home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Комплекс мер, обеспечивающих раскрытие преступления

Хороший детектив старается знать все. Но великий детектив знает лишь столько, сколько нужно, чтобы довести дело до конца.


Анвин повел велосипед в сторону улицы и тут обнаружил, что мальчишка-посыльный из отеля «Гилберт» стоит в конце переулка и загораживает ему дорогу. Посыльный укрывался огромным черным зонтиком. Он протянул его Анвину и сказал:

— Он валялся у нас на складе забытых вещей. Думаю, он вам пригодится.

Голос мальчика звучал ясно и чисто, но глаза были наполовину прикрыты и явно не в фокусе.

Анвин медленно приблизился к нему, потом поднырнул под зонт и встал с ним рядом.

— Том, — сказал он, прочитав имя посыльного на табличке у него на груди. — Отчего ты решил, что мне он нужен больше, чем кому-то еще?

Не глядя на него, посыльный ответил:

— Отсюда далеко ехать до «Кота и тоника».

Анвина вдруг обдало холодом. Он против собственной воли вышел из-под зонта под дождь, таща за собой велосипед. И тут припомнил то, что ему привиделось в то утро: азартные игры в коттедже, пустой взгляд Хоффмана. Фокусником может оказаться любой.

— Том, откуда ты знаешь про «Кота и тоник»?

Посыльный нахмурился и замотал головой, пытаясь подобрать нужные слова.

— Я не знаю, — ответил он. — Я ж просто посыльный. Но папа говорит, что меня могут повысить до администратора, если у меня есть голова на плечах.

Пока посыльный это говорил, Анвин начал потихоньку обходить его. Но Том схватил его за запястье и удержал на месте. Рука у него оказалась сильная.

— Я ничего не знаю про «Кота и тоник», — сказал он. — Но я отлично умею доставлять людям сообщения.

— Так у тебя есть для меня сообщение? От кого?

Анвин видел, как у мальчика вырывается изо рта пар, когда он говорит.

— Она сейчас на четырнадцатом этаже, спит, положив голову на бывший ваш стол. Мистер Даден пытается ее разбудить, и скоро ему это, наверное, удастся. А пока что мы с ней… — Том умолк и снова нахмурился. — Мы с ней на прямой связи.

Анвин оглянулся по сторонам. На улице он никого не заметил, из окон сверху на них тоже никто не смотрел. Он снова поднырнул под зонтик и прошептал:

— На прямой связи? С Пенелопой Гринвуд, ты хочешь сказать?

— Никаких имен! — сказал Том. — Никогда не знаешь…

— …кто тебя может подслушивать, — закончил за него Анвин. — Отлично, Том. И какое же это сообщение?

— Они с ее отцом оказались в эпизоде… Нет, в эпицентре. В эпицентре столкновения различных воль. Она пытается остановить его. Говорит, что она на вашей стороне.

— Но я видел, как они воссоединились, — сказал Анвин. — И ее отец сказал, что теперь они будут работать вместе. Он сказал, что это будет не в первый раз.

Том склонил голову набок, словно настраивая уши как антенны в попытке улучшить прием.

— Ей было одиннадцать лет, когда украли двенадцатое ноября. Он… мобилизовал ее.

— На что именно?

Том закрыл глаза и задышал очень медленно, чуть покачиваясь. Прошла минута, и Анвин уже решил, что все пропало, что связь с Пенелопой — какова бы ни была ее природа — прервалась. Но тут посыльный тихо сказал:

— Ее отец вовсе не был кукловодом. И у нее был другой учитель. От него она научилась… получать доступ в чужое сознание, но также и оставлять там кое-что после себя.

— Что вы имеете в виду?

— Инструкции.

Это было частью плана Хоффмана, столь напугавшей тогда Эдвина Мура. Мошенник-иллюзионист не знал, как вложить свои инструкции в спящее сознание, а его дочь это умела. Этому ее научил Калигари.

— Инструкции, — повторил Анвин. — Встать ночью с постели и вычеркнуть из календаря завтрашний день. Или украсть будильник у своего соседа. Или еще хуже — забыть про здравый смысл и помогать поставить мир с ног на голову. — Анвин сделал жест в сторону мужчины, вышедшего из дверей отеля с чемоданом в руке. Он шел по тротуару, на ходу надевая свою одежду на все, что ему попадалось. Таким образом он уже успел одеть почтовый ящик и пожарный гидрант. Сейчас он был занят тем, что пытался застегнуть куртку, натянутую на фонарный столб.

— Она говорит, что это не ее работа, — ответил Том. — Они прошлой ночью вместе прошлись по спящим сознаниям жителей города, и она делала все, о чем он ее просил. Открывала самые глубокие и потайные уголки памяти и блокировала их в открытом состоянии. Но при этом она действовала так, чтобы вы и все прочие сотрудники Агентства не были этим затронуты. А в сознание некоторых людей она посеяла… семена сопротивления. Это… порог… пороговую…

— Директиву ниже порога восприятия, — сказал Анвин, вспомнив слова младшего клерка из третьего архива: «Кое-что сделать, кое-куда поехать». Стало быть, лунатики, вместе с которыми шел Мур, и в самом деле были оперативниками со специальными заданиями. Но работали они на Пенелопу Гринвуд, а не на Еноха Хоффмана. — Значит, она его обманула. Но в чем заключалась эта директива? Какие инструкции она оставляла?

Том покрепче сжал руку Анвина и даже потряс ее.

— Вам нужно его остановить, Чарлз. Отец уже выследил ее, и у нее почти не осталось времени.

— А что насчет Сайварта?

— От него едва ли хоть что-то осталось. — Том теперь смотрел прямо на Анвина, почти открыв глаза. — Его сломали. И никто из нас не в состоянии ему помочь.

— У меня есть план…

— Сейчас не время. Возвращайтесь обратно в «Кота и тоник», и побыстрее. Покончите с этим.

Посыльный сунул ему зонтик, и Анвин взял его, но Том остался стоять с протянутой рукой, ладонью вверх. Прошло несколько секунд, прежде чем Анвин понял, что мальчик ждет чаевых. Он выудил из кармана четвертак и сунул его посыльному.

Позади них раздался пыхтящий и кашляющий звук, смешанный с ревом и грохотом, едва слышный за стуком дождя по зонтику, и они обернулись. Анвину этот звук был отлично знаком — это был паровой грузовик братьев Рук. Машина была уже недалеко и быстро приближалась, если судить по высоким завываниям, сопровождавшим громоподобный рев ее двигателя. Джаспер шел по его следу.

— Чарлз, — крикнул посыльный, — бегите!

Анвин сложил зонт и сунул под мышку. Развернул велосипед, вывел на улицу, вскочил в седло и нажал на педали, невзирая на боль в ногах. Он направился на север, вдоль границы парка, следуя по мере возможности той дорогой, по которой прошлой ночью шли мисс Гринвуд и все сомнамбулы. Со шляпы ручьями стекала ледяная вода, заливалась ему за воротник и сочилась по спине. Брюки были заляпаны грязью с мостовой, а носки в ботинках хлюпали.

На дороге никого не было. Несколько такси и легковых машин стояли брошенные посреди проезжей части, а некоторые были заведены на тротуар и оставлены там. В окружавшей его странной тишине грохот парового грузовика слышался все сильнее и сильнее. Сейчас этот рокочущий звук, казалось, исходил одновременно со всех сторон, отражаясь эхом от фасадов зданий и разносясь над едва освещенным парком.

Возле Муниципального музея Анвин затормозил. На нижней ступеньке крыльца сидел Эдвин Мур, дрожа под зонтиком, полученным от Анвина. Бывший клерк увидел в луже, в которую он пялился, отражение Анвина и поднял взгляд, прищурив глаза под густыми седыми бровями.

— Мистер Мур, — позвал его Анвин. — Что случилось?

— Откуда я знаю? — ответил Мур. Он изучал лицо Анвина, покачивая головой. — Не могу вспомнить. Я был уверен, что помню, и тем не менее… Вы ведь мистер Анвин, не правда ли? Мы раньше работали вместе?

— Я Чарлз Анвин. Мы с вами вместе были в лодке, а потом в такси…

— В такси! — повторил Мур, и глаза его блеснули. — Да-да, я был пассажиром в одном из множества такси, и мы последовали за остальными, которые весь путь шли пешком. Они направлялись на ярмарочную площадь, в луна-парк, мистер Анвин, целая армия сомнамбул. Мы проиграли, теперь я это знаю точно. Хоффман выиграл.

— Как это? — поразился Анвин. — Что они там сделали?

— Подготовили все нужные инструменты. Притащили лестницы, пилы, дрели. Бывшие сотрудники Калигари пришли в ужас и сперва попытались от них отбиться, попытались их разбудить. Но как только эти бывшие циркачи осознали, какие цели преследуют вторгнувшиеся сомнамбулы, они предоставили им свободу действий, а потом и сами к ним присоединились, даже стали помогать, руководить их работой. Мне и самому пришлось в этом поучаствовать, иначе меня бы тут же разоблачили! — Мур теперь дрожал еще сильнее. — Передвижной луна-парк Калигари перестраивается и восстанавливается, мистер Анвин. Восстанавливается во всей своей чудовищной беззаконности. Восстанавливается прежнее логово Хоффмана. И он смеется над нами! Смеется!

Анвин опустил велосипед на землю и встал на колени рядом с бывшим клерком. Положил Муру руку на колено и сказал:

— Мистер Мур, я совсем не уверен, что это дело рук Хоффмана.

— Тогда кто?

— Женщина в клетчатом пальто. Та же самая женщина, показавшая вам ночью в вашем сне золотую коронку во рту «Старейшего убитого человека».

Мур встал и отступил на шаг, поднявшись на одну ступеньку.

— Кто вы такой, что сумели заглянуть в мой сон?

— Да нет, ничего подобного не было, — сказал Анвин. — Просто у меня тут имеется хорошая команда. Вспомнили?

Мур поднялся еще выше, обозрел улицу, услышал звук приближающегося парового грузовика — тот становился все громче.

— Вы один из них, — сказал он. — Ничего я не помню. Ничего! Можете включить это в свой рапорт, если хотите.

Он швырнул зонтик на землю и поспешно зашагал по ступенькам вверх. Анвин смотрел ему вслед, надеясь, что он остановится, но бывший клерк проскочил между массивными колоннами и кинулся через вертящуюся дверь внутрь музея.

Можно было, конечно, последовать за ним, но что это даст? Мур пойдет сейчас в одиночестве через залы музея, следуя своему обычному маршруту. Посетителей здесь сегодня не будет, не будет и заплаканных детей, потерявших родителей. Через некоторое время он, вероятно, окажется в зале, где хранится мумия «Старейшего убитого человека». И там он увидит поблескивающую золотую коронку в задней части рта трупа. И тогда позвонит в Агентство, чтобы сообщить детективу Сайварту, что его провели и одурачили, что ему лучше немедленно явиться сюда лично и исправить допущенную ошибку.

Брошенный зонтик уже наполнился дождевой водой. Анвин оставил его валяться, сел в седло и нажал на педали.


Глава 16 Последовательность действий при задержании | Учебник для детектива | * * *