравшуюся «Серенаду» застрявшей в воздуховоде. Она тоже отмутировала в какую-то чернокожую, абсолютно неуправляемую мерзость. Из-за этого я приказала раздать мужчинам оружие. Мы всерьез опасаемся «Чайного листа». Против него – только огнемет, который стационарный, весом в пару центнеров, закрепленный на дистанционно управляемой постаменте под напряжением, у загонов для этих тварей.

… Час назад пришло сообщение, что связь с вертолетом потеряна, миссия провалена… Что наземная операция невозможна – из-за разрушенных, загроможденных путей и активности животных-мутантов…

Я скрываю это от других – в последние часы нельзя отнимать надежду.

У нас есть малый вертолет в экранированном подземном ангаре. Я приказываю единственному, пока вменяемому, пилоту, и еще паре ответственных ребят из охраны вывезти Реби из страны. Она умница и сама найдет ученых. Я же вывожу оставшихся в цех, где мы будем ждать никогда не прилетящего за нами транспортника… Прости, Господи… Я просто не хочу отнимать надежду…

О! В коридоре сектора пальба! Сейчас я перегоняю в программу автозапуска данные с диктофона, и передаю ноутбук Ребекке, пусть оставит его на взлетной платформе, там безопаснее и электрощит с резервируемым питанием…» - Слышны какое-то шебуршение и слова прощания на английском, плач, прерывающийся автоматной стрельбой с коридорным эхом в отдалении.

«Да пребудет с вами Бог! Я, администратор объекта спец-назначения «Сакура», Пономарева Валентина Ивановна, доверяю Ребекке Ли Ричардсон миссию нашей последней надежды…»

…Звук выключился, программа закрылась, и я узрел стандартный рабочий стол Windows.

Я просидел в тишине еще несколько минут. Ни одной четкой мысли…

Гм… Весьма необычная такая находка. Я аккуратненько прикрыл чемоданчик и поднялся, разминая затекшие ноги. Было неуютно и холодно. В мозгу поплавком маячили черные волосы мутантки Ребекки.

- …Миссия последней Надежды, - медленно произнес я, смакуя каждое слово. Как давно я не говорил!

«… Миссия… последней… Надежды…» - произнес кто-то моим голосом у меня в голове.

Волосы на загривке зашевелились.

Согласитесь, пренеприятное событие, когда кто-то так шалит. Все-таки это моя голова.

Я невзначай кинул взгляд на предохранитель автомата.

«… Миссия последней Надежды…»

Сзади раздался тонкий, стекло-по-стеклу, скрежет…

«Миссия…» - не дав невидимке договорить, я врубил на полную мощь фонарик и осветил шалуна. От увиденного автомат самостоятельно сделал сальто в руках, и забив на хорошие манеры, я подхватил ноутбук и задал стрекача к груде хлама у стены…


Глава 5. Объект «Сакура». Обратный отсчет. | Одиночка | Глава 7. Объект «Сакура». Схватка.