home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

Стив Вэйл работал над новой скульптурой, не замечая, что кто-то стучит в его квартиру. Близились сумерки, и августовский свет мерк под напором тучи, надвигавшейся с озера Мичиган. Вновь подул северо-восточный ветер, и стало холодно. Стук повторился. Вэйл счел его необычным — пожалуй, слишком деликатным. Прикрыв фигуру, он достал из холодильника бутылку пива, но не успел подойти к двери, как вновь послышался мягкий стук. «Явно не мужчина», — решил он.

Вэйл открыл дверь и увидел Кэт Бэннон в черном платье.

— Привет, — смущенно улыбнулась она.

— Привет.

— Не беспокойся, я здесь не как служащая ФБР. Просто наведалась.

Он отступил в сторону.

— Тогда можешь войти и изложить свое дело.

— Я не по делу. Найдется еще одна? — указала она на пиво в его руке.

Вэйл достал бутылку и протянул ей.

— Без стакана?

— Если мне не понравится твое сообщение, ты можешь его унести.

— Давай стакан. Тебе непременно понравится.

— Так я потеряю еще больше стаканов.

Но он все-таки выполнил ее просьбу.

— Думаю, ты знаешь о Тай Делсон.

— Слышал.

— Очевидно, она курила в своем кабинете у открытого окна, пошатнулась и выпала. Я ходила на заупокойную службу. Это было очень печально после всего, что ей пришлось пережить.

— Возможно, мы не знаем даже половины этого.

У Кэт вновь возникло подозрение, что Вэйлу открыто многое, не известное больше никому.

— Кстати, ты слышал, что мы вернули те пять миллионов?

— Без дураков?

Кэт улыбнулась:

— Да, без дураков. Колкрик, естественно, пытался запудрить директору мозги. Его руководство и все такое прочее.

— Почему ты так уверена, что он тут ни при чем?

— Терпеть не могу получать признания. Я его получила. Больше говорить об этом не стану, — сказала Кэт. — И не буду благодарить тебя за то, что ты сделал.

— Спасибо.

— Кстати, Пандерена оправдали. То есть сняли подозрения, что он был членом «Пентад».

— Вы наконец избавились от него?

Кэт покачала головой:

— Он подает в суд за противоправный арест. Видимо, будет работать у нас до пенсии.

— Справедливо.

— И директор выдвинул два требования. Первое касается его заместителя Колкрика. Ласкер объяснил Дону, что тому пора в отставку. И он уходит первого числа. От имени всего ФБР спасибо. Второе — он поручил мне добиться от тебя ответа. Хочет, чтобы ты работал у нас. Как уже говорил, где захочешь. Ты сможешь разъезжать по стране, выбирая дела.

— Я думал, ты здесь не от имени Бюро.

— Я могла бы переговорить с тобой по телефону.

— Передай директору мою благодарность. Но ведь кто-то займет место Колкрика.

— Эту должность предложили мне.

— Для меня это должно стать побудительным мотивом?

Кэт засмеялась:

— Не беспокойся, я отказалась. Я совсем не для этого становилась агентом. Кто знает — может, мы еще поработаем вместе.

— Кэт, в этот раз я не был в штате, и меня выперли меньше чем через неделю.

— Вот именно, меньше чем через неделю, а ты довел дело до конца.

— Я сделал это не в одиночку. Полагаю, у тебя есть подтверждающий это девятимиллиметровый шрам, — возразил Вэйл. — Мне нравится эта работа, но приходится многим жертвовать. Поблагодари директора от моего имени, но я отказываюсь.

— Вижу, ты покрасил стены, — огляделась Кэт. — Ты работаешь?

— Конечно. На жизнь хватает.

Она посмотрела на стол со скульптурами:

— Находишь время и для этого.

— Кто-то должен создавать дилетантам дурную славу.

— Можно, я взгляну?

— Лучше не надо.

Кэт, заметив, что он отвел взгляд, обратила внимание на глиняную статуэтку под покрывалом. Судя по всему, у нее была голова и, возможно, лицо.

— Извини… — Она подошла к столу и подняла покрывало. Это была обнаженная женская фигура с тщательно вылепленными деталями. И у нее было лицо Кэт, точно схваченное, без воображаемого совершенства, но с изящной верностью. Впервые после ранения она ничего не имела против шрама на щеке. Вэйлу удалось сделать ее лицо красивым, даже, как он однажды сказал ей, аристократичным. Она резко повернулась к нему, пытаясь сдержать слезы.

— Я думала, ты не умеешь лепить лица.

— Раньше они не были так важны, — мягко произнес Вэйл.

— Что-то подсказывает мне, что я смогу склонить тебя к компромиссу. — Кэт поставила пиво и, крепко поцеловав его в щеку, стала расстегивать платье. — Ну, каменщик, давай поглядим, правильно ли ты вылепил все остальное.


Глава тридцать шестая | Каменщик | Примечания