home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

Комната. Квадратная. Белые стены, белый потолок, огромное панорамное окно, задернутое тонкой, но абсолютно непроницаемой шторкой.

Сергей лежал на этакой больничной кровати, довольно мягкой и удобной, и был одет в белую пижаму. Босой. Волосы коротко подстрижены, вернее, их почти нет. Отрастающая щетина цепляется за одеяло.

Удобно, спокойно, мягкий свет. И все бы ничего, если бы не железки.

Минуту назад открывший глаза, рейдер отчаянно крутил головой. Рядом с кроватью стояла какая-то штука на подставке. Видимо, аппарат для слежения за состоянием больного. В Бастионе не было таких — этот обходился без проводов, выводя на голомониторы подробную информацию о… пациенте, пленнике, объекте для опытов?..

Сергей дернулся раз, другой, третий.

"Всерьез думал сломать наручники?"

Рейдер сражался еще некоторое время — больше для успокоения совести. Потом затих, откинувшись на подушку. Потолок был идеально белым, чистым, безо всяких изъянов.

— Эй, я здесь один, что ли? Эй!

— Я слышу вас.

Сергей дернулся, застигнутый врасплох. Его волосы, какие уж были, стали дыбом.

Повернув голову направо, он увидел в углу возле панорамного окна кресло, которого раньше не наблюдалось. Ну не было и не было, в общем, невелика сенсация. Авось, не заметил просто. Поражало непонятно откуда взявшееся его содержимое.

В кресле сидел большая (в смысле высокая, в масштабе) блондинка с длиннющими ногами, которые в сознании Сергея вытягивались на километры и километры. Короткая стрижка, волосы — снег с отливом, бровей почти не видно. Глаза — две громадные голубые линзы. Узкое лицо, узкий череп. Маленький рот, накрашенный ярко-красной помадой.

Сергей испуганно закрыл глаза и подождал. Думал, галлюцинация и должна исчезнуть.

Но блондинка, одетая в светло-серый пиджак и короткую юбочку, осталась на месте. Она смотрела на него как-то по-матерински, что ли, отчего рейдер ощущал себя голым. А может, взгляд у нее — рентген?

Сергей еще раз закрыл глаза. Блондинка улыбалась и молчала, словно понимая, что надо дать парню шанс прийти в себя.

— А можно, моим первым собеседником здесь будет кто-нибудь… не такой божественный? — спросил рейдер.

Почему вдруг потянуло сострить — неизвестно. Но какой-то бес, типичный мужской бес, обожающий флиртовать, энергично взялся за дело. Очень кстати!

— Я могу позвать кого-нибудь другого, — ответила блонди мягким обволакивающим голосом. Сергей узнал его. Этот голос часто говорил в его снах-полуяви, советуя беречь силы.

— Нет. Лучше вы. А то явиться какая-нибудь "горилла".

— "Горилла"?

— Такой мутант… — сказал рейдер. — Большой такой… — Он осекся, заметив некоторое замешательство на лице большой девицы (ну и ноги, пропади оно все пропадом!)

— Я не очень разбираюсь в мутантах, — сказала блонди. — Кстати, меня зовут Мона.

— Мона Лиза?

— Пока просто — Мона. Не надо углубляться в официоз. Не люблю.

— Ладно, пусть будет Мона. Красивое имя, а главное — редкое.

Она улыбнулась. Рейдер нервно поерзал. Предстать перед красивой женщиной в таком виде, в пижаме, лежа неизвестно где и с какой целью. С таким чувством, что ты — жук, приколотый к подушечке.

Сергей сглотнул. Его взгляд шарил по комнате. До него стало доходить, в чем причина этого назойливого подозрения. С самого начала рейдер уловил: что-то здесь не так. Но что?

Теперь понял. Все было больше обычного. То же самое, только больше. И большая блондинка отлично вписывалась в интерьер. А он, Сергей — он куда меньше, хотя сейчас четко осознавал, что изменился. Собственное тело подавало ему странные сигналы. Оно было другим. Выше, длиннее, хотя и не могло пока равняться с этой, белобрысой.

"Так этот чокнутый Буланов был прав? Насчет роста?"

— Мы знаем про вас почти все, — сказала Мона.

Сидела она словно позируя для картины или фотографа. Ноги вместе, руки лежат на подлокотниках кресла. Спина прямая. С самого начала не шевельнулась.

— Радует. Тогда вы, наверное, в курсе, что у меня миллиона два вопросов, — сказал Сергей, отважившись снова посмотреть на нее.

Видимо, в этот момент ей надоело сидеть и она решила подняться.

Она поднималась, поднималась и поднималась. Сергею почудилось, что его сердце просто взяло и лопнуло. Наблюдать за этим — тут нужны крепкие нервы.

А, собственно, что? Сергей ощутил головокружение. Ну дылда, ну…

— Мой рост два метра пять сантиметров, — сказала Мона.

Рейдер кивнул, сам не зная чему.

"Это без высоких шпилек на туфлях"

— Ваш… если вас интересует…

— Да.

— Метр восемьдесят семь.

— Что? На десять больше?

— Да. Это не предел. Вы сейчас находитесь на первой стадии.

— Первой стадии чего? — Рейдера затрясло. Дернувшись, он заставил свои оковы лязгнуть.

— Мы называем это Трансформацией, — улыбнулась Мона.

— Кто — мы?

— Успокойтесь! Прошу вас. Напрасная трата сил не приветствуется.

— Что вы со мной сотворили?

— Ничего. Не верите? Все происходит само собой, мы можем лишь наблюдать, изучать. К вашему сведению, если бы не рост, мы до сих пор бы не установили с вами контакт.

Сергей уставился в потолок, пробуя привести голову в порядок. Он не знал, с чего начать.

— Кто все-таки "мы"? Это Остров Ломоносова?

— Да. Остров.

— Пермь?

— Верно.

— Значит, мы к вам ехали… Вы схватили нас, двоих выживших…

— Схватили — не очень корректное определение.

— Да мне плевать! — взревел Сергей. — Где вы были, когда мы звали на помощь? Когда умирали наши дети? Мы просили, а вы ответили: приезжайте, мол, все будет. Но сами знали, что мы не доедем. Нам было элементарно не успеть!

Мона смотрела на Лужина. С явным сочувствием.

— Мы не могли сделать того, о чем вы говорите.

— Не могли прийти на помощь?

— Не могли. Существуют правила.

— Какие?

— Не нужно кричать, Сергей. Прошу.

Рейдер от ярости ударил подушку затылком.

— Там осталась моя жена, беременная. Люди умирают. Возможно… все и умерли.

Блонди склонила голову.

— Я не могу рассказать вам всего. Чуть позже. Скажу только, что ваши люди живы. Эпидемия прекратилась вскоре после того, как они вышли на поверхность.

Сергей заглянул в ее глаза. Пускай эта великанша и относилась к нему, словно он ребенок, но ее взгляд не врал.

— Живы, — прохрипел рейдер.

— К сожалению, меньшая половина. Однако остальные, по нашим прогнозам, приобрели иммунитет. И кое-кто еще.

— Еще?

Мона покачала головой. Дескать, не время.

— А Лика… моя жена. Что вы знаете о ней?

— С ней все в порядке.

— Даете слово?

— Даю. Все, кого мы вывезли, живы.

Сергей откинулся на подушку, едва справляясь с рвущимся наружу ликованием. Глупо, конечно, но что он мог сделать? От радости его буквально распирало.

Понаблюдав за реакцией рейдера, блонди удовлетворенно кивнула.

— Мы встретимся позже, — сказала она и направилась к двери. — Вам нужно поспать.

Но Сергей нарочно звякнул кандалами, чтобы привлечь ее внимание.

— Я тут пленник? Почему прикован?

— Если бы я могла, то немедленно освободила бы вас. Но таков порядок. Ваше вынужденное заточение, тем не менее, продлится недолго.

Снова вежливая улыбка Снежной Королевы. Мона вышла и закрыла за собой дверь.

Сергей некоторое время просто лежал, глядя в стену. Потом перевел взгляд на закрытое шторкой панорамное окно. Интересно, что там? Если он сейчас на Острове, то… наверняка там поверхность. Панорама руин Перми. Или просто что-нибудь сильно живописное.

Вопросов было много, и не только насчет вида из окна.

— Эй! Вы за мной наблюдаете! Да, точно! — громко сказал рейдер. — А я, между прочим, хочу в туалет. И жрать охота еще. Слышите?


предыдущая глава | Плесень | cледующая глава