home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать седьмая

Служащий в почтовом отделении Аква-Дульче указал Вэйлу путь к старому киноранчо Франклина.

— Это на Стэнфилд-роуд, чуть в стороне от Хоуп-Крик-роуд.

Имя на арендуемом почтовом ящике было тем же, что и на кредитной карточке, — Эндрю Паркер, адрес — просто «Киноранчо Франклина, Стэнфилд-роуд». Оно служило декорацией в сороковых годах, когда киностудии каждые две недели выпускали вестерны. Насколько было известно почтовому служащему, им не пользовались уже больше полувека.

Ведя машину по Хоуп-Крик-роуд, Вэйл размышлял, не тратит ли попусту время, разыскивая кого-то, возможно, причастного к этому делу. И главное зачем? Он терпеть не мог попусту тратить время. Вряд ли с этими убийствами связан кто-то еще. Разве что мелкая сошка, оставшаяся незамеченной. Радеку требовалась власть как главарю шайки. Именно поэтому он и стал преступником. Но была и серьезная причина заняться последней оставленной Радеком нитью. Если он установил мину-ловушку, ее следовало найти и обезвредить.

Вэйл свернул на Стэнфилд-роуд, шедшую вдоль скалистых предгорий через россыпи валунов, памятных ему по старым ковбойским фильмам. Наконец на вершине одного из холмов справа он увидел изрытую колеями дорогу, огибавшую большое скальное образование. На простом деревянном кресте было написано грубыми буквами «Ранчо Франклина». Вэйл свернул на нее и медленно поехал, стараясь не застрять в глубоких колеях. Обогнув валуны, он увидел три обветшалых здания. Остановил машину и, выйдя под палящее солнце, рассмотрел их в монокуляр, ища следы недавнего присутствия. Одноэтажные постройки находились примерно в двухстах ярдах. Оставшийся путь он решил проделать пешком.

Открыв багажник, Вэйл снял пиджак, галстук и рубашку, оставшись в майке. В чехле для ружья имелся брезентовый патронташ с патронами, который он обернул вокруг талии и застегнул. Зарядив ружье, чередуя картечь и пули, он дослал последний патрон в патронник и поставил ружье на предохранитель. Его сотовый зазвонил.

— Алло.

— Привет.

Кэт явно ждала его реакции.

— Все в порядке? — спросил он.

— Я звоню, чтобы это выяснить.

— Если не считать ледяного душа, который мне пришлось долго принимать вчера ночью, у нас все отлично.

— Я мало спала.

— Много мог бы спать только тот, кому все до лампочки.

— Спасибо, — сказала она. — Ты где?

— Осматриваю достопримечательности.

— Звучит туманно.

— Очевидно, не очень. Я в Аква-Дульче. Это в часе езды к северу от Лос-Анджелеса.

— Вот теперь я засыплю тебя вопросами о твоем бегстве.

— Справедливо. Кредитная карточка, использованная в ресторане Саргассо, привела к Эндрю Паркеру, проживающему на ранчо Франклина в Аква-Дульче. Я только что сюда приехал.

— Значит, ты думаешь, что был причастен кто-то еще?

В ее голосе прозвучало недовольство.

— Это очень маленькая недоработка, а ты знаешь, как они меня бесят.

— Тебе одному там не опасно?

— Все члены шайки погибли, забыла? Я только хочу посмотреть, не оставил ли Радек какое-то устройство, способное причинить вред, если на него наткнутся.

— Ты сообщишь об этом кому-нибудь? А вдруг пострадаешь?

— В этом нет необходимости. Если увижу что-то подозрительное, вызову местных полицейских.

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Я бы сама туда поехала, но завалена бумажной работой. Давай кого-нибудь отправлю?

— Я стою здесь, осматриваю местность. Это просто прогулка в парке. Пока они доберутся, я поеду обратно.

Поколебавшись, Кэт спросила:

— Ты видел утреннюю газету?

— Нет.

— Тай дает в ней что-то вроде прощального интервью. Может, тебе купить ее?

— Надеюсь, ты не расстроена.

— Значит, ты видел эту газету.

— Утром я говорил с Тай. Она хотела попросить прошения. И перед тобой извиниться, поскольку чувствует себя виноватой.

— Любопытно. Я и не знала, что мужчина, способный так небрежно выбросить в окна грабителей банка, столь покровительственно отнесется к нарушительнице своего покоя.

— Почему ты думаешь, будто мой покой нарушен?

— Видимо, это меня и расстраивает. Извини. Что, если сегодня я угощу тебя ужином?

— Знаешь, кто такой Сизиф из греческой мифологии?

— С дурным предчувствием должна ответить «нет».

— За оскорбление богов Сизифа, человека со множеством пороков, отправили в Аид, где ему пришлось вкатывать на крутую гору большой камень. Едва достигнув вершины, камень скатывался вниз, и Сизифу приходилось начинать все сначала. Он был осужден делать это целую вечность.

— И ты сравниваешь его с нами?

— Похоже, боги вчера ночью сговорились против нас.

— Думаю, мы вновь попытаемся вкатить камень на гору, дабы убедиться, что действительно находимся в аду.

— Иногда осознание тщетности усилий — единственная доступная форма счастья.

— Странно, я всегда находила борьбу подлинной наградой.

— Это подтверждает мои догадки — как личность ты меня превосходишь. Если хочешь рискнуть и еще раз навлечь на нас гнев богов, я вернусь во второй половине дня.

Вэйл выключил телефон и осмотрел извилистую дорогу, ведущую к ранчо. Тени там почти не было; собственно, на территории росло всего несколько чахлых деревьев. Солнце ослепительно сияло, суля еще один жаркий день.

Вэйл неспешно спустился к трем старым выцветшим постройкам, напоминавшим о временах черно-белого кино. Стояли они вплотную, без просветов, и покосившиеся стены создавали впечатление, будто постройки поддерживают друг друга. К каждой из них вела деревянная дорожка с навесом из гофрированных жестяных листов. Наружные постройки были поменьше, с плоской кровлей, кроме средней, имеющей островерхую крышу. Казалось, только ею и пользовались в последние пятьдесят лет. Деревянная вывеска с надписью от руки гласила: «Салун "Последний шанс"». Была ли это кинодекорация или кто-то пытался вести здесь бизнес, после того как перестали снимать вестерны, определить он не мог.

Поднимая пыль, Вэйл подошел к первой постройке. Дверь была наполовину открыта, и по мусору на полу он понял, что она пустовала уже несколько лет. Не заходя в среднюю, он направился к третьей, находившейся в таком же состоянии.

Оставался салун. Внутри там было гораздо чище, вдоль одной из стен тянулась самодельная стойка — судя по виду, не слишком старая. На полу валялись контейнеры из-под фастфуда.

Вэйл внимательно осмотрел комнату в поисках возможной западни, но ничего не обнаружил. Выйдя на дорожку, он огляделся и вдруг уловил что-то на гребне холма, где оставил машину. Отойдя в тень салуна, он несколько минут наблюдал и прислушивался, но вокруг царила тишина.

В пятидесяти ярдах Вэйл увидел протоптанную дорожку, теряющуюся среди купы низкорослых деревьев, и, двинувшись по ней, заметил белый бумажный пакет, приколотый к земле прутиком. Это оказалась упаковка из ресторана Саргассо, пахнувшая чесноком. Рядом с ней лежала свежая гильза.

Когда Вэйл нагнулся за ней, с холма прозвучал выстрел. Он метнулся влево и покатился по земле, сжимая ружье. Судя по звуку, стреляли из крупнокалиберной охотничьей винтовки.

Вэйл, пригнувшись, бросился к ветхим постройкам и почувствовал удар в плечо. Коснувшись его рукой, он обнаружил на ладони кровь. Снова ощупал рану — была задета трапециевидная мышца. Угоди пуля тремя дюймами левее, она пробила бы позвоночник.

Пробираясь позади построек, Вэйл пытался вспомнить, картечью зарядил ружье или пулей. Пуля могла пролететь двести ярдов, но у ружья имелась только мушка на конце ствола и попасть в противника на таком расстоянии стало бы лотерейным везением. Картечь и вовсе была бесполезна.

Дойдя до угла постройки, Вэйл вытряхнул из магазина все патроны, потом поднял три с пулями и вновь зарядил ими ружье, добавив пять патронов из патронташа.

Выглянув из-за угла, он попытался найти путь к гребню хребта хоть с каким-то укрытием. Там было несколько валунов, но их разделяло ярдов тридцать — сорок. Вэйл имел только одно преимущество — если винтовка с оптическим прицелом, о нем свидетельствовало первое неудачное попадание, стрелку трудно поразить цель, меняющую направление. И возможно, винтовка имела скользящий затвор, а значит, на перезарядку требовались одна-две секунды, что Вэйл при достаточном мужестве мог использовать в своих интересах.

Он снял ружье с предохранителя, вышел из-за постройки и сосчитал: «Раз идиот, два идиот, три идиот». А услышав второй выстрел, отскочил обратно за угол.

Он побежал зигзагами и нырнул за камень, когда третья пуля угодила во что-то позади. Еще не видя стрелка, Вэйл знал, что тот где-то среди камней, неподалеку от его машины.

Глубоко вдохнув, Вэйл поднял ружье над камнем, за которым прятался, прицелился и выстрелил. Перебегая на другое место, он услышал, как его пуля срикошетила неподалеку от снайпера.

Сверху раздался еще один винтовочный выстрел, и пуля угодила в землю в десяти футах от Вэйла. Значит, снайпер старался не столько поразить Вэйла, сколько заставить его прижаться к земле.

Маршрут этот Вэйл выбрал, рассчитав, что, когда достигнет определенного места, снайпер потеряет его из виду. Возможно, поняв это, стрелок с отчаяния сделал последний выстрел. Так или иначе, Вэйл мог спокойно подниматься по склону. Он достал из магазина оставшиеся патроны с пулями и перезарядил ружье картечью. Если однозарядная винтовка — единственное оружие снайпера, то чем ближе подбирался Вэйл, тем эффективнее становилась картечь тридцать второго калибра. Только сперва следовало подняться на гребень холма.

Петляя среди камней, Вэйл приближался к вершине, стараясь себя не обнаружить. Разумеется, стрелок мог передвигаться и застать его врасплох, но Вэйл об этом помнил.

Послышался приглушенный выстрел. Потом еще один.

Подъем на гребень холма занял десять минут. Снайпер исчез, оставив в рыхлой земле следы своих колес. Последними двумя выстрелами он вывел из строя машину Вэйла.

Дожидаясь, когда компания по прокату автомобилей пришлет кого-то, чтобы отбуксировать его на заправочную станцию, Вэйл ощупал рану. Кровь почти остановилась. Перевязав плечо платком, он надел рубашку и пиджак. Приехавший тягач оттащил его к заправочной станции, где отремонтировали простреленные шины.

Спустя час Вэйл ехал по сто первому шоссе на юг, к Лос-Анджелесу. Очевидно, в «Пентаде» было не пять человек, а больше. Сегодняшний стрелок оказался шестым. Радек заманивал Вэйла итальянскими блюдами, однако теперь убить его пытался кто-то другой, что совершенно бессмысленно: деньги исчезли, сообщники мертвы. Зачем привлекать к себе внимание таким образом? И зачем убивать Вэйла? Знал он что-то, способное раскрыть личность последнего? Это было единственным объяснением. Неужели этим шестым являлся кто-то из лос-анджелесского отделения ФБР? Только не Пандерен, находившийся под арестом. Явно этот кто-то умел обращаться с огнестрельным оружием, поскольку у винтовки большого калибра сильная отдача. И требуются определенные навыки, чтобы убить человека на открытом пространстве.


Вэйл въехал на автостоянку пункта первой помощи и вошел в здание. Дежурил тот же врач, который накладывал ему швы после доставки денег в туннель.

— К вашему сведению, постоянные клиенты не пользуются привилегиями.

— О каких привилегиях может идти речь? — снимая рубашку, засмеялся Вэйл.

— Огнестрельная рана?

— Вошел не в ту дверь.

— Слава Богу, — сардонически усмехнулся врач. — Иначе бы мне пришлось об этом сообщать. Глядя на вас, я начинаю жалеть, что нельзя страховать чью-то жизнь подешевле.

Он очистил рану и начал накладывать толстую повязку.

— А можно что-нибудь менее заметное? — спросил Вэйл. — Меня пригласили на ужин.

Врач наложил на рану марлю и приклеил пластырем.

— Подождите минутку, я сниму с вашей спины швы, или вы собираетесь вернуться через день-другой?

— Я знаю, что все официанты в Лос-Анджелесе актеры, но не имел понятия, что врачи комики.

— Жаль, что приходящим сюда пациентам не до юмора. А комедия требует ответной реакции. Здесь я ее почти не получаю. — Врач снял последний шов, и Вэйл стал надевать рубашку. — Дать вам что-нибудь болеутоляющее?

— Спасибо, у меня все нормально.

Врач вручил ему упаковку пластыря, бинт и тюбик мази.

— Можете использовать их для самостоятельной обработки раны. Или приберегите до того, как вас снова подстрелят.


Глава двадцать шестая | Каменщик | Глава двадцать восьмая