home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

— Значит, ты тут не одни, — подвела итог Ада Сальникова.

Ее взгляд прошелся по мрачным бледным лицам председателей и вернулся к голограмме, на которой демонстрировалась видеозапись, сделанная одним из бойцов, охранявших периметр.

— Ховер с антигравитационным приводом, — продолжила Сальникова, не дождавшись комментариев коллег. — Держится на расстоянии, в контакт вступать не желает. Ну? — Женщина хлопнула рукой по столешнице. — Есть идеи?

— Рейдеры много раз говорили о таких вот феноменах, — сказал Григорий Симонов, председатель Комитета Продовольствия. — Но нет ни одного документально подтвержденного случая.

— Может, позвать капитана Дымова? — предложил Александр Рогов.

— Он занят. Присоединится позже.

— Я предлагаю связаться ними по радио, — сказал глава Энергонадзора Олег Зеленин. — Может быть, они боятся. Как мы. Присматриваются.

— Мысль, — ответила Ада, — но я и сама до этого дошла. Надо что-нибудь оригинальное.

— Зачем же? — спросил Зеленин. — Мало у нас проблем сейчас?

— Наша главная проблема — конкуренты, обладающие воздушным транспортом. Определенно вооруженные. С неизвестными намерениями. У нас тут гражданские, среди них куча больных, много детей и стариков. Вдобавок большинство еще не отошло от шока, и неизвестно, чем это все может кончиться! Вот проблема!

Толстяк Рогов почесал вылезшую густо на щеки щетину.

— Может, это люди из Острова Ломоносова? Мы ведь дали им свои координаты. Сначала при установлении контакта, затем когда началась эпидемия. Тогда это уже был SOS.

— Почему же они до сих пор с нами не связались? — спросила Ада.

Руководящий Комитетом Транспорта Николай Вершин громко ломал пальцы. Наконец, заметив, что начальство смотрит в упор, поднял глаза.

— Считаю, это враждебный элемент и должен быть уничтожен, — сказал он. — Генерал оставлял на такой случай точные инструкции. Мы им всегда следовали. Отчасти потому и выжили. Ставим вопрос на голосование?

— Так за что голосовать? — спросил Зеленин. — Хотите угостить наших гостей ракетами земля-воздух? Технически — никаких проблем, но что потом будет?

— Будут знать, — ответил Вершин.

— Вы рассуждаете как ребенок, — бросил Рогов в сторону главного "транспортника". — Начинать войну лишь по причине невозможности установить контакт?

— Да поймите! Мы уязвимы! Мы сидим на ровном месте. У нас чрезвычайное положение! — вспыхнул Вершин. — Что стоит этим… совершить воздушный налет и разгромить наш лагерь? Только вообразите на минуту, господа пацифисты: что будет с гражданскими? А сумеем ли мы отразить массированное нападение? А ведь большая часть наших бойцов и специалистов ушла в Пермь, не забывайте. И даже если мы сможет, наконец, связаться с ними, в чем я не уверен, они обратно не успеют. Найдут на месте Бастиона-2 только пепел и кости!

— Николай Сергеевич, успокойтесь, — сказала Ада.

Лишь она умела так — в критической ситуации сохранять спокойствие, которому бы позавидовали и олимпийские боги. Вершин уставился на нее, но его взгляд тут же потух.

— Мы все на нервах, — произнесла Сальникова, обходя взглядом свое новое правительство. Скорее, уж пародию на него. — Опасность для колонистов существует, никто этого отрицать не будет. Мы уязвимы на поверхности, у нас мало людей… Мы не способны отразить массированное нападение. Но я возражаю против превентивного удара. Хотя бы потому, что вместо одного ховера может появиться пара дюжин.

Повисло тишина. Те, кто до сих пор молчал, видимо, вовсе не собирались высказываться. Умыли, что называется руки, возложив всю ответственность на Аду.

Что ж, мысленно вздохнула она. Не впервой. Можно, конечно, подождать Дымова и послушать, что он скажет, но какой толк? Скорее всего, капитан присоединится к Вершину. У вояк один разговор — пуля промеж глаз.

— Тогда я предлагаю просто выйти на переговоры. Как раньше поступали в таких случаях? Белый флаг — чтобы знали о наших добрых намерениях.

Ада ожидала именно этого — потрясенных взглядов, страха пополам с восхищением. Словно подобной возможности никто из новеньких управленцев и в мыслях не допускал. Впрочем, может быть. Эта команда была не чета прежней. Дилетанты. Желание есть, а опыта ни малейшего. Только теория, то, чего успели нахватать за недолгий срок работы в руководящей сфере во втором и третьем чиновничьем эшелоне.

Но опыт — дело наживное. Требовать от этих людей прорывных идей и, тем более, бешеной инициативы Ада не имела права. Согласно закону о Чрезвычайной ситуации, у нее была вся полнота власти, значит, ей и решать. И все же не стоит совсем отстранять новичков от дела.

— Голосуем. Кто за?

Поднялось больше половины рук.

— Против?

Оставшиеся за исключением одного. Александр Рогов в итоге оказался единственным, кто воздержался.

— А кто пойдет парламентером? — спросил он.

Ада встала, со скрипом отодвинув стул.

— Разумеется, я. Моя идея — мое воплощение.

— Вы не имеете права! — заявил Рогов, к которому тут же присоединился "милитарист" Вершин. — Если вы погибнете…

— Да, я и забыла. — Ада улыбнулась. — Назначу заместителя. Хм… Может, кто желает добровольно?

Таковых не нашлось. Большая часть председателей смотрела куда угодно, только не на нее. Они походили на школьников, дружно не сделавших домашнее задание.

— Тогда вы, Рогов.

Замдиректора Научного Корпуса поджал губы, хотел возразить, но раздумал. Улыбка Ады вовсе не означала, что она в хорошем настроении. Скорее, наоборот.

— Ну, если вопросов больше нет, я пойду. Хочу разобраться с этим побыстрее и лечь спать. Если пришельцам что-нибудь нужно, пусть говорят сразу или… не мешаются.

Совещание подошло к концу. Ада вышла из Штаба первой и задержалась у входа, наблюдая за тем, как возвращаются к своим делам председатели. Некоторые просто волочили ноги от усталости, но впереди еще была уйма работы.

Наконец, у входа осталась только Сальникова и два охранника из СБ.

— Лика? Эдуард? — Не сразу, но она вспомнила их имена. — Вы мне оба нужны.

Непривычно было смотреть в лица рейдерам, не закрытым масками или шлемами. Перестав быть просто роботами, закованными с ног до головы в броню, они приобрели вдруг человеческие черты. Вместо визоров — глаза. Вместо сегментов лицевой защиты — кожа. И еще страннее видеть в их взглядах страх и неуверенность.

Кто же задумывался над этим раньше? Солдат Службы Безопасности всегда должен быть застегнут на все пуговицы и не имеет права мучиться сомнениями. Тем более, чего-то бояться. Вообще немыслимо.

— Я собираюсь прогуляться… в качестве переговорщика. Слыхали уже, наверное, об огнях?

— Так точно, — отозвался Эдик. — Говорят, летательный аппарат наблюдает за нами.

— Верно, наблюдает. Так вот я решила перекинуться с этими ребятами парой слов. Пойду с белым флагом, если уж они на связь не выходят. Вы со мной?

— Так точно!

Ответили Эдик и Лика хором, еще раз доказав, что рефлексы, привитые долгой муштрой просто так не исчезают.

Ада кивнула: мол, знала, ребята, что на вас можно положиться. В этот момент к Штабу как раз подошел капитан Дымов, и его пришлось вводить в курс дела. Эсбэшник был против подобно эскапады, мотивируя свое возражение тем, что действия Ады могу спровоцировать противника. Сальникова терпеливо выслушала речь Дымова и сказала, что примет к сведению. Собственно, после этого капитану осталось только привести весь наличный состав Службы в состояние полной боевой готовности.

— Проследите, чтобы гражданские ни о чем не знали, — сказала Ада Дымову, прежде чем тот ушел. — Мы ничего не знаем. Нам не нужны слухи, разговоры и, тем более, паника.

— Боюсь, слухи уже расползлись, — ответил капитан, — но сделаю все возможное.

Посмотрев вслед по-спортивному трусящему Дымову, Ада повернулась к своей охране.

Лика и Эдик стояли неподвижно. Сальникова чувствовала, в каком напряжении замерли эти двое.

— Ну? У кого-нибудь есть белая тряпка? Мне нужен флаг!


предыдущая глава | Плесень | cледующая глава