home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать четвертая

Колкрик приказал всем вернуться в отделение и явиться на собрание в два часа, попросив сержанта Хеннинга присоединиться, когда тот закончит дела на месте происшествия. Теперь ему предстояло сообщить директору об утрате двух миллионов долларов, принадлежавших Бюро, оставив без ответа вопросы, касающиеся технической стороны дела. К тому же деньги уничтожил робот полицейского управления. И, в конце концов, Кэт заметила натяжную проволоку и пыталась остановить подъем крышки ящика.

Кэт сказала Вэйлу, что сама поведет машину, и, сев за руль, подняла взгляд.

— Кажется, за нами следят.

Она поправила зеркало заднего вида, чтобы лучше видеть сине-серый контейнер для мусора, стоящий на заднем сиденье.

— Приятно видеть, что зрелище двух сгоревших миллионов долларов не лишило тебя чувства юмора.

— Жизнь прекрасна. Плохие парни мертвы, а с деньгами все ясно, если твой друг на заднем сиденье не придерживается иного мнения.

Вэйл потянулся через спинку кресла и приподнял крышку. Машину тут же заполнил чесночный запах.

— Напоминает что-нибудь?

— Странно, у меня возникло сильное предчувствие, что по мне будут стрелять.

— Вот-вот. Как вчера вечером.

— Я знаю, ты мастер связывать разрозненные концы, но искать страстного любителя чеснока слишком даже для тебя.

— Замечала, что, как только ты садишься за руль, мы начинаем спорить?

— Да, проблема в том, что машину веду я.

— Может, у тебя в крови низкое содержание сахара. Как насчет обеда? Обещаю, не итальянского.


Кэт и Вэйл сидели за столиком на открытом воздухе. Она неторопливо ела тако[12], а он налегал на всякую всячину в тарелке.

— Знаешь, это не последняя еда, за которую платит Бюро, — сказала Кэт.

— Ты ответила на вопрос, который не давал мне покоя.

— На какой?

— Почему ты не замужем.

— Хочешь сказать, я слишком требовательна?

— Нет-нет, дорогая.

— Извини, забавно находить в тебе такие мелочи, к которым можно придраться. Ты в самом деле интересуешься, почему я не вышла замуж?

— Для хорошенькой, слегка нервной женщины замужество закономерно.

— Ты знаешь, как вскружить девушке голову.

— Ладно, для привлекательной, уверенной, бесстрашной.

— Бесстрашной? По-твоему, брак требует какой-то смелости?

— Нет, по-моему, брак требует громадной смелости. Я такой не обладаю.

— Насчет смелости я сомневаюсь. — Кэт задумалась. — Мой отец много ездил по делам. И, возвратившись из одной такой поездки, заразил мать болезнью, которая передается половым путем. Когда я пошла в среднюю школу, мать развелась с ним. После этого те немногие мужчины, к которым я могла относиться серьезно, не выдерживали проверки на верность. И вот я работающая женщина.

— Какого рода проверки?

— Если скажу, кто-то попробует схитрить. Кроме того, я поняла: если приходится устраивать эту проверку, мужчина уже потерпел крах.

— Значит, все кончится одиночеством и пенсией, значительная часть которой пойдет на еду для кошек.

Кэт печально улыбнулась:

— Если кошки станут со мной жить.

— Ты, наверное, задавалась вопросом, почему я не был женат, — произнес Вэйл.

Кэт так расхохоталась, что чуть не поперхнулась тако.

— Может быть, и нет.


Когда они въехали в гараж, Кэт спросила:

— Ты ведь пойдешь на собрание?

— Не знаю, видела ли ты лицо Колкрика, когда он выходил из фургона, а мне уже знакомо это выражение. Дело завершается. Через несколько часов я буду за две тысячи миль отсюда, снова с мастерком в руке. Мое присутствие на собрании вызовет у всех неловкость. Помешает сосредоточиться нескольким людям в той комнате. К тому же для тебя лучше появиться без моего сопровождения.

Кэт понимала, что, видимо, напрасно тратит время, стараясь убедить его.

— Я уверена, директор захочет поблагодарить тебя лично.

— Из-за этого все только ухудшится.

— Ты имеешь в виду — для меня? Любая похвала в твой адрес будет отнята у Дона, и он сочтет ее предназначенной и мне.

Вэйл криво улыбнулся:

— Мы сегодня сожгли два миллиона долларов. Похвала может оказаться не совсем такой, как ты ожидаешь.

Он остановил машину перед федеральным зданием.

— Когда дракон убит, никто не спрашивает, скольких федеральных долларов это стоило, — повернулась к нему Кэт. — Почему не хочешь остаться в Бюро?

— Наверное, потому, что это Бюро.

— Мы сегодня ужинаем?

— То есть ты даешь мне последний шанс добиться успеха?

Кэт поцеловала его в щеку.

— Каменщик, почему ты думаешь, будто у тебя есть какой-то шанс?


Собрание началось без нескольких минут два.

— А где Стив Вэйл? — спросила Тай Делсон.

Все сидели вокруг стола в комнате для совещаний. Колкрик повернулся к Кэт:

— Где он?

— Честно говоря, не представляю. Вы знаете Вэйла.

— Если кто-нибудь знает Вэйла, меня это удивит.

Телефон зазвонил, и Колкрик включил громкую связь.

— Дон Колкрик слушает.

— Привет, Дон, — послышался голос директора. — Скажите, пожалуйста, кто присутствует.

Заместитель директора представил Тай Делсон:

— Она была с нами на протяжении всего дела, давала юридические заключения, подписывала ордера на обыск.

Директор поблагодарил ее, и Колкрик перечислил остальных участников совещания — начальника отделения, двух его заместителей и Кэт. Последним оказался сержант полиции Майк Хеннинг, руководитель группы по обнаружению и обезвреживанию взрывных устройств, помогавший в туннеле и сегодня в прачечной.

— Майк управлял роботом, и вот что случилось с деньгами, сэр.

— Майк, ФБР, как всегда, в долгу перед местным управлением полиции. Я неплохо знаю вашего начальника и сообщу ему о вашей помощи. Даже не знаю, как благодарить вас и ваших людей. Можете вкратце изложить мне, что произошло сегодня?

Хеннинг подробно описал попытку вернуть два миллиона долларов и то, как установленная Радеком взрывная ловушка случайно воспламенила термитное устройство.

— Откуда нам известно, что в ящике находились два миллиона долларов? — спросил Ласкер.

— Прежде чем я нечаянно включил это устройство, мы увидели пачки стодолларовых купюр в банковской упаковке, и ящик был полон. Памятуя о возвращенных трех миллионах, все считают, что ящик вполне подходил по размеру для этих двух.

— Где теперь этот ящик?

— Ваши криминалисты его упаковывают. Хотя там почти ничего не осталось.

— А содержимое?

— Теперь это только пепел, сэр.

— Дон, — заговорил директор, — постарайтесь все сохранить. К вам отправляются два агента из лаборатории. Они говорят, что с помощью микро- и спектрального анализа могут определить, что сгорело в этом ящике и в каком количестве. Я хочу быть уверенным, что эти деньги исчезли, когда стану объясняться в Белом доме. Там спросят непременно.

— Прошу прощения за деньги, сэр, но не представляю, как можно было предотвратить случившееся.

— Извиняться совершенно не за что. В этом сложном положении вы действовали безукоризненно. Нашли больше денег, чем потеряли, и два миллиона долларов гораздо меньше того, что нам пришлось бы истратить, продолжайся эта история. Только за Виктора Радека мы, наверно, предложили бы награду в миллион долларов.

Колкрик откинулся на спинку стула.

— Это очень великодушно с вашей стороны, сэр.

— И вот что, Марк, — обратился Ласкер к Хилдебранду, — в будущем месяце я постараюсь вылететь в Лос-Анджелес. И хотел бы встретиться со всеми, кто принимал участие в этой операции.

— Они будут польщены, сэр.

— Ну а где Стив Вэйл?

Колкрик заколебался, и Кэт сказала:

— Вы же знаете, сэр, как он любит принимать благодарности.

— Кэт, пожалуйста, выключите громкую связь. Еще раз благодарю всех.

Кэт взяла трубку:

— Да, сэр.

— Так где же он?

— Как я уже сказала, он не любит, чтобы из него делали героя. Думаю, это его смущает.

— Насколько я понял, главная заслуга в уничтожении этой шайки принадлежит ему. Это так?

Кэт взглянула на Колкрика и осмотрительно ответила:

— Да, в значительной мере.

— Вэйл слишком хорош, чтобы его упускать. Предложите ему остаться. Он сможет свободно передвигаться и расследовать любое понравившееся дело. Работать будет непосредственно под моим началом.

— Сделаю все, что в моих силах.

— Похоже, уже сделали. Вам я тоже выражаю благодарность. Как ваша рана?

— Чувствую себя отлично, сэр.

— И скажите Вэйлу: если мы не сумеем удержать его в штате, я найду способ его отблагодарить.

— Пригрожу ему этим.

Директор засмеялся.

— Как долго вы с Доном там пробудете?

— Думаю, покончим с уликами и рапортами дня через три-четыре.

— Зайдите ко мне, когда вернетесь.


Том Демик предоставил Вэйлу пустующую нишу в дальнем углу отдела технической службы. Надев латексные перчатки, Вэйл копался в контейнере для мусора из здания на Девятой улице. Хорошо, что вымогатели называли себя «Пентад». Теперь, когда пять человек, в том числе Пандерен, были опознаны, все полагали, что причастных больше нет. Но с какой стати вымогатели заранее раскрыли свою численность?

Вэйл начал переписывать содержимое контейнера на лист бумаги. Может быть, через отпечатки пальцев или ДНК удастся определить, кто касался отбросов, и установить, что в шайке больше пяти человек. Вскоре он понял, что задача эта безнадежная. Пришло время разрубить гордиев узел.

Вэйл рылся в содержимом контейнера, пока не нашел источник чесночного запаха. Это была порция лингуини с красным соусом из моллюсков в упаковке из фольги с пластиковой крышкой. Емкость находилась в бумажном пакете с приколотым чеком. Верхняя его часть была разорвана, крышка сдвинута. К еде, похоже, не прикасались. Вэйл понюхал соус. С чесноком явно переборщили. Охваченный любопытством, он поставил пакет на пыльный стол рядом с собой.

Все свидетельствовало о том, что положивший еду в мусор сделал это намеренно. Но зачем? Заметил бы он ее, если бы не уловил накануне вечером сильный запах чеснока? Целью было увести ФБР от чего-то? Или привести к чему-то?

Вэйл осмотрел чек. Как ни странно, он был датирован вчерашним днем и оплачен кредитной карточкой. Ресторан «У Саргассо», где купили две порции лингуини, находился на Седьмой улице, меньше чем в трех кварталах от вечерней перестрелки и примерно в двух милях от дома, который они обыскивали этим утром.

Вэйл задумался: ведет ли куда-нибудь ниточка от демонстративно оставленной еды? Каждая обнаруженная улика — от машины с огнеметом до сожженных денег — неизменно приводила к новому смертоносному положению. Была ли это очередная западня, устроенная Радеком перед смертью? Или кто-то другой, боясь разоблачения, пытался убить Вэйла? Как и все остальные, Вэйл считал организатором убийств и вымогательств Радека. Но возможно, это был не он. Сотовый Вэйла зазвонил.

— Я думала, ты ведешь меня вечером на ужин, — сказала Кэт.

— Почему ты решила, что нет?

— Мы долго не общались. А вдруг ты прячешься на какой-то крыше в Чикаго.

— Давай уподобимся европейцам и поедим попозже. Зайду за тобой в девять?

— Нужно время, чтобы прилететь обратно?

— Что-то вроде этого.

Вэйл отключился. Подумал, не сказать ли Кэт, чем занимается, но вчера вечером он уступил ей и ее ранили. А если чесночную еду оставил покойный Виктор Радек, Вэйл гонялся за призраками. Он положил чек в карман и пошел в гараж.


Ресторан «У Саргассо» был одним из тех окраинных заведений, где крахмальные скатерти и вымытые вручную хрустальные бокалы, переливающиеся в приглушенном свете, создавали спокойную, интимную атмосферу. Стоявший спиной к двери мужчина осматривал обеденный зал с хозяйской заинтересованностью.

— Прошу прощения, — сказал Вэйл, доставая документы.

Мужчина мельком взглянул на удостоверение и, окинув Вэйла оценивающим взглядом, протянул руку для пожатия.

— Арманд Саргассо. Я владелец этого ресторана, агент Вэйл. — В его голосе слышался легкий итальянский акцент, словно его привезли из Италии ребенком. Было заметно и нью-йоркское искажение твердых согласных. — Чем могу быть полезен ФБР?

Вэйл протянул ему чек, оплаченный кредитной карточкой.

— Вчера кто-то брал еду навынос во второй половине дня.

— Я принесу распечатки. Хотите чего-нибудь? Эспрессо? Нет-нет, он слишком горячий. Может быть, хорошего мороженого? У меня есть ореховое.

— Вы сами его готовите?

— И даже обжариваем орехи.

— Пожалуй, маленькую порцию.

Владелец скрылся на кухне. Через несколько секунд оттуда вышел молодой человек с мороженым, покрытым взбитым кремом, и треугольным куском вафельного бисквита, поставил креманку перед Вэйлом и почтительно кивнул.

Когда Саргассо вернулся, Вэйл уже покончил с десертом.

— Ну, как мороженое?

Вэйл указал на пустую тарелочку:

— Отвратительное.

Ресторатор засмеялся:

— У меня еще много блюд, которые вам не понравятся. Приходите на ужин, угощение за мой счет.

— А если оно пойдет за казенный?

— Тем лучше.

Он отдал Вэйлу расписку за кредитную карточку, на которой стояла подпись «Эндрю Паркер».

— Не знаете, кто его обслуживал?

— У нас многие берут еду навынос. Мог кто угодно. Я вчера во второй половине дня был на рынке.

— Этот человек взял две порции с большим количеством чеснока.

— А, тогда это Нина. Когда она передала заказ шеф-повару, он хотел зарубить того человека топориком. Мне рассказали об этом по возвращении.

— Нина сейчас здесь?

— Она работает вечером. Приходите на ужин. Сегодня я купил превосходную телятину.

— Тогда зарезервируйте столик для двоих на половину десятого.

Сев в машину, Вэйл тут же позвонил Тому Демику.

— Не знаешь, у кого есть официальный контакт с «Мастеркард»?

— Наверняка у кого-нибудь из наших белых воротничков. Могу выяснить.

Вэйл прочел ему сведения с расписки за кредитную карточку.

— Если сможешь установить подлинность имени Эндрю Паркер и получить адрес этого человека, буду очень благодарен.

— Раз ты обращаешься с такой просьбой к скромному технарю, полагаю, чем меньше людей будет знать об этом, тем лучше.

— Заметь, что это даже не вопрос.


Глава двадцать третья | Каменщик | Глава двадцать пятая