home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Планы были составлены, а приказы доведены до командиров всех колонн, причем с такими обещаниями кар в случае отклонения от них, что никому, если он хочет оставаться в здравом уме и твердой памяти, не придет в голову от них отклониться. Не стоит думать, будто абсолютно все было регламентировано. Как раз нет. Собственно приказы для всех были предельно просты — двигаться по указанному маршруту и в назначенный день прибыть в строго назначенный район. Каким образом командиры будут выполнять этот приказ — никого не волновало, но в определенный день вместе с отрядом он должен находиться на месте.

Колонны разбили с точки зрения всех командиров совершенно неправильно. Вместо равных частей конницу свели в один отряд, пехоту в другой, обозы в третий, артиллерию в четвертый. Медицинскую часть разделили между всеми, а припасов велели с собой взять только на два дня. Никаких обозов в пехоте и кавалерии вообще не предусматривалось.

Конрон, Лигур и Филлип пытались объяснить Володе глупость такой организации марша, но тот, прикусив губу, хмуро отвечал, что знает что делает. Постольку Филлипу поручили везти обоз, он возмущался больше всех. Хотя ему и дали достаточно войск для прикрытия, но оптимизма ему это не прибавило.

— Твоя дорога хоть и не очень простая, но самая безопасная, — объяснил ему Володя. — В этом плане Лигуру сложнее, ему придется проходить по лесу, где полно разбойников. Мы с ним еще это обсудим.

Саймону Оргину досталось везти артиллерию с припасами к ней и всеми инженерными частями. Но этот флегматик только кивнул, сообщив, что сделает. Впрочем надежды Володя были не на этого, хоть и талантливого молодого инженера, но совершенно не имеющего опыта организации движений армий, а на пожилого ветерана, которого князь назначил ему в заместители, здраво рассудив, что пока инженер будет возиться со своими любимыми требуше и стрелометами тот все сделает для нормального пути.

Сам Володя остался с кавалерией. Как не хотелось ему идти вместе с создаваемыми и любимыми им пехотными полками Лигура, но он понимал, что именно кавалерия первой будет на месте и нужно будет там оценивать ситуацию и действовать сообразно.

Вот так на рассвете несколькими колоннами по различным дорогам армия двинулась в сторону мятежного герцогства Торенды.

Уже на следующий день даже последние солдаты поняли, что вовсе не просто так их командир настаивал на движении налегке, когда у одного из замков их ждал уже подготовленный лагерь с горячим обедом и кипяченой водой. Осторн свое дело знал и подобрал нужных людей и теперь на всех дорогах, по которым шли колонны, были закуплены необходимые припасы и наняты люди для подготовки лагерей. Они же занимались заготовкой дров для костра и варили пищу. И пока наемные рабочие занимались хозяйственными делами, солдаты продолжили обучение.

Володя с холмика наблюдал, как кавалеристы с копьями наперевес мчались по полю, отрабатывая разные маневры. Рядом с ним замерли граф Танзани и Конрон, но смотрели они не за учениями, а на лагерь, от которого поднимались десятки дымков костров.

— Ну ты даешь, — восхищенно пробормотал Конрон. — И когда ты успел все это сделать?

Граф оставался невозмутимым, но было видно, что вопросы у него тоже имеются, хотя он и сдерживал их.

— Конрон, ну что ты как ребенок? — Володя поморщился. — Ну не на ходу же я придумывал маршруты. Ты же сам участвовал в совещаниях и слышал, как мы их определяли и рассматривали достоинства и недостатки каждого. Осторн же по моему поручению на каждой дороге организовал снабжение всем необходимым, благо его величество и герцог Алазорский снабдили меня деньгами на первое время. Так что до герцогства нам о припасах задумываться не придется. А у границы мы заменим поломанные вещи, если такие будут — я приказал сделать запас всего необходимого. У меня на родине такие вещи называют резервными базами снабжения.

Граф покосился на Володю, но опять промолчал.

Благодаря такой организации до границ герцогства их отряд добрался в рекордные по местным меркам сроки, сделав за два дня переход в восемьдесят километров. Здесь в приграничном городке Володя дал сутки на отдых, на всякий случай приказав перекрыть все дороги, чтобы никто в эти сутки городок не покинул с известием о появлении армии нового герцога. Велел проверить подготовленный для них обоз, все ли есть что нужно и если чего не хватает докупить. Здесь же его ждали и известия от Джерома и Рутерна.

Первым делом он вскрыл письмо от Рутерна, некоторое время возился с шифром. Покивал, и вскрыл письмо от Джерома. Здесь шифр был его личный, а потому более надежный, а расшифровывать его легче — ну так над ним лучшие шифровальщики ФСБ работали, подготавливая как раз для такого вот случая. Прочитал, хмыкнул и велел собраться вечером всем командирам.

— Благодаря нашей скорости нас не ждали не только враги, но и друзья, — сообщил он. — Сам герцог уже знает о моем назначении, но не очень этому испугался, пообещав, — Володя заглянул в письмо, — приволочь этого сопляка, привязанного к хвосту осла в свой замок, где прилюдно всыпет десяток ударов хлыстом, после чего изваляет в смоле и перьях, привяжет к тому же ослу и отправит в таком виде на прогулку по герцогству, короновав предварительно помойным ведром… Как я понимаю по буйной фантазии герцога это должно означать герцогскую корону. Но ладно, не будем уподобляться этому мечтателю и о судьбе герцога подумаем когда он будет у нас в руках. Не стоит хвалиться заранее на рать идучи.

— И как мы будем теперь действовать? — поинтересовался Конрон, когда отсмеялся.

Володя подозвал одного из солдат и заставил его держать карту. Потом ткнул приготовленной указкой.

— Как я и предполагал, герцог был осведомлен о дне нашего выхода, только не учел скорости. Потому по его расчетам мы еще неделю должны топать до границы. За это время он решил навести порядок вот тут, чтобы иметь твердый тыл, когда мы подойдем.

— Сам решил? — недоверчиво поинтересовался Конрон.

— Я отправил некоторые сообщения оставшимся верным королю дворянам, — не стал спорить Володя. — В определенный день они выступили против герцога и тот вынужден был начать действовать, чтобы не допустить их соединения с нашей армией.

— Но их раздавят без нас, — заметил граф, до этого молча слушавший слова князя.

— Потому мы и шли так быстро, чтобы не успели раздавить.

— Даже если мы пойдем с прежней скоростью — все равно не успеем.

— А мы и не пойдем туда, граф. — Володя махнул солдату. Тот послушно положил карту на стол и вышел из комнаты. — Пока конечная наша цель пусть остается тайной… — Володя обвел взглядом комнату. — Не потому, что я кому-то не доверяю, но если кому-то не надо знать какую-то информацию для выполнения им его работы, то и сообщать ее не стоит. И я настаиваю, чтобы каждый из вас подходил к делу таким же образом — если вашим подчиненным знание чего-либо не нужно для выполнения ваших приказов, то нечего им об этом знать. Теперь давайте согласуем план дальнейшего движения. Теперь мы на вражеской территории и больше подготовленных лагерей не будет. Потому движение организуем так…

Уже привыкшие к манере князя вести совещания, все приготовились слушать, чтобы потом выдвинуть предложения как лучше организовать детали, для лучшего воплощения основного замысла. Потом утрясание деталей, распределение имеющихся ресурсов, выделение нужного количества людей и разойтись по своим подразделениям, чтобы на следующий день не получилось никаких накладок. Накладки, конечно, все равно случались, но их решали достаточно оперативно и без вмешательства верховного командования. И снова движение вперед, на этот раз по вражеской территории. Впереди разведка, за ними фуражиры и обозники. Они находили место для лагеря, разбивали его, вскоре подходили основные силы, обедали, отдыхали, выставив охранение, а когда жара спадала, лагерь сворачивался, и снова колонна шла вперед, обходя замки и города. В бой с мелкими отрядами тоже старались не вступать. Основную ставку в обеспечении секретности движения Володя сделал не на засады и патрули, а на скорость движения.

— Вперед! Вперед так быстро, чтобы вести о нашем наступлении герцог не успел получить.

И получилось. В назначенное место вышли за два дня до обговоренного срока и тут же были разосланы патрули для блокирования дорог. И новый сюрприз — в назначенном для сбора месте отряды уже поджидали обозы с продовольствием, а из лесу уже несли штурмовые лестницы и заготовленный для фашин хворост.

— Собирайте людей откуда можно, пусть вяжут фашины, — распорядился Володя. — И отыщите Джерома, он где-то тут должен быть.

Джерома отыскали быстро и вскоре он делал доклад перед собранным руководством.

— Обоз получилось подготовить довольно легко, — сообщил он. — Мятежный герцог до сих пор уверен, что он готовится для его армии, которая сейчас воюет в нескольких десятках километров севернее с оставшимися верными королю дворянами. А хворост… ну когда мы взяли на себя снабжение баронского замка, это никого не удивило — мы много отправляли туда… запасы на зиму. Те же деньги, которые мы платили людям, особо умных заставляли держать язык за зубами. Да крестьянам до возвышенных богов все эти разборки благородных, лишь бы их не трогали, так что особого любопытства не проявляли, тем более мы действовали вроде как по приказу местного правителя.

— Но как вам все это удалось?!! — изумился Конрон.

— Милорд достаточно нам денег дал, да и люди верные у нас были. Точнее у Крейна были. Кого запугали, кто сам от войны сбежал, а кого и… ну да это мелочи, главное мы были единственные, кто готов был организовать снабжение герцогской армии. А после того, как местные купцы уперлись и перестали давать мятежнику деньги пока тот не выплатит кредит мы вообще оказались единственными, кто готов был верить Ульмару на слово. Вон, расписок его полный дом.

Граф сбоку от Володи что-то прошептал, но князь не расслышал, а когда повернулся к нему, чтобы переспросить наткнулся на ничего не выражающий взгляд командира гвардейцев.

— А где сам Крейн? — поинтересовался Филлип.

— В замке герцога со своими людьми. У него многие пошли добровольцами в ополчение. Сейчас они уже знают о вашем прибытии, так что замок закрыт и активно готовится к отражению атак.

— Значит в нужный момент люди Крейна нас поддержат, — кивнул Володя. — Молодцы. Хорошо справились. Сейчас ждем следующую колонну, а потом атакуем замок, пока враги не ждут. Они ведь уверены, что мы прибыли без обозов и только с конницей, без штурмовых лестниц, фашин. Так что в ближайшее время атаки они не ожидают и очень надеются на помощь герцога. Гонца, скорее всего уже послали. Скакать ему до герцога где-то… если будет ехать без отдыха… ну за сутки доберется. Потом герцог уяснит опасность, начнет собирать армию… еще сутки или двое. Поскольку он будет уверен, что замок быстро нам не взять — торопиться он вряд ли будет и подготовится основательно, так что скорее всего готовиться он будет не двое суток, а больше, но будем исходить из худшего для нас — двое суток. Потом еще, если он форсирует марш, трое суток пути и сутки на отдых… Значит неделя у нас есть. За эту неделю мы должны захватить герцогский замок и подготовить встречу мятежнику. Граф, вы со мной спорили тогда и говорили, что надо захватывать крепости на границе… Мы бы до конца времен возились бы. Нет, нужен один удар, но в самое сердце.

— Если мы проиграем, то отступать нам будет некуда.

— Значит, не должны проиграть. Сколько мы уже на земле герцогства? Двое суток? У нас восемь дней, в течении которых все решится. За это время все должно стать ясно.

— Откуда такая уверенность, милорд?

— Просто мы разыграли еще не все козыри. А сейчас всем по отрядам. Во-первых, подготовить лагерь к приему остальных колонн, во-вторых, работы по вязке фашин не должны прекращаться. Солдатам отдыхать — скоро штурм. Джером, у тебя ведь есть связь с Крейном?

— Да. Тут есть типа лазутчики герцога. Через них и договорились держать связь.

— Отлично. Сообщи Крейну, что штурм через два дня, пусть будет готов. Заодно подумаем какой информацией снабдить командира гарнизона. Да, и пусть как-то выделит своих людей, что бы их ненароком при штурме не побили.

— Хорошо, милорд, но через два дня…

— Будем штурмовать с теми, кто подойдет. Всё. Всем по местам.

Когда Володя остался в выделенной ему избе один, он устало плюхнулся на скамью, упер локти в стол и обхватил голову руками. Играть командира оказалось легче, чем им быть. Уроки актерского мастерства въелись в подкорку и с каждым днем Володя все сильнее и сильнее влезал в шкуру князя и герцога, но внутри еще оставался прежний Володька Старинов, бывший сын папы-бизнесмена-бандита, бывший беспризорник, не состоявшийся приемный сын Александра Петровича. Жизнь на улице, а потом тренировки на Базе давно уже приучили Володю отвечать за свои слова и поступки. Потому он не жаловался и не пытался, что называется поплакаться у кого-нибудь в жилетку, но порой эта ответственность настолько тяготила, что хотелось выть. В такие минуты лучше всего было остаться одному и немного просто посидеть, не думая ни о чем: ни о погибшей семье, ни о том диагнозе, который поставили на Базе и который круто изменил всю его жизнь, ни о том, что ждало впереди.

Вторая колонна подошла на следующий день к вечеру. Солдаты валились от усталости, но пришли практически все — отставших было очень мало. Потный, со слипшимися волосами Лигур предстал перед Володей.

— Дошли, ваша светлость. За день до срока.

— Замечательно. Для ваших солдат все подготовлено, пусть отдыхают. Завтра с утра штурм.

— Что?!!! Милорд, но…

— Без но, Лигур! Противник знает о каждом нашем шаге и знает, что вы пришли. При всем желании мы не смогли бы нейтрализовать всех лазутчиков. Но они не думают, что мы пойдем на штурм сразу, как только вы подойдете. У вас десять часов на отдых, распоряжайтесь. Через восемь часов все офицеры взводов должны быть в штабе для получения инструкций. Всё!

Лигур хотел возразить, наткнулся на взгляд графа, стоявшего чуть позади князя и только кивнул.

— Хорошо.

— Лигур, если все пойдет нормально, отдохнем когда захватим замок.

Лигур спорить не рискнул.

В четыре утра командиры взводов собрались в небольшой комнате. Володя дождался, когда все разместятся и достал из сумки кипу бумаг.

— Это планы замка, который нам предстоит штурмовать. Винкор, раздай их всем. — Дождался, когда каждый изучит схему, Володя подошел к тому, что висел на стене. — Итак, у нас два полных полка по новому расписанию. Именно на них и ляжет основная тяжесть штурма. Не смотри так Лигур, не потому, что это не благородные им лезть на стену, а потому, что кавалерии будет дело после, а на стену на коне не въедешь. Теперь смотрите, первый и второй взвод — вам южная стена замка, — Володя ткнул указкой. Поскольку она самая дальняя, вы выходите через полтора часа. За полчаса вы пройдете вот по этой дороге и сосредоточитесь в этом вот лесу. Там вас ждут. Получите фашины и штурмовые лестницы на месте, по сигналу — горящей стреле идете на штурм. Порядок штурма оставляю на усмотрение взводных. Общее командование на командире первого взвода. Да, оставьте резерв. Восточная стена третий взвод. Это самая укрепленная часть замка, потому особых надежд на вас не возлагается — главное пошумите побольше, чтобы сбить с толку и отвлечь противника. Лестницы и фашины так же получите на месте вот здесь. Выходите через пятнадцать минут после первых двух взводов. Второй полк получает соответственно западную и северную стену. Западную штурмует первый взвод второго полка. Ваша точка сбора тут!

— Милорд, мы не сумеем незаметно занять позицию, — заметил кто-то.

— Шумите потише и все, остальное не ваше дело. За последние дни мы несколько раз выходили на исходные позиции и возвращались. Думаю, они уже привыкли. Тревогу они, конечно, все равно поднимут, но оно нам и лучше. У нас внутри замка есть отряд союзников. В нужный момент они поддержат — потому предупредите солдат, те, кто будет в белых шапках не трогать, они наши.

Офицеры зашумели, на хмурых лицах стали появляться улыбки. Еще несколько минут кажущееся безнадежным дело вдруг приобрело какой-то шанс.

— Продолжим. — Володя снова подошел к плану замка. — Второй и третий взводы штурмуют северную сторону. Поскольку она ближняя к нам, мы выходим непосредственно перед началом штурма. Подаем сигнал остальным и штурмуем. Теперь по поводу замка… Схемы его раздайте каждому командиру отделения. Вон планы, в сундуке. Хватит на всех. Когда возьмем стены, определяем кто что занимает. Первый полк, за вами конюшни, кузни и казармы. Второй полк — вам донжон. Вот в этом сундуке планы донжона. Людей убивать только тех, кто сопротивляется, в остальном попытайтесь брать живыми. Второй момент… — Глаза Володи сверкнули. — В замке находится семья герцога… Они не должны пострадать ни в коем случае! Тем, кто захватит их — получит премию, но они мне нужны целыми и невредимыми. Если хоть один волос упадет с головы герцогини или ее детей…

Угроза осталась незаконченной, но все поняли правильно. Непонятно почему, но о князе ходили не очень хорошие слухи относительно того, как он обходится с нарушителями приказов. Сам Володя не мог припомнить ничего такого, что дало бы повод для этих слухов, но опровергать их не спешил.

— Значит, первые два взвода штурмуют донжон, а третий пытается открыть ворота замка. Как только это удается… Конрон, дальше за тобой. Войдешь внутрь, сам смотри, где ты больше нужен — в донжоне или во дворе. Господа, все. Приемы штурма крепостных стен на учениях мы отрабатывали, надеюсь ваши солдаты это еще не забыли. Вперед.

Офицеры зашумели. Командиры разбирали в сундуках планы охапками и рассовывали их по сумкам, которые лежали тут же.

— Планы ты откуда раздобыл? — поинтересовался Конрон.

Володя не ответил. А что отвечать-то? Разве непонятно откуда, если Крейн с людьми служат ополченцами в замке?

— А какая наша роль? — поинтересовался граф Танзани.

— Пока никакая. Ваши люди при штурме стен не очень нужны. Вы понадобитесь позже, когда подойдет сам герцог с армией. Пока же будьте со мной.

Граф покачал головой.

— В замке двести солдат и около шестисот ополченцев… крепкий орешек.

— Потому нам и надо раскусить его как можно быстрее.

— Ты слишком полагаешься на людей Крейна… А если что пойдет не так?

— Не только на людей Крейна… В замке сейчас скопилось очень много беженцев.

— Да. Вы приказали не препятствовать тем, кто идет туда, спасаясь от нас. Да и мы как загонщики работали… Тысяч пять сейчас там всех.

— Верно. А продовольствие для замка вон стоит. Не «успел» Джером переправить его в замок. Своих же припасов внутри всего ничего. Как доносят люди Крейна — там уже перешли на урезанный паек. Если бы не нужно было спешить до подхода герцога, тогда и штурма не понадобилось бы.

— А если штурм не удастся? Вы учитываете этот вариант?

— Учитываю, — вздохнул Володя. — Тогда придется оставлять здесь прикрытие и двигаться навстречу герцогу… Но мы возьмем этот замок, иначе быть не может!

Граф задумался.

— Мы ведь можем и без штурма пойти навстречу герцогу и разбить его…

— Или он нас разобьет. У него сил больше. Слишком неопределённо все.

— А если мы возьмем замок?

— Тогда сил у герцога станет меньше… я так думаю. К тому же я надеюсь заставить его совершить ошибки. Граф, давайте не будем об этом сейчас? Просто имейте в виду, что у нас еще есть несколько возможных вариантов действий, но взятие замка герцога лучший с лучшими шансами на конечную победу.

— Я так и думал, что это не единственный ваш план, — пробормотал Танзани.

Володя улыбнулся.

— Меня учили не складывать яйца в одну корзину. — Глянул на часы. — Осталось полтора часа до штурма.

Время ползло медленно. Граф, князь и Конрон расположились на небольшой возвышенности, откуда открывался замечательный вид на герцогский замок. Движение войск не заметить было невозможно и в замке поднялась небольшая тревога, мелькали факелы, но особой панике не было — привыкли за постоянной суетой у стен.

— Надо было послать парламентера с предложением сдаться, — буркнул Конрон.

— Мы уже посылали его вчера, — отозвался Володя, не отрываясь от наблюдений. — Они отказались. Сегодня откажутся тоже, а мы потеряем время, а время для нас самое главное. А они и в самом деле не верят, что мы будем сегодня штурмовать. О подходе колонн Лигура они знают и знают, что солдаты устали… вот и не ждут. Полагают, что мы просто играем им на нервах.

— Похоже на то, — согласился герцог. — На стенах совсем мало факелов.

Володя снова глянул на часы.

— Осталось еще полчаса. Почти рассвело. — Князь оглянулся — позади стоял лучник со стрелой наготове, а рядом находился солдат с огнивом и трутом.

Конрон нервничал, граф внешне оставался спокойным… время шло… Володя посматривал то на часы, то на замок. Назначенное время подходило все ближе.

— Может пора? — поинтересовался Конрон.

— Не будем торопиться, — ответил вместо князя граф. — Спешка в данном случае излишня, а десять минут погоды не сделают. Надо дать время всем нашим отрядам занять исходную позицию, а командирам объяснить солдатам их задачи.

Володя согласно кивнул и к назначенному времени мысленно добавил еще пятнадцать минут, которые текли со скоростью улитки.

— Время, — наконец выдохнул он. — Сигнал.

Солдат замолотил кремнем, высекая искры. Наконец стрела задымилась, лучник вскинул лук, выстрел… Горящая стрела взметнулась метров на сто небольшой звездочкой, прекрасно видной на фоне светлеющего неба. Володя вскинул бинокль — теперь уже можно было разглядеть атакующие колонны с лестницами. Впереди бежали под прикрытием щитоносцев солдаты с фашинами, которые немедленно скидывали в ров, прокладывая дорогу. В замке сначала недоуменно наблюдали за всем этим, потом на башнях вспыхнули тревожные костры, изнутри донесся звук колокола… Поздно… Первые лестницы уже легли на стены и по ним стали забираться меченосцы, следом готовились лучники.

Со стен ударили первые стрелы, но пока не очень уверенные, кажется врагов удалось застать врасплох. И тут со стен вдруг стали выпадать солдаты защитников… из одной бойницы вылезла чья-то голова, повязанная белым платком и что-то завопила. На одной из лестнице солдат замер, недоуменно повернулся к кричащей голове. Это заминка голове совсем не понравилась и она заголосила громче. Солдат торопливо кивнул и заработал руками и ногами сильнее.

Благодаря великолепной оптике Володя хоть и не мог слышать, но по весьма живой пантомиме обо всем догадался.

— Наши на стене, — сообщил он. — Люди Крейна сумели очистить ей от защитников. А вот остальным приходится туго — там сопротивляются всерьез.

Количество лестниц на свободной стене прибывало и так же увеличивалось количество солдат, прорвавшихся наверх. Вот уже поднялись лучники и теперь они вели обстрел внутреннего двора. К сожалению из-за зубцов стены было не видно что там происходит, но судя по скорости, с какой на стену поднимались все новые и и новые пехотинцы все шло как надо.

Вот ворвались на западню стену… Остальные Володя видеть не мог и оставалось полагаться на вестовых. К его удивлению ободряющие вести пришли не с восточной стороны, а с южной — самой защищенной, где река делала изгиб в результате чего образовался естественный обрыв. То есть мало того, что нужно было переправляться через реку, так еще на обрыв карабкаться. Командир, рассудив, что тут им мало что светит, велел выдвинуться небольшому отряду лучников к этому обрыву еще до сигнала. Дождавшись его, они не ломанулись в атаку, а немного выждали и только потом начали переправу. Их заметили, но лучники быстро доказали, что свой хлеб они не даром едят. Так что к стене удалось подойти почти без потерь.

Видно с этой стороны нападений совсем не ждали и на стене находились только небольшие дозоры. Только этим можно объяснить, что атакующим удалось пристроить пяток лестниц и даже вскарабкаться наверх. Дальше пошло проще. А вот на восточной стене атака напоролось на ожесточенное сопротивление и первый штурм был отбит с большими потерями. То ли командир попался там опытный, то ли ждали атаку именно с той стороны — самой незащищенной. Только это все дало лишь небольшую отсрочку — на остальных направлениях атаку отбить не удалось, а подошедшие резервы из ополченцев были разогнаны стрельбой лучников со стен.

— Теперь мое время! — воскликнул Конрон, заметив, как медленно начал опускаться подъемный мост.

— Давай… Удачи, — пожелал ему вслед Володя.

Когда латная конница ворвалась в замок у защитников практически не осталось никаких шансов.

— Теперь и наша очередь, — вздохнул Володя, глянул на часы. — Почти два часа… Я надеялся, что справятся быстрее.

— Быстрее? — граф с сомнение оглядел замок. — Милорд, никто и никогда не брал настолько укрепленный замок одним штурмом. Всегда требовалась долгая осада. Вы называете два часа долгим сроком?

Володя в сопровождении королевских гвардейцев въехал в замковый двор и огляделся — трупы… в основном защитников, разломанные телеги, где-то разгорался сарай, но его усиленно тушили. Никаких схваток тут уже не было, только иногда пробегали солдаты куда-то вглубь. Звуки боев раздавались из донжона, но и там затихали.

К ним подбежал один из офицеров, козырнул — постепенно этот жест проникал в армию.

— Милорд, замковый двор от неприятеля очищен. Сопротивление продолжается только у казарм, но мы пока их не штурмуем — просто блокировали и в донжоне… но что там я не знаю, его не наш полк штурмует.

— Хорошо. Что там — мы разберемся, а пока наводите порядок здесь, всех пленных сгоните куда-нибудь, где мешаться не будут.

В сам донжон Володя на коне въезжать не стал, отловил какого-то солдата и приказал собрать все отделение, которому и поручил заботу о конях гвардейцев. Лица солдат вытянулись от огорчения, но оспорить приказ не решились.

Внутри помещений было не очень много мусора, трупы тоже не попадались. Похоже атака оказалась настолько стремительной, что тут толком организоваться оборону не успели. Мимо сновали солдаты, проверяя комнаты и выволакивая прячущихся там слуг.

— Я сказал вежливым быть со всеми! — рявкнул Володя на разошедшегося солдаты, который выволок какую-то служанку в коридор, после чего за руку подтащил девушку к себе поближе. Солдат разочарованно вздохнул, но тут же умчался от греха подальше.

— Покажите комнаты госпожи, — вроде бы вежливо попросил Володя, но девушка испуганно втянула голову в плечи и только кивнула. — Ну так веди.

За одним из поворотов их процессия столкнулась с десятком солдат во главе с Лигуром.

— Милорд, — разглядел он. — Мы нашли герцогиню. Тут они все, в комнате.

Володя жестом попросил всех посторониться и неторопливо вошел в комнату, огляделся. Задрапированные стены, большая кровать в центре, камин, около которого и выстроились все обитатели: женщина, лет сорока, спина прямая, смотрит с некоторой опаской на солдат, но держится с достоинством — судя по всему герцогиня. К себе они прижимает девочку лет четырнадцати, с другой стороны мальчик лет двенадцати. Позади вроде бы служанка с дочерью… Володя присмотрелся и вздохнул.

— Графиня, ну видно судьба у нас такая, постоянно с вами сталкиваться. Вы-то что тут забыли? Судя по всему, уговорить мужа выйти из этого глупого мятежа у вас не получилось.

— Князь?

— Вольдемар! — из-за спины графини Лурдской выскочила девочка лет девяти. — А мама только что о вас говорила…

— Я рад, что твоя мама, Генриетта, помнит обо мне, но я был бы больше рад, если бы она слушала дружеских советов. Так что вы тут делаете, графиня? Вы вроде бы к мужу направлялись?

— Мы успешно добрались до него, благодарю вас, милорд. А сюда мы приехали в гости… — графиня неуверенно обернулась ко второй женщине в комнате. — Герцогиня Торендская моя давняя подруга.

— О! — Володя отвесил легкий поклон. — Какая неучтивость с моей стороны, совершенно забыл про хозяйку. Но ваше появление здесь, графиня, меня сильно удивило. Кстати, а где ваш телохранитель? Кажется его звали Рокерт?

— Он… он возглавлял один из отрядов, который оборонял замок… Вы не знаете, что с ним?

— Увы, не знаю, — Володя повернул голову. — Лигур, пошли кого, пусть разыщет Рокерта Торга. Если он жив, пусть приведут сюда.

— Хорошо, милорд.

Володя неторопливо прошелся по комнате, рассматривая интерьер. Поправил одеяло на кровати и остановился напротив герцогини. Заложил руки за спину, перекатился с носка на пятки и обратно, рассматривая ее. Герцогиня хранила презрительное молчание.

— Герцогиня Торендская, урожденная графиня Улияна Тинар. — Женщина чуть вздрогнула, но тут же снова замерла. Плотнее сжав губы. — Вряд ли вас утешит, если я скажу, что сожалею о происходящем. Если бы ваш муж не нарушил клятву верности королю… Знаете, герцогиня, предательство — этот как яд, которые разъедает не тело, а душу, не важно с какой целью было это предательство совершенно. Даже если бы я не появился тут, ваш муж все равно проиграл бы. Неужели он полагал, что его оставят в покое, когда он сядет на трон? И сколько земель королевства он готов был отдать за корону? И сколько бы еще претендентов на трон нашлось бы? А почему нет? Если одному авантюристу удалось, то почему у других не получится?

— Мой муж не какой-то там авантюрист! — Голос женщины задрожал от гнева. — Наш род известен уже сто пятьдесят лет…

— А мой четыреста, — не очень вежливо перебил Володя, — но я не считаю, что это дает мне какие-то преимущества. А ваш муж, уж извините за откровенность, именно авантюрист, который соблазнился легкой возможностью сесть на трон.

— Соблазнился?! Да если бы этот мальчишка не оскорбил его, муж до сих пор оставался бы вернее короне.

О каком мальчишке идет речь было понятно всем. Володя вздохнул, поднял голову и внимательно изучил потолок.

— Артон, конечно, не сдержан и не всегда понимает, что и когда можно говорить, а что нет. Но ваш то муж не мальчишка, что бы забыть о клятве верности под влиянием эмоций. Король ведь не личность — это символ королевства. По сути, он и есть королевство. Можно обижаться на Артона-человека, но обижаться на Артона-короля… — Володя покачал головой. — Мне действительно жаль, герцогиня.

— Это тебя жалеть придется! — вдруг вышла вперед девочка. — Мой папа скоро будет здесь и тогда ты пожалеешь, что пришел сюда!

Герцогиня попыталась затолкать дочь за спину, но та гневно дернулась и еще шагнула вперед. Позади Володи послышался лязг обнажаемого меча.

Князь нахмурился и чуть повернул голову.

— Граф, мне кажется, тут слишком много лишнего народа.

Граф Танзани коротко кивнул и через мгновение в комнате остался только он, Володя, двое солдат у двери и, собственно хозяева. Девочка же стояла напротив и, пылая праведным гневом, смотрела прямо в глаза Володи. Тот мысленно хмыкнул — в такие игры он на базе играл и придал своему лицу самое скучающее выражение, глядя словно сквозь обличительницу. Та долго выдержать не сумела и взгляд отвела.

— Твой отец, как я понимаю, этот тот самый, который хотел приволочь меня в замок привязным к ослу, а потом вывалять в смоле и перьях?

Девушка чуть смутилась.

— Все равно он придет и выгонит тебя.

— Что ж… я подожду его.

— Что с нами будет? — все-таки не выдержала герцогиня.

— С вами? Да ничего. Свободу я вам, конечно же, ограничу, а так делайте что хотите.

— Вы… вы не казните нас как мятежников?

Володя покосился на мальчишку, девушку, посмотрел на герцогиню.

— Извините, но нет. Я не воюю с женщинами и детьми. Я вас даже не отправлю в столицу к королю. Тем не менее пока ваш муж на свободе отпустить я вас не могу. Граф, поставьте у покоев охрану понадежнее, никого сюда не пускать. Лигур!!!

— Да милорд? — в комнату вошел командир пехотинцев.

— Назначь кого понадежнее комендантом замка и пусть начинает наводить порядок. Всех лишних гони отсюда в шею, крестьян там, ремесленникам. Пусть едут по домам и занимаются своими делами, нечего тут за стенами прохлаждаться. Да, к покоям герцога поставь охрану побольше, я потом там все посмотрю…

— Уже, милорд. Я подумал, что вы захотите взглянуть на письма и бумаги герцога. Так что все в лучшем виде, ничего не тронули.

— Молодец. В общем, приступайте к наведению порядка. И Крейна разыщите.

— Я тут, милорд. Как узнал, что вы здесь, поспешил сюда.

— Вы? — ахнула герцогиня. — Вы же командовали нашими ополченцами?!

Крейн оскалился, но поймав гневный взгляд синьора тут же принял невозмутимый вид.

— Извините, герцогиня, но я давно уже служу новому герцогу Торенды. Принес ему присягу еще в Тортоне. Тут я выполнял его приказ.

— А ты, значит, в командиры ополчения пролез? — даже восхитился Володя. — Ну ты жук.

— Вот видите какую карьеру загубил ради вас, милорд, — притворно пригорюнился хитрец.

— Если и дальше будешь так служить, карьеру мы тебе поправим. У меня для тебя даже есть на примете одно дельце с соответствующими полномочиями, но об этом мы поговорим позже, еще не время. Пока же бери своих людей и отправляйся в этот городок… как же там, зараза, его имя… Не важно, ну ты знаешь, где у нас лагерь был. Скоро туда должны прибыть наши обозы и артиллерия. Обозы ведет Филлип, а артиллерию Саймон. Встретишь их и когда они отдохнут направишь в замок. Полагаю, дней шесть у нас до подхода герцога еще есть.

— Милорд, прикажите перекрыть дороги, чтобы вести о захвате замка не достигли его.

— Конрон и ты уже тут? Зачем? Нет, напротив, пусть эти вести дойдут до герцога как можно быстрее. Так что никаких дорог не перекрывать, беглецов не отлавливать — чем больше разбегутся, тем нам меньше работы. Лучше позаботься об устройстве людей. Да и соберите слуг, пусть начинают порядок в замке наводить — не жить же нам среди мусора. Извините, герцогиня, но вынужден вас оставить. Дела. Но обещаю, что у нас еще будет время поговорить.

В этот момент распахнулась дверь и двое солдат под командованием сержанта внесли носилки.

— Рокерт, — ахнула графиня, бросаясь к носилкам.

Володя нахмурился и вопросительно посмотрел на сержанта.

— Милорд, нашли мы этого Рокерта, как вы велели. Он и еще пять человек отбивались в одном из коридоров. Когда его ранили остальные сдались. Там и разыскали. Совсем плох.

— Хорошо, спасибо. Идите… Да, перенесите его на кровать… Осторожнее.

Когда солдаты ушли, Володя подошел к лежащему без сознания мужчине, дотронулся до лба, потом откинул куртку, но запутался в шнуровках, хорошо еще доспехи догадались с него снять. Володя достал нож и разрезал рубашку, откинул в сторону не очень чистые тряпки, очевидно служившие бинтами. Тут же пошла кровь… Быстро надавив на несколько точек на груди, Володя пережал вены, остановив кровотечение, залез в сумку и достал пузырек зеленки, который всегда носил с собой и не жалея полил рану — не очень глубокая, но крови вытекло много. Даже швов накладывать не надо, удар, скорее всего, разрезал кольчугу и лишь слегка задел грудь. Рана не глубокая, но длинная и крови вытекло изрядно. Вскрыв упаковку бинтов, Володя потуже перевязал его.

— Жить будет, — успокоил графиню Володя. — Правда будет слаб когда очнется, но это ничего — побольше еды и вскоре забегает. Конрон, попроси Арвида как только освободится, чтобы заглянул сюда. Всё, господа, пора заняться делами и так много времени впустую потратили. К обеду замок должен сверкать чистотой.

Суета в коридорах стояла страшная. Звуков боев слышно уже не было, но это ничего не значило. Володя развил бурную деятельность и вскоре уже кругом носились офицеры с приказами, из помещений вытаскивали тела, своих клали отдельно, выносили разломанную мебель. Под каким-то навесом уже разворачивался полевой госпиталь, Арвид привычно орал на солдат, которых назначили к нему в помощники и которые укладывали раненных. Носились замковые слуги, под присмотром солдат засыпающие песком кровь во дворе. Судя по всему замок уже окончательно перешел в руки захватчиков и никто никаких сюрпризов не ждал. Умница Лигур несмотря ни на что уже распорядился выставить охранения и на стенах виднелись часовые, прохаживающиеся по стене, ворота в замок закрыли и подняли мост. Гнали куда-то в сторону складов пленных.

— Сорок два человека погибло, — устало сообщил Арвид, когда Володя подошел к импровизированному госпиталю. — Возможно позже добавится еще. Раненных около шестидесяти. Точно сказать пока не могу, они еще подходят. Окончательно все скажу ближе к вечеру.

Володя кивнул.

— Ладно, не сердись, ухожу. Не буду мешать.

Лекция о чистоте, похоже, затронула нужные струны в душе врача и Володя обратил внимания, что солдаты уже развели несколько костров, над которыми висели большие котлы с кипящей водой. В некоторых из них варились ткани, которые позже должны будут послужить бинтами. Девушки-служанки из замка вовсю сновали по какому-то то ли складу, то ли казарме, наводя там блеск. Другие ходили там с котелками кипятка и небольшими ковшиками плескали его во все щели и углы. Кажется, Арвид присмотрел помещение под госпиталь и теперь под присмотром его учеников местные наводили там чистоту, выгребая всю прелую солому, грязь, сметая паутину и прочий мусор.

Порядок в захваченном замке восстанавливался быстро, без лишней жестокости, но и без особого миндальничая. Вскоре новый комендант доложил о выполнении приказа.

— Крестьян и ремесленников отправили по домам. Ополчение разоружили и тоже разогнали. Солдаты гарнизона заперты, но надо с ними что-то решать, их слишком много.

— Кто захочет, пусть переходит на нашу сторону, кто нет… В общем так, пусть пока все сидят под замком. Неделю сможете их продержать?

— Неделю смогу.

— Вот и держите. После чего если кто захочет, пусть приносит присягу и становится под мои знамена, кто нет, забирайте оружие и гоните в шею.

— Они могут примкнуть к нашим врагам.

— Там видно будет. А пока пусть неделю посидят. Что еще?

— В покои мятежного герцога никто не заходил, генерал Лигур сказал, что вы сами их захотите осмотреть.

— Верно.

— Герцогиня, ее дети и графиня с дочерью взяты под надежную охрану. Им выделили отдельное крыло в замке.

— Проверьте окна. Не хочу, чтобы кто-то сбежал. Мальчишка, кстати, еще мал, так что может пролезть даже сквозь прутья. Проверьте.

Комендант задумался — такое, похоже, ему в голову не приходило.

— Но какой вред может причинить мальчишка…

— Не какой вред может причинить мальчишка, а какой вред могут причинить ему. Зачем нам лишние проблемы, если их можно избежать?

— Я понял, милорд, проверим все окна и двери.

— И каминные трубы.

— И каминные трубы.

— И еще поспрашивайте старожилов замка на предмет потайных ходов. Вряд ли, конечно, кто что знает, но на всякий случай.

— Хорошо, милорд. Замок от мусора очищен, караульная служба налажена, в казармах обустраиваются наши солдаты. Замок достаточно велик, чтобы вместить всех.

— Пусть не расслабляются. Сегодня отдых, но с завтрашнего дня начинаем тренировки.

— Да, милорд. Местных крестьян мы отрядили для очистки рва от наших фашин, хворост мы разрешили им забрать.

— Правильно.

— Обозы с продовольствием двигаются к замку и сразу после полудня они въедут в замок. Я приказал подготовить склады.

— Все отлично. Продолжайте в том же духе, я пойду осмотрю покои герцога. Меня не тревожить, разве что случится что-то очень важное.

— Я отправлю с вами двух солдат. Они будут охранять вход.

— Хорошо. Да, всем командирам — вечером совет, передайте. И подыщите подходящее помещение, распорядитесь, чтобы там порядок навели.

Проводив коменданта, Володя попытался вспомнить его имя. Ведь видел этого человека вместе с Лигуром, когда тот командовал на учениях. Тренированная память быстро нашла ответ — Артур Вильм. Решив этот вопрос, Володя отправился в комнаты герцога — надо было до начала совещания просмотреть все его бумаги… или хотя бы отыскать их. Важные бумаги ведь наверняка не лежат на виду. Одно хорошо — в этом мире еще не так много всяких бумаг и любая бросается в глаза как древесный лист в гостиной.


Глава 21 | Князь Вольдемар Старинов | Глава 23