home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая

— Где был? — спросила Кэт Бэннон, когда Вэйл вошел в ее кабинет.

— Искал человека с поросшего травой холмика.

— Думаешь, причастен еще кто-то?

Он рассказал ей об анализе времени в туннеле.

Кэт задумалась над его информацией.

— А как… Нет, ничего бы не вышло. — Она прикинула еще несколько вариантов. — Похоже, без помощи он не мог этого сделать.

— Берток работал с человеком по имени Вине Пандерен, в личном деле которого есть темные пятна, одно благодаря Конни Лисандер. Я только что застукал его возле массажного салона с полным набором услуг. Нагнал немного страху — правда, недостаточно, чтобы как следует в нем разобраться.

— И что?

— Он отличается от человека, входившего вчера в тот дом, и ростом и походкой. Но все же запомни его фамилию.

— Что значит, ростом? По-моему, Стэн Берток самого подходящего роста, чтобы играть роль Стэна Бертока.

— Мне показалось, он был чуточку выше.

— О чем ты говоришь?

— Терпение, Бэннон, мы ответим на все вопросы во время сегодняшней поездки. Надеюсь.

— О да, она наверняка приведет к моему повышению, — сказала Кэт. — Где ты узнал об этом Пандерене?

— У Тай Делсон.

— Похоже, ты там регулярно бываешь.

— Привыкаю нюхать табачный дым.

— Стало быть, наша поездка связана с поиском невыявленного сообщника?

— Готова?

Кэт надела куртку и похлопала себя по бедру, убеждаясь, что вооружена.

— Пистолет на месте. — Похлопала по нагрудному карману. — Удостоверение на месте. — Открыла рот и сунул палец за коренной зуб. — Ампула с цианидом на месте. — Взяла портфель. — Вперед, в пещеру с летучими мышами!

Когда они вошли в лифт, Вэйл спросил:

— Как идут поиски денег?

— Для реалити-шоу они слишком сюрреалистичны. Колкрик с Хилдебрандом руководят из отдела расследования тяжких преступлений. Если дела как-то продвигаются, мне об этом неизвестно.

Вэйл ничего не сказал, взгляд его был отсутствующим, он явно ее не слышал. Кэт прислонилась к стенке и стала ждать. Когда дверцы открылись в цокольном этаже, Вэйл наконец посмотрел на нее.

— Почему убийца собрал гильзы после первых трех убийств, а после четвертого нет?

— О, я знаю! — шутливо заверила она. — Потому что это не важно. Все идентифицируется с пистолетом Бертока.

— Я понимаю, ты не можешь ответить на каждый незначительный вопрос, связанный с преступлением, но этот представляется мне важным.

Она пожала плечами:

— Чем больше преступлений совершает человек, тем больше делает ошибок. Может, на четвертый раз он испугался. Или не смог найти гильзу. Спешил на самолет. Это действительно так принципиально?

— Само по себе нет. Но зачем было вообще их собирать? Убийца оставлял пули, они представляют собой более серьезные улики, чем гильзы, и их легче идентифицировать.

— После первых двух убийств мы объявили, что пули выпущены из одного и того же оружия, так что убийца знал, что мы можем идентифицировать пистолет. Возможно, он решил, что раз мы располагаем пулями, то незачем собирать гильзы.

— Если вымогатели избегали совпадения гильз, почему использовали одно и то же оружие? — спросил Вэйл.

— Наверно, хотели показать, что все убийства совершили именно они.

— Вот-вот. Если демонстрировали это всему миру, к чему собирать гильзы?

Кэт наконец задумалась над этим противоречием.

— Хороший вопрос.

Они подошли к машине. Вэйл положил свой портфель в багажник, и Кэт увидела там помповое ружье в чехле и длинный, серебристого цвета, лом.

— Что это?

— Лом производства Холлигена. Пожарный инвентарь. А для меня — ключ от всевозможных замков.

— А-а, стало быть, ты собираешься крушить им двери, а не людей.

— Где твой дух авантюризма?

— А откуда у тебя ружье? И главное, почему ты думаешь, будто оно нам понадобится?

— Это новая фишка компании по прокату автомобилей. Они таким образом привлекают охотников.

Кэт указала на большой чемодан, входящий в снаряжение криминалистов:

— А это тебе зачем?

— Удача благоприятствует подготовленным.

— То есть, обнаружив улики, ты можешь скрыть свои карты.

— И пожалеть, что взял тебя с собой, — сказал Вэйл. — Если будешь продолжать в том же духе, то перестанешь быть моей подружкой.

— Скажи, когда скорость достигнет восьмидесяти миль, чтобы я могла броситься под встречный автомобиль.

Они выехали из гаража, и Вэйл какое-то время вел машину молча.

— Ладно, давай рассмотрим вот что, — наконец он заговорил. — Почему Берток отправился в этот дом на Спринг-стрит? Денег там не было — вообще ничего. То, что он назвал этот адрес, беря напрокат машину, кажется нелепой ошибкой. Особенно после превосходно спланированной серии преступлений.

— Тоже хороший вопрос.

— Это уже два хороших вопроса.

— Полагаю, мы опять едем на Спринг-стрит?

— Ты права, — подтвердил Вэйл. — Меня интересует еще кое-что. Почему ты не помогаешь Колкрику искать деньги?

— Ты не заметил перемен у заместителя директора за последние сутки?

— Никаких, кроме возросшего самомнения.

— Ты прав, самомнение у него есть, только он его сдерживает до тех пор, пока не нанесет завершающий удар. Мне кажется, Колкрику надоело плестись у тебя в хвосте. Ему известно о нашей совместной работе, и я наверняка узнаю последней то, что может дать тебе какое-то преимущество.

— Тогда, пожалуй, нам лучше самим найти деньги, — улыбнулся Вэйл.

— По-моему, ты не веришь, что деньги находятся в ящике номер четырнадцать?

— Человек ленив по своей природе, — ответил Вэйл. — Я всегда отношусь с подозрением к тому, что кажется слишком легким.

— И, само собой, не беспокоишь Колкрика своими сомнениями.

— Я уже говорил и ему, и всем остальным, что самая большая загвоздка в этом деле — попытка отвлечь наше внимание. Все слушают, согласно кивают и тут же бросаются к первому же блестящему предмету.

— Странно, но это снова позволяет тебе в одиночку вершить свои дела.

— Основной принцип метафизики, которым я руководствовался, будучи агентом, гласит: «Если они там, то они не здесь».

— Может, именно поэтому твоя карьера в ФБР длилась всего три года?

— Зато каким замечательным было это время!

Пятнадцать минут спустя Вэйл подъехал к дому, который накануне кишел представителями правоохранительных органов, а теперь опустел. Единственным напоминанием была черно-желтая лента перед парадной дверью. Кэт сказала:

— Понимаю, вопрос глупый, но ты поставил кого-то в известность, что мы сюда едем?

— Ты права, действительно глупый. — Вэйл вылез из машины, открыл багажник и вынул оттуда лом. — Но у меня есть разрешение мистера Холлигена, если это поможет. Давай первым делом обойдем дом.

Начали они с восточной стороны.

— На окне гостиной решетки нет, — сказал Вэйл и, осмотрев его, провел рукой по раме. — Она была, но ее сняли. Видны заделанные отверстия, и заделали их недавно.

Кэт подошла ближе.

— С какой целью?

— Тоже хороший вопрос. А вот еще один: зачем сохранять решетки на всех других дверях и окнах, но снимать эту?

Вэйл завернул за угол, проверил кованую решетку, защищающую заднюю дверь, и спросил:

— Где ты пряталась? За мусоросборником?

— Да.

Кэт указала на большой бак в двадцати ярдах от северо-восточной стороны дома.

— Укрытие превосходное. Кроме того, идеальная позиция для наблюдения за задней дверью и восточной стеной дома. Именно то, что нам тогда требовалось. — Вэйл обошел бак. — Я был у фасада; значит, остается только западное окно. Давай на него взглянем.

— Что именно ты ищешь? — спросила Кэт.

— Точно не знаю.

На западной стороне Вэйла больше заинтересовал старый деревянный забор, окружавший предприятие, чем дом или решетка на окне спальни. Кэт подергала один из прутьев.

— Похоже, держится крепко.

Вэйл по-прежнему осматривал ограждение автомобильного кладбища.

— От дома до забора не больше десяти футов, — задумчиво произнес он, направляясь к окну, взялся обеими руками за прутья и дернул их изо всей силы. Те сдвинулись примерно на полдюйма. Подергав их взад-вперед, Вэйл отступил на два шага. — Не следовало бы им этого делать. Они более новые, чем остальные.

Вэйл снова ухватился за прутья, пытаясь вырвать их из стены, но те не поддались, и тогда он принялся осматривать крепления.

— Что это означает? — спросила Кэт.

— Пока не знаю. Давай войдем внутрь.

Кэт уже усвоила, что если Вэйл говорит «пока», то, видимо, в курсе происходящего, но, как обычно, не видит смысла оповещать об этом весь мир.

Вэйл осмотрелся, вставил острый конец лома в раму решетки и плавным движением открыл ее. Подергав ручку парадной двери, он выбил ее плечом. Кэт последовала за ним в спальню, где накануне погиб Берток. Подняв окно, Вэйл снова подергал прутья решетки, затем осмотрел металлические концы, прикрепленные к наружной стене, и оконную коробку.

— Взяла латексные печатки?

— Ты догадлив. Дай ключи, принесу криминалистический комплект.

Возвратившись с чемоданом, Кэт достала из него пару перчаток.

— Не забыл, что эту комнату уже обыскивали?

— Только в местах, соответствующих надуманной версии.

— Надуманной? Но ведь так все и произошло.

— Возьми фокусника — его трюки правда или иллюзия? То, что как будто видишь, только кажется. Правдой фокус становится, только если знаешь, как он делается.

Хотя Вэйл и не переставал ее удивлять, это казалось чрезмерным даже для него.

— По-твоему, все это подстроено?

— Давай начнем с того, как мы проследили Бертока до этого дома. Тебя здесь ничто не смущает?

— Я не понимаю — разве нас не привела к нему отличная цепочка следов?

— Вот именно, отличная цепочка. Я ни разу не видел такой четкой. Телефонный звонок в квартиру Бертока ведет в прачечную, потом в мотель, в прокатное агентство и, наконец, сюда. На все ушло около двух часов. А их в году более восьми тысяч, тем не менее мы трое появляемся здесь в одну и ту же минуту. Похоже на тренировочное занятие, придуманное в Квонтико для начинающих агентов.

Вэйл явно не желал принимать очевидное. Возможно, причиной тому явился бунт против требовательного отца, который, по словам Стива, третировал его в детстве. Так или иначе, результатом стала его способность находить в лабиринте путь, о существовании которого все остальные не догадывались.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду, но разве так иногда не случается? Баллистическая экспертиза подтвердила, что Стэнли Берток стрелял в тебя, забаррикадировался, а потом пустил себе пулю в лоб из табельного пистолета, который использовал в четырех убийствах.

— Это не Берток, — уверенно произнес Вэйл.

— Что? — изумилась Кэт. — Я совершенно уверена, что человек в морге — Берток.

— Да, но не он стрелял в меня, и, возможно, не он совершал эти убийства.

— На чем ты основываешься?

Вэйл пропустил вопрос мимо ушей.

— Не кажется тебе подозрительным, что он вошел в прачечную сразу после женщины, с которой мы разговаривали, словно дожидался свидетеля? Он привлек ее внимание, прицепившись со стодолларовой купюрой, к тому же проколотой гвоздями, так что никакого сомнения в ее происхождении не осталось. Но он хорошо замаскировался, и она не узнала на фотографии Бертока. Потом очень кстати перешел улицу к мотелю у нее на виду.

— Но он был одет точно так же, когда сюда ворвался спецназ и обнаружил его.

— Ты осматривала труп?

— Нет. То есть видела, но я не дока в таких делах и не знала, что искать.

— Прежде всего изо рта трупа не пахло сигаретным дымом. Я просмотрел список улик вчера вечером. У Бертока не было при себе ни сигарет, ни зажигалки. А помнишь, как сильно было накурено в его квартире?

— Может, он бросил курить.

— Возможно, однако в такой напряженный момент вряд ли стоило беспокоиться о раке легких. Но самое главное, кровь на его правом виске запеклась полностью.

— Что из этого следует?

— Чтобы кровь запеклась, требуется время, а его прошло мало между выстрелом и появлением в комнате спецназа.

— Хочешь сказать, он был убит раньше?

— Да.

— Тогда кто же в тебя стрелял?

— Человек из прачечной, который на наших глазах вошел в этот дом.

— То есть, когда мы ехали сюда, мертвый Берток был уже здесь.

— Совершенно верно.

— Значит, двойник стреляет в тебя, запирается в этой комнате и производит выстрел, имитируя самоубийство.

— Возможно, держа пистолет в руке Бертока, чтобы на ней остался нагар. Да, именно так.

— Именно так? — переспросила Кэт. — Тогда где был этот человек, когда сюда ворвался спецназ? Окно зарешечено, единственный выход — дверь, где ты, я и полицейский ждали его, чтобы схватить.

Вэйл молча надел латексные перчатки, ощупал левую сторону оконной коробки и, не найдя того, что искал, перешел к правой. Обнаружив зажим, он снял коробку. Под ней находилась металлическая пластина, в которую входили прутья решетки. Он поднял пластину и, просунув руку в окно, выдавил решетку. Та закачалась на петлях с другой стороны. Вэйл оставил ее на месте и вылез в окно. Оказавшись на земле, он вернул решетку назад, прутья с негромким щелчком вошли в скрытую металлическую пластину, и Вэйл проверил, надежно ли они закреплены.

— Решетки в гостиной были сняты, чтобы человек, наблюдавший за задней стороной дома, следил и за этим окном, поскольку из него можно вылезти. Мусорный бак, очевидно, поставлен там для защиты того, кто пойдет к задней стене. А на эту сторону не должны обращать внимания, потому что окно зарешечено. Именно так мы и поступили.

— Но куда он пошел, когда вылез? — спросила Кэт. — Мы были у фасада, сзади полицейский с ружьем.

Вэйл подошел к забору, проверил доски и обнаружил две соседние, не приколоченные внизу. Раздвинув нижние концы, он протиснулся в узкий проем.

— Через несколько минут вернусь.

Доски, качнувшись, встали на место.

Вскоре Вэйл возвратился тем же путем.

— До противоположного забора рукой подать. Там переулок, где он мог поставить другую машину.

— Откуда ты узнал о решетке?

— Я подергал прутья, увидел штифты и проушины, способные действовать как петли, и все понял. Как видишь, годы работы в строительстве не пропали даром.

Кэт попыталась сделать из его объяснений логический вывод.

— Но ведь пистолет Бертока использовался в этих убийствах, три произошли еще до его исчезновения. Как же это может быть не он?

— Давай позвоним в лабораторию, в отдел огнестрельного оружия.

Кэт не представляла, что Вэйл имеет в виду, но открыла сотовый и набрала номер Главного управления ФБР. Когда ее соединили с лабораторией, она попросила эксперта, занимающегося этим делом, и нажала кнопку громкой связи.

— Привет, это второй заместитель директора Кэт Бэннон.

— Майк Терри, — представился эксперт.

— Я звоню по делу «Пентад». Передаю трубку Стиву Вэйлу. Пожалуйста, ответь на его вопросы.

Вэйл взял телефон.

— Привет, Майк. Ты идентифицировал пули с табельным пистолетом Бертока, так ведь?

— И гильзы. С четвертого убийства и все найденные в доме, где он погиб.

— Где сейчас пистолет?

— У меня. Я заканчиваю писать заключение.

— Ты проводил какие-то исследования помимо баллистики?

— Нет. Позвонил заместитель директора Колкрик и потребовал, чтобы сравнения были сделаны немедленно. Я тогда как раз завершал экспертизу по делу таможенника, которого застрелили, и вернулся к этому занятию, как только покончил с проверкой по делу Бертока.

— Взгляни на ствол этого «глока». Там должен быть серийный номер. — Эксперт не ответил. — Майк?

— Извини. Я осматривал пистолет. Какой-то износ есть. Но ствол выглядит гораздо более новым.

— Я так и предполагал.

— Но гильзы совпадают. А они не имеют никакого отношения к стволу. Должно быть, при убийствах использовался этот пистолет.

— Ладно. Я пытаюсь связать разрозненные нити. Назови серийный номер на стволе. Для отчетов.

Записав номер, Вэйл попрощался и вернул телефон Кэт.

— Позвони оружейнику в Квонтико и узнай, с этим ли стволом Берток получал пистолет. — Он протянул ей листок с серийным номером.

Кэт связалась с оружейником в Квонтико и зачитала ему серийный номер, а пять минут спустя повернулась к Вэйлу.

— Ты прав. У пистолета Бертока был другой ствол. Теперь все ясно. Те, кто это затеял, совершили первые три убийства из своего «Глока-22», похитили Бертока, взяли его табельный пистолет и поменяли стволы. Убили четвертую жертву из пистолета Бертока и оставили гильзы, поскольку они теперь идентифицировались с ним. Стреляли в тебя из этого пистолета до побега через западное окно, заранее положив там тело Бертока. Потом оставили пистолет, который связал разрозненные нити. Значит, если все это подстроено, ключ в сумке с деньгами может быть лишь очередным ложным указанием.

Кэт посмотрела на Вэйла, ожидая подтверждения своей версии, но он кисточкой наносил черный порошок для снятия отпечатков пальцев на белую раму.

— Здесь ничего нет.

Он снял коробку и нанес порошок на металлическую пластину под ней.

— И здесь ничего. Вот тебе и быстрое решение.

Вэйл уложил принадлежности в чемодан и понес его к машине.

— Что будем делать теперь? — спросила Кэт, устроившись на пассажирском сиденье.

— У тебя есть контакты в БАТФ[9]?

— Могу позвонить в управление и найти.

— Нам нужно выяснить, на каком заводе изготовлен этот ствол.

— А что дальше?

— Посмотрим, куда нас это выведет.

— Это я или мы сдаем позиции?

— Что ж, давай разберемся. Теперь нам предстоит расследовать пять убийств, мы потеряли четыре миллиона девятьсот тысяч, и на нас по-прежнему играют как на пианино в публичном доме. — Вэйл улыбнулся. — Наши позиции находятся там, где нужно.


Глава пятнадцатая | Каменщик | Глава семнадцатая