home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1

Рейдер завтракает, обедает и ужинает внутри броненосца. Так предписано уставом еще со времен образования Службы Безопасности и возникновения подразделений поиска. Командир отдает приказ, после чего двери фургонов тщательно герметизируют, а внутренности продувают, проветривают, обеззараживают особыми аэрозолями. Занимает это обычно минут пятнадцать, в течение которых боец чувствует себя как машина внутри мойки. Шипят эмиттеры, подающие под давлением отраву, убивающую споры плесени и нейтрализующие токсины. Ничего не видно, один туман. В зеленоватом свете, который показывает, что процесс запущен, все кажется нереальным. Этаким сном, порожденным внешними вредными воздействиями.

На этот раз приказ от полковника Миха пришел на отметке в сто сорок километров. Автоматика запустила процедуру — оставалось только ждать.

Тина, сидящая рядом с Сергеем, не преминула заметить, что, думала, их никогда не накормят. Еле сдерживаясь, рейдер проскрипел зубами.

Не понятно почему, но Тина из кожи вон лезет, чтобы показать, какие они друзья. Но Сергей так не думал. И не знал, как правильно оттолкнуть, давая понять, что никакой дружбы и даже просто общения между ними не может быть. Да… Не потому ли, что она напоминала ему Лику? В том-то и дело. Сергей боялся себе признать, однако истина заключалась именно в этом. Каждый раз слыша голос Тины, он видел перед собой жену.

Шипение стихло, и аэрозоль начала оседать. Ее тут же подхватило мощными потоками воздуха и выдуло наружу. Секунда — и рейдеры принялись с ворчанием стаскивать с голов шлемы и бросать их на пол. С полным пренебрежением к тонкой электронике мультивизоров.

Сергей снял свой и аккуратно положил между ног. Очищенный воздух в фургоне пах химией, но этот запах был безопасным, свежим. Разумеется, по части свежести он уступал внешнему, однако точно не нес в себе микроскопической заразы.

Рейдеры доставали коробки с сухим пайком, открывали, хватали завернутые в особую бумагу батончики, изготовленные из комплексной смеси "желтухи" концентратов овощей и мяса, и с жадностью проглатывали целиком. Что-что, а голод никто не отменял. Пусть за бортом мертвая планета, желудку, по большому счету, все едино, если он требует наполнения.

Сергей взял батончик, откусил половину, найдя вкус неплохим (каждый раз почему-то ощущения были разными). Аппетит тут же вспыхнул, словно сверхновая, заставив рейдера заглотить парочку других батончиков.

После этого он остановился, чтобы отдышаться. Следующим блюдом был концентрат-пюре из тюбика. Рыбный. Сергей выдавил себе в рот его целиком. В конце концов, жизнь не так и плоха, если удается набить иной раз брюхо чем-нибудь этаким.

Рейдер вздохнул, испытав прилив оптимизма, и даже посмотрел на Тину. Ее потное лицо со шрамом на подбородке, улыбалось. Рейдеры расслабились, заговорили, обсуждая последние события, но о чем бы ни шла речь, всем хотелось узнать, что происходит дома. Если, конечно, еще что-то происходит.

Сергей облизал губы, взял из коробки фляжку с напитком, напичканным витамина и микроэлементами, и опустошил его. Вкус был апельсиновый. Не очень-то он походил на натуральный, во всяком случае, с настоящими апельсинами, выращиваемыми в Бастионе, не мог сравниться. Но и на том спасибо.

Рейдер закрыл контейнер с пайком. Теперь дело за малым: дождаться перерыва на оправление естественных надобностей. Тоже забота для начальства. "Полевые сортиры", как их называли рейдеры, необходимо было монтировать вне броненосцев, выбирая место побезопаснее. Тоже с продувом и обеззараживанием. Естественно, процедура эта требовала остановки всего каравана и немалого времени на сам процесс. С неизбежными неудобствами во имя безопасности приходилось мириться. Иного способа умники еще не изобрели.

Рейдеры тянули с окончанием обеда, травя бородатые анекдоты и прислушиваясь, не расскажет ли им сержант какую-нибудь потрясающую новость. Например, что чертова плесень найдена, и можно не переться к дьяволу на рога.

Сергей в беседах не участвовал, хотя Тина и пыталась его расшевелить. Рейдер просто откинулся на стенку и сидел с закрытыми глазами.

Тина, вероятно, обидевшись, завела разговор с соседом слева. Тот охотно поддержал ее и даже начал смеяться, хрипло и неприятно. Сергей скривился и повернул голову к амбразуре.

Казалось, они до сих пор топчутся на месте и не отъехали и двадцати километров от Бастиона. Конечно, это было не так, даже ландшафты здесь другие. Плесень поработала над ними. Лес по обеим сторонам трассы так и не вышел за свои старые границы, зато приобрел одежды из наростов "чернухи", выделяющиеся на фоне неба, подобно закопченным руинам погибшего города.

Изменилась сама земля. Она даже не выглядела таковой. При свете заходящего солнца все свободные пространства, какие попадали Сергею в поле зрения, походили на полузасохшую слизь. То и дело огибая новые заторы, которые тянулись иной раз по несколько километров, броненосцы съезжали с трассы и месили колесами эту новую страшную землю.

Сергей представлял себе, как жутко она хлюпает и липнет к покрышкам. Выискивает лазейку в корпусе, мечтая добраться до людей. А скалы? Обросшие плесенью, они, бывало, нависали над трассой, и игра теней оживляла их. Вот-вот, казалось, притаившиеся монстры бросятся в атаку, давя машины громадными ногами. Сергей ощущал себя ребенком, любящим фантазировать на страшные темы. Словно ему семь лет, и боится он темных углов в большой полупустой квартире.

— Кажется, остановка, — сказала Тина, первая уловившая изменения в ритме хода машины.

Рейдеры раздраженно забубнили. "Этого не хватало. Опять!" — сказал кто-то.

Броненосец в самом деле встал, бойцы приникли к амбразурам.

Сергей пытался хоть что-то рассмотреть, но понял, что бесполезно. Караван угодил в туман. Вероятно, тот самый, который описывал Игорь.

— Теперь точно пописать не дадут, — заметила Тина.

Рейдер уставился на нее в оба глаза.

— Слушай, ты неужели ни о чем другом думать не можешь?

Девушка захохотал, не обращая внимания на косые взгляды.

— Слышал о психологической защите? — отозвалась она, широко улыбаясь. — Я постоянно думаю о своих, которые умерли. Я думаю о своих. А еще о том, что хочу в сортир!

Сергей отвернулся. Если долго смотреть Тине в глаза, можно, увидеть то, что действительно она стремится спрятать от других.

Не сразу он понял, что происходит.

— Туман! Туман! — заговорили бойцы СБ, тщетно пытаясь разглядеть подробности в пелене, окружающей броненосец.

И тут, словно пришло время все объяснить, щелкнуло внутреннее радио, и послышался голос Крумина. У сержанта было, что сообщить.


предыдущая глава | Плесень | cледующая глава