home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Миф № 23. Трагедия 22 июня 1941 года произошла из-за грубого просчета в определении направления главного удара вермахта, что стало следствием личного приказа Сталина считать Юго-Западное направление главным для вермахта, в результате чего была ослаблена оборона на Западном направлении и произошло катастрофическое крушение Западного фронта

Этот миф обладает специальным предназначением.В оборот запущен Маршалами Советского Союза Г. К. Жуковым и К. А. Мерецковым. Они, как никто другой из высших предвоенных военачальников, были заинтересованы в этом, так как перед войной оба являлись начальниками Генерального штаба. И именно при них, но более всего именно при Жукове из официального плана обороны исчезло главенствующее значение Минского и в целом Белорусского направления в оборонительных мероприятиях Советского Союза. Именно при них, но более всего при Жукове это наиглавнейшее направление удара вермахта было проигнорировано. И именно в результате этого игнорирования в колоссальной степени и произошла трагедия 22 июня 1941 г. Не желая брать на себя тяжелейшее бремя исторической ответственности, оба маршала выдумали этот крайне подлый миф и свалили все на Сталина, сопровождая свою клевету ещё и клеветническими нападками на ГРУ. Миф тиражируется и используется до сих пор, причем без какого-либо анализа природы его происхождения.

В действительности же первым за вермахт главный его удар на Юго-Западное направление ещё в сентябре 1940 г. стал переносить именно маршал Тимошенко — в то время нарком обороны. Произошло это во время доклада правительству СССР проекта «Соображений об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 гг.» от 18 сентября 1940 года. Тимошенко тогда изволил выразить недовольство тем, что по политическим (стратегическим) соображениям главенствующее значение в документе было придано группировке вермахта севернее Варшавы, а также в Восточной Пруссии. Более того, именно Тимошенко тогда и стал настаивать на том, чтобы был разработан вариант, по которому основные силы гитлеровцев развернулись бы южнее Варшавы. Что послужило первоначальным импульсом для такого «пожелания» наркома, понять весьма трудно, потому как во всех последних предвоенных планах и проектах планов РККА содержится прямая оговорка: «документальными данными об оперативных планах вероятных противников как по Западу, так и по Востоку Генеральный штаб Красной Армии не располагает» (это не совсем так; детальный анализ этого вопроса был дан при исследовании мифов о разведке. — A.M.). В то же время, руководствуясь прежде всего политическими (стратегическими) соображениями, тогдашний начальник Генерального штаба мудрый Б. М. Шапошников уже дважды настаивал на особой предпочтительности северного варианта развертывания главных сил вермахта, то есть на Прибалтику и Белоруссию. Что и подтвердилось трагедией 22 июня 1941 г., а впоследствии трофейными документами, а также исследованиями историков, в том числе германских. Образно говоря, прогнозируя подобный сценарий событий, Шапошников, по сути дела, еще в сентябре 1940 г. точно разгадал и воспроизвел конечный замысел плана «Барбаросса», который был утверждён Гитлером только 18 декабря 1940 г.

В свете утверждений Жукова и Мерецкова о том, что-де Сталин «назначил» Юго-Западное направление главным для вермахта, небезынтересно отметить следующее. В начале сентября 1940 г. в КОВО, а в это время командующим там был Жуков, прошли учения 6-й армии округа по сценарию немедленного (в том числе и превентивного) встречно-лобового контрблицкрига на Юго-Западном направлении, да еще и с плацдарма Львовского выступа. По сути дела, это был армейский прототип будущего «безграмотногосценария вступления в войну», то есть «гениального» плана от 15 мая 1941 г. Заметьте при этом, что подготовленный Шапошниковым проект «Соображений…» ещё не рассматривался — это произойдёт только 18 сентября 1940 г. и в последующие дни. И Сталин тоже еще не рассматривал этот проект, а Жуков уже собрался в контрблиц-«Дранг нах Вестей»-криг! С чего бы это?! И в это же время начинается бурчание Тимошенко насчет определения направления главного удара вермахта — маршал требует, чтобы нацистские супостаты наступали на Южном и Юго-Западном направлении, то есть против КОВО!? Супостаты же между тем, пораскинув мозгами и ссылаясь на успехи абвера на Украине, в это время уже фактически склонялись к отказу от нанесения главного удара на этом направлении и в конце концов утвердили северный вариант в качестве основного, а на юге всего лишь одно из трех направлений. А чуть позже и ГРУ стало фиксировать переброски войск согласно утвержденному гитлеровцами северному варианту развертывания вермахта.

Но в декабре 1940 г. за супостатов почему-то забеспокоился все тот же Жуков — в это время в Генеральный штаб из КОВО поступила записка за его подписью, в которой утверждалось, что основные силы Германии будут нацелены против КОВО (ЮЗФ), а значит, «здесь следует ожидать главный удар противника»?! С чего он так решил, почему пришёл к такому выводу — пойди разберись теперь. Центральный аппарат ГРУ ещё толком не знал, что конкретно замышляет противник, а Жуков уже знал!? К слову сказать, эти «данные» КОВО чуть позже были включены в доклад ГРУ от 20 марта 1941 г., о котором говорилось при анализе мифов, связанных с разведкой. Трудно гадать, на каком основании командующий КОВО пришёл к такому выводу. Зато непреложным фактом является следующее — в конце 1940 г. начальник штаба КОВО по указанию Жукова подготовил план действий округа, в котором уже проступали контуры будущего «гениального плана» от 15 мая 1941 года. И хотя в этом новом плане штаба КОВО частично, но в минимальном объеме еще сохранялась логика плана Шапошникова, но тем не менее уже чётко проглядывались элементы будущего немедленного встречно-лобового контрблицкрига, на «сценарий» которого чуть позже и будет подменен замысел официального плана обороны. Фактически именно этот стратегический бред и был положен в основу сначала плана от 11 марта 1941 г., а затем еще и «гениального плана» от 15 мая 1941 г.

Он был разработан генштабом по указанию Жукова и Тимошенко и якобы был доложен Сталину и даже якобы был им подписан и утверждён. Но в том-то все и дело, что «сколько бы раз ни заявляли о том, что проект оперативного плана от 15 мая 1941 г. был подписан Сталиным, Тимошенко и Жуковым или был принят к исполнению на основании устных распоряжений названных лиц, никаких документальных подтверждений этому нет. На разработке, подписанной Василевским, отсутствуют какие бы то ни было подписи, пометы и резолюции, сделанные Сталиным, Тимошенко или Жуковым. Нет также ни прямых, ни косвенных документальных подтверждений того, что эта разработка была вообще представлена главе Советского государства или Правительству. Думается, нелишне было бы задать вопрос, мог ли вообще этот документ в том виде, в каком мы его имеем (рукописный текст с многочисленными исправлениями и вставками, большинство из которых с трудом поддается прочтению), быть подан первому лицу в государстве? Заслуживает внимания, наконец, и тот факт, что этот документ долгое время (до 1948 г.) хранился в личном сейфе Василевского — не в бумагах Сталина, Тимошенко, Жукова либо начальника Оперативного управления Генштаба РККА Н. Ф. Ватутина, где ему, казалось бы, надлежало находиться, если бы он был утвержден или хотя бы рассмотрен, и именно из сейфа Василевского перекочевал в архив. Данный документ никогда не выходил из стен Генштаба. Он так и остался черновым рабочим документом» [88] . Вот это и есть самая что ни на есть подлинная Правда об этом «гениальном» плане! Точнее, ее лицевая сторона!

Что же до теневой, то проект этого плана был как полностью безграмотным в военно-стратегическом отношении (не говоря уже об обычной безграмотности), так и полностью бессмысленным предложением ударить неким превентивным контрблицкригом в никуда. Основополагающая провокационная тупость этого проекта заключалась в том, что вся его суть сводилась к инициативному развязыванию войны Советским Союзом ради упреждения Германии в развертывании войск!? Никаких других политических и стратегических целей в документе не прослеживается. Только упредить в развертывании и более ничего. А ведь речь-то шла ни много ни мало о том, чтобы ввязаться в крупномасштабную, по существу, мировую войну. Более того. План был беспрецедентно глуп. Вы только представьте себе, каким же местом надо было думать, чтобы додуматься до констатации в преамбуле плана факта о том, что гитлеровцы уже отмобилизовали свою армию, сосредоточились и даже развернули свои тылы, но предлагать упреждение их развертывания превентивным ударом?! Впрочем, думать — это не для Жукова и Тимошенко.

По сути дела, они под копирку реанимировали концепцию Тухачевского — этот «стратег» в свое время предлагал то же самое в отношении уже полностью отмобилизовавшегося и развернувшегося врага. Это называлось упреждать агрессию операциями превентивного вторжения?! На том, собственно говоря, и был построен его план поражения СССР в войне с Германией. Послевоенные же разговорчики о так называемом гениальном плане понадобились Жукову лишь для того, чтобы в очередной раз представить себя якобы гениальным, но непонятым Сталиным стратегом, чего за ним, Жуковым, никогда не числилось. Георгий Константинович был чрезвычайно слаб в вопросах стратегии, на что, к слову сказать, прямо и без обиняков указывали многие маршалы и генералы военной поры. Более того, эти разговорчики понадобились Жукову в оправдание его действий, приведших к невероятной трагедии 22 июня 1941 г. Однако ввиду своей беспрецедентной стратегической безграмотности он оправдывался столь глупейшим способом, что всего лишь подтвердил свое авторство в устроении трагедии 22 июня. Ещё в 1965 г., говоря об этом «гениальном плане» и утверждая, что проект плана был доложен Сталину, но тот его отверг, Жуков хотел убедить всех, что Сталин все-таки видел этот план, а соответственно несет и ответственность за последствия. Потому как, заявив все это, Жуков одновременно ляпнул, что-де хорошо, что Сталин не разрешил реализацию этого плана, иначе была бы полная катастрофа Красной Армии. Так и сказал, что этот план был не только ужасной ошибкой, но и, в случае получения разрешения на превентивный удар по Германии, Красная Армия была бы немедленно уничтожена! Ныне этот факт хорошо известен историкам.


* * * | Трагедия 1941 года | * * *