home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2


Ведьмы и сила четырех стихий

Разговор с родителями был недолгим. Сбивчиво объяснив сложившиеся обстоятельства, Марья бросила трубку. Она не любила долгие причитания матери и уговоры отца. Несмотря на их протест, они с Юлией останутся у Прасковьи до завтрашнего утра, и точка.

Вздохнув, девушка огляделась. Разговаривая с родителями, она незаметно для себя оказалась за домом в саду. Райский уголок. Многочисленные цветы и ухоженные кустарники. Посреди сада стояла уютная беседка, обвитая вьюнком, с небольшим столиком и широкими скамейками. Знакомый черный кот сидел на столе и смотрел на девушку огромными зелеными глазами. Казалось, он внимательно ее изучает.

Невольно улыбнувшись, Марья медленно направилась к нему. Подойдя ближе, она заметила, что черная шерсть переливается на солнце, а на его лапках длинные коготки, свидетельствующие в пользу того, что кот — любитель мышиной охоты.

— Ну, здравствуй, котик! Надеюсь, я не нарушила твой покой?

В ответ на эти слова кот лениво потянулся и почесал коготки о край стола. Затем снова посмотрел на девушку и спрыгнул на землю. Не обращая внимания на стайку воробьев у яблони, направился к высокому забору. Задрав хвост трубой, грациозно двинулся вдоль кустарников. В голове мелькнула странная мысль, что кот приглашает следовать за ним.

Усмехнувшись, девушка поздравила себя с чересчур разыгравшимся воображением и богатой фантазией, однако последовала за котом. Обойдя многочисленные клумбы, Марья оказалась у деревянного забора.

Не обращая внимания на девушку, кот тихо мяукнул и запрыгнул на широкий столб. Обхватив хвостом пушистые лапки, он посмотрел вперед.

— Ну и что дальше? Зачем ты меня сюда привел?

Немного нахмурившись, Марья снова посмотрела на глухой забор. Сквозь небольшие щели меж досок она заметила проселочную дорогу, по которой красный автомобиль направлялся к домику колдуньи.

Через несколько мгновений водитель припарковал машину у Марьиной «Короллы» и заглушил двигатель. Распахнулась задняя дверца, из которой выпорхнула стройная блондинка лет этак тридцати. На ней были надеты модный летний сарафан и высокие «шпильки» на стройных ногах. Девушка выглядела озадаченной.

Вдохнув деревенский воздух, она огляделась вокруг. Затем что-то крикнула остальным пассажирам машины и зашагала к забору. Задумчиво расстегнув на ходу свою крошечную сумочку и достав пачку сигарет, она закурила. Выдыхая дым, незнакомка остановилась недалеко от того места, где стояла Марья.

Из машины вышла дама постарше. Нервно сжимая в руках небольшой белый лист, она неуверенно зашагала за подругой.

— Ну, что с тобой? Возьми себя в руки. Мне надоело твое вечно недовольное выражение лица.

Блондинка сердито покосилась на унылую подругу. В ответ та лишь негромко вздохнула и, подойдя ближе, остановилась напротив. Не обращая внимания на ее состояние, девушка продолжила:

— Ты совершенно напрасно нервничаешь. То, что ты задумала, старуха выполнит в три счета.

Посмотрев на листок, который при ближайшем рассмотрении оказался чьей-то фотографией, подруга шмыгнула и, едва сдерживая слезы, громко прошептала:

— Я ее ненавижу… пусть сдохнет!

И, убрав фото в карман, снова замолчала. Блондинка только цокнула языком и, стряхнув пепел в траву, заговорщицким тоном произнесла:

— Не понимаю, чего ты так убиваешься?! Подумаешь, мужик завел любовницу, что тут особенного? Они все такие. Вот у меня, например, был один кавалер. Ухаживал, цветы носил, в ресторан водил, даже золото дарил. Я, дурочка, влюбилась по уши. Стоило только ему понять, что я на крючке, как он себе новую пассию завел. Параллельно со мной. Сволочь. Ну ничего. Я быстро сообразила.

— И что?

— А ничего. Привезла его фотку старухе, а она на него такую порчу навела, что женщины больше его не интересуют.

— В смысле — ориентацию сменил, что ли?

— Да нет же, дуреха. Просто теперь он на них не реагирует. Вообще.

Блондинка затянулась последний раз, выбросила окурок в густую траву, скрестила руки на груди и усмехнулась:

— Вот тогда-то я и поняла, что эта Прасковья — настоящая ведьма. Не зря ее многие побаиваются. Не дураки.

— Ты думаешь, она и мне сможет помочь?

— А то! Даже не сомневайся…

Черный кот громко мяукнул и спрыгнул с забора. От неожиданности Марья отпрянула, едва не растянувшись на земле. Расправив юбку, девушка подняла голову и… встретилась взглядом с Прасковьей. Темные глаза ничего не выражали. Женщина медленно кивнула в сторону ворот, после чего бесшумно двинулась по дорожке.

Перешагнув через цветы, девушка засеменила следом. Такого она от себя не ожидала. Красная как помидор, она ругала себя на чем свет стоит. Подслушивать чужой разговор было не в ее характере. Что же это тогда? Любопытство или случайность? Да, скорее всего, обыкновенная случайность — и ничего более.

Дойдя до крыльца, девушка снова заметила черного кота. Животное вальяжно потянулось, моргнуло желтым глазом и скрылось за поленницей. Странный зверь.

В это время открылась калитка, и во двор вошли знакомые женщины из красного авто. Та, что постарше, нервничала. Зато блондинка чувствовала себя как дома.

— Здравствуйте, Прасковья. Как поживаете? Как здоровьице?

— Нормально, и вам не хворать. Следуйте за мной.

Голос колдуньи был сухим. Не обращая внимания на улыбающуюся блондинку, она с грохотом захлопнула дверь калитки и стала подниматься на крыльцо. Казалось, вновь прибывшие ее несколько раздражают. Смутившимся гостьям ничего не оставалось, как последовать за ней.

Оставшись одна, Марья решила подождать на скамье, когда Прасковья освободится. Однако через несколько секунд девушка вспомнила о своей подруге. Ее нигде не было видно. Некоторые сомнения охватили ее. Решив разобраться, в чем дело, она решительно зашагала к дому. Пусть старуха сердится на нее, она должна выяснить, где Юля.

Войдя в дом, Марья распахнула знакомую дверь. Обстановка в темной комнате несколько изменилась. Теперь посередине стоял круглый стол и несколько стульев, на которых сидели женщины и колдунья. Раскидывая потертые карты Таро, Прасковья, не поворачивая головы, громко скомандовала:

— Садись за стол и сиди тихо. Я не люблю, когда мне мешают.

Тихонько прикрыв дверь, чтобы не шуметь, Марья на цыпочках направилась к остальным. Тревожные мысли о подруге вмиг улетучились при виде старинных карт, что лежали веером на столе.

Костлявыми пальцами старуха указывала то на одну, то на другую карту, изрекая пророчество.

— Этой осенью ты познакомишься с женщиной, которая впоследствии причинит тебе много бед.

— Хм-м.

— Но тебе удастся с ней справиться…

Лицо блондинки выглядело озадаченным. По всей видимости, ей не нравилось то, что она слышала. Однако, несмотря на это, колдунья продолжала:

— Вижу мужчину, которого ты обидела. Он помнит тебя и желает видеть. Но вы не встретитесь, скоро он умрет.

Глаза девушки испуганно расширились. По всей видимости, она знала, о ком идет речь.

— Умрет?

— Именно. Он серьезно болен.

Женщина сникла. Не обращая внимания на ее эмоции, Прасковья собрала карты со стола и перетасовала. Она делала это очень ловко, несмотря на размеры карт. Только сейчас Марья заметила, что они были сделаны из светлой кожи. «Рубашки» были выполнены в виде татуировки, изображающей черного дракона.

Перемешав колоду, она вытянула руку с картами вперед и скомандовала:

— Вытяни любую и покажи мне.

Блондинка заметно занервничала. Вытерев потную ладонь о свой сарафан, она неуверенно потянула самую верхнюю карту. Это была «звезда».

— Что ж, это хорошая карта. В сложившейся ситуации твои цели будут достигнуты, а желания исполнены.

Блондинка облегченно вздохнула и прикрыла глаза:

— Вы меня успокоили. Даже не представляете, насколько. Спасибо.

— Не за что.

Лицо колдуньи ничего не выражало. Казалось, она думала о чем-то своем, совершенно далеком.

Поднявшись со стула, блондинка поменялась местами со своей опечаленной подругой. При этом не переставая улыбаться, как маленький ребенок — неожиданному подарку. В отличие от нее, женщина тяжко вздохнула и, скрестив руки на груди, уставилась на колдунью. Всего несколько секунд потребовалось Прасковье, чтобы сделать следующий вывод:

— Вижу, ты задумала недоброе. — Убирая карты в сторону, она суровым тоном продолжила: — А сознаешь ли ты, какой это грех?

— Да.

— Возможно, он сделал тебе больно, и ты обижена, вот только проклятие — слишком суровое наказание. Ты хорошо подумала? Не передумаешь потом?

— Нет.

— Что ж. Быть по сему.

Женщины смолкли. В комнате повисла напряженная тишина. Закрыв глаза, Прасковья откинулась на стуле и что-то еле слышно прошептала. Подруги переглянулись и снова посмотрели на ведьму.

Та медленно открыла глаза и попросила фотографию.

— Вот.

Положив ее на середину стола, Прасковья внимательно посмотрела на изображенную женщину. Казалась, она запоминает ее лицо. Взяв фотографию двумя руками за края, женщина закрыла глаза и стала читать странную молитву. В этот момент все свечи в комнате стали гореть ярче, а огонь в камине запылал. Где-то совсем рядом закаркали вороны. За окном завыл ветер.

Марья почувствовала мощную энергетику от едва слышных слов колдуньи. Слова приобретали тайный смысл, который наполнял все пространство комнаты.

Не открывая глаз, резким движением колдунья проткнула изображение острой иглой. После чего хлопнула руками и сплюнула на место прокола.

Ошарашенные женщины захлопали глазами. Не обращая на них ни малейшего внимания, ведьма скрутила фотографию и пристально посмотрела на Марью:

— Идем.

От ее взгляда внутри все перевернулось. Такой колдунью она еще не видела. Глаза как угли черные, восковой цвет лица и резкие движения рук. Поднявшись со стула, Прасковья направилась к двери.

Не зная, как себя вести и что делать, девушка поспешила следом за нею. Выбежав на крыльцо, она первым делом заметила, что поднялся ураган. Под его натиском деревья гнулись до земли.

Прасковьи нигде не было видно. Распахнутая калитка билась о забор, брякая массивным замком.

Обхватив себя за плечи, девушка сбежала с крыльца и направилась к двери. Было очень холодно, однако мысль о том, что калитку нужно закрыть, казалась самой главной.

Схватившись за круглую ручку калитки, Марья посмотрела вперед и остолбенела. Прямо за забором, посреди дороги у заброшенного колодца, стояла Прасковья. Ее черный балахон трепетал, длинные седые волосы были распущены, а сама женщина вытянула руки навстречу ветру. Раскинув их в стороны, она кричала странные слова. После чего подняла их над головой и с силой хлопнула в ладоши. Ветер стих.

Придя в себя, Марья наконец разжала руки и отпустила дверь. Такого она не ожидала. Сделав один нерешительный шаг вперед, она снова застыла на месте.

Не поворачиваясь, колдунья медленно подошла к колодцу и, разорвав фотографию в клочья, бросила вниз.

Что она стала делать дальше, было плохо видно из-за автомобиля, который оставила Марья всего несколько часов назад.

За спиной послышались испуганные голоса женщин. Завидев девушку, они внезапно смолкли и прошли мимо.

— Всего доброго, — прошептала Марья едва слышно, но ответа так и не услышала.

Напуганные и обеспокоенные, те направились сразу к машине. Через несколько секунд красное авто выехало на дорогу и скрылось за поворотом.

Сорвав желтый одуванчик, Марья медленно пошла к колодцу. Ей было безумно интересно, что там происходит. Преодолевая страх и сомнение, она обогнула свой автомобиль и встала за спиной колдуньи.

Прасковья стояла на коленях и смотрела в небо. Услышав шаги девушки, она обессилено поднялась и стряхнула пыль с одежды. Медленно повернувшись к Марье, тихо прошептала, словно выдавливая из себя слова:

— Убрала бы ты свою машину отсюда.

— Зачем?

— Место это нехорошее. — Указав на мертвую землю вокруг, она пояснила: — Это колодец Проклятий. Через несколько часов твоя машина превратится в ржавое ведро.

Только сейчас Марья заметила, что земля вокруг колодца была безжизненной. Ни единого цветочка или зеленой травки. Никакой растительности, только камни и песок.

Подойдя ближе, девушка заглянула внутрь. Дна колодца не было видно, казалось, он пуст. Стараясь ничего не трогать, Марья отступила на шаг и задумалась.

Колодец Проклятий? Ни о чем подобном ей никогда не приходилось слышать. Может, это место, где происходят все темные обряды? Или место, где исполняются черные мечты?

В глубокой задумчивости девушка посмотрела на свою машину. Вспомнив последние слова ведьмы, незамедлительно поспешила отогнать ее подальше от проклятого места.

Закрыв за собой калитку, Марья поспешила на зов Прасковьи. Колдунья стояла у беседки с небольшим берестяным лукошком. Сменив черное платье на брючный костюм и убрав волосы под платок, женщина выглядела намного моложе своих лет.

— Пойдешь со мной? — спросила она сходу.

— Куда?

— В лес. Надо собрать разные травы, чтобы приготовить особый отвар. Он варится только из свежесобранных трав. Ну, так как?

Девушка замешкалась. Она уже давно беспокоилась о подруге. И именно сейчас и именно здесь она решила задать этот вопрос.

— Я прошу меня извинить, но не могли бы вы сказать, где моя подруга? С тех самых пор, как мы приехали сюда, ее нигде не видно. С ней все в порядке?

Стукнув себя по лбу Прасковья неожиданно расхохоталась. На ее смех, неожиданно для девушки, явился черный кот. Внимательно посмотрев на хозяйку, он протяжно мяукнул и направился к крыльцу.

— Марья, извини меня, детка, я совсем забыла про твою подругу. Юлия спит сном младенца у меня в избе. Это совершенно нормально, учитывая, что я ей дала кое-какой отвар. Думаю, через час она проснется. Желаешь взглянуть на нее?

Взгляд Прасковьи был мягким и успокаивающим. Не зная, почему, девушка ей поверила. Где-то глубоко внутри было ровно и спокойно.

— Да нет, пожалуй, не стоит.

— Тогда бери вон ту корзинку и иди за мной. Хорошо, что ты носишь кроссовки, а то у меня только резиновые калоши да валенки.

Обогнув беседку, Прасковья зашагала по узкой дорожке в сторону небольшого огорода. Аккуратные грядочки, на которых только-только взошел зеленый горошек и редиска. Ни единой лишней травинки или сорняка.

— Как мило. И как вам все удается?

— Никакого секрета, просто надо правильно распределять свое время.

Двигаясь следом за колдуньей, Марья изредка бросала взгляд на ее стройную фигуру.

— Прасковья, скажите, а сколько вам лет?

— Ты не поверишь, — в ее голосе послышались нотки кокетства, — девяносто два.

— Не может быть!

— Но это так. В нашей семье все женщины до старости сохраняли свое тело в отличной форме.

— Это магия?

— Возможно, — ответила она уклончиво.

Дойдя до высокого забора, женщина ловким движением руки распахнула калитку. Пройдя вперед, девушка заметила высокие сосны и узенькую тропинку, уводившую в чащу леса. Несколько тонких берез, пара пней и высокий муравейник. Вдохнув лесной аромат, Марья прикрыла глаза.

— Как хорошо здесь!

Улыбнувшись, Прасковья поправила лукошко в руке и направилась вперед по тропинке.

— Не отставай, у нас еще много работы.

— Что мы должны найти?

— Багульник. Он растет недалеко, на склоне. Ты его сразу же увидишь. Его цветки ярко-красные, как кровь. Думаю, пары веточек будет достаточно.

Прасковья шла очень быстро. Стараясь не отставать, девушка почти бежала следом.

— А вы дом не запираете?

— Зачем? — женщина усмехнулась. — Ко мне никто и никогда без спроса не войдет. Да и Полкан никого не впустит.

— Полкан? Это кто?

— Это мой кот. Ты его уже видела.

— Как кот может охранять дом? Это же не собака.

Колдунья остановилась и, снисходительно посмотрев на девушку, ответила:

— Ты когда-нибудь слышала о девясиле?

— Это о траве?

— Ну, не совсем. Девясил — это живой талисман и помощник таким как я.

Заметив, что Марья недоуменно смотрит, она пояснила:

— Девясил приравнивается к талисманам. Однако талисманы безжизненны, хотя их можно искусственно создавать и заряжать нужной энергией. Девясилы же искусственно не создаются, а лишь заряжаются. Это живой талисман-инструмент. Он связан со своим хозяином энергетически. Отсюда и название — сила девяти. Ясно?

— Да. Значит, ваш кот тоже живой талисман?

— Я бы сказала иначе: он мои глаза и уши.

Двигаясь по тропинке, колдунья терпеливо отвечала на вопросы девушки. Они беседовали, словно старый учитель и подающая надежды ученица.

— Ну, хорошо, а как девясилы заряжаются? Это не так легко, как зарядка простых амулетов, правда?

— Что верно, то верно. Но, с другой стороны, все же проще, чем кажется. Однако нам пока рано об этом говорить. К тому же мы, кажется, уже пришли.

Оглядевшись, девушка восхищенно замерла. Прямо перед ними раскинулась небольшая горка с ярко-красными цветами. При ближайшем рассмотрении багульник оказался совсем мелким цветочком с тонким древесным ароматом.

— Как приятно пахнет! Можно сорвать небольшой букетик?

— Конечно.

Вынув небольшие ножницы, колдунья начала срезать нежные цветочки и мелкие листики. Стараясь не мешать ей, Марья обогнула небольшой пенек и пошла вверх вдоль невысоких кустов.

— Прасковья, расскажите о себе.

— Что именно?

— Все.

— Это будет слишком долго. Да и рассказывать особо не о чем. Живу в этой деревне, сколько себя помню. Мои бабка и мать — тоже. Но я полагаю, не это тебя интересует, верно?

Девушка неловко покраснела. Догадка колдуньи была верной.

— Ты хочешь знать о моем даре, о магии и о том, как этот дар возможно получить? Это знание передается по наследству. От одной знающей к другой. Но, получив эту силу, каждая из нас развивает ее и взращивает.

Собрав цветы, Прасковья поднялась и направилась к раскидистой иве на пригорке. Подойдя ближе, она встала на колени и что-то тихо прошептала, после чего стала копать землю маленькой лопаткой.

Наблюдая, как бережно и осторожно женщина выкапывает какой-то черный корень, Марья села рядом.

Отложив лопатку в сторону, Прасковья запустила руки в рыхлую землю. Корень оказался длинным, со множеством мелких ответвлений.

— В конце восемнадцатого века, — начала женщина, — к нам в деревню приехал табор цыган. Остановились за холмом, раскинули палатки, разожгли костры. Всю ночь плясали и пели, а утром уехали. Никто бы о них и не вспомнил, если бы не одно «но». Молодая цыганка в ту ночь родила крошечную девочку. Запеленав ее в шерстяной платок и сложив в лукошко, они подкинули ее моей бабке. В то время бабка уже растила свою собственную дочь, но подброшенную девочку не бросила. Нарекла ее Розой. Так потихоньку, из года в год, девочка росла и изучала травы, настои и другие нехитрые премудрости колдовства. Когда ей исполнилось двенадцать, снова приехал знакомый табор и девочку забрал. Как казалось, навсегда.

Марья недоуменно посмотрела на невозмутимую Прасковью. Срезав ножиком мелкие нити корешков, она отрезала, наконец, нужный корень и, сложив в корзинку, поднялась.

— Ты удивлена? Но это еще не конец истории. Пошли, я по дороге тебе расскажу.

Стряхнув опавшие листья с колен, девушка послушно последовала за ведьмой. Держа в руке наполненную корзинку с цветами, она старалась не отставать.

— Так вот, Роза уехала со своими родителями скитаться по свету. Моя бабка зажила как прежде, правда, что и скрывать, очень сильно к девочке привязалась и полюбила как родную дочь, поэтому о ней помнила и тосковала. И все же через несколько лет Роза вернулась. Сама разыскала деревню и бабушкин дом. За это время многое переменилось. Роза стала взрослой, красивой женщиной. Сменив длинные цыганские наряды на простые платья, а волосы убрав в толстую косу, она стала походить на молдаванку. Бабкины знания сохранила, однако к ним добавились и цыганские обряды. Таким образом, Роза оказалась очень сильной колдуньей. В отличие от магии бабки, ее магия была черной. Выйдя замуж, она покинула этот дом вместе с мужем и уехала в город. Бабушка не хотела ее отпускать, но в доме уже была одна хозяйка — ее собственная дочь, и девушки не смогли ужиться, как ни старались. Вот такая вот история.

— А что стало с Розой?

— Ничего особенного. Все как у всех. Родила девочку и со временем передала ей свои знания. Так и должно быть.

Распахнув забор, Прасковья впустила девушку, и только потом вошла. Черный кот уже дожидался их, сидя на поленнице. Мерно размахивая пушистым хвостом, он внимательно смотрел на хозяйку.

— Все в порядке, Полкан? Умница…

Погладив кота, женщина, не оглядываясь, направилась к сараю, бросив на ходу:

— Марья, сходи, проведай свою подругу, кажется, она проснулась. Затем пойдем ужинать.

Ведьмы и сила четырех стихий


Глава 1 | Ведьмы и сила четырех стихий | Глава 3