home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8


Ведьмы и сила четырех стихий

За окном яркое солнце, а настенные часы показывали ровно двенадцать, когда девушки проснулись. Соскользнув с кровати, Марья распахнула плотные шторы и открыла окно. Свежий ветерок ворвался в комнату. Включив телевизор, девушка заспешила в ванную приводить себя в порядок. Придя поздно ночью, она вернула себе человеческий облик, разделась на ходу и сразу же легла спать рядом с Марго. Сейчас нужно было привести себя в нормальный вид. Принять душ, уложить волосы, почистить зубы, накраситься и одеться. Все, как полагается в лучших домах.

Потянувшись в мягкой постели, Марго открыла глаза. Так замечательно спалось, что хоть гром греми, она бы все равно ничегошеньки не услышала. Перевернувшись на живот, включила музыкальный канал и сгребла под себя пухлую подушку. Ничего не хотелось делать. Выйдя из ванной во всеоружии, Марья удивленно вскинула брови:

— Это что, забастовка? Ты одеваться собираешься?

— Угу.

— Давай живей, я голодна, как волк.

Нехотя опустив ноги на холодный пол, Марго зевнула и, одев теплые тапочки из овчины, зашаркала к двери. Через открытую дверь она поинтересовалась, как прошел поход.

Поделившись впечатлениями, Марья облокотилась о дверной косяк уборной, не забывая даже о самых незначительных деталях.

— Ты видела дух умершего? Правда?

Убирая волосы под ободок, чтобы не мешали наносить макияж, Марго недоверчиво покосилась на подругу.

— Врать не буду. Его там все видели. Он был реален, как ты и я.

— Как это возможно? Насколько мне известно, духи не имеют оболочки и не умеют говорить.

— Наверное, все дело в том самом черном порошке из табакерки и частично в белом дыме.

— Белый дым просто усилил видимость, а дело скорее всего в ее словах и порошке. Кира-черная ведьма, об этом все увиденное тобою говорит. Значит, она обладает даром некромантии и оккультизма. Ну что ж, здорово. Признаться честно, твой рассказ меня успокоил. Теперь мне стало значительно легче. Мы узнали, что у Киры с Принцем есть общие дела.

— А меня, наоборот, это смущает еще больше. Думаю, не этим они привлекают к себе людей.

— Ты о чем?

— Понимаешь, все, что этой ночью произошло, я могу назвать одним словом — представление и никак иначе. Ну, посуди сама, «некто» узнает, что есть такие люди, которые способны творить чудеса. Ответить на любой вопрос, предсказать будущее, вызвать духа и даже погадать на мертвом человеке. Этот самый «некто» узнает адрес, добивается приглашения в особняк, и даже присутствует при таинственном обряде. И вот тут-то он попадается. Его слепая вера в чудеса затмевает все. Страх, совесть, честь — таких слов нет в его лексиконе, они выпадают из обоймы. Он становится послушным и управляемым. Марионеткой. Ты понимаешь, о чем я?

— Да, — глядя в отражение зеркала, на серьезное лицо Марьи, Марго продолжила с широко раскрытыми глазами: — И от этой мысли у меня колючие мурашки по всему телу. Что будем делать?

— Для начала предлагаю все как следует выяснить. Любые способы хороши, начнем окучивать Киру. Думаю, нас ждет успех. Если мы им нужны, они захотят с нами дружить и сотрудничать. С Принцем нужно быть предельно внимательными. Не допускать ни единой ошибки. Если весь спектакль мы сыграем слаженно, то сможем понять и разобраться, в чем здесь, собственно, дело.

— И самое главное, зачем мы здесь, — поддержала подругу Марго, ловко орудуя пуховкой.

Выбрав из местного гардероба черные джинсы, топик и шпильки, Марго быстро переоделась за ширмой.

Спустя несколько минут подруги вызвали лифт и поднялись на первый этаж. Седовласый дворецкий словно поджидал их у двери.

— Добрый день, — его улыбка была сдержанной, а манеры безупречны. — Позвольте мне проводить вас к обеденному столу.

Девушки лишь кивнули головами и проследовали по длинному коридору в сторону столовой. Откуда-то сверху доносились звуки музыки, а в воздухе витал запах ванили.

Переступая через порог огромной залы, девушки на ходу огляделись. Над широким деревянным столом свисала великолепная люстра изящной ковки и тонкого стекла. Небольшой камин в углу добавлял уюта и тепла.

Посреди стола стояла ваза с розовыми орхидеями, которые источали нежный аромат. Накрахмаленные салфетки на фарфоровых тарелках и серебряные приборы оставались нетронутыми. Только один-единственный человек сидел за этим великолепным столом. Кира.

Не говоря ни слова, официанты отодвинули пустые стулья рядом с хозяйкой. Марго заняла стул справа от Киры, и тотчас взяла в руки салфетку, которую расстелила на коленях. Она ужасно проголодалась.

В отличие от подруги, Марья плавно опустилась на стул и, опершись о подлокотники, внимательно посмотрела на хозяйку.

Словно тени, в столовую вошли все те же официанты с тяжелыми подносами. Расставив многочисленные блюда, они так же бесшумно удались, оставляя подруг наедине.

— Я не знала, что вы предпочитаете, поэтому заказала все, что готовят на этой кухне. Прошу вас, угощайтесь.

Марго не надо было просить дважды. Зачерпнув ложкой горячий рассольник, она забыла, где находится и какой сегодня день.

— Невероятно вкусно. Ваш повар умничка!

— Знаю, поэтому он и работает в этом доме, — взяв со стола чашку чая и блюдце, Кира откинулась на стуле и изучающим взглядом посмотрела на Марью. — Как ты сегодня себя чувствуешь?

— Хорошо, спасибо. Спокойный сон и горячая ванна творят чудеса.

Массируя виски, Марья театрально изобразила легкую мигрень. Остатки несуществующего похмелья. Затем, слабо улыбнувшись, как будто это стоило ей немалых сил, придвинула тарелку с пышными булочками.

— Не думаю, чтобы похмелье так просто тебя оставило. У меня есть проверенное средство, я дам его тебе сразу же после обеда. Чудодейственный отвар и следа не оставит от головной боли.

Кира вела себя очень сдержанно. Своим пустым разговором она никого не напрягала и не ставила в неловкое положение. Однако, что бросалось в глаза, так это ее безучастность. Девушка вела себя так, слово не принадлежала себе и общалась с незнакомыми ей людьми. Застывшая улыбка на лице, словно маска, не пропускала никаких других эмоций. Ее манеры и движения было безупречны, но безжизненны.

Марго отодвинула пустую тарелку, и обратила свой взор на бифштекс с кровью.

— А где хозяин особняка?

— Принц уехал в город по одному деликатному делу, думаю, вернется только поздним вечером. Кстати, он желает, чтобы мы втроем явились к нему для очень важного разговора.

— О чем пойдет речь?

— Он что-то говорил о каком-то взаимовыгодном предложении. Однако о чем именно пойдет речь, мне неизвестно.

Делая маленький глоток травяного чая, Кира скосила глаза на часы, что стояли на каминной полке. Стрелки застыли на тринадцати сорока пяти.

— Боже, как быстро летит время! Я должна столько всего успеть. Для начала мы обойдем весь замок, я покажу самые интересные и красивые места. Вы увидите роскошный парк за домом, розарий и уединенную беседку. Место для влюбленных. Затем я познакомлю вас со своими помощниками и друзьями. Правда, их не так и много, но ведь важно не количество, а качество. Не так ли?

— Бесспорно, — отозвалась Марья, уплетая последний пирожок.

После того как официанты убрали опустевшие тарелки, девушки продолжили вежливый разговор.

— Все хотела вас спросить, где находится Юлия?

Странный вопрос заставил девушек напрячься. Обменявшись молчаливыми взглядами, словно сигнальными огнями, подруги сразу поняли, что не стоит разглашать местоположение Ю-Ю. Каким-то шестым чувством им стало понятно, что такой, казалось бы, мимолетный вопрос задан неспроста. Кира зондирует почву, в противном случае спросила бы о ней еще при первой встрече. Но вопрос был задан только на следующий день, и именно это наводило на размышления.

— Она находится у своей матери, в соседнем городке. Сейчас у нас летние каникулы, а ее мать очень соскучилась. Вот она и решилась ее проведать.

— А что с ее отцом? Он жив?

— Да, все в порядке. У Юлии нет ни братьев, ни сестер. Она единственный ребенок в семье.

— Когда вернется?

— Обещала вернуться через месяц, не раньше.

Зеленые глаза Киры смотрели холодно, ничего не упуская. Кажется, ответ ее не удовлетворил. Марго физически ощущала недовольство черной ведьмы, однако, чтобы не разжигать огонь, перевела разговор в другое русло.

— Мне нравится этот замок.

— Да, он действительно красивый, — рассеяно ответила та, поднимаясь со стула.

Пока Кира раздавала распоряжения, Марго посмотрела на Марью и тихонько прошептала через стол:

— Кажется, она нам не поверила.

— Я тоже так подумала.

Допив остатки ароматного чая, девушки вышли из-за стола и направились за Кирой к двери.

Сегодня на ней было платье из шифона, простого покроя, до колен. Смоляные волнистые волосы собраны в тугой хвост. Единственным украшением неизменно оставались все те же рубиновые серьги.

Следуя за ней по извилистым коридорам, девушки с открытым ртом рассматривали интерьер. Одну сторону замка украшали рога оленей и чучела диких зверей.

Именно в этой части девушки спустились вниз по лестнице и оказались перед невысокой дверью. Кира вытащила из кармана ключ, ловко вставила его в замочную скважину, и дверь бесшумно растворилась.

Войдя внутрь, включила верхний свет и обернулась к гостьям. Те как вошли следом, так и обомлели.

— Судя по вашим лицам, увиденное вас впечатлило.

Оставив ее замечание без ответа, подруги молча озирались вокруг. Небольшое помещение служило хранилищем для многочисленных склянок и пузырьков. От самого пола и до потолка стояли полки. Чего только на них не было — и коробочки с сухими травами, и баночки с мазями, и сосуды с разноцветными жидкостями, и футляры с засушенными насекомыми. Но больше всего поражало не это. В больших пятилитровых банках, наполненных прозрачной жидкостью, плавало нечто, отдаленно напоминающее человеческие органы. Печень, сердце, легкие и даже мозг.

— Что это?

— О, это! Обожаю, когда люди так реагируют, — рассмеялась Кира, поднимая банку с печенью. — Я называю это материалом.

Повертев в руках страшную банку, девушка поставила ее на место. Затем достала черную коробочку, открыла крышку и взяла щепотку странных квадратиков коричневого цвета.

— Как вы думаете, что это?

— Ну, не знаю, — начала обескураженная Марго, рассматривая один из квадратиков. — Похоже на плотную старую бумагу.

— Это кусочки человеческой кожи.

— Мать моя!

Марго взвизгнула и выронила квадратик на пол. После чего брезгливо вытерла руки о свои джинсы.

В отличие от подруги, Марья была более сдержанна. Сев на корточки, подняла кусочек высушенной плоти и положила на место в коробку.

— Я не совсем понимаю, где вы это используете?

— В своих зельях, конечно, — пояснила Кира, убирая коробку назад на полку. — Я лично собираю материал и сама готовлю отвар. Правда, иногда мне помогает мой помощник, Морфей. Вы его уже видели, это наш дворецкий. Немного позже я официально вас ему представлю.

В голове Марьи возник образ седовласого мужчины, что обрабатывал этой ночью труп.

— А вот и обещанное зелье от головной боли и синдрома похмелья.

Вынимая из распахнутого ларца длинную запечатанную мензурку со странным бледно-желтым настоем, Кира улыбнулась:

— Ты не смотри на его цвет, это ерунда. Его надо встряхнуть, вот так! После чего его цвет становится нежно-розовым.

Откупорив подозрительную мензурку, она протянула ее Марье. Приняв странный дар, та, недолго думая, выпила все до последней капли.

— Ну, как?

— Потрясающе. У этой гадости такой вкус, словно в ней десять лягушек мочили ноги, а потом дружно утопились. Но в целом неплохо.

— А как голова?

— Вроде проходит. Еще немного, и боль рассосется.

— Замечательно. — Возвращая пустую мензурку на место, Кира выбрала еще одну, правда, более приятную на вид. — Вот это зелье — настоящая «бомба». Способна и мамонта усыпить на месте. Достаточно одной капли, и клиент в вашем распоряжении. Хоть на несколько минут, хоть на всю оставшуюся жизнь. По вашему желанию.

— Из чего он?

— Ну, здесь состав витиеватый и специфический… Скажу единственное, чтобы вас слишком не утомлять, что в основе его камни из человеческих почек и сон-трава.

— А в предыдущем что было?

Девушка лукаво улыбнулась и, блеснув глазками, произнесла слова, от которых Марье стало плохо:

— Экскременты молодого петуха.

— Могла бы хоть предупредить!

— Извини, это всего лишь шутка! На самом деле этот отвар приготовлен из вербены и укропа. Ничего гадкого, как видишь. Ну что, идем дальше?

Закрыв за собой дверь на ключ, Кира шагнула к соседней двери. Толкнув ее от себя, решительно вошла внутрь.

Каменные стены, как в подземелье, и горящий камин с булькающим котелком в самой середине противоположной стены. Массивный деревянный стол занимал значительную часть комнаты. Только небольшой шкаф в углу с открытыми дверцами дополнял унылый интерьер.

Стоя над столом в белом фартуке и резиновых перчатках, с ловкостью хирурга там орудовал знакомый седовласый мужчина. Завидев нежданных гостей, он выпрямился и, отложив в сторону длинный нож, стал снимать перчатки.

— Кира, милая, ты сегодня просто обворожительно выглядишь!

— Спасибо, Морфей! Позволь представить тебе моих почетных гостей. Марго и Марья.

— Очень приятно, — склонив голову, он поцеловал руку каждой.

— Сегодня я решила показать им особняк со всеми его прелестями и тайными закоулками.

Отступая на шаг, Кира оглядела убранство комнаты и, остановив свой взгляд на трупе черного кролика, спросила:

— Чем это ты сегодня занят? Освежеваешь кроля?

— Да, я залез в кладовую и с сожалением обнаружил, что запасы кроличьих лапок заканчиваются. Вот и решил их пополнить.

— Принцу сказочно повезло с таким помощником, как ты.

Зардевшись от похвалы, Морфей скромно улыбнулся. Простое ласковое слово делало его преданным другом и соратником. Заметив это слабое место, Марго хитро подмигнула Марье. Затем, положив руки на талию, с грацией кошки подошла к огню в камине. В котелке варилось нечто темное.

— Что это?

— Зомбирующее зелье для «кукол».

Одев перчатки, Морфей продолжил потрошить несчастного кролика, и уже через секунду погрузился в свои заботы. Казалось, больше в этом мире его ничто не волнует.

Увидев, что девушки недоумевают, Кира придвинула к камину стул, на который сразу же присела.

— Полагаю, вы давно уже поняли, что мы работаем с черной магией. Все, что связано с ней, служит нам. Чтобы получать нужный материал, мы должны найти добровольцев. Но, как вы понимаете, не каждый человек согласится принести себя в жертву.

— Отлавливаете бомжей на улице?

— В самых крайних случаях, и то только для грубых дел. Сами понимаете, инфекции, блохи, запах не послужат хорошей рекламой. Нужный материал, как правило, — обычные смертные.

Марья сразу же вспомнила про Дена. Кажется, Кира сейчас говорит именно про таких, как он.

— Мы называем их «куклами». Обычно мои помощники цепляют их на разнообразнейших вечеринках. Предлагают выгодное знакомство, связи или просто любовь. К каждой «кукле» у нас особенный подход. Обычно агенты угощают их коктейлем, от которого жертвы на короткое время теряют сознание. После чего приходят в себя уже совершенно другими. Послушными и покорными, способными выполнять любые команды. Как собаки. Их можно попросить броситься под машину или раздеться догола. «Куклы» выполняют любой приказ. Надо лишь попросить.

— И как долго они вам служат?

— Столько, сколько нам нужно. Это может быть день, а может и целая жизнь, но, как правило, надолго они не задерживаются. Стареют и надоедают. Исключение — красивые и сексуальные. У них есть чем нас развлечь.

Циничный и холодный тон Киры больно резал слух. Она говорила о людях как о растениях или камнях. Совершенно равнодушно и безэмоционально.

— А есть ли способ вернуть их в нормальное состояние?

— Разумеется. Следует дать нейтрализующий порошок. Подмешать в еду.

Нехотя поднявшись со стула, Кира направилась к выходу.

— Девушки, нам пора двигаться дальше. Оставим Морфея за его любимым занятием, нас ждет парк и прекрасный сад цветов.

Не поднимая головы, мужчина попрощался с гостьями. В данный момент трупы интересовали его больше, чем что-либо другое.

Закрыв за собой дверь, девушки направились на задний двор. Перед домом обнаружился бассейн с голубой водой и многочисленными лежаками и зонтиками. Яркое солнце и свежий ветерок располагали к тому, чтобы скинуть одежду и растянуться на шезлонге.

Неподалеку загорала небольшая компания из пяти человек. Знакомый татуированный парень и две его красотки. Рядом с ними симпатичный парень и загорелая девушка в розовых очках. Компания мило беседовала, распивая коктейли и натираясь кремом.

Весело махнув им рукой, Кира села за плетеный столик у самого дома под живым навесом из растущих лиан. Марго и Марья заняли места подле нее.

К столику подошел зомбированный Ден. Сегодня он выполнял роль безмолвного официанта. Расставив на столе бокалы с напитками, он выпрямился в ожидании следующего приказа.

Его глаза были непроницаемыми. Выражение лица безвольной куклы. Погладив его по спине, Кира с нескрываемым удовольствием заглянула ему в глаза.

— А этот экземпляр очень даже ничего. Надо тебя запомнить. Потрясающе роскошное тело… ну ладно, ступай, пока ты не нужен.

Придерживая в руках поднос, Ден безвольно развернулся и направился к стене. Застыв на месте, он стал напоминать манекена в витрине магазина.

Переглянувшись, девушки взяли по бокалу и молча сделали по глотку.

— Расскажи нам о той компании, — начала Марго, указывая в направлении молодых людей у бассейн. — Кто это?

— Это помощники Принца. Гончие. В основном они занимаются вербовкой и передачей информации.

— Да, мы видели их в деле.

— Чтобы передать секретное сообщение, мы не всегда можем воспользоваться Интернетом или связью, сами понимаете, это ненадежно. Любое сообщение можно прочитать или подслушать. Чтобы не произошло утечки, мы используем перелеты ночных сов или ворон. Все зависит от погодных условий и времени года. Меняя облик, помощники доставляют информацию в предельно сжатые сроки и инкогнито. Проверенный способ. Кстати, мы всегда отправляем по две или три гончих. На случай, если на них нападут хищники или собьет охотник.

— То есть, если ведьма превращается в ворону, а кто-то эту ворону собьет, то ведьма погибает в облике птицы? Так?

— Да. Правда, это происходит не так часто. Иначе бы нас всех перебили. Мы же не вечны, как вампиры, или, скажем, призраки. Мы простые смертные, как все люди на этой земле. Мы ведьмы. Наш дар передается по наследству, от матери к дочери. Из поколения в поколение.

Услышав последние слова, Марья весьма этому удивилась, однако вида не подала. Ведь, в отличие от других, свой дар она приняла от умирающей Прасковьи, а ей дочерью не являлась.

Придерживая одной рукой бокал, а другой с помощью трубочки размешивая коктейль, Марго вдруг не удержалась и спросила:

— Откуда ты знаешь Принца?

Держа бокал на уровне глаз, Кира поверх ободка посмотрела в ее глаза.

— Мы познакомились, когда мне было девять. Жарким летним днем я гуляла с матерью в парке аттракционов. Она все время держала меня за руку и смотрела по сторонам. Затем увидела свою подругу и радостно ей помахала рукой. Обнявшись, они поприветствовали друг друга, спрашивали, как устроились, как сложилась жизнь, а затем подруга представила моей матери его. Тогда она назвала его другим именем, я не помню, каким именно. Мать посмотрела ему в глаза и как-то сразу сникла. От былого веселья не осталось и следа. Стала заметно нервничать и терять нить разговора. Но самое странное было не это. Принц почти не отрываясь смотрел на меня. Я очень хорошо помню, что его глаза были небесно-голубыми. Они завораживали невидимой магией. У меня внутри все похолодело и вдруг стало страшно. Спрятавшись за спину матери, я постаралась успокоиться, а через секунду мы с ней пошли прочь. Мама почти бежала, а я, не успевая за ней, оступилась и упала на землю. Больно так коленку разодрала. Мать взяла меня на руки и унесла оттуда. Позднее она взяла с меня обещание, что я никогда и ни при каких обстоятельствах не заговорю с этим, как она тогда его назвала, сыном дьявола. Спустя шесть лет моя мама неожиданно скончалась. Я осталась совсем одна. Роняя цветы на ее могилу, я вдруг подняла глаза и увидела Принца. Он стоял у раскидистого дерева и смотрел на меня. Внутри что-то екнуло. Я сразу поняла, что он пришел за мной. Не говоря ни единого слова, он взял меня за руку и посадил в свой автомобиль. Больше мы не расставались.

С глухим стуком Кира поставила на край столика пустой бокал. Прикрыв глаза, подставила свое бледное лицо ярким лучам солнца.

— Жаль, что мы, ведьмы, не можем читать мысли друг друга. Мне было бы очень интересно знать, о чем вы сейчас думаете.

Марго закинула ногу на ногу и отвернулась. Раскрывать свои мысли и чувства было не в ее правилах.

Марья заерзала на стуле, стараясь подобрать нужные слова. И когда, наконец, она все-таки собралась с духом и мыслями, то ответила следующее:

— Я тебя понимаю. Остаться в пятнадцать лет круглой сиротой — это нелегко. То, что Принц оказался рядом и не оставил тебя, достойно похвалы.

— Да, я очень благодарна ему, ведь он дал мне возможность закончить школу и университет. По образованию я юрист. Сейчас веду его дела и помогаю в работе. Можно сказать, я его правая рука. Ладно, не будем об этом. Идемте, я покажу вам парк.

Оставив позади шезлонги, вся троица направилась по дорожке в сторону высоких деревьев. Обойдя стриженые кустарники и небольшую лужайку цветов, они оказались перед живой изгородью.

— Этот парк когда-то был простым хвойным лесом. Затем эту землю купил Принц.

Пройдя немного вперед, девушки оказались перед песчаной дорожкой, которая уводила в глубь темных деревьев. Парк был хоть и ухоженным, но очень странным. Воздух как будто был заряжен. Сердце внутри стало биться как ненормальное.

Взяв друг друга за руки, Марго и Марья медленно двинулись за Кирой. Та заметно погрустнела и потому говорила совсем мало.

— Парк какой-то дремучий. Ты заметила? — поделилась мыслью Марья едва слышным голосом. — Здесь птицы не поют и кузнечики не стрекочут. Тишина мертвая.

— Мне тоже здесь не по себе. В лесу у Прасковьи было гораздо спокойней.

Войдя в самую глубь, Кира, наконец, остановилась и, указав в направлении лужайки, пояснила:

— Это место служит тренировочным полем для гончих и нас. Здесь можно спокойно колдовать. Никто за пределами леса ничего не поймет. Хоть гром греми или земля трясись.

— Очень странный у вас парк.

— Многие местные говорят, что это место нехорошее, что оно проклято. Я с ними полностью согласна. Когда-то, очень давно, в этом самом лесу затерялась целая армия. Люди, вошедшие в него, просто напросто сгинули.

Исчезли. Говорят, что вся земля усыпана их телами, и от этого такие высокие деревья.

— Здесь и вправду энергетика очень тяжелая. Находиться здесь не просто.

— Это с непривычки.

Вокруг травянистой лужайки стояло несколько кованых скамеек. На фоне черных деревьев вся эта картина выглядела зловеще.

Скинув туфли, Кира ступила ногами на густую траву.

— Я обожаю землю. Она меня тоже. Когда я чувствую себя не очень, то прихожу сюда и начинаю руками раскапывать небольшую ямку. Перекладывая, рыхля и перемешивая землю, я ощущаю большой прилив энергии. Становится так легко и хорошо, что о плохом просто не вспоминаешь.

Зарывая пальчики ног в сочную траву, Кира вдруг посветлела и улыбнулась.

— Стихия каждой из нас лечит и оберегает.

— Однако стоит сказать, что противоположные стихии убивают друг друга. Например, Вода и Огонь.

— Да, это так. Но в нашем случае это не срабатывает. Мы — четыре сестры, одно целое. У нас совершенно иное предназначение.

Потоптавшись немного по траве, Кира с ловкостью модели одела свои туфли и пошла по дорожке назад. Через секунду застыла на месте и, словно забыла что-то, рассеянно погладила свои рубиновые серьги.

— Нам следует поторопиться, Принц вернулся.

Девушки удивленно переглянулись.

— Кира, подожди, — остановила ее Марья, — можно задать тебе нескромный вопрос?

Девушка только слега кивнула в ответ:

— Эти серьги, откуда они у тебя? Их передала по наследству твоя мать или ты их купила?

— Странный вопрос, но я все же на него отвечу. Помнишь, я говорила вам, что повстречала Принца в тот день, когда хоронила свою мать. Так вот, он подарил мне их, когда мы сидели в его автомобиле. Я сразу же их одела, и с тех пор ни разу не снимала. Не хочется. Они мой талисман.

Медленно продвигаясь назад к замку, девушки продолжили разговор.

— Я видела на руке Принца кольцо, очень похожее на твои серьги, словно это один гарнитур. Тебе не кажется это странным?

— О-о, нет! Просто в тот день он сказал мне, что влюблен в меня с самой первой нашей встречи. Что серьги дарит в знак своей любви, а кольцо одел себе на палец, чтобы укрепить эту связь. Мы любим друг друга.

Ее улыбка стала светлой и глупой, как у всех влюбленных. Но Марья вцепилась в нее мертвой хваткой бультерьера.

— Еще один вопрос. Где твой амулет земли?

— Ах, это! Я его сняла сразу же, как одела эти серьги. Кажется, он валяется у меня в шкатулке.

Равнодушно пожав плечиками, она повернулась и направилась вперед. Этот разговор казался ей скучным и безынтересным.

— Я пойду в кабинет Принца, он зовет меня. А вы пока сходите в розарий, он находится немного правее. Там очень красиво. Вам понравится. Увидимся за ужином.

— Угу.

Оставшись наедине, девушки медленно двинулись в указанном направлении. Они обошли высокий густой куст, свернули к декоративному пруду и остановились на мостике, чтобы полюбоваться плавающими рыбами.

— Марья, я не совсем понимаю, зачем ты ее расспрашивала. Тебя посетила догадка? Тогда поделись ею.

— За что я тебя люблю, Марго, так это за твое умение логично мыслить.

— Да, этого у меня не отнять.

Опершись обеими руками о перила мостика, Марья посмотрела вниз, на рыб.

— Вся эта история с Принцем с самого начала показалась мне абсолютно фальшивой. Ну, посуди сама, с ее матерью знакомится взрослый мужчина, в расцвете сил, красавец, обеспеченный и порочный. Таких женщины просто обожают. Но ее мать вместо того, чтобы влюбиться в него как все, испугалась. Странная реакция, не так ли?

— Вообще-то мне в голову тоже такая идея пришла. Но продолжай.

— С другой стороны, маленькая девятилетняя девочка. Что может особенного найти в ребенке такой человек, как Принц? Если, конечно, он не маньяк. Вот что странно. И потом, как он узнал, что ее мать умерла? Просто взял и явился на кладбище, словно они расстались только вчера?

— Да, я с тобой совершенно согласна. Я уверена, что все не так просто с этими серьгами.

— Вот-вот. Хранительница земной стихии сняла свой амулет, чтобы надеть непонятные рубиновые серьги. Я, конечно, согласна, что они очень дорогие, антикварные и красивые, но носить их каждый день из года в год?! Это выше моего понимания.

— А что, если все дело именно в этом?

— В чем именно?

— В этих самых серьгах. Ну, представь себе, что Принц заранее знал, что она не просто ведьма, а хранительница Земли, тем более потомственная, и ему от нее что-то было нужно.

— Предполагаешь, серьгами он держит ее на поводке?

— Именно. Я почти уверена в этом.

— Значит, она его пленница… Кошмар! От этой мысли у меня голова идет кругом. Я совсем запуталась.

Вздохнув, Марья посмотрела на подругу:

— Разрозненная мозаичная картина начинает складываться. Теперь многое становится понятным, хотя не менее запутанным. У меня осталась масса вопросов, и я намерена получить на них исчерпывающие ответы. Все должно решиться к завтрашнему вечеру. Как бы ситуация ни сложилась, нам нужно выбраться отсюда уже к полуночи.

Марго согласно кивнула. Они взглянули в последний раз на ленивых рыб и направились в розарий.

Вечером, за ужином, все четверо сидели за накрытым столом в столовой. В камине весело потрескивал огонь, иногда выстреливая крупными искрами.

Принц был немногословен. Сидя в массивном кресле с высокими подлокотниками, он молча наслаждался янтарным виски со льдом.

Черный, с блестящим отливом костюм сидел на нем безупречно, словно сшитый на заказ. Ослепительной белизны рубашка красиво контрастировала с его бронзовым загаром и черным галстуком. В правом ухе блестела бриллиантовая сережка. Белокурые волосы были уложены в хвост, что придавало ему еще большую сексуальность.

Лениво потягивая крепкий напиток, он изредка поглядывал в сторону Марго. Стараясь не замечать его пронизывающего взгляда, девушка крайне заинтересованно разрезала свой бифштекс. Ей совсем не нравился такой интерес к своей персоне. Тем более что между ними не было ничего общего.

Нет, не сказать, что он ей не нравился. Принц был роскошным мужчиной. Просто Марго не воспринимала блондинов, ну совсем никак. Ее тип мужчины — высокий брюнет с легкой порослью волос на груди. Никак не альбинос.

Наблюдая их со стороны, Марья сделала вывод, что хозяин особняка очень сильно заинтригован своей гостьей.

В отличие ото всех, Кира витала где-то в облаках. Она в упор не замечала того, что творилось у нее под носом.

После ужина все четверо направились в кабинет Принца, который находился здесь же, на первом этаже. Войдя в просторное помещение, девушки завороженно вздохнули. По обе стены стояли высокие полки с книгами. Толстые переплеты сочетались с простенькими книжками. Корешки одних были затерты от старости, у других блестели золотыми буквами, словно только что с полки магазина.

У окна напротив входа стоял стол из красного дерева с кожаным креслом на колесиках. Кипы бумаг были аккуратно сложены в стопки на самом краю. Дорогие перьевые ручки стояли в позолоченном стаканчике рядом с телефонным аппаратом и блокнотом.

Рядом, напротив стола, находились мягкие кресла и небольшой диван, обшитые белоснежной кожей. Посередине круглый столик из прочного стекла.

— Присаживайтесь.

Девушки опустились в мягкие кресла и внимательно посмотрели на Принца. Чиркнув спичкой, он раскурил трубку и сел на кресло за своим столом. Окинув всех присутствующих сдержанным взглядом, он начал разговор.

— Вы, наверное, догадываетесь, о чем пойдет речь. Если нет, я поясню. Все вы представительницы разных стихий. Каждая из вас обладает особенной силой и древним знанием, что делает вас очень сильными ведьмами. Но, объединив эти силы, можно получить волшебство, равным которому не обладает никто. То, что нам удалось найти друг друга, уже чудо. Поверьте мне, я долго живу на этой земле, и мне хорошо известно, как трудно найти всех четырех. Вы — подарок для меня, сделанный самим провидением, и было бы большой глупостью пройти мимо вас и вас не заметить. Я обращаюсь к тебе, Марго, и к тебе, Марья. Вы будете жить в этом замке, в вашем распоряжении будут слуги, личные гончие, достойные апартаменты, библиотека, собственный счет в банке и, главное, вы будете развивать свой дар без риска и внешних угроз. Я покажу вам мир, свожу на свою родину, во Францию, вы узнаете историю ведьм, станете великими и всемогущими. Что скажете?

Придерживая одной рукой тонкую трубку, он испытующе посмотрел на каждую. Его почти прозрачные глаза сверлили насквозь. Марья физически ощутила, как он, словно сканером, пытается прочесть ее мысли. Ей крайне не понравилось, что он пытается копаться в ее голове. Она мысленно выставила невидимый барьер и закрылась.

Натолкнувшись на препятствие, Принц усмехнулся. Что ж, выставить барьер было неплохой идеей. Девчонка не дура. Потеряв к ней всякий интерес, он занялся ее подругой. Но и здесь его ждало разочарование, Марго закрылась от него точно таким же щитом. Ситуация выходила из-под контроля. Что ж, он пойдет другим путем.

— Ну, так что вы скажете?

— Нам надо посоветоваться, — закинув ногу на ногу и откинувшись в кресле, сказала Марья. — Думаю, ответ вы получите к завтрашнему дню.

— Хорошо. Раз вы решили подумать, я подожду. Надеюсь, вы сделаете правильный выбор.

— Можете не сомневаться, — подтвердила Марго, не глядя на подругу.

В этот момент в дверь постучали. На приглашение войти она распахнулась, и в кабинет вошел незнакомый мужчина. Поправляя на ходу галстук, он вежливо поздоровался с присутствующими девушками, затем посмотрел на хозяина замка. Судя по всему, эта встреча была запланированной.

— Приветствую тебя, Принц. Как здоровьице?

— Спасибо. В порядке.

Не приглашая его присесть и не предложив напитков, Принц продолжал смотреть ему в глаза. Затянувшись трубкой, отправил вверх несколько колец белого дыма. Проплыв по воздуху, они, одно за другим, словно огромные обручи, окутали гостя, постепенно рассеиваясь в районе груди и шеи. Через несколько мгновений глаза мужчины помутнели, словно он опьянел. Застыв на месте, не отрываясь, смотрел он в холодные глаза напротив.

— Вероятно, ты пришел с добрыми вестями ко мне. Прошу, не стесняйся, говори.

— Понимаешь, я как раз за тем сюда и пришел, чтобы сказать тебе всю правду.

— Слушаю.

Наблюдая со стороны, можно было подумать, что огромный удав разговаривает с пойманным на обед кроликом. Вдыхая табачный дым, мужчина против воли говорил все, что было в его голове. Без утайки и вранья.

— Понимаешь, я не могу исполнить то, что должен. У меня не хватает времени. Я прошу тебя, нет, умоляю дать мне еще пару дней. Всего два дня. Ведь это так мало для тебя. Прошу…

— Я не могу поверить своим ушам, — холодный голос остановил поток ненужных слов. — Ты просишь меня об отсрочке? Чтобы я вошел в твое положение?

— Угу. Умоляю, пойми…

— Кажется, ты забыл о нашем уговоре. Мне хорошо помнится, как две недели тому назад ко мне пришел жалкий клерк. Ничтожный таракан. Выскочка с амбициями. Я очень хорошо помню, как это ничтожество валялось у меня в ногах и молило о помощи.

— Но, Принц, я ведь…

— Ты просил меня об одной маленькой услуге, — его глаза становились прозрачными, и на фоне белокурых волос это выглядело зловеще, — чтобы я в один миг переменил твою судьбу. В обмен ты должен был выполнить лишь одно мое условие. Одно!

— Но у меня нет таких денег…

— Ты обещал, и я ни разу не усомнился в тебе. Значит, когда ты стал генеральным директором банка, и у тебя появились связи, власть, доступ в любой престижный дом и счета клиентов, ты вдруг не успеваешь? Тебе не хватает времени?

— Яне…

— Оставь, это все пустое. Факт остается фактом, ты не выполнил условия контракта. Значит, мне придется наказать тебя, верно?

— Не делай этого, прошу…

Нижняя губа заметно задрожала, мужчина весь затрясся и, не сдерживая слез, вдруг отчаянно расплакался.

Девушки ошарашенно оглянулись. Такой странной и нелепой реакции никто не ожидал. Взрослый мужчина был напуган, и не просто, а до смерти, до отчаяния, до слез.

— Не надо, не делай этого…

— Ты сам принял эти условия, сам подписался на этот контракт. Ты просил власти, и я дал ее тебе. Теперь ты просишь времени, но его нет. По условиям нашего договора, в случае невыполнения с твоей стороны обязательств, на твою семью накладывается суровая кара. Твоя жена и твой не родившийся ребенок будут прокляты. Ты понимаешь, о чем я говорю? Если нет, я поясню. Они сгорят за одну неделю. Их тело покроется волдырями и язвами, твой ребенок будет мучиться в утробе матери. Корчиться от боли. Огонь сожрет их изнутри. Никто не поможет, никто.

— Нет, умоляю тебя…

Падая на колени, мужчина еще горше разрыдался. Белые клубки дыма нависли над ним, придавливая к земле. Его трясло от горя и собственного бессилия.

Как завороженные, девушки смотрели на страшную картину, не в силах чем-либо помочь несчастному Они просто не могли мешать Принцу вершить магический обряд. Не имели права.

— Но у тебя есть и выбор.

Хватаясь, как утопающий за соломинку, несчастный поднял голову и с надеждой посмотрел на своего палача.

— Слушаю тебя…

— Ты отдашь мне свою душу и отправишься в ад.

— А мои жена и ребенок, что будет с ними? Ты пощадишь их?

Лениво изучая свои вытянутые пальцы, Принц задумчиво усмехнутся, затем вальяжно взмахнут трубкой и, наконец, изрек:

— Да, я не трону их.

Облегченно закрыв глаза, мужчина опустил лицо в ладони. Стерев с лица слезы, он, наконец, набрался храбрости произнести:

— Я готов.

— До встречи в аду.

Затянувшись трубкой, Принц сверкнул глазами словно искрами молнии, и отправил сгусток дыма в воздух. Небольшое облако окутало согбенное тело, которое на один миг не стало видно вовсе. Последовал громкий разряд, яркая вспышка, после которой дым рассеялся, оставляя тонкую струйку. На месте, где только что находился несчастный, лежала горячая горстка черного пепла. Это было все, что от него осталось.

Поднявшись с кресла, Принц обошел стол, облокотился о его край и скрестил руки на груди. Струйка дыма поднялась вверх до уровня его рук и плавно влилась в массивный перстень с огромным алмазом. Отныне душа несчастного принадлежала Принцу.

Небрежно смахнув с рукава невидимую соринку, он распорядился:

— Кира, будь любезна, позови прислугу, пусть наведут здесь порядок.

Хорошо.

Выйдя в коридор, она бесшумно закрыла за собой дверь. Оставшись наедине с гостьями, Принц вдруг широко улыбнулся. Его глаза, как и прежде, стали голубыми, а выражение лица мягким и расслабленным.

— Можно задать вопрос?

Поигрывая тонкими пальчиками на подлокотнике своего кресла, Марго продолжила:

— Неужели такой могущественный колдун, как Вы, интересуется деньгами? Это, на мой взгляд, нелепо.

— Вы абсолютно правы, Марго. Меня не интересуют счета в банке или наличные моих высокопоставленных друзей. Это слишком просто. Самое ценное, что они могут мне дать, — это возможность созерцать их жадность, скупость и глупую амбициозность. В момент, когда я предлагаю им осуществление подобных желаний, они становятся такими послушными и предсказуемыми, что даже скучно. Их души и без того черны, а под моим умелым руководством становятся совсем гадкими и податливыми. Именно такого качества, которое мне нужно. Этот, — он указал на пригоршню золы под ногами, — безоговорочно принял мои условия. Ему так хотелось обрести власть и положение в обществе, что он не поскупился ни своими близкими, ни своей собственной душой. Его душа будет отныне служить мне верой и правдой, до тех пор пока я этого захочу. Ну а теперь забудем об этом маленьком инциденте. Позвольте мне преподнести вам сюрприз.

Он отложил трубку в сторону, оттолкнутся от стола и направился к высоким полкам с книгами. Нажав невидимую кнопку, Принц привел в действие странный механизм, благодаря которому часть книг отъехала вверх, открывая тайник. Протянув руки, он вытащил на свет две бархатные коробочки.

Ту, что побольше, он преподнес Марго. Вторую, меньшую, вручил Марье. Обескураженные девушки открыли рты. Завидев такую реакцию на свой неожиданный поступок, Принц только холодно усмехнулся:

— Можете открыть ваши коробки. Ну же, смелей!

Закрыв сейф, он вернулся к девушкам и сел на мягкий диван напротив. Закинув ногу на ногу, откинулся назад и с большим удовольствием стал наблюдать за их лицами.

Распахнув плоскую коробочку, Марья на миг застыла на месте. Роскошное ожерелье из платины и звездчатого сапфира. Сапфир-звезда с шестилучевым сиянием поражал воображение. Переливаясь на бархатной коробочке, он завораживал.

— Потрясающе…

Глаза Марьи загорелись. Вынув его из футляра, она умоляюще посмотрела на Принца:

— Можно, я его примерю?

— Конечно.

С грацией хищника он встал. Наслаждаясь произведенным впечатлением, он помог ей застегнуть застежку ожерелья, после чего подвел к огромному зеркалу и, склонив голову к шее, прошептал:

— Этот сапфир посвящен вере, надежде и любви. Когда ты будешь носить его, твое сердце станет стучать в унисон с моим. В одном ритме, как одно целое. Помни об этом.

…Внезапно по ее коже пробежала стайка мурашек. Она была им очарована. В голове мелькнуло, что Принц — невероятно красивый и сексуальный мужчина. Отбросив все сомнения, она стала любоваться своим подарком. Сапфировое колье ей безумно нравилось, и она представить не могла, что придется снять его и убрать назад в коробку. Подобная мысль показалась ей дикой и кощунственной. Она поддалась искушению роскошных камней…

В этот самый момент глаза Принца победоносно блеснули. Марго показалось, что именно такой реакции он и ожидал. Отступив на шаг, он перевел взгляд на нее, сидевшую в кресле с футляром в руках. Несколько секунд они молча смотрели в глаза друг друга. В его холодном взгляде не отражалось ничего. Принц не пускал ее в свой мир. Его глаза снова стали небесно-голубыми, а на лице появилась холодная улыбка. Словно дикая пантера, он медленно подошел к Марго и, сев напротив, перевел свой взгляд на ее грудь и ноги. Он практически пожирал ее взглядом.

От его близости ей стало не по себе. Серебряный браслет на руке обжигал, а кожа под ним стала зудеть. Амулет забил тревогу. Верный знак того, что именно в этот момент ей угрожает опасность.

Мысленно выставив перед собой барьер, она, наконец, смогла оторваться от его пронзительного взгляда.

Распахнув футляр, она молча уставилась на изящный женский пояс. Маленькие змейки из белого золота, извивающиеся вокруг крупных лилий из голубого топаза.

Вещица была шикарной и очень дорогой. Судя по всему, настоящий антиквариат.

— Спасибо за подарок, но я не могу его принять.

Захлопнув крышку, Марго отложила его на стеклянный столик, и только после этого посмотрела ему в глаза. Принц был изумлен. Такого поворота он не ожидал.

— Ты отказываешься от моего подарка? Может быть, причина в том, что он тебе не понравился? Если так, то я могу…

— О нет, нет. Дело не в этом. Просто он слишком дорогой для меня. Я не привыкла носить подобные вещи.

— Это легко исправить.

— Нет, я прошу вас, — ее голос опустился до шепота. — Не заставляйте меня принять его. Я все равно его не надену.

— Воля твоя. Можешь не одевать, я тебя пойму, но он подарен — и уже принадлежит тебе.

— Но я не могу…

— Если ты откажешься, я выброшу его в мусорное ведро, но обратно не приму.

В его голосе послышались стальные нотки. Поднявшись с кресла, он направился к своему письменному столу.

В этот момент в дверь постучали. Двое слуг, как тени, проскользнули внутрь и принялись собирать золу. Вместе с ними вернулась и ведьма.

— Кира, как я выгляжу? — повернувшись к ней лицом, Марья пару раз покружилась, демонстрируя роскошный подарок Принца. — Что скажешь?

— Потрясающе, великолепно и тебе идет!

— Я так счастлива.

Словно маленькая девочка, Марья прыгала и едва не хлопала в ладоши от удовольствия. Казалось, девушки сблизились, обсуждая платину и драгоценные камни.

Не говоря ни слова, Марго поднялась со своего кресла и направилась к двери.

— Решила незаметно уйти? Не выйдет!

Спокойный голос Принца остановил ее. Повернувшись, она почти уперлась в его широкую грудь. Каким-то странным образом он в одну секунду оказался рядом, держа в руках злосчастный футляр. Чтобы посмотреть в его глаза, ей пришлось отступить на шаг.

— Я его не надену.

— Как тебе угодно.

Его чуть хрипловатый голос завораживал. Она не могла ему не подчиниться, это было невозможно.

— Хорошо, я возьму его.

В его глазах сверкнул триумф. Передав ей футляр, он немного склонился вперед и кончиком большого пальца погладил ее по подбородку. Задержал свой взгляд на ее пухлых губах, всего на один миг. Затем резко развернулся и зашагал к столу.

Закрыв за собой дверь, Марго облегченно вздохнула. Направляясь в свою комнату, она чувствовала себя опустошенной, словно всю энергию из нее выкачали.

Нажав на кнопку лифта, девушка задумчиво посмотрела на закрытую дверь. В голове было пусто. Хотелось лечь в постель и уснуть. Проспать пару суток и никого не видеть и не слышать.

Лифт бесшумно раскрыл свои двери. Войдя, Марго выбрала этаж и безучастно посмотрела на футляр в руках.

Золотой пояс внутри ее не волновал. Дорогая вещь казалась ей безделицей. Марго невольно вспомнились последние минуты, проведенные в кабинете Принца.

То, что произошло, было более чем странным. Принц практически навязал ей свой подарок. А как он отреагировал на восторг Марьи! На его лице крупными буквами было написано: «Победа». Он желал, чтобы они надели на себя эти побрякушки. Ему это было необходимо. Зачем?

На ум невольно пришли рубиновые серьги Киры. Она получила их в подарок в первый день их встречи, после смерти матери, и потом никогда не снимала.

В голове стала складываться картинка из многочисленных фрагментов. То, что она увидела, ужаснуло ее и шокировало.

Выйдя в коридор, Марго облокотилась о стену и закрыла глаза. Дорогие украшения служили кандалами. С их помощью маг контролировал волю ведьм, управляя ими как марионетками. Вот почему он заставлял ее надеть на себя этот пояс, и вот почему он обрадовался, когда Марья надела подаренное им ожерелье. Этим же объясняется и необычное поведение Киры. С самого начала Марго заметила, что девушка какая-то странная. У нее нет собственных мыслей, ярких эмоций, а только холодная сдержанность и безразличие. Словно она не живая вовсе. Стало ясно: все дело в ее рубиновых серьгах.

Теперь вот еще и Марья. Успокаивала лишь мысль, что она сама не приняла его подарка. Что внутренний голос и ее амулет заставили принять правильное решение и отказаться от соблазнительной вещицы.

Усталым шагом она добрела до своей комнаты. Распахнув дверь, швырнула под кровать ни в чем не повинный футляр, после чего с грохотом захлопнула дверь. Скинув туфли, побрела в ванную комнату. Необходим контрастный душ. Нужно было собраться с мыслями и понять, как действовать дальше.

Через несколько минут в соседней комнате хлопнула дверь. Послышалось веселое пение Марьи.

Высушив тело полотенцем и надев махровый халат, Марго решительно направилась в апартаменты подруги. Не говоря ни слова, вошла в ее комнату и, скрестив руки на груди, серьезно посмотрела в осоловевшие глаза зачарованной.

— Нам надо поговорить.

Это была не просьба, а приказ. Не обращая внимания на Марго, Марья скинула платье и, оказавшись в нижнем белье, снова посмотрела на свое отражение в зеркале.

— Марго, не сейчас, мне надо переодеться. Кира пригласила меня на небольшой сабантуй у бассейна, я не должна опаздывать. Это будет невежливо.

Говоря это, она ласково погладила холодное колье. Это знакомое движение подействовало на Марго, как красная тряпка на быка.

— Нет, здесь и сейчас.

С грохотом захлопнув дверцу шкафа, Марго закрыла собой зеркало, тем самым заставив подругу посмотреть на нее. На лице Марьи мелькнули злоба и нетерпение.

— Ты что, оглохла, что ли? Я занята, мне нужно идти, меня ждут. Принц…

Не дав ей договорить, Марго сердитым тоном перебила ее:

— Что Принц? Ты влюбилась в него? Да? Как и Кира? Не кажется ли это странным? А, подруга?

— Нет.

Отойдя назад, Марья распахнула шкаф и выбрала, не глядя, первое попавшееся платье.

— Принц — потрясающий мужчина, он действительно мне очень нравится и да, я без ума от него.

— И когда же ты переменила свое мнение о нем?

— Мне кажется, что с самого первого дня, как увидела его, я поняла, что пропала. Ну а теперь уходи, ты мне мешаешь.

Расправляя складки платья, она попыталась надеть его на себя. Одним рывком Марго выхватила его из ее рук.

— Никуда ты не пойдешь.

Словно кукла, Марья захлопала глазами, не понимая, что происходит. Вцепившись в края своего наряда, она потянула его на себя.

— Отдай.

— Нет.

— Отдай, говорю, сейчас же.

Стоя напротив друг друга, каждая тянула тонкую ткань на себя. Не выдержав такого испытания, платье с громким треском разорвалось на две части.

Это стало последней каплей. Откинув в сторону изодранный кусок ткани, Марья прошипела:

— Оставь меня в покое или убирайся.

— Я оставлю тебя в покое, если ты снимешь с себя это колье.

— Так вот в чем дело, ты мне завидуешь?! Снять мой подарок? Чего захотела!

— Ты должна сделать это, иначе я сама его с тебя сдерну.

— Ладно, будь по-твоему. Начинай.

Не задумываясь о последствиях своего поступка, Марго сконцентрировала в себе всю ненависть и злобу, на которую была способна. Через секунду невидимый сгусток энергии запустила в подругу. В ответ получила сильный удар в область груди. Ударившись о стены, девушки глухо застонали.

— Я не хочу причинять тебе боль, просто сделай так, как я прошу, и все.

— Нет.

Поднимаясь на ноги, Марья отшвырнула от себя разбитую вазу с цветами. Поднимая руки вверх, она шептала магические слова, собирая энергетические шары. Через секунду направила их на лежащую у противоположной стены Марго. Увернувшись, девушка едва спаслась от сильного удара, направленного ей в голову. Вскочив на ноги, она через мгновение оказалась возле Марьи. Замахнувшись, банально ударила ее в скулу. Такого та не ожидала. Закатив глаза, она упала на пол.

— Извини, мне пришлось так поступить, иначе мы поубивали бы друг друга.

Взяв безвольное тело за руки, Марго оттащила ее на кровать. Не теряя времени, привязала ее руки и ноги к спинкам, после чего расстегнула застежку и сняла колье.

Сложив его в платок, зашвырнула в самый дальний уголок шкафа. Опустившись на кровать, бережно накрыла подругу мягким пледом. Затем тихо вышла за дверь.

Включив свет в своей комнате, она устало распустила полы халата и легла в постель. Нужно было немного поспать. Она погасила свет, перевернулась на бок и закрыла глаза.

Через несколько секунд, когда она уже практически заснула, что-то почти невесомое беззвучно опустилось, как облако, на ее постель. Стараясь не шевелиться, Марго открыла глаза и посмотрела на одеяло у ног. Никого не было.

«Должно быть, показалось», — подумала девушка, закрывая глаза. Но уже через минуту странное движение у ног повторилось. Что-то небольшое, размером с кошку, медленно двигалось по одеялу вверх.

Наступив одной лапкой на ногу девушки, оно медленно двинулось по ее бедру. Через мгновение странное облачко застыло. Видимо, нашло себе уютное местечко. В том самом месте, где оно сидело, Марго почувствовала легкое тепло.

Усталость и сон как рукой сняло. Ошибки быть не могло, на ней сидело либо привидение, либо дух. Что за ерунда?

Вчера ничего подобного не было. Она четко помнила, что спала совершенно спокойно, и никто ее не трогал. Минутку, она ведь вчера спала у Марьи в комнате, а там кругом насыпан нейтрализующий порошок.

Решительно откинув в сторону пуховое одеяло, Марго соскочила с кровати и накинула халат. Больше ни на минуту она не останется в этой комнате. Выйдя в общий коридор, она, неожиданно для себя, услышала громкую музыку и смех, раздающиеся откуда-то сверху.

— Все равно я сейчас не усну, пойду хоть проверю, что там происходит.

Закутавшись в халат, она направилась к винтовой лестнице в углу. Оказавшись на первом этаже, пошла на громкие звуки, доносившиеся со стороны бассейна. Двигаясь по коридору, она заметила, что в самом особняке было пусто. Ни единой души.

Стараясь не привлечь к себе внимания, она прошла вдоль стены и застыла у широкой занавески. Отогнув плотную ткань, заглянула сквозь стекло.

У голубого бассейна с подсветкой сидели загорелые мужчины в плавках и стройные девушки. Потягивая коктейли, они громко смеялись, подражая друг другу.

Под громкую музыку танцевали гончие, размахивая бутылками с текилой. Неподалеку от них стояли «куклы». Безвольные и безучастные ко всему, что происходит вокруг.

Со стороны темного парка к отдыхающим вышла Кира. Изысканное серое платье из тонкой шерсти выгодно подчеркивало ее фигуру. Длинные рукава плотно облегали руки до самих запястий. Золотой пояс, в тон рубиновым сережкам, стягивал тонкую талию.

Хлопнув в ладони, она заставила всех замолчать. Громкая музыка стихла. Все головы дружно посмотрели в сторону ведьмы.

— Собирайтесь, нам пора на шабаш! Принц уже давно нас ждет, нужно поспешить.

— А как же те двое? — видимо, речь шла о Марье и Марго.

— Придется немного подождать. Думаю, уже завтра они присоединятся к нам. По коням!

Двое слуг поднесли к ней предмет, по виду напоминающий ведро, только без ручки. Перепрыгнув через край, Кира оказалась внутри. Приняв из рук дворецкого метлу, громко свистнула и через секунду взмыла вверх.

Вслед за этим гончие залезли на безвольных кукол и приказали тем взлетать. Так, сидя на простых смертных, они все вместе окружили парящую в ступе Киру. Отправив в черное небо пару фейерверков, некоторые «гончие» метнулись в сторону ночного города.

Спустя пару мгновений у бассейна остался только Морфей. Взмахом рук он заставил все стулья занять свои места у столов, пустые стаканы взгромоздиться на поднос, фантики и пакеты перелететь в мусорное ведро, а свет погаснуть.

Наведя порядок, дворецкий шагнул в дом прямо сквозь закрытые стеклянные двери. Пригладив волосы на голове, он вдруг обернулся:

— Доброй ночи, Марго!

Казалось, ее присутствие его нисколько не удивило. Склонив голову в легком поклоне, он предложил проводить ее до комнаты. Марго ничего не оставалось, как принять его приглашение.

Через несколько минут он оставил ее перед знакомой дверью, после чего склонился в поклоне и поцеловал кончики ее рук.

— Спокойной ночи, леди!

Потом развернулся и скрылся за углом коридора. Положив руку на прохладный металл дверной ручки, девушка обреченно вздохнула. Ей совсем не хотелось возвращаться в свои покои. Недолго думая, она подошла к соседней двери и через секунду скрылась в комнате Марьи.

Скинув халат на край кровати, Марго посмотрела на мирно спящую подругу. Развязав ее ноги и руки, легла под одеяло и сразу же уснула. Ее сон был беспокойным и неглубоким.

Ведьмы и сила четырех стихий


Глава 7 | Ведьмы и сила четырех стихий | Глава 9