home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1

В северном полушарии "чернуха" никогда не росла сплошным ковром. Даже на огромных площадях пораженных ею ландшафтов было немало прорех. Иногда эти прорехи заполнялись коричневой плесенью или красной, но часто на том месте оставались участки девственно чистой земли.

— Она умирает?

Сергей сидел в открытом кузове транспортника вместе с другими рейдерами и наблюдал за тем, что происходит за бортом. Это был его первый дальний выезд. Хотелось увидеть и запомнить как можно больше, зафиксировать в памяти.

Чем дальше, тем мертвый мир сильнее поражал воображение Лужина. Многое из увиденного не соответствовало его представлениям, в том смысле, что где-то было лучше, где-то хуже. О проспектах городов, заваленных костями, Сергей слышал от бывалых рейдеров много, но увидел их только вчера. Броненосец шел через широкое ущелье между пустыми небоскребами, прямо по скелетами. Кости громко хрустели, черепа вырывались из-под колес вездеходов, отскакивая, словно были живыми. От затаенного страха у Сергея сердце уходило в пятки. Ему объяснили, как было дело. Все просто. В этом месте шестьдесят лет назад наступающая "чернуха" накрыла толпу беженцев. Сначала облако токсина, затем сама плесень. Хлоп! Три тысячи человек мертвы. Вероятно, они ждали помощи от властей, может, кто-то обещал им эвакуацию, но пришла только эта дрянь.

— У них тут были вещи, — говорил рейдер, сидящий напротив Сергея. — Чемоданы, сумки. Кто-то тащил с собой кошек и собак. — Броненосец покачивало. Сергей пытался понять, шутит Игорь или нет. За маской с торчащими, словно глаза насекомого, визорами, лица было не разглядеть. Рейдер в броне сидел, поставив между ног импульсную винтовку дулом кверху. — Мои предки погибли так же. Мать говорила, что ее старшую сестру, тетю и других "чернуха" сожрала на подступах к Юго-восточному космопорту под Екатеринбургом. А ей повезло, ее силой захватили, когда она носилась по улицам города, и запихнули в фуру. Генерал спас ее.

Тогда Сергей отвернулся. Иногда байки рейдеров казались ему отвратительными. Не приключения, а какие-то страшные анекдоты. Были и те, кто упивался описанием ужасов. Игорь, к примеру. Он считал, что новичков обязательно нужно учить жизни, а наглядных примеров куча, вот их сколько за бортом.

Это было три часа назад. С той поры караван шел на запад, к объекту, обозначенному на картах как Лабиринт. Сергей не знал, что это и для чего им туда. Рейдеры тему не обсуждали, сидели, в основном, молча, словно им нечего было друг другу сказать.

Сергей чувствовал общую нервозность.

— Умирает, — ответил Игорь, кивая за борт. — Плесень — живая. Все, что живое, было когда-то рождено и когда-нибудь умрет. "Чернуха" тоже. Она думала, пришла сюда навечно, расположилась на планете. Вероятно, где-нибудь во вселенной ей такое приходилось проделывать, где-то она живет и процветает. А здесь ее участь — смерть. В конечном итоге, плесень исчезнет. Нам не понадобятся бомбы, напалм, репелленты — все произойдет само по себе. Смотри — участки, свободные от дряни, все больше. И сама "чернуха", на ней все больше серого. Это значит, мицелии отмирают.

Рейдер, почти все, повернули головы к Игорю Кореневу и слушали. Говорунов не очень жаловали, но когда скучно в переходах, люди готовы слушать любую болтовню, чтобы убить время.

Болтовня или нет, а Сергей вдруг понял, что слова Игоря отвечают и его мыслям. Невысказанным, даже необдуманным, несмелым.

В самом деле, ведь если прикинуть, такой исход не очень и фантастичен. Можно даже сейчас видеть: в тех местах, где "чернуха" стала серой, мертвой, новых наростов не появляется. Плесень больше не росла. В городах Сергей видел то же самое, все видели. Правда, кое-где "краснуха" пыталась взять реванш, но общей картины это не меняло.

— А как же то, что мы едим? — спросил рейдер, глядя на Коренева.

— "Желтуха"? — усмехнулся тот. — Да-а, вот это главный вопрос. Почти как шекспировский: быть или не быть.

— Если она умрет?

— Придется искать что-то другое. Но это ты у умников спроси. Они работают над продовольственными программами.

Поднялся ветер, окатил кузов броненосца волной пыли вперемешку с серой пылью мертвой плесени.

— Получается, плесень убила почти всех, а оставшихся наградила ценным пищевым ресурсом, — сказал, помолчав, Игорь. — И что бы это значило? — Он посмотрел на других рейдеров, но те молчали.

— Вторичная форма, — сказал Сергей.

— Я думаю, что эта плесень умеет думать. Не как люди и даже не как животные. Просто думать на своем уровне. Может быть, "желтуха" — ее попытка установить с нами связь? Вдруг у нее совесть проснулась после того, как эта зараза увидела, что сделал с нашей планетой? Кто знает? Пытается искупить.

— Ерунда, — сказал Сергей. — Будь она разумная, то ученые бы знали.

Коренев отмахнулся.

— Для чего-то же появилась съедобная плесень. Подумай, парень. Эволюция ничего зря не делает.

— В смысле?

— Красная плесень вызвала быстрые мутации, кого-то убила, кого-то превратила в новые виды животных. Верно?

Сергей молча кивнул. Игорь подался вперед.

— А теперь подумай, так уж ли безопасна желтая плесень? Красная была агрессивной, она не собиралась рассусоливать. Бац — и ты уже либо мертвяк, либо зомби, либо мутант. А эта? Твой сухпаек состоит почти целиком из "желтухи", Серега. Мы жрем ее, считая, что это безвредно, а если это неправда? Мы можем меняться исподволь, медленно, не осознавая этого!

Рейдеры молчали, потом один из них сказал:

— Ты говнюк, Игореша. Лучше бы в умники пошел.

Тот лишь рассмеялся.

— Не верите — не надо. Кто из вас хоть раз в жизни болел? Хотя бы обычной простудой?

Никто не ответил. Сергей начинал понимать, чего добивается Игорь.

— Верно. Я и сам не помню ничего такого. Раны заживают на нас быстро, даже самые глубокие. На тренировках мы бьемся, падаем, получаем тяжелые травмы. Но разве кто-нибудь погиб? Нет. Сутки, максимум, двое — мы готовы к новому раунду. Почему? Иммунитет. Способность регенерировать ткани на уровне, которая не снилась нашим дедам. Иной болевой порог. Полвека назад люди не были такими, даже самые подготовленные, даже элитный спецназ или профессиональные спортсмены. — Коренев говорил, заставив молчать своими откровениями даже ветер.

Караван из пяти броненосцев двигался на запад через каменистые поля, покрытые островами "чернухи".

— Это все из-за стимулирующих инъекций, — сказал Сергей. — Нам кололи их в детстве.

Рейдер ткнул в его сторону пальцем.

— Именно! Инъекции. Они разные, но у всех одна основа — вытяжка из "желтухи"! А еще пища. Сколько в месяц каждый житель Бастиона съедает ее? Только умники и считали, только они и изучают, но, разумеется, все секретно.

— Хочешь сказать, мы мутанты? — спросил один из рейдеров.

— Нет. Но мы меняемся. Эволюция в действии.

Рейдеры, конечно, не верили. Стать мутантом, медленно или быстро, неважно — что может быть хуже? Но логика Игоря обескураживала, поэтому никто, если и рвался, не нашел в себе храбрости возразить.

Сергей отвернулся, глядя поверх края борта.

Караван шел по пересеченной местности, игнорируя дороги. Толку от них все равно было мало, ибо дорожное покрытие давно превратилось в крошку.

Сергей видел заброшенные частные дома в когда-то отлично обустроенных экологических секторах (сейчас это были просто сгоревшие остовы, напоминающие руины после бомбежки; выжившие забрали оттуда все), небольшие предприятия, а вдали виднелись силуэты зданий маленьких городков, чьи названия канули в лету.

Приемники электроэнергии торчали из ковра уродливого мутировавшего леса. Мертвая "чернуха" свисала с высоких опор бахромой и покачивалась на ветру. Довольно часто в поле зрения рейдеров появлялась и местная живность. Иногда это были стаи пост-человеков, слоняющихся, казалось, безо всякой цели, иногда группки неизвестных животных. Были и уже знакомые Сергею по его предыдущим рейдам. Они унаследовали от старых видов названия, хотя не имели к ним ни малейшего отношения. Имена давались по внешнему сходству либо просто, по велению вдохновения.

Если бы не тихое урчание движков броненосцев, тишина могла бы давить на уши. Но периодически ее нарушали крики, вопли и рычание. Местная фауна занималась повседневными делами — ела или старалась не стать едой, всеми силами стремясь выжить.

Иной раз от вопля или вибрирующего дьявольского свиста у Сергея мурашки бежали по спине. Он помнил записи старого времени. Тогдашняя природа едва ли в чем-то походила на нынешнюю. В прошлом все было по-другому.

Вскоре стало ясно — Лабиринт близко.

Караван обогнул высокий холм, скорее всего, бывший террикон, заросший уродливым кустарником, и выкатился на финишную прямую. Впереди показались покрытые плесенью, грязью и ржавчиной строения из пластика и металла.

Командующий рейдом полковник Мих объявил боевую готовность. Теперь они на неразведанной чужой территории, где можно встретить что угодно.

Сергей проверил винтовку. Он не сомневался, что лезть придется в самое пекло.


предыдущая глава | Плесень | cледующая глава