home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1

Нередко Сергей мысленно репетировал свою смерть, перебирал варианты строил предположения, как закончится его жизнь. Для любого солдата, воина, который посвятил себя защите невинных (именно таким себя видел рейдер), гибель в бою куда предпочтительнее теплой постели.

Сергей страшился перспективы пролежать несколько лет, мучаясь от тяжелой болезни, и умереть, не поставив жирной точки. Такую точку зрения разделяли все эсбэшники. Для них служба была не просто профессией. Каждый тешил себя мыслью, что в этом его предназначение. Ты силен, ловок, смел — так почему не стать элитой? С этой точки зрения отец Сергея умер замечательной смертью. Повзрослев, рейдер стал даже завидовать ему. В анналах Службы Безопасности он навсегда остался героем, спасшим людей и уничтожившим в одиночку одну из самых опасных тварей.

Впрочем, тела отца Сергей так и не увидел. Позже рейдеры ездили на то место, но, разумеется, ничего не нашли, кроме сломанной штурмовки. Мертвый "сатир" лежал там, где сдох, однако труп офицера СБ исчез, став добычей падальщиков.

Себе Сергей желал погибнуть так же. Пусть убьет его не "сатир", не другой мутант, но чтобы не зря, не напрасно, чтобы другие увидели и оценили. Чтобы помнили. И пусть Лика посмеивается над его этими мальчишескими желаниями, пусть называет ребенком. Сергей считал себя правым, а насчет везения, то эту тему старался обходить. Рейдер не застрахован от случайностей. Шансов снискать себе глупую славу взамен героической никак не меньше. Больше всего боялся Сергей именно такого исхода для себя. Свалиться, например, в какую-нибудь шахту во время прочесывания подземелья, попасть под падающее здание, утонуть или сгореть так же, как те парни, что оказались в эпицентре взрыва броненосца. Или еще каким-нибудь диким дурацким способом из миллиона возможных.

Об этом думал рейдер, улавливая сквозь фильтры запах влажной земли. Мысль пришла, по-хозяйски огляделась, и не спеша отправилась обратно, оставив в голове звенящую пустоту. Под сводом черепа потрескивало, будто от электрических разрядов.

"Не хочу умирать… не хочу умирать… мне рано… Не хочу…"

Долгое время Сергей просто лежал на животе, уткнувшись лицевой стороной шлема в грязь. Чья-то рука легла на него макушку, и, странно, он это почувствовал.

Рейдер открыл глаза, не увидев ничего. Визоры были замазаны грязью.

Но система вентиляции шлема работала исправно.

— Просыпайся, соня, — сказала Лика. — Просыпайся.

— А! — Сергей очнулся, дернул головой, ощутив волну боли, доходящую до макушки. — Лика…

Попытки перевернуться на бок не удались. Сергею почудилось, что на нем что-то лежит. Медленно-медленно он снова поднял голову и посмотрел налево. Пришлось убрать ком грязи, чтобы хоть что-то увидеть.

Кусок обшивки, кем-то отодранный от борта вездехода, лежал на его спине. Сергей вздрогнул, поднял руку и протер визоры. Мир стал куда более чистым, но все равно далеким от идеального. И все же ему Сергей увидел край обшивки, похожий на кусок картона, разорванного руками человека. Обшивки, которую не брали даже пули пулемета-пятидесятки.

Рейдер какое-то время смотрел на это, а потом уронил голову и позвал:

— Лика.

Ее рядом не было. Вообще не могло здесь быть.

Сергей это понимал, однако где-то в сознании остался протест.

Неужели реальность не могла измениться?

Нет.

Сергей оттолкнулся обеими руками от влажной земли, по сути, просто грязи, и попробовал подняться. Обшивка сползла с него, тихо прошелестев. Сжимая зубы, Сергей сел на пятую точку. Должно быть, во время происшествия он заработал еще одно сотрясение мозга вдобавок к первому, отсюда и тошнота, расфокусированное зрение и цветные точки перед глазами. В затылке тупо ныло.

Оглядевшись, Сергей принялся яростно тереть поверхность выпуклых линз. Ему надо было знать, что происходит вокруг, во всех деталях. Черт побери! Происходило здесь, в самом деле, нечто необычное. В двух словах — открылся взгляду рейдера полный разгром. Тотальный. Какого отродясь Служба Безопасности, воевавшая когда-то с бандами неплохо вооруженных мародеров большой численности не знала.

Сергей тупо хлопал глазами и водил головой, очень надеясь, что видит галлюцинацию. Ничего подобного. Все было слишком реально.

Очнулся Сергей в стороне от дороги, примерно в пяти метрах от кромки скоростной трассы. Тут почти не было плесени, и на свободных участках росла самая обыкновенная зеленая трава. Справа от рейдера лежал труп без головы. Броня, оружие через плечо на ремне, только без шлема и его содержимого. Кровь напитала землю возле округлых наплечников. Сергей созерцал труп не больше пяти секунд, после чего переключил внимание на ходовую часть броненосца, которая лежала у края дороги слева от него. Выдранная, что называется, с мясом.

Сергей не понимал, как такое вообще возможно.

На дороге, ближе к краю рейдер заметил и один из броненосцев. Машина была раздавлена, словно картонная коробка. Под давлением она настолько изменила форму, что трудно было понять, где там и что. Толщина этого металлического блина не превышала полуметра.

Сергей запнулся, с трудом сохранил равновесие, пошел дальше. Он не помнил, с какого момента его память задраила люки. Последнее четкое воспоминание было связано с мрачной шуточкой Тины, что твари, наконец, решили поближе познакомиться с новичками. Новички — это, конечно, они, рейдеры, вторгшиеся не на свою территорию.

Бойцы сидели в напряжении, раздумывая, каким может быть следующий приказ. Даже самые отчаянные головы надеялись, что Мих не погонит их наружу, где толпами рыщут мутанты всех мастей, все как на подбор красавцы, от вида которых хочется блевать. Особенно эти — громадины. Их и разглядеть-то толком было невозможно. Когда по земле снова стал колотить незримый молот, Сергей понял, что явился старый знакомый топотун. И тут же Тина выдала свою дурацкую шутку…

— Теперь они хотят познакомиться с нами поближе. Мы тут новички. — Ее голос прозвенел истерикой. Рейдерша оглядела фургон и прибавила: — У кого есть базука, чтобы завалить этого большого парня?..

Страх Сергея сменился злостью, даже яростью. Собираясь ответить чем-нибудь хлестким, что заткнуло бы этой идиотке рот, он услышал грохот. Чьи-то громадные конечности проламывали и давили почву. А потом лязг и хруст. Слева. В той стороне находилась головная машина каравана, командирский броненосец.

Рейдеры замерли, а через секунду на крышу их вездехода что-то упало. Машина накренилась, вздрогнула, как человек, заработавший нежданную оплеуху. Сергей помнил, что попытался за что-то схватиться. Его бросило вперед, и он упал на колени между рядами скамей, вмонтированных в борта.

Дальше…

По небольшому уклону Сергей вскарабкался на бетон. Замер, покачиваясь, у края трассы, и только тогда ему открылась полная картина.

На дороге и по обеим сторонам от нее лежали разбитые вдребезги вездеходы. Некоторые были так же раздавлены громадными ногами, в лепешку, над другими тот же самый деятель поработал зубами и руками, словно стремился добраться до содержимого фургонов. Сверхпрочная броня оказалась для чудовища не прочнее бумаги, и ее обрывки валялись повсюду вперемежку с превращенным в труху оборудованием, боеприпасами и другими вещами.

Разумеется, здесь же были и рейдеры. Трупы усеяли все вокруг. Целых тел было мало. В основной своей массе их просто разорвало и изжевало. В иных случаях от людей остались лишь кости, а некоторых тварь пыталась выковырять из брони, но бросила это занятие на полдороге. Кровь, внутренности, части тел повсюду. Порывы ветра мотали в разные стороны шлейф черного дыма, шедшего от одной из вывернутых наизнанку машин.

— Эй, кто живой?

Сергей двинулся к центру дороги, переключив внимание на яму, оставшуюся от чудовища. Сюда оно наступило своей лапой. И не только сюда. Такие ямы, похожие на воронки от взрывов, только со следами когтей, были повсюду. Рейдер остановился и посмотрел в южном направлении. Именно туда, к темной массе мутировавшего уродливого леса и ушел монстр, когда вволю нарезвился.

— Эй!

Сергей ощутил головокружение и со всего маха сел на потрескавшийся грязный бетон. Дышать было трудно. Рейдер сидел некоторое время, не шевелясь и слушая, как бухает сердце. Паника то подходила, то отступала в холодную тьму. Так не может быть! Просто не может!

Сергей ударил кулаком по куску обшивки, лежащей рядом. До конца еще далеко! Половина пути не пройдена! Так быть не может!

Сергей слушал свой пронзительный рев и даже словно видел себя со стороны. Галлюцинация была яркой, давала возможность разглядеть себя во всех деталях.

"Разве это я? Что здесь произошло?"

Будто он не знал и не понимал. Не хотел знать и понимать…

Что это и есть конец.

Сергей встал и решительно направился к ближайшему вездеходу, напоминающему не просто раздавленного, а растертого подошвой ботинка жука.

Конец? Конец будет, когда экспедиция достигнет Острова Ломоносова. Не раньше. Приказ никто не отменял, поэтому Сергей обязан выполнять свою работу. Даже если умрет.

Следующие несколько минут он не помнил.


предыдущая глава | Плесень | cледующая глава