home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



№ 33

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА КРО ОГПУ А. АРТУЗОВА РУКОВОДСТВУ ОГПУ О ЦЕЛЯХ ЛЕГЕНДЫ «ТРЕСТ»

18 апреля 1927 г.

1. Путем создания видимости существования монархической организации в СССР сосредоточить внимание всех зарубежных монархистов именно на этой мнимой организации и таким образом быть в курсе активных намерений монархистов.

2. Используя связи с зарубежными организациями — из недр этих последних быть в курсе финансовой помощи, которую разные государства и реакционные партии оказывают русскому Белому движению.

3. Своевременно быть в курсе о характере помощи, которую находящиеся на территории СССР иностранные представительства оказывают Белому движению.

4. Посредством проработанных материалов о Красной армии (специально организованным для этой цели при Разведупре РВС Отделением) дезориентировать разведку противника в желательном для Рев. воен. совета направлении. Эти материалы сперва распространялись нами через «Трест», а затем стали передаваться по другим линиям. Этим достигались цели: а) расходование средств и сил иностранной разведки по ложным путям; б) дезориентация противника. К настоящему моменту, как видно из сводок ген. штабов Польши, Франции, Германии, Эстонии и Японии, — сведения этих штабов о Красной армии составлены почти исключительно на основании дезориентировочных материалов Разведупра. Отделение Разведупра существует на хоз. расчете (содержится на средства, получаемые от продажи липовых материалов Разведупра). Правильные сведения о Красной армии, просачивающиеся к противнику в известном проценте, польский и друг. штабы в последнее время считают неверными.

5. Осуществляя влияние на зарубежных монархистов, «Трест» проводил «оппортунистическую» линию среди монархистов. Агенты «Треста» в поездках за границу давали монархистам картину экономической мощи советской системы и сознательно преувеличивали трудности борьбы с существующим режимом. С другой стороны, зарубежные монархисты обвинялись «Трестом» в утере всяких перспектив. «Трест» убеждал эмиграцию, что ее роль активной вообще быть не может — изменение режима, как и при всякой другой революции, может произойти только изнутри страны. Эмиграция вернется только после изменения режима.

Под влиянием «Треста» в прошлом году было принято решение Кутеповым не посылать в СССР активных эмигрантов (имеются еще такие группы — например, галлиполийцы). В 1926 г. «Трест» своим давлением остановил посылку из Финляндии диверсионной банды офицеров в 200 человек, которые предполагали сделать бандитский налет в Карелию.

Перспектива Белого движения изображалась «Трестом» как завоевание прежде всего демократических свобод. С этой целью «Трест» тенденциозно подбирал факты, указывающие на смягчение режима диктатуры (увеличение свободы критики в СССР, активность масс, которую якобы использует «Трест», ослабление цензуры (постановка «Дней Турбиных»), прекращение террора со стороны ОГПУ и прочее.

«Трест» энергично протестовал против активизации Белого движения (террор, диверсия), предостерегая от повторения красного террора со стороны коммунистов и от возможности потерять в связи с этим все легальные возможности.

Для убедительности в «Тресте» была инсценирована фракционная борьба, причем активная оппозиция была теоретически разбита.

В результате «Трест» помогал разложению монархических организаций заграницей.

Все эти задачи «Трест» с успехом выполнял, и самый метод оказался удачным. Успех «Треста» может быть отчасти объяснен и тем, что сами зарубежные монархические организации в погоне за иностранными субсидиями весьма часто прибегали к своеобразному методу «легенд», т. е., прося денег, сообщали весьма преувеличенные сведения о своих связях в СССР, зачастую козыряя вовсе вымышленными сведениями о существующих якобы в СССР организациях своих сторонников. Это часто ставило в трудное положение ОГПУ, вынужденное раскрывать пустое место.

Борьба «Треста» с активистами протекала в общем очень успешно. Имея наряду с «Трестом» ряд мелких легенд, с успехом обслуживающих границу, удавалось проваливать и уничтожать отдельных активистов террористов. В то же время в пределах самого «Треста» под разными предлогами были провалены и расстреляны больше 20 прибывших из-за границы активистов. В результате «Трест» успешно использовал эти случаи как доказательства невозможности пользоваться в работе возвратившимися эмигрантами, которые «шага не умеют ступить в большевистской России». Таким образом «Тресту» удавалось играть роль тормоза, задерживающего приток активных эмигрантов в пределы СССР.

В отношении субсидирования монархистов через «Трест» мы узнали: 1) о великосветской парфорсной охоте, которую английский двор устроил в пользу движения б.в.к. Ник. Ник., собрав около 2000 фунтов. Посланец англичан сообщил Ник. Ник-у, что англ. правительство официально не может субсидировать движение, не разорвав дипломатических сношений с СССР; 2) о переговорах монархистов с американским консорциумом (во главе которого стоит известный фабрикант сел. — хоз. машин МакКормик). Эти переговоры, продолжающиеся и в настоящий момент, были недавно прерваны вследствие запрета американского правительства. Однако по последним сведениям «Треста» переговоры возобновились в тайне от американского правительства.

Через «Трест» мы узнали о характере помощи иностранных государств монархистам. Польское военное министерство даже заключило с представителем монархистов формальный договор (подписанный со стороны поляков начальником 2-го отдела штаба полк. Баером — договор приложен).

Польша, Эстония и Финляндия оказывали «Тресту» всяческую помощь: паспортами во все страны Европы, диппочтой, шифром и даже представлением убежища в посольствах в Москве в случае провала.

Оборотной стороной всего метода «Треста», конечно, было поддержание убеждения у иностранцев о возможности существования в условиях советского режима крупной монархической организации. Этот политический вред «Треста» был до известной степени уменьшен 1) самим оппортунистическим характером «Треста», очевидно, неспособного устраивать восстание; 2) отдельными провалами, которые время от времени устраивались (например, нам известно, что после гибели С. Рейли англичане потеряли веру в «Трест»).

С провалом «Треста» связано:

1. Раскрытие метода «Треста».

2. Удар по дезинформации разведок. Общего провала дезинформации вряд ли следует ждать, т. к. материалы Разведупра в последнее время уже шли по многим путям. Для изменения взгляда на Красную армию, имеющегося у иностранных разведок, нужно проведение документов, которые Оперпут не может представить.

3. Уменьшение возможности сдерживать зарубежных активистов.

К настоящему моменту в связи с побегом Оперпута инсценированы аресты и провал монархистов в СССР. Оперпут объявлен по монархической линии провокатором типа Азефа.

Некоторые из якобы перешедших в подполье монархистов поддерживают связи с польским и эстонским посольствами.

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д 53. Л. 6–9.


предыдущая глава | Органы государственной безопасности и Красная армия: Деятельность органов ВЧК - ОГПУ по обеспечению безопасности РККА (1921–1934) | cледующая глава