home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать вторая

Вэйл спал меньше двух часов и то урывками, просыпаясь от шума проезжавших в крытом гараже машин. Выйдя на улицу, он минут пятнадцать наблюдал за дорожным движением, стоя в темном подъезде. Убедившись, что поиски в окрестностях не ведутся, вернулся в свою машину и уехал.

Оказавшись наконец на безопасном расстоянии от отеля, Вэйл припарковался у обочины. Снова включив компьютер, ввел пароль в защищенную сеть ФБР и подождал, пока загрузится электронная почта.

Сообщений было всего три. Вэйл открыл отправленное из Управления тюрем. Там оказалось почти двадцать страниц и много ненужной информации. Он быстро просматривал его, пока не встретил имя сообщника Виктора Джеймса Радека. Бенджамин Чарлз Лэволет был приговорен к пятнадцати годам заключения за торговлю наркотиками и получил условно-досрочное освобождение всего за месяц до первого убийства, совершенного «Пентад» в Лос-Анджелесе. Вэйл нашел на компьютерной карте Лос-Анджелеса его последний адрес: Систайн-лейн, 1414, квартира 23. Дом находился примерно в полумиле от Спринг-стрит. Завод на Келлер-стрит — примерно в миле. До здания на Седьмой улице, где проводились реставрационные работы, было меньше десяти минут езды.

Вэйл тронул машину с места. Солнце садилось. В воздухе пахло дождем, температура опустилась градуса на два. Удачное время для проверки квартиры. В сообщении телефонный номер не указывался, а он не мог позвонить в отделение ФБР, чтобы узнать его, поэтому у Вэйла оставалось два варианта: либо попытаться войти в квартиру — но если Тай и Радек находились там, это могло плохо кончиться; либо наблюдать, не появится ли в окнах свет, когда стемнеет.

В доме было четыре квартиры, две из них, когда Вэйл подъехал, были уже освещены. В окнах Бенни — если квартира 23 располагалась к западу на втором этаже — не было никаких признаков жизни. Вэйл прождал полчаса, но окна оставались темными.

Решив дочитать сообщение из Управления тюрем до конца и узнать, нет ли у Радека других сообщников в этом районе, Вэйл включил компьютер. Но Лэволет оказался единственным. Вэйл собирался выключить ноутбук, как вдруг раздался прерывистый сигнал. Это было сообщение от Тай Делсон.

Вернее, ее движущееся изображение, явно не с мобильного телефона, поскольку Радек его разбил, к тому же отсутствовал звук. Оставался пейджер, на который Вэйл передавал сведения для ордера на обыск в прачечной.

Угол изображения указывал, что она держит пейджер сбоку и внизу. На экране было ее лицо. Над верхней губой засохла струйка крови из носа. Рот и глаза заклеены липкой лентой, уголок которой чуть приподнялся, открывая полный ужаса взгляд, однако Вэйл уловил и еще кое-что — гнев. Ее состояние не вызывало особого беспокойства, но часть обнаженного плеча и груди говорили о том, что она раздета.

Потом Тай опустила пейджер за спину, и тот замерцал, показывая, что аккумулятор садится. Вэйл увидел на ее запястье браслет наручников, а затем цепочку, примкнутую другим браслетом к массивной батарее. На полу валялась сумочка Тай, ее содержимое рассыпалось. Радек, должно быть, не знал об ее пейджере с такими возможностями.

Камера переместилась к окну, демонстрируя окружающую местность. Изображение снова замерцало, на сей раз экран оставался черным секунду-другую. Видимо, Тай пыталась показать красивый двухэтажный дом, способный послужить ориентиром для ее поисков. Экран почернел, и Вэйл испугался, что аккумулятор окончательно сел. Он подождал несколько бесконечно тянувшихся секунд, но изображение так и не появилось.

Начался дождь. Вэйл включил стеклоочистители и какое-то время прислушивался к их ритмичному шелесту. Потом закрыл глаза, стараясь воспроизвести увиденный дом. Он был построен в викторианском стиле, и, судя по массивному декору, лет сто назад. Но как найти список столетних зданий Лос-Анджелеса, даже если он не ошибается в его возрасте? А ведь он где-то видел уже этот дом, но под другим углом, возможно, в тот день, когда убили Бертока. Богато украшенные окна граничили с каменными колоннами, полукруглые вершины которых увенчивали капители. Он не так уж много видел в Лос-Анджелесе, чтобы навсегда похоронить это место в тайниках своей памяти.

Знаток архитектуры наверняка запомнил бы это здание. Но Вэйл лишь мельком заметил его на экране компьютера, не останавливая. Если он прав насчет возраста, вокруг скорее всего будут находиться другие старые постройки. Вэйл подумал о доме на Спринг-стрит, стоящем напротив автомобильного кладбища, с надписью на стене «1883 г.». Он развернулся и поехал в этот район жилых строений и коммерческих предприятий.

Возле дома Вэйл вылез из машины и осмотрелся — ничего похожего на вычурное двухэтажное здание. Но в тот день они с Кэт остановились за квартал отсюда.

Он отправился их старым маршрутом и увидел вдали этот дом, ярко освещенный уличными фонарями. Вэйл замедлил движение, оглядываясь в поисках здания, из которого Тай могла отправить видео.

Дождь усилился, мешая обзору, и Вэйл вылез из машины, не обращая внимания на ливень. Снимать можно было только из маленького трехэтажного отеля. Такие были популярны в начале двадцатого века — на первом этаже бар, на втором и третьем — с десяток номеров.

Вывеска гласила: «Отель "Линдберг"». Из верхних окон вполне можно было показать этот дом. Вэйл закрыл глаза, пытаясь припомнить, под каким углом шло изображение, чтобы определить этаж, но решил, что рисковать не стоит.

Немного отъехав, Вэйл припарковался на той же стороне улицы и вышел из машины. Пистолета у него не было, поэтому он достал из багажника ружье. Хорошо, что дождь прогнал всех с улицы. Зарядив магазин, он наполнил один карман патронами с пулями, другой — с картечью.

Рядом с баром находилась дверь отеля. Вэйл подергал ее, но она оказалась заперта на замок с толстой пластиной, так что, даже будь у него лом Холлигена, бесшумно открыть ее было бы трудно. Оставалось только идти в бар. С ружьем в руке это опасное предприятие.

Бар был маленьким, тускло освещенным. За стойкой сидели четыре посетителя. Должно быть, завсегдатаи. Вэйл знал, что, пока он не мешает им пить, они не создадут ему никаких проблем. Бармен, толстый, но, видимо, сильный человек с лоснящимися волосами и шрамами от прыщей, увидев входящего с ружьем Вэйла, встревожился и приготовился дать отпор. Но, встретившись с ним глазами, понял, что это не ограбление. Впрочем, блюстители порядка доставляли ему не меньше неприятностей, чем преступники.

Вэйл достал из кармана мокрый тюремный снимок и положил на стойку.

— У вас выходят на улицу четыре окна.

Бармен гордился тем, что не сотрудничает с полицией, но что-то во взгляде Вэйла подсказало ему, что зарываться не стоит.

— Кто вы?

— Ты знаешь, кто я.

— Мне нужно видеть значок.

Вэйл поднял ружье и, резко тряхнув, дослал в патронник патрон.

— В каком номере?

— Три В. На той стороне сняты только два номера; на втором этаже живет корейская семья.

— Ключ.

Бармен достал из ящика под кассовым аппаратом связку ключей.

— Общий, который открывает дверь с улицы, — сказал Вэйл.

Толстяк вынул из кармана маленькую связку и снял с нее ключ.

— Имеет смысл позвонить в полицию, — бросил через плечо Вэйл, направляясь к выходу.

— И что сказать?

— Что произошло убийство.

Вэйл вставил ключ в замок парадной двери отеля, и тот легко повернулся. Бесшумно притворив створ, он побежал по лестнице, перескакивая через две ступеньки. Дождь не утихал, и Вэйл надеялся, что он заглушит шум его шагов. В узком коридоре на третьем этаже не было окон. Единственная тусклая лампочка освещала его серо-желтым светом. Вэйл двинулся вдоль стены, стараясь не ступать на скрипучие половицы, но их было не много. Оставалось надеяться, что в номере ничего не услышат.

Подойдя к комнате ЗВ, Вэйл приник ухом к двери. Тишина. Он осторожно вставил общий ключ в замочную скважину и начал поворачивать. Сквозь дверь раздалось полдюжины выстрелов.

По расположению окна на видео Вэйл знал, что Тай находится в другой комнате. Не меняя позиции, он трижды выстрелил в ответ. Послышался характерный звук падения тела. Он снова попробовал повернуть ключ, но замок заклинила одна из выпущенных изнутри пуль. Вэйл ударил по нему ногой. Взломанный створ открылся, но лишь на фут. Через узкую щель виднелась лежавшая на полу рука мужчины, а тело блокировало дверь. Вэйл толкнул ее, освобождая проход. Виктор Радек получил в грудь один из ружейных зарядов, в руке его оставался черный пистолет.

— Тай! — крикнул Вэйл.

В ответ послышался плач. Вэйл вошел в спальню и увидел ее, все еще примкнутую наручниками к батарее, с пейджером в руке. Из открытого глаза по щеке текли слезы. Она сжалась в комок, пытаясь скрыть наготу. Вэйл сорвал с кровати простыню и, закутав в нее Тай, начал снимать липкую ленту. Вдали послышались сирены.

— Не знаешь, где ключ? — кивнул Вэйл на наручники.

— Я его не видела. Но, залепив мне рот и глаза, он потряс перед моим лицом кольцом с ключами и спросил: «Знаешь, что это за звук? Это звук свободы». Должно быть, ключ у него.

— Я сейчас вернусь. С тобой ничего не случится — он мертв.

Тай кивнула, сдерживая слезы. Вэйл плотнее укутал ее, чтобы простыня не свалилась.

— Я мигом.

В другой комнате он перевернул тело и обшарил карманы. Кроме пачки стодолларовых купюр там оказалось кольцо с шестью ключами, но ключа от наручников не было.

В дверь ворвались два полицейских и навели на Вэйла пистолеты. Вэйл сказал, что он из ФБР, и ему позволили медленно достать документы. Взяв у них ключ от наручников, Вэйл вернулся в спальню, освободил Тай и помог ей сесть на кровать. Увидев, что она дрожит, сел рядом, и она прижалась к нему.

— Я успокоилась, успокоилась, — наконец сказала она, утирая слезы.

— Даже если нет, ничего страшного.

— Это просто от сознания, что все кончилось. Я буду в полном порядке.

— Отлично, но мы все-таки поедем в больницу.

— Нам придется поехать — по юридическим причинам, — поколебавшись, согласилась она.

— По юридическим?

— Если у полицейских или ФБР возникнут вопросы, почему ты был вынужден убить это животное.

— Не понимаю.

Медленно, словно каждое слово причиняло новую боль, она проговорила, не поднимая глаз:

— Нам нужно ехать в больницу, чтобы зафиксировать факт изнасилования.

Вэйл крепко обнял ее, и она горько расплакалась.


Глава тридцать первая | Каменщик | Глава тридцать третья