home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5


Ведьмы и сила четырех стихий

Собрание закончилось, едва успев начаться. Студенты сдали свои зачетки, выслушали наставления декана и с нескрываемой радостью заспешили покинуть душную аудиторию.

Распустив волосы, Юля мягко помассировала виски. Легкая мигрень не давала ей сосредоточиться. Дурацкие очки жутко раздражали. Сложив их в футляр, она решила пойти без них, ориентируясь лишь по силуэтам. Это новое ощущение ей даже нравилось.

Прижимая к груди сумку, она направилась к широкой лестнице. Положила руку на перила и стала медленно спускаться.

Внизу в фойе играла музыка. Над входом висели разноцветные шары и огромные плакаты. Кое-кто из студентов фотографировался, стоя у колонны.

Пройдя мимо тучных охранников, Юля выбежала на улицу и едва не упала. Кто-то сзади подхватил ее под руки и поставил на обе ноги. Знакомый мужской голос заинтересованно спросил:

— Не ушиблась?

Откинув прядь волос с лица, девушка посмотрела на своего спасителя. К большому удивлению, она сумела четко его рассмотреть и несказанно удивиться:

— Привет! Ты опять меня спас.

Карие глаза удивленно раскрылись. Затем, не выпуская из рук, молодой человек окинул ее внимательным взглядом. Белокурые локоны, растрепанный вид…

— Кажется, в прошлый раз ты была в очках.

— Точно, это была я.

Бережно выпустив ее из рук, парень широко улыбнулся:

— Я-Ден!

— Юля.

— Можно, я буду тебя называть Ю-Ю?

— Почему Ю-Ю? Впрочем, пусть будет Ю-Ю.

Ден поднял с пола сумку, отряхнул ее от пыли и протянул новой знакомой. Юля смущенно улыбнулась:

— Спасибо.

Рассматривая девушку, Ден вдруг наклонился ближе и признался:

— Без очков ты выглядишь намного лучше. Ты линзы пробовала?

От его взгляда по ее телу пробежала стайка мурашек. Парень, который ей безумно понравился, сейчас стоял рядом с ней. Пьянящее чувство, от которого голова шла кругом.

Кажется, он что-то спросил. Ах, да.

— Нет, не пробовала.

Легкое движение бровей, задумчивый взгляд, мягкая улыбка… Он был потрясающе обаятелен.

— Попробуй, — отойдя на один шаг, он откашлялся, и продолжил: — Сегодня мы с парнями выступаем в «Норе», приходи. Будет здорово.

— Я приду, — прошептала она в ответ. — Обязательно.

— Тогда до встречи.

— Пока.

Подмигнув напоследок, Ден сбежал с лестницы и смешался с толпой. Слушая, как маленькие бабочки порхают внутри, девушка широко улыбнулась. Подумать только, она увидит его снова сегодня вечером. Ура!

Не замечая ничего вокруг, погруженная в собственные мечты, Юля шагнула вперед. Спускаясь с лестницы, она не заметила Марью, которая вот уже десять минут дожидалась ее, сидя на скамье.

Теряя терпение, та вскочила с места и, подбежав к подруге, схватила за руку:

— Ты где витаешь?

— Марья? Ой! Извини, я и забыла совсем.

— Что с тобой? Выглядишь так, словно исполнилась мечта всей твоей жизни. И где очки?

Сконфуженно улыбнувшись, словно ее застали на месте преступления, Юля поискала в сумке футляр. Одев очки-велосипеды, посмотрела на подругу. Та кивнула:

— Так намного лучше. Где Марго?

— Да, кажется, она пошла в деканат.

— Хорошо, подождем здесь. Пошли на скамейку, надо обдумать план действий.

Подруги бросили сумки на траву и одновременно опустились на деревянные сиденья. Закинув ногу на ногу, Юля развернулась всем телом к подруге, так, чтобы одновременно видеть и центральный вход университета.

— Значит, так, — начала Марья, глядя на подругу, — я попытаюсь ее остановить и не дать уйти, а ты заведешь разговор и постараешься ей все объяснить.

— Но что я ей скажу?

— Не знаю, скажи что-нибудь. Второго шанса может и не быть, иначе придется ждать осени.

— Сомневаюсь, что мы сможем ее задержать. Может, использовать порошок?

— Нет. Для этого тебе надо подойти к ней ближе, и не факт, что она тебя подпустит. И потом — это не то, что в данный момент нам нужно. Ты должна ей внушить, что ей нужна твоя помощь, а там будь что будет.

Глядя на подругу, Юля искренне рассмеялась.

— Что?

— Мы определенно спятили. Вылавливаем девчонку, чтобы предложить ей свою дружбу. Обалдеть!

Наконец сквозь плотную толпу девушки заметили Марго. Как всегда, выйдя на улицу, та нацепила на глаза черные очки и стала быстро спускаться вниз, расталкивая зазевавшихся студентов своими острыми локтями. Не обращая внимания на недовольные крики, она шла вперед как танк.

— Пора!

Поднявшись со скамьи, подруги ринулись ей навстречу, Юля шла вперед, Марья обходила сзади. Завидев надоедливую сокурсницу, Марго резко остановилась. Глядя сквозь черные очки, она прошипела:

— Опять ты? Вижу, неймется…

— То, что я должна тебе сказать, очень важно…

— Твоя навязчивость начинает раздражать.

Оттолкнув девушку, Марго зашагала вперед. Не на шутку разозлившись, бросив сумку на пол, Юля мысленно прочертила перед нею жирную черту и крикнула:

— Замри на месте.

Порыв был настолько сильным, что Юлю всю затрясло. Мелкая дрожь охватила тело. Сквозь толпу Юля увидела застывшую Марго и, забыв обо всем, кинулась к ней. Обойдя вокруг, встала напротив и, глядя в черные стекла очков, негромко произнесла:

— Ты не хочешь слушать меня, так я заставлю, — махнув Марье рукой, она продолжила: — Недавно я видела тебя в своем видении. В нем ты выглядела так, будто корчишься от боли, терпишь невыносимые муки… Я не знаю, почему именно мне выпала участь видеть тебя такой, но полагаю, что смогу тебе помочь. Может быть, спасти…

От потока собственных слов ее избавила тупая боль на груди. Что-то горячее обжигало кожу так, что не было сил терпеть. Отступив назад, Юля забыла о девушке и переключилась на себя.

Словно придя в себя от непродолжительного гипноза, Марго тряхнула головой и тяжело вздохнула. Внимательно посмотрела на сжавшуюся девушку, затем, отступив назад, внезапно запнулась.

— Хочешь уйти? Не так скоро, — холодный голос Марьи заставил ее вздрогнуть. — Юля, ты в порядке?

— Кажется, да.

Обескураженная, но очень хорошо контролирующая собственные эмоции Марго смерила ровным взглядом внезапно возникшую незнакомку. Поправив очки на лице, она вскинула подбородок и, ничего не ответив, заспешила прочь.

Медленно подняв руки вверх, словно схватив невидимые шары, Марья резко бросила их вперед. В тот же миг что-то громко треснуло, а через секунду раскололось на части и рухнуло на асфальт. Словно громом пораженная, Марго застыла на месте. Огромная витрина из сплошного стекла разбилась буквально в полуметре от нее.

Кто-то громко звал милицию, кто-то обвинял уличных хулиганов в случившемся, ну а кто-то проходил мимо, внимательно рассматривая мелкие осколки. Никому и в голову не пришло, что виной всему могут служит магические шары.

Отшвырнув от себя острый осколок, Марго не спеша обернулась. Обе девушки смотрели на нее в упор.

— Неплохо!

Ее голос звучал ясно, несмотря на шумиху вокруг. Усмехнувшись, она снова посмотрела на разбитую витрину, после чего скрылась в толпе.

— Все-таки она ушла.

— Пусть идет, — голос Марьи звучал уверенно и спокойно. — Она еще вернется.

— Откуда такая уверенность?

— Я услышала ее мысли. — И, посмотрев на девушку, спросила: — Что произошло? Почему ты скорчилась? Она ударила тебя?

— Да нет же. — Юля приблизилась к подруге и, расстегнув пару пуговиц на блузке, указала на свой амулет: — Когда я разговаривала с ней, у меня он очень сильно нагрелся. Кожу стало жечь. Вот, смотри.

— Ничего не понимаю. Вроде амулет не горячий…

И вправду. Золотая саламандра была почти холодной, но под ней кожа заметно покраснела.

— По всей видимости, амулет сработал, — задумчиво сказала Марья, подбирая сумки с асфальта, и продолжила: — Надо приложить холодный компресс, иначе еще долго не заживет. Идем.

Не обращая внимания на собравшуюся вокруг толпу, девушки молча направились в сторону стоянки. Каждая обдумывала случившееся. Забросив сумки на заднее сиденье автомобиля, Юлия наконец спросила:

— Как тебе удалось разбить витрину?

Поигрывая ключами, девушка кивнула в сторону Книги Заклинаний, что лежала на переднем сиденье:

— Пока ты была на собрании, я съездила домой и захватила ее с собой. Послушав твой рассказ о «порошке внимания», решила кое-что проверить. Запомнила одно волшебное заклятие, и ты видела, что из этого вышло.

Да уж!

— Думаю, нам стоит во всем этом разобраться. Поехали.

Хлопнув дверцами, девушки сели в машину и, включив радио, задумчиво посмотрели перед собой сквозь лобовое стекло.

Сегодня что-то произошло. Что-то потрясающе необычное, завораживающее и немного пугающее. Они стали другими.

Продвигаясь сквозь толпу, Марго погрузилась в невеселые мысли. То, что произошло, повергло ее в глубокий шок. Ничего подобного она никогда не видела. Как такая пигалица с вечно растрепанными волосами, в уродливых очках и, вдобавок ко всему, ужасно рассеянная, может обладать подобной силой? Как? А ее подружка — это вообще нечто. Ничего подобного она не ожидала. И как это у нее получилось? Как такое возможно? Объяснением может служить только одно — девушки обладают даром. Чем-то особенным, что есть и у нее.

От этой мысли у Марго все внутри похолодело. Разве есть еще такие люди? Разве этот дар не единичный? Кто-то еще может им владеть? Похоже, так и есть.

Ведя внутренний диалог, Марго едва не налетела на старушку, которая с трудом передвигалась по мостовой. Выругавшись, девушка двинулась вперед, прижимая к груди сумку, как спасательный круг.

Этот роковой дар уже не раз сыграл с ней злую шутку. Все началось с детства, когда она пошла во второй класс. Сколько она себя помнила, ее родной отец истязал семью. Мать постоянно ходила с синяком под глазом, неумело гримируя его тональным кремом. Что творилось у него в голове, одному черту было понятно. Возможно, все дело было в нереализованных планах, так, по крайней мере, считала мать. Однако соседи твердили иное — что вся проблема в безделье и частых запоях. Работать бы ему, тогда и времени на водку было бы меньше.

Марго очень хорошо помнила, как однажды вечером он сидел за столом и чинил какой-то прибор. Мать стирала вещи в ванной, а Марго играла в куклы подле нее. Внезапно отец все смел со стола. Резко встал с табуретки и направился в ванную. Не говоря ни слова, схватил мать и отшвырнул ее в коридор. Марго в испуге вжалась в угол и, прижимая своих кукол, громко заплакала. Он бил мать ногами по животу, упрекая в том, что до него дошли слухи о каком-то дяде. Что их видели вместе и они разговаривали. В ответ мать закрывала лицо ладонями и, рыдая, оправдывалась, что они всего лишь разговаривали, не более того. Не в силах видеть, как он почти убивает ее, Марго выбежала из угла и бросилась к матери:

— Папа, не надо, папа! Ты убьешь ее…

— Пошла вон!

Схватив ребенка за шиворот, он швырнул ее о дверной косяк. Ударившись головой, девочка обмякла. Через несколько часов она пришла в себя. Лежа в постели, она видела, как беззвучно рыдала мать, как отец курил у окна. Подойдя к матери, она криво улыбнулась. Ужасно болела голова.

— Доченька, ты очнулась? Слава Богу!

Отвернувшись от окна, отец внимательно посмотрел на бледную дочь.

— Очухалась, наконец!

Выбросив окурок в открытую форточку, он зашторил окно и вышел вон. Мать разрыдалась в хрупкую ладошку дочери.

— Ты прости меня, бестолковую. Не смогла тебя защитить, да и сама как побитая собака.

— Мама, почему ты терпишь его? Давай сбежим…

— Нет. Никогда. Как мы жить-то будем? Он ведь твой отец!

— Мама, мне больно…

— Потерпи немного. Скоро все изменится, папа найдет хорошую работу, будет зарабатывать деньги, у него появятся друзья, и мы будем жить намного лучше.

Однако прошел еще один год, а затем еще, но лучше не стало. Стало даже намного хуже. Отец действительно нашел работу и действительно стал неплохо зарабатывать, вот только в доме начались повальные пьянки. Незнакомые люди приходили к ним в дом, громко смеялись и распивали дешевый портвейн. Стойкий запах сигарет никогда не выветривался. Склоки и драки стали не редкостью. Однажды в такой пьяной ссоре любезные собутыльники прирезали папашу.

Что было потом, Марго помнила смутно. Запомнилось только, что они вместе с матерью переехали в другую квартиру. Сменив район, сменили и друзей, и круг общения. Теперь девочка ходила в другую школу. У нее появилась новая подруга, с которой они вместе играли в куклы и прыгали в скакалки.

Но безоблачное время длилось недолго. Через несколько месяцев у матери появился новый ухажер. Невысокого роста, с потной лысиной, безобразным животом и, вдобавок ко всему, дурно пахнущими грязными носками. Сидя за столом, мать любовно поглаживала его по блестящей лысине, с придыханием наблюдая, как любимый кушает.

Садясь за стол напротив и подперев подбородок, девочка вяло ковырялась вилкой в тарелке.

— Дочка, не балуйся! Ладно, вы тут обедайте, а я пойду белье проверю. Оно, поди, уж высохло давно.

Оставив их вдвоем, она беззаботно вышла на балкон. Марго поспешила отодвинуть от себя тарелки и спрыгнуть со стула.

— Не так быстро, детка!

Возлюбленный матери смотрел на нее в упор. Его взгляд соскользнул по ее телу, задержался на плоской груди и остановился меж бедер.

Фыркнув в ответ на его дурацкое замечание, девочка ринулась дальше. Однако мужчина не собирался так просто ее отпускать. Схватив малышку за руку, он притянул ее к себе. Молча взяв ее ладонь, опустил себе на штаны и хриплым голосом прохрипел:

— Потрогай дядю здесь, вот так.

Не растерявшись, девочка плюнула ему в лицо. С силой пнув его в колено, вырвалась из рук и выбежала из кухни. С тех самых пор она обходила его пятой дорогой, хотя в одном доме это было крайне сложно.

Сказать, что лысого это остановило, значит ошибаться. Сопротивление десятилетней девчонки его только распалило. Завидев Марго, он облизывался, не скрывая желания и низменной похоти.

Оба прекрасно понимали, что игра в прятки не может длиться вечно. Словно предчувствуя беду, девочка пыталась заговорить с матерью, однако та сделала вид, что не поняла, о чем речь. Запираясь на ночь, Марго не только придвигала к двери мебель, но и комод с игрушками. Спала в одежде на случай, если лысому удастся пробить баррикаду, и ей придется прыгать в окно.

Все решилось, когда пришла осень. Все трое выехали за город на дачу. День стоял даже по летним меркам жаркий. Мама, как всегда, вымыла пол и настряпала пирогов. Отчим отправился на рыбалку, а Марго велели собрать смородину. Наполнив шестилитровое ведро черной ягодой, девочка направилась в дом. Завидев дочь, мать радостно помахала ей руками, подзывая к себе:

— Дочка, я к тете Любе схожу, она мне обещала показать, как огурцы закрывать. Ты, как только ягоду соберешь, садись обедать, я все приготовила. Ладно?

— Конечно, мама. Не волнуйся, все съем до последнего кусочка.

— Вот и славно.

Скинув фартук, женщина подхватила белый платок и пошла по тропинке вниз. Тетя Люба жила через пару домов от них, идти было недолго.

Смахнув со лба испарину, девочка вошла в дом. Солнце нещадно пекло. Теплый душ был бы как нельзя кстати. Марго беспечно зашагала в душевую, не забыв взять с собой банное полотенце. Открыв кран, отрегулировала температуру воды и встала под душ. Подставляя лицо прохладным каплям воды, прикрыла глаза.

— Так, так, вот ты где!

За спиной послышался знакомый до тошноты голос. Девочка вздрогнула. Откинув назад мокрые локоны, попыталась прикрыться, затем уставилась на потное от волнения лицо отчима.

— Что вам здесь нужно? Не видите, я принимаю душ!

Глядя на ее раскрасневшееся лицо, отчим беззлобно рассмеялся. Такая реакция доставляла ему ни с чем несравнимое удовольствие. Вытянув руку, он намотал волосы ребенка на кулак и рванул на себя. Она отчаянно сопротивлялась. Кусалась и брыкалась, не обращая внимания на собственную наготу. Стукнув крошечным кулачком ему в подбородок, она добилась только того, что он сжал ей обе руки. Затем закинул себе на плечо и понес в дом. Она пыталась кричать, но он зажал ей рот, и она едва не задохнулась. Ну что может сделать ребенок против взрослого мужчины?

Бросив свою ношу на кровать, он захлопнул за собой дверь. Скинул порванную майку и штаны на пол. Подошел к шкафу и включил магнитофон.

— Теперь нам точно никто не помешает…

Облизнув нижнюю губу, мужчина грузно опустился на кровать и протянул руки. Словно уж, девочка отползла назад к спинке кровати. Поджав ноги, Марго вцепилась в подушку и, теряя самообладание, смотрела в его звериные глаза. Это грязное животное приближалось.

— Я в милиции все расскажу, вас посадят…

— Конечно, конечно.

Он играл с ней как кот с мышью, нахально улыбаясь и веселясь. Поглаживая пухлые ручонки, он прикидывал свой первый маневр. Затем, перестав улыбаться, посмотрел ей прямо в глаза. Застыв от ужаса, девочка вцепилась ногтями в подушку и шумно вздохнула. Бежать было некуда. Все кончено. Мышка попала в лапы к кошке.

Схватив обеими руками за ее худенькие ножки, он притянул Марго к себе. Сердце громко стукнуло внутри и замерло. Забыв о том, что сейчас с ней творится, несмотря на то, что он отбирает у нее несчастную подушку и хватает за руки, Марго видела лишь его глаза. Огромная, неизведанная доселе ненависть охватила ее разум. Впервые в жизни она так ненавидела. Представив вместо его головы арбуз, она мысленно влезла под его оболочку и вообразила, что арбуз лопается, а вся мякоть, все его внутренности, разметались по стенкам.

Что-то очень тяжелое упало на нее сверху. Безвольное и потное. Словно в страшном сне, она увидела безжизненное лицо отчима. Он смотрел на нее стеклянными красными глазами. Из приоткрытого рта стекала нитка слюны. Он был мертв.

Патологоанатомы долго спорили о диагнозе, но все-таки остановились на краткой трактовке «смерть наступила в результате обширного кровоизлияния в мозг».

Во всем винили неестественно жаркую погоду в это время года, высокое давление и излишнюю полноту погибшего. Никто и подумать не мог, что причина его смерти совершенно в ином. Марго никому ничего не сказала. Она боялась. Боялась признаться самой себе в страшном открытии: она может убить.

Смерть отчима наступила благодаря ее способности проникать в голову и взрывать ее. Что это за дар такой? Откуда он? Она не имела об этом ни малейшего понятия.

Тот день перевернул всю ее жизнь. Забыв своих и без того немногочисленных друзей, она посвятила все свободное время и мысли тому, что открыла в себе. Странный, убивающий дар.

Первое время мать отчаянно пыталась до нее достучаться. Все было бесполезно. Связь была потеряна. Марго боялась причинить ей малейшую боль. Боялась, что та станет случайной жертвой. Следующей после отчима.

Время слишком медленно потянулось для одинокого подростка. Когда Марго исполнилось тринадцать, она сделала свое первое открытие — она некрасива. Мальчик, который ей нравился в школе, обозвал ее жердью неуклюжей.

Она долго плакала и не выходила из своей комнаты. Затем, высушив крокодильи слезы, дала себе два обещания. Первое, что она станет самой красивой девочкой в школе, и второе, что сама будет выбирать мужчин.

Обложившись книжками и глянцевыми журналами мод, она до поздней ночи изучала новомодные диеты. Запоминала нехитрые упражнения и, сложив учебники на голову, училась ходить, как модель.

Через неделю сходила в парикмахерскую, покрасила волосы в черный цвет и избавилась от непослушных длинных локонов, что торчали во все стороны.

Вскоре ее преображение заметили все. Высокие каблуки и прямая походка заставляли обращать на себя внимание и мальчиков постарше. От жерди неуклюжей не осталось и следа.

Теперь она сама выбирала себе кавалеров. От завистливых взглядов сверстниц она отмахивалась как от назойливых мух. Что ей за дело до их проблем?

Как-то раз она возвращалась из школы обычной дорогой. Слушая любимую музыку в плеере, она не обратила внимания, что сзади за ней идут трое.

Перейдя дорогу, она оказалась в малолюдном парке, где, кроме голубей и одиноких старух, никого не было.

Резкий удар сзади сбил ее с ног. Маленький плеер упал о камень и разбился. Это ее напрягло и разозлило. Еще как разозлило. Поднявшись на ноги, Марго сорвала с головы наушники и обернулась. Три девчонки из параллельного класса. Почему она не удивлена?

— Полагаю, вам есть что сказать?

Подружки ошарашенно захлопали глазами. Такой наглости они не ожидали. Обычно жертва более сговорчива и весьма напугана.

— Слушай, ты, — начала та, что стояла посередине и сжимала в руке кастет, — оставь наших парней в покое. Я повторять больше не буду.

— А то что? Заплачешь и подружек позовешь, чтобы утешили?

— Ну, ты это… — крикнула та, что стояла справа и без конца оглядывалась по сторонам. — Не зли нас. Ясно?

Бросив сумку на землю, Марго хищно улыбнулась. Хлопнув в ладони, она сделала знак подойти поближе.

— Нет, ну она точно ненормальная, — прокомментировала та, что стояла слева. — Врежь ей как следует. Пусть надолго запомнит.

Та, что с кастетом, собрала волосы в тугой пучок, скинула кожаную куртку на руки подружкам и направилась вперед.

Приятная волна адреналина поднялась из глубин. Сердце бешено стукнуло в виски и затихло. Все мысли улетучились. В голове стало легко и ясно.

Глядя в глаза сопернице, Марго вдруг поняла, что та боится. Что весь этот спектакль не был запланирован. Все произошло слишком быстро и теперь назад дороги нет.

Сложив руки в кулаки, девушки приступили к бою. Словно две кошки, они визжали и набрасывались друг на друга. Стукнув противницу в живот, Марго получила сдачу в плечо. Удар был сильным и очень болезненным. Но после удара кастетом в ребро Марго рассвирепела не на шутку.

Оттолкнув противницу от себя, она внимательно посмотрела ей в глаза. Сжимая в руке кастет, девушка сначала было ринулась, но затем вдруг замерла. Глаза испуганно заметались. Уронив на землю кастет, она ахнула, упала на колени и, обхватив голову обеими руками, заорала.

Не понимая, в чем дело, подруги бросились к ней. Ползая по земле с закатанными глазами, несчастная вопила что было силы.

Стряхнув с рукава сухие листья, Марго подняла с земли испорченный плеер и, не оглядываясь, пошла вперед по извилистой тропинке.

Никто так и не смог до конца понять, что все-таки произошло. Боя как такового почти не было. Быстрый поединок, легкая схватка — и все. Никаких запрещенных ударов или восточных штучек типа кун-фу. Но факт остается фактом — девушка ослепла.

После того случая многие стали ее побаиваться и сторониться и при ее появлении переходили на шепот. Ее это не беспокоило и не раздражало. У нее была другая печаль.

Ее единственный друг, ее любимая мама, попала в аварию и погибла. Пьяные подростки мчались на крутом внедорожнике со скоростью сто пятьдесят километров в час по вечернему городу Возвращаясь с работы, ее мать, как и все, шла по тротуару, неся сумку с едой. Совершая маневр на перекрестке, неопытный водитель протаранил «шестерку» и вылетел на остановку, а затем и на тротуар. Пять человек скончались на месте, включая мать Марго.

Что творилось в ее душе, ни знал никто. Марго была раздавлена, растоптана и уничтожена. Похоронив мать, она окончательно замкнулась. Как безвольная кукла, вставала утром, шла в школу, молча слушала уроки, приходила домой и, залезая под одеяло, смотрела телевизор. Все каналы подряд.

Потом она узнала, что ее опекун — бабушка, которую она никогда не видела. Пожилая женщина, вся в своих проблемах. Ее мало интересовали дела и заботы внучки.

Получая пособие, девочка сама оплачивала коммунальные услуги, но на жизнь ей уже не хватало. Жуя черствую корочку, что завалялась за шкафом, она вдруг очнулась.

Может быть, в мире не так все и плохо? Сколько надо времени, чтобы научиться жить нормальной жизнью? Да, случилась беда, да, сейчас очень трудно быть одной. Ну и что? Она всегда была одна.

Засучив рукава, девушка заспешила в ванную. Вымыла голову, уложила волосы феном, подкрасила глаза, надела самую приличную водолазку и джинсы, после чего посмотрела в зеркало. На нее смотрела очень красивая, стройная, местами слегка костлявая девушка. Цокнув языком собственному отражению, Марго выскочила за дверь.

Необходимо было найти работу и перестать горевать. Выше голову. В первом же кадровом агентстве она получила должность промоутера. Пятьсот рублей в день. Что ж, не дурно. Рекламируя всякую ерунду в модных супермаркетах, она случайно познакомилась с Ниной. Эта приятная женщина пригласила ее сняться в одном местном журнале. «Странное время» — гласила ее колонка. Нужны были типичные представители следующего поколения. Девушка согласилась. Ее образ гота был очень привлекателен и ярок. После этого знакомая стала ее протеже. Нина купила ей простенький фотоаппарат, чтобы та фотографировала все подряд. Разбирая сделанные снимки, она выбирала стоящие и размещала их у себя в журнале.

Так, собственными руками, Марго вытянула себя из непролазной нищеты. Неплохо закончила одиннадцать классов и поступила в университет на журналистику.

Еще на первом курсе она заняла парту в последнем ряду. Оттуда очень хорошо видно, что творится во время лекции. Можно спокойно, без помех, наблюдать за чужими эмоциями, переживаниями, считывать то или иное настроение, запоминать характер каждого. Это было легко. Марго тонко чувствовала людей. Уже через пару лет она безошибочно могла определить, какую маску в данный момент носит каждый. Скрывает ли он свой страх под нервным смехом или сердится, чтобы скрыть досаду и обиду.

То, что многие ее боятся, она чувствовала кожей. Однако это нисколько не волновало ее и не трогало. Скорее льстило.

Сегодня она тоже, как обычно, заняла свое место в душной аудитории. Взяла экзаменационный билет и приступила к его решению. Какое-то время спустя эта серая мышь в ужасных очках предложила поговорить. Абсолютно нелепая идея. Уже через пару секунд Марго забыла о ней.

Сдав экзамен, она заспешила в редакцию — нужно было отдать новые снимки. Выйдя на улицу, сразу ее заметила. Эта вечно растрепанная блондинка, кажется, Юля, громко ее окликнула. Она звала ее, словно свою лучшую подругу.

Решив как следует ее проучить, она не постеснялась в выражениях. Мысль о том, что эта надоеда снова будет ей докучать, просто выводила ее из себя.

Но этой дурочке было мало. Во второй раз она пришла не одна. Взяла с собой эту странную девчонку. Черт.

То, что они сделали, то, как им удалось остановить ее, повергло в глубокий шок, даже ступор.

Сначала она не могла пошевелиться. Словно неведомая сила держала ее в тисках. Ни одну клеточку своего тела она не могла заставить двигаться. Стояла словно столб, врытый в землю.

Слушая растрепанную блондинку, Марго поняла, что это дело ее рук. Вернее, странной силы, которой она владеет.

Сознание того, что ее собственное тело ей не подчиняется, что чужой человек может иметь над ним власть, привело ее в бешенство. Волны злобы и ненависти накатили, словно морская волна. Марго хотела, чтобы эта малявка исчезла. Чтобы ее, Марго, оставили в покое.

Наблюдая, как Юля корчится от боли, она заставила себя успокоиться. Посмотрев на небо, глубоко вздохнула и подумала о том, как свободно летают птицы. Внутри все улеглось. Ураган сменился безмятежностью.

Переступив через бедняжку, она снова стала собой. Но, не пройдя и пары шагов, Марго опять застыла на месте, уже по своей воле. Вдребезги разбитая витрина была тому причиной. То, что это сделала вторая девчонка, она поняла лишь, когда обернулась назад и увидела ее лицо. Оно было спокойным и сосредоточенным. Распущенные рыжие волосы развевались на ветру, а тонкие руки были вытянуты вперед. Одним словом, ведьма.

Именно эта мысль заставила ее вздрогнуть. Неужели это правда? Кажется, эта Юля что-то говорила о том, что хочет ей помочь. Но откуда она знает о ее способности? Что ей известно? И известно ли вообще? Что происходит? Надо успокоиться и подумать об этом без лишних эмоций.

Поднимаясь по лестнице роскошного небоскреба, Марго уже приняла решение. Она сделает то, что задумала, и в самое ближайшее время…

Утром, наливая в чашку ароматный чай, Юля припоминала, что взяла в дорогу. Не забыла ли чего?

Все произошло несколько спонтанно. Еще пару раз девушки заходили в дом Киры, стучали в ее дверь, однако безуспешно. Им никто не открыл. И только при отчаянной попытке номер семь им улыбнулась удача. Дверь открыла девушка слегка подшофе. Объяснив ей, зачем они пришли, подруги в ответ услышали что, во-первых, она не Кира, а Марина, и во-вторых, что она ее подруга и живет здесь, пока та находится в отпуске. В-третьих, Кира прилетит через две недели. Остальное ей неизвестно.

И вот теперь увесистый чемодан, упакованный со вчерашнего вечера, стоял в прихожей, а с минуты на минуту должна была прийти Марья, которая и предложила эту авантюру с дорогой. Не сказать, чтобы предложение было полной неожиданностью. Просто эта поездка даст им новую возможность разобраться, с чем они столкнулись. С силой магии.

Отправив последний кусочек горячего бутерброда в рот, Юля посмотрела на входную дверь. Кто-то тихо постучал.

— Ну, наконец-то. Что так долго?

Открывая многочисленные замки, девушка невольно улыбалась. Мысль о перемене места возбуждала. Но когда она распахнула дверь, от ее улыбки не осталось следа.

Уперевшись рукой о дверной косяк, на нее внимательно смотрела Марго. Насмешливый взгляд и ироничная улыбка. Как всегда безупречный макияж и элегантный стиль. Она выглядела так, словно сошла с обложки глянцевого журнала.

Постукивая длинными ногтями по железной двери, она первой промурлыкала:

— Вижу, что не ожидала! Можно пройти?

И, не дожидаясь ответа, грациозно вошла внутрь. Не снимая дорогих шпилек, вошла в комнату. Закончив осмотр, громко цокнула языком, перешла на кухню и села на высокий стул.

Придя в себя, Юля тихо закрыла дверь и вошла на кухню. Видение не исчезло. Мало того, оно молча наслаждалось вкусом шоколадной конфеты, взятой из хрустальной вазочки.

Не понимая, что происходит, Юлия села на свое место за столом и вопросительно посмотрела на гостью.

— Юля, ведь тебя, кажется, так зовут?

Поправив очки, блондинка кивнула.

— Значит, я не ошиблась. Полагаю, ты недоумеваешь, как я нашла тебя. Ответ прост: твой адрес я взяла в деканате.

— Понятно. Марго, может, чаю?

— Я бы не отказалась.

Поднявшись со стула, Юля дала себе небольшую передышку. Нужно было понять, что происходит. Зачем она здесь. Распахнув шкафчик, девушка выбрала белую чашку без рисунков, в которую тотчас налила черный чай.

— Марго, я прошу извинить меня, но буквально через несколько минут я должна буду уйти. Ты не могла бы изложить суть своего прихода вкратце?

Сложив локти на столе, Марго задумчиво поправила свой широкий браслет из серебра. Подарок матери. Подбирая слова, она на миг задумалась.

— Какие мы церемонные сегодня…

В дверь постучали. Подпрыгнув на месте, Юля почти просияла. Это пришла Марья. Впуская подругу в квартиру, девушка загадочно улыбнулась.

— Что с тобой? У тебя такой вид, словно у тебя для меня сюрприз.

— Так и есть. Ты обалдеешь. Проходи.

Бросив ключи от машины на тумбочку в прихожей, Марья с нескрываемым интересом вошла на кухню. Наблюдая за реакцией подруги, Юля села на свое место за обеденным столом.

— Привет!

Казалась, эта встреча ее нисколько не удивила. Напротив, даже порадовала. Протянув руку, она представилась:

— Марья.

Окатив ее внимательным взглядом с головы до пят, Марго лениво пожала руку и назвалась.

— Отлично. Я так и подумала. — Не дожидаясь приглашения, девушка села на третий стул, прямо посредине кухни. — Тебе стало интересно, кто мы. Так?

Марго молча кивнула. Насыпав в чашку пару ложек сахара, она задумчиво спросила:

— Вижу, что тебя мой приход нисколько не удивил. Как ты узнала, что я сама приду?

— С некоторых пор я иногда могу предвидеть поступки людей. Это как фрагмент целостной картинки, в которой на первый план выступают действия человека. В тот день, когда разбилась витрина, я четко увидела, что снова встречу тебя. Что ты нас сама найдешь. И, признаться честно, ты меня заинтриговала. Твои способности меня просто поразили.

Глаза Марго настороженно блеснули. Стараясь ничем не выдать внутреннего волнения, она осторожно спросила:

— Что именно?

— Каким-то невероятным образом тебе удалось преодолеть заклинание и выйти из ступора. Мало того, амулет Юли раскалился и обжег ей кожу. У нее даже волдыри пошли, пришлось лечить.

— Не знаю, — равнодушно пожав плечами, Марго принялась размешивать остывший чай, — возможно, это всего лишь совпадение.

— Совпадение? Вряд ли. У тебя есть сила, дар, если хочешь. Я думала, ты знаешь, чем владеешь.

Скрестив руки на груди, Марья уставилась на нее, как на допросе. Внимательно слушая объяснения, она сосредоточенно кивала в ответ.

— То, чем я обладаю, неотделимо от меня как кожа, как моя рука или нога. Я приспособилась к своим способностям, и они меня больше не пугают.

Слушая Марго, Марья поняла, что она ни за что не признается в своем секрете. Поэтому просто сказала:

— Я поняла тебя. Знаешь, у меня есть идея. Мы с подругой собрались поехать в одно место и разобраться, что к чему. Не желаешь составить нам компанию?

— Что за место?

Забыв про свой чай, Марго заинтересованно блеснула черными глазами.

— Дом в деревне. Прежняя хозяйка умерла месяц назад. Именно она открыла в нас некий дар, эффект которого ты почувствовала на себе.

— Да, — поддержала Юля, вставая из-за стола, — и именно у нее я узнала о тебе. Твой образ явился мне в видении. Наша наставница кое-чему нас научила, однако кто мы и чем именно владеем, нам еще предстоит разобраться. Ее дом поможет нам в этом. Это колдовское место. Решайся.

Подруги замерли в ожидании ответа. Наступила долгая и томительная тишина. Марго думала. Девчонки предлагали чистейшей воды авантюру. Поехать неизвестно куда, непонятно зачем. Что за наставница такая? Что за место? Но любопытство, словно жирный червяк, начинало точить изнутри. Взвесив все за и против, она наконец произнесла:

— Я согласна. Поехали.

— Вот и славненько.

Поднявшись из-за стола, все трое двинулись в прихожую, на выход.

Ведьмы и сила четырех стихий


Глава 4 | Ведьмы и сила четырех стихий | Глава 6