home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1

Четыреста километров. Всего четыреста километров по прямой. Любой школьник может подсчитать, сколько времени понадобится, чтобы пройти это расстояние из точки А в точку В.

Броненосец по прямой развивает скорость сто километров в час. Так ему понадобится четыре часа, чтобы достичь Острова Ломоносова. Но, разумеется, этот вариант самый оптимистичный. Он не учитывает замусоренные и поврежденные дороги, загруженность транспортов и другие факторы.

Кто мог знать, например, что через двадцать минут дорожное полотно неподалеку от почти занесенной землей бывшей электрозаправки, вдруг уйдет из-под колес идущего позади всех вездехода?

Разумеется, никому в голову не приходило, что грунтовые воды долго работали на этом участке трассы. Они вымыли громадный кусок земли под полотном. Оно ждало лишь удобного случая, чтобы провалиться.

Десять машин проехали без труда, и никто не замечал змеящихся по бетону трещин. Провалилась одиннадцатая. Водитель неотрывно смотрит на задний бампер впереди идущего броненосца, а в следующий миг перед его глазами появляются облака.

Рейдера кидает на спинку кресла. Все четыре колеса еще вращаются в воздухе, двигатель работает, а броненосец балансирует, словно детская качалка. Всего три секунды, за которые сержант Валло, командовавший группой, даже не успел среагировать.

Едва потянувшись за рацией, он понял, что тяготение сильнее. В этот момент под грохот падающих вниз кусков бетона и земли броненосец рухнул в пятнадцатиметровую яму.

Удар пришелся на заднюю верхнюю часть фургона. После этого машина резко запрокинулась назад, легла с хрустом на крышу, задрав вверх шесть колес, и продолжила путь вниз. Стекла в кабине выдержали, даже не треснув, но людям внутри пришлось несладко, даже несмотря на доспехи. По извечной роковой привычке никто не был пристегнут. Это не говоря уже о тех, кто сидел в кузове. Десять человек, из них двое ученых. И боеприпасы. Приборы в небольших контейнерах. Два кислородных баллона. Емкости для огнеметов…

Об этом и думал полковник, стоя на краю здоровенной ямы диаметром не меньше двадцати метров. Походила она на воронку от сверхмощной авиабомбы. Или на метеоритный кратер, мать его.

Броненосец с номером десять на борту, лежал внизу, вертикально привалившись к одной из стенок ямы. Задние двери заблокированы, осталась только боковая. Из нее вылезали рейдеры. Дно провала заполняла хлюпающая жижа из камней, земли и рыжей глины. Люди утопали в ней по колено, увязали и были почти не в состоянии двигаться. Везло тем, кто сообразил взобраться на бетонные обломки.

Мих повесил винтовку на плечо.

— Подтягивай "катушку"!

"Катушкой" называлась специальная установка на распорках, предназначенная как раз для транспортировки грузов из-под земли наверх. По сути, это был робот, центральную часть которого занимал моток прочнейшего троса двухсотметровой длины. Переваливаясь на паучьих ногах, бот подобрался к яме. В стороне с пультом в руке стоял Игорь Корнеев, спец по части подобных операций. Остальным оставалось только наблюдать. Иного способа добраться до людей внизу не было.

— Мих. — Генрих тронул полковника за локоть.

— Ну что?

— Грунт нестабилен, сами видите. — Буланов указал на длинные извилистые трещины, расходящиеся во все стороны от ямы. — Возможно дальнейшее обрушение. Прикажите увести броненосцы дальше. И пусть здесь останутся лишь те, кто будет заниматься спасением.

Мих оглядел толпу, опоясавшую кратер, и мысленно выматерился. В суматохе, порядком ошеломленный нелепым происшествием, полковник совсем забыл об элементарной осторожности.

— Быстрее! — сказал Генрих.

— Не учи ученого, наука!

Приказ он все-таки отдал. Рейдеры ушли от ямы и стали спешно отводить вездеходы из опасной зоны. Работали без болтовни. Бойцы здесь были, в основном, с немалым стажем по выездам. Большинству приходилось сталкиваться и кое с чем покруче упавшего в яму броненосца.

Сергей остался возле Игоря, тем более, что ни он, ни Мих не возражали.

— Дыра слишком широкая, — сказал рейдер. — Катушка не встанет.

— Встанет — как миленькая. Мы с ней давно знакомы, — усмехнулся Корнеев, подводя робота к самому краю. Тот двигался, словно большой и смешной пьяный паук.

Сергей обернулся на полковника и Генриха, стоящих в пяти метрах от них, и подумал о том, кто же оказался столь предусмотрительным.

Эсбэшник и ученый о чем-то говорили, не прибегая к помощи рации. Пользовались лишь голосом и явно спорили. Так начальство обычно делает, чтобы не посвящать рядовых в свои планы. Или чтобы подольше не сообщать остальным плохие новости. Что ж, эта была хуже некуда. Так, по крайней мере, Сергею казалось. Когда прозвучал сигнал тревоги, он как раз мысленно подсчитывал расстояние и время. В его воображении путешествие заканчивалось благополучно прямо сегодня. Этим вечером. Жители Острова Ломоносова встречают их с распростертыми объятиями и дают лекарство против вируса. И Бастион спасен. И Лика. И ребенок. И все…

Резкий сигнал и оборвал почти по-детски наивные мечты рейдера.

Броненосец резко затормозил. Сидящих в кузове хорошенько тряхнуло. Кто спал, тот проснулся, кого вырвали из собственных мыслей, как Сергея, глухо выругался.

— Боевая готовность, — сообщил по внутреннему динамику Збигнев. Говорил он таким голосом, словно сообщал, что на улице плюс двадцать и осадков не ожидается. — Код красный. По счету три выходим из машины и занимаем позиции.

Рейдеры любят, когда все четко и ясно. Это много раз проходили, отрабатывали на курсах до потери пульса. У каждого, за исключением умников, имелись свои инструкции. Код красный — значит, время расчехлить стволы и быть готовым к худшему.

Все прошло как по маслу. Группа рейдеров экипажа четыре в считанные секунды заняла оборону вокруг вездехода. Врага не было. Готовые встретить волну мутантов, бойцы разочарованно крутили головами. По обеим сторонам дороги — пустота. Все те же пустые заплесневелые участки и лес вдали. Только с самой дорогой, судя по всему, что-то неладно. Мимо пробежал полковник, за ним Буланов и другие рейдеры.

Сержант Збигнев скомандовал отбой, давая сигнал следовать за ним. Вскоре Сергей увидел провал собственными глазами. Мысль, что такое могли сотворить всего лишь грунтовые воды, просто не укладывалась в голове.

— Не спи, замерзнешь, — двинул его по шлему Игорь. — Смотри лучше, как работают профи. Однажды я вытащил катушкой из шахты троих наших, а там и посложнее было. Канализация, монстры и прочее.

Мих махнул Кореневу рукой — мол, быстрее. Рейдер повел рычажками на пульте.

Робот подошел к краю провала и начал вытягивать ноги. Они росли, пока не стали в три раза длиннее обычного. Бот перенес центр тяжести подальше от ямы и начал укрепляться на покрытии при помощи маленьких буров. В отверстия он вставил штыри, а теми ногами, что висели над краем, просто зацепился за грунт. Сергею он напомнил "циркача", мутанта пост-человека, способного на невероятные перевороты. Ирвин хрюкнул от удовольствия, показывая, как ему нравится работать с механизмом.

Люди ждали. Экипаж десять выбрался из машины и, кое-как пристроившись, чтобы не увязнуть в жиже на дне, ждал спасения. Спасение пришло. Робот раскрутил катушку и бросил вниз конец троса с карабином на конце. Первым поднялся сержант Валло, трос пошел вниз опять — и так дальше. Всем хорош был многоногий кибер-дружок, за исключением ограниченности в средствах. Зато, похвастался Игорь, может, если займет хорошую позицию, то и полторы тонны вытянет…

Взрыв прервал его слова. Отлично слышать его можно было и через шлем, тем более что микрофоны работали исправно. Сергей ощутил себя летящим, а мимо него проносились с куда большей скоростью куски породы, огненные сгустки и фрагменты разорванного металла.

Прошло лет сто, прежде чем рейдер рухнул на землю у края скоростного шоссе. Случалось ему совершать похожие кульбиты — случай с "гориллой" чего стоил, — но тогда не было так много дыма и огня. Тогда не звенело в левом ухе и не заложило правое. Тогда не было столько дыма.

Лежа на правом боку, он кашлял и водил руками перед собой. Дым стлался над дорогой, в его разрывах рейдер замечал ноги. Люди носились взад-вперед и кричали. Нападение? Новый катаклизм? Сергей попытался сесть. Что взорвалось?

Следующий порыв ветра словно нарочно разорвал дымовую завесу между ним и ямой, в которую провалился броненосец. Оттуда, снизу, вырывались высокие ревущие языки пламени. Они были ярко оранжевыми и распространяли удушливую гарь. Рейдеры пытались подойти ближе к яме, но не могли, даже в своих скафандрах. Тех, кого повалило взрывной волной, оттаскивали и отводили в сторону.

Повсюду валялся мусор, в числе которого Сергей заметил несколько подозрительных предметов. Одним из них оказалась оторванная голова. Ее оторвало и, очевидно, словно мяч, выбросило из-под земли взрывом.

Кто-то закрыл обзор.

— Жив? Ранен? — крикнул один из бойцов.

Сергей замотал головой, показывая, что все путем.

— Оружие, — крикнул он.

Рейдер сунул ему штурмовую винтовку и помог встать.

— Иди туда!

"Туда!" означало — к столпившимся метрах в тридцати от ямы броненосцам. Возле них тоже суетились люди, в основном, биологи и врачи. Пытались оказать помощь раненым.

Сергей шел, спотыкаясь, и постоянно оглядываясь через правое плечо. Мир раскачивался, словно лодка. Огонь в яме горел, вокруг ямы, совершая бессмысленные движения, толклись рейдеры. Мих пытался что-то сделать, все пытались. От робота остался только остов — механические конечности были частично оторваны, частично сломаны без возможности восстановления.

Его встретил человек со обозначением эмблемы Научного Корпуса, стал задавать вопросы, потянул внутрь превращенного в полевой госпиталь вездехода. Чтобы провести осмотр, требуется снять шлем, объяснил он.

Сергей почти не слышал и не мог сосредоточиться. Его просто вели. Сознание фиксировало окружающее фрагментарно, четко отсекая один застывший, словно стоп-кадр, образ от другого.

Внутри фургона уже лежали двое. Один из раненных оказался Игорь. Ему оторвало руку. Врачи пытались остановить кровотечение, но ничего не получилось. Кровь была на полу, на стенах, даже на потолке. Медицинские мини-боты забрались рейдеру под броню, чтобы произвести там какие-то манипуляции.

Сергей прислонился к стенке. Снаружи кто-то пронзительно закричал, потом еще.

"Нет, они все время кричали, с самого начала… Те, которые внизу остались… Их нельзя вытащить…"

Врач едва не насильно положил Сергея на свободную скамейку. Прикрепленный к выходу герметизирующий пузырь шикнул, откачивая воздух.

— Не шевелитесь! — сказал врач, склоняясь над рейдером. — А черт!

Кровь пошла у Сергея из носа, он кашлянул, обдав брызгами нагрудник медика. Его перевернули на бок, одновременно проверяя зрачковую реакцию.

— Похоже, сотрясение мозга.

Мини-бот уже забирался Сергею под броню для проведения полной диагностики. Прикосновение его гибких лапок наводило на мысль о шустром насекомом.

Рейдер снова закашлялся.

— Почему взорвалось?

— Лежите спокойно! — нетерпеливо отозвался медик.

— Почему взорвалось?

— Говорят, там были баллоны с кислородом и емкости с горючим для огнеметов. При падении, вероятно, произошла утечка. Хватило искры… Вы были рядом с ним? С Игорем Кореневым?

— Да.

— Тогда вам повезло. Он потерял левую руку. Ее раздробило вместе с рукавом скафандра, и мы не сможем ее пришить.

Сергей не ответил, он лежал, глядя на суету медиков и пол, залитый кровью. Она была теперь и на языке рейдера. Весь мир — кровь. Весь мир — смерть.

Бот, ползающий у него по телу и производящий замеры, ввел ему порцию обезболивающего. Сергей ощутил нарастающую эйфорию, как бывало когда-то от принятия стимулирующих коктейлей. Но хотелось не двигаться и сворачивать горы, похваляясь своей силой, а наоборот — спать.

Сергей закрыл глаза.


предыдущая глава | Плесень | cледующая глава