home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КОГДА МЕТЕТ МЕТЕЛЬ...

И потекла пограничная жизнь своим чередом — четкая, размеренная, строгая. Побывали в подшефном колхозе имени Семена Пустельникова. Иван не без гордости узнал, что портрет его дорогого друга висит на видном месте в правлении колхоза, что пионерская дружина носит его имя. Рядовой Ковалевский рассказывал о героическом подвиге ефрейтора Пустельникова сельским комсомольцам. Казалось, что Семен и не умирал никогда, а просто находится в длительной отлучке и вот—вот приедет.

Однажды декабрьским вечером пограничники собирались в наряд. На дворе разыгралась такая непогода, что кое—кто из них даже позавидовал Волкову и Егорову, которые были выходные и оставались в казарме.

Иван вышел на крыльцо, чтобы проводить товарищей, и поежился от холода. Кругом дула, свистела, выла метель, слепила глаза мокрым снегом. Пограничники, едва только успев отойти несколько шагов, скрылись из глаз. Их следы тут же замело снегом. Да, нелегко сегодня на границе.

Однако недолго Волкову, Егорову и другим пришлось отдыхать. Через два часа вся застава была поднята по тревоге.

А случилось вот что.

Сельский кузнец возвращался домой из соседнего хутора. Чтобы сократить путь, шел он прямо через поле, придерживая руками шапку от ветра. Не доходя до села примерно с полкилометра, кузнец наткнулся на колхозные скирды и решил тут, за ветром немного перевести дух. Ветер дул так отчаянно, что залепил путнику снегом всю бороду, брови, глаза. Он стал было отряхиваться от снега, но вдруг увидал сидящего за скирдой человека, который ел хлеб, отламывая куски от буханки. Сидящий, очевидно, не слыхал шагов, потому что не поднял головы.

Кузнец тотчас же отпрянул назад, осторожно выглянул из—за скирды еще раз. «Как странно, — подумал он, — В такую метель сидит человек в поле и ест. Зачем? — Страшная догадка мелькнула в голове: — Чужой!» Кузнец осторожно прокрался в сторону и быстро побежал к селу, которое уже мерцало сквозь метель огоньками. Задыхаясь, не отряхивая снега, он влетел прямо в правление колхоза.

— Злодий! Возле нашей скирды злодий бродит! Я иду себе, а он вот так сидит и буханку держит в руках. Звоните скорее на заставу!

Оказавшийся в правлении председатель колхоза, выслушав рассказ кузнеца, немедленно позвонил на заставу, и сразу же все ее обитатели, кроме тех, кто нес службу на границе, были подняты по тревоге. Небольшие группы пограничников выехали в разные направления.

Метель все усиливалась. Замело все поля и дороги. Трудно, почти невозможно найти человека, который идет где—то в пространстве протяженностью в несколько десятков километров, причем не просто идет, а прячется от людского глаза. Это все равно, что искать песчинку в море. И все—таки нужно было найти.

Волков ехал в группе со старшиной Черенковым и старшим сержантом Егоровым. Ехали молча, изредка перебрасываясь короткими фразами. Решено было перекрыть все дороги, ведущие к границе. У развилки пришлось разделиться. Черенков и Егоров поехали вправо, Волков получил приказ осмотреть дорогу, которая проходила возле самой границы.

«Трудно сегодня тем, кто в дозоре, — думал он,— пройдет враг через границу, а следы тут же заметет. Ищи потом ветра в поле».

Он пришпорил лошадь и рысью поскакал по дороге. Длинными рядами выстроились вдоль дороги старые вербы. Проскакав несколько километров, пограничник никого не встретил.

— Интересно, какой дурак будет по дороге ходить, если ему скрываться надо,— проворчал он себе под нос и решительно повернул с дороги в сторону в лес.

Лошадь сразу же глубоко провалилась в снег, но Иван ласково потрепал ее по шее, помог выбраться из сугроба. Ветер бил в лицо, мешал дышать, но пограничник упрямо вглядывался в темноту, хотя из глаз текли слезы.

До границы было не более шестисот метров. Лошадь то и дело проваливалась в снег, и Волкову несколько раз пришлось спрыгивать с седла и идти рядом, держась за повод, чтобы животное немного отдохнуло.

Вдруг пограничнику показалось, что куст, темнеющий впереди, движется, Это впечатление еще больше усилилось, когда он остановился и на мгновение замер на месте. Куст двигался, причем по направлению к границе.

Волков как бы весь ощетинился, собрался в комок, прижался к шее лошади.

— Быстрей, быстрей, моя хорошая! — шептал он. В несколько минут было преодолено расстояние, отделявшее его от странного куста.

— Стой, стрелять буду!

Куст остановился. Волков подъехал к нему и увидел стоящего по колено в снегу широкоплечего детину, в кепке, надвинутой на уши, в короткой куртке, в каких обычно ходят сельские парни.

— Куда это ты направляешься в такую непогодь, гражданин?

Детина назвал село, расположенное недалеко от границы.

— Почему не по дороге идешь?

— Сбился я, метель.

— Что—то мудрено тут сбиваться. Вон она, дорога, вся вербой обсажена. Документы есть?

— Нету документов.

— Выходи на дорогу.

Человек стоял, не двигаясь.

— Ну, живей,— уже сердито крикнул Волков и наставил автомат.

Детина нехотя побрел к дороге, то и дело поворачиваясь назад.

— Иди, иди, не оглядывайся! — бросил пограничник и, вытащив ракетницу, дал сигнал товарищам. Задержанный мгновенно присел на землю,

— Ага, трусишь. А туда же на границу лезешь.

— И прошел бы! — хрипло обозвался детина.

— А вот и не прошел!

Через несколько минут прискакали Черенков и Егоров. Задержанный был благополучно доставлен на заставу. Держался он нагло, выражал большое удивление, что его поймали в такую метель.

Это был изменник, человек без родины.

За отличие при выполнении приказа Волков, Черенков и Егоров были награждены медалью «За отличие в охране государственной границы СССР». Сельскому кузнецу была объявлена благодарность и торжественно вручена денежная премия.

Жизнь на заставе имени Героя Советского Союза ефрейтора Семена Пустельникова снова потекла своим чередом. Уходили домой пограничники, закончившие службу, прибывало новое пополнение. Недавно покинула заставу группа пограничников во главе с рядовым Воронковым. Они целой бригадой пошли работать на Львовско—Волынский угольный бассейн и уже, конечно, не посрамят чести родной заставы.

Правофланговым на боевом расчете сейчас стоит рядовой Иван Волков—отличник боевой и политической подготовки, задержавший двух нарушителей границы. И когда капитан Охримчук выкликает Героя Советского Союза ефрейтора Пустельникова, Иван отвечает: «Пал смертью храбрых в борьбе за свободу и независимость Родины».

Вот и сегодня после боевого расчета ушел Волков в дозор с новичками Кургановым и Масловым. Капитан Охримчук спокоен за них. Молодые солдаты в надежных руках. Их научит словом и личным примером Иван Волков—правофланговый заставы.

Граница не знает покоя

Граница не знает покоя


ПЕРВАЯ НАГРАДА | Граница не знает покоя | РАССКАЗ