home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3

До переезда в квартиру на двадцатом этаже одной из "свечек" Перми, Сергей жил при медицинском центре. Туда же, спустя несколько часов после подписания контракта, приехала Лика. Ей разрешили остаться — на супружеских основаниях. Места в отдельной палате, напоминающей номер люкс, было слишком много для двоих, но не в том заключалась проблема. Сергей и Лика не могли разговаривать как раньше, подозревая, что помещение просматривается и прослушивается насквозь. Это было пыткой. Важные слова заменила мимика, иногда сообщения на бумаге, прикосновения, жесты. Странная получилась игра, но в ней, в конце концов, Сергей начал находить удовольствие. И Лика тоже. А насчет занятий любовью, жадных, почти животных, липких и отчаянных, то здесь они ничего не могли с собой поделать. Если наблюдают — пусть. Разве умники островитяне что-то не знают про секс?

Лужин отлично запомнил Лику, когда она впервые вошла в его палату. Она была совсем другой, и в то же время такой же. Правда, без одежды, которую носили в Бастионе, без брони, без оружия. В обстановке, к которой они оба не привыкли, это сбивало с толку и даже пугало.

Сначала рейдер подумал, что ему подсунули другую женщину. Одетая в белый мешковатый комбинезон, ставшая гораздо выше, Лика вошла неуверенным шагом. Сергей поразился этому взгляду. Такого у жены рейдер не видел ни разу. Лика казалась растерянной, потерявшей память, забывшей все, что было и кто она вообще. К счастью, это оказалось иллюзией. Вдохнув запах ее волос, Лужин понял, что ошибки быть не может. Остальное пройдет — и растерянность, и чувство отчужденности. И страх. Тот, который испытывал и он сам.

О последних событиях почти не говорили, только иногда кто-то заговаривал, улыбаясь виновато. Мол, забылся. Сергей много раз порывался начать долгий разговор, который бы позволил им поставить все точки над "i", но останавливался. Собирать картину прошлого приходилось по кусочку, как собирать громадную мозаику. Лика узнавала его историю, Сергей ее. Конечный вывод не обрадовал рейдер, но, к удивлению, не особенно огорчил. Видимо, он настолько свыкся за время пути с мыслью о гибели убежища, что теперь и реакции особенной от самого себя не ждал.

Бастион остался в прошлом. Факт. Теперь они — новые жители Перми, новехонькой утопии со всеми удобствами. Разве не о том мечтали бастионцы? Вопрос был, как говорится, риторическим.

В те дни Сергей и Лика много спали. Врачи давали им какие-то препараты. Как сказали, чтобы уменьшить негативные последствия быстрого роста тканей. Иногда случались судороги в конечностях, головные боли, дезориентация, приступы нездоровой потливости и паники.

Один медик даже пошутил, что весьма интересно наблюдать за супругами, проходящими Трансформацию. И, заметив выражение лица Сергея, добавил: с медицинской точки зрения, конечно.

Насчет ребенка они могли не опасаться. Он их интересовал тоже, ибо случай сам по себе был уникальным. Плод изменялся вместе с матерью, и это жутко забавляло умников, которые вились вокруг них пачками, особенно, на позднем сроке.

Им сказали, что будет девочка. Об имени Сергей и Лика договорились сразу. Может, потому, что само по себе оно не имело большого значения. Елена, значит Елена. Появления ее ждали с затаенным дыханием все, включая даже, видимо, андроидов, занимающихся в стенах медицинского центра уборкой. Так или иначе, а этот случай вошел в медицинские архивы. Ленка родилась в срок, здоровой и большой — метр ростом, десяти с половиной кило весом. Ее трансформация прошла в материнской утробе, причем на отлично, без каких-либо побочных эффектов.

Новая Эволюция в действии, в очередной раз пошутил Мирон Харт.

Ленка родилась спустя полгода после того, как бывшие уже рейдеры переехали на двадцатый этаж "собственной" квартиры. Она была ребенком нового времени, не знала Бастиона, для нее Пермь стала родиной, естественно, любимой, в отличие от родителей. Но была ли ненависть у рейдеров к этому чужому для них месту? Тогда еще нет. В те дни еще была надежда на адаптацию, шанс, что примирение все же наступит и решит все проблемы. Что изменения, которые произошли с Ликой, к лучшему, и она, наконец, выйдет из своего ступора, делающего ее апатичной и депрессивной.

Однако время шло — ничего не менялось. Иной раз Сергей подозревал, что попросту спит и видит в коме хорошо смоделированный кошмар. Реальный, детальный, с широким спектром ощущений. Пытался проснуться, сбежать. Без толку.


предыдущая глава | Плесень | cледующая глава