home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Большой королевский совет, как назвал его Володя, собирался в малом тронном зале и потому проходил в некоторой полуторжественной обстановке и чем-то напоминал заседание боярской думы, как рисовали многие художники: трон на возвышении, скамейки вдоль стен, на которых и сидели вельможи в порядке их знатности. Распорядитель с поклоном встретил Володю и указал на его место, где-то в середине — не очень далеко от трона, но и не близко.

Постепенно малый тронный зал наполнялся людьми. На Володю кто посматривал оценивающе, кто враждебно, иные вообще его демонстративно не замечали. Вот места за столами чуть в стороне заняли писцы. Наконец двери раскрылись и церемонимейстер торжественно объявил:

— Его величество Артон Второй!

Все поспешно поднялись и склонили головы. Артон вошел быстрой пружинистой походкой, чуть замер у Володи, словно хотел что-то сказать, потом сердито дернул головой и прошел к трону. Рядом с ним замер граф Танзани, герцог Алазорский устроился на небольшом стуле по правую руку короля.

Совет начался с представления нового герцога — Володе снова пришлось вставать и раскланиваться со всеми — надеждой, что он будет исполнять обязанности лучше предшественника и тому подобное. После этого Артон открыл заседание кратким описание той задницы, в которой оказалось королевство и задал сакраментальный вопрос «что делать». Володя не смог сдержать ухмылку и поспешно спрятал ее, закрыв рот ладонью и тут же встретился с изучающим взглядом графа Танзани.

Говорили по очереди, не очень соблюдая старшинство. Каким образом тут выясняли кто в какой последовательности должен говорить для Володи осталось загадкой, но спор не возник ни разу. Сам совет производил довольно тягостное впечатление именно своей официальностью, которая мешала свободно высказывать свое мнение.

Володя раскрыл тетрадь и принялся коротко записывать высказанные идеи. Некоторое время промучился с чернильницей, покосился на писцов за столом, вздохнул, плюнул на конспирацию и достал нормальную перьевую ручку. Дело пошло легче, хотя он и видел как Артон косился на необычный пишущий прибор в его руке. Придется подарить, благо запас с собой взял изрядный. На него посматривал не только король, но и остальные — еще бы, так неожиданно, сидит герцог и что-то записывает… Интересно, а многие тут читать писать умеют?

— А что это у нас новый герцог ничего не говорит? — вдруг поднялся один из сановников.

Володя мысленно проклял этого не в меру ретивого вельможу и встал.

— Господа, прошу меня извинить, но я тут недавно и еще не знаю всего, что нужно знать для принятия какого-либо решения. Более того, я ту самый молодой из всех и не считаю себя достойным давать какие-либо советы столь умудренным государственным мужам. С моей стороны что-либо советовать вам было бы в высшей степени проявлением гордыни с моей стороны. Позвольте мне просто присутствовать и учиться. — Володя еще раз поклонился всем сразу и сел.

— Вот! — С места заговорил еще один вельможа лет семидесяти. — Сразу видно правильное воспитание и почтительность к старшим! Молодежь совсем разучилась ценить возраст и тем более приятно видеть такую воспитанность в сем молодом отроке.

Артон чуть скривился, очевидно этот человек своими воспитательными речами сумел допечь и его. Герцога Алазорский откровенно веселился, граф Танзани оставался невозмутим. Остальные смотрели на Володю в зависимости от того поверили в его искренность или нет — доброжелательно или сердито.

— Продолжим совет! — прервал общим гомон король. — Мы здесь собрались не для того, чтобы обсудить манеры князя Старинова. Итак, какие еще будут предложения, кроме как двинуть с подкреплениями к Пиртинеру?

Споров по войне было много, но все сходились в одном — дать пасть этому городу ни в коем случае было нельзя. Основная идея была в том, чтобы отвлечь Эриха и провести в осажденный город подкрепление. Если же удастся отбиться тут, то и блокированные Литон с Эротоном окажутся в безопасности. На три города у Эриха сил не было и их держали небольшие силы, не предпринимая попыток штурма. Если Пиртинер падет, то и эти недолго продержатся.

— Простите, что вмешиваюсь, — Володя как послушный школяр поднял руку. — А какими силами мы располагаем для отвлечения Эриха? И сколько именно подкреплений нужно городу? И какие силы сейчас находятся в самом городе? Может я пропустил, но никто не озвучивал конкретных чисел.

— В городе сейчас около пяти тысяч войск, — неожиданно заговорил граф Танзани. — Ты прав, в подкреплениях туда нужды большой нет, им лучше продовольствия подкинуть. Имеющиеся же у нас силы примерно двенадцать тысяч человек. Через два месяца должно стать около двадцати.

— А у Эриха? — Тут же задал еще вопрос Володя, пока его на заставили замолчать.

— У Эриха сейчас около восемнадцати тысяч человек. Полагаю, он тоже ждет подкреплений.

— Спасибо. — Мальчик быстро застрочил в своем блокноте.

Поведение князя было, похоже, не совсем обычно и на него уже косились практически все, но тут новый вопрос короля к счастью отвлек вельмож от нового герцога и все снова погрузились в споры. Володя откровенно заскучал. По его мнению они уже пошли по третьему кругу обсуждать одно и тоже. Все требовали солдат, спорили кто больше людей поставил в армию, а кто меньше, вспоминали какие-то древние привилегии, согласно которым определенные деревни освобождались от податей из-за чего такой-то граф не смог выполнить приказ короля по обеспечению солдат продовольствием… В общем все прелести феодальной вольницы во всей красе. Судя по всему спорить они могли так до скончания веков. И если в начале еще соблюдалась какая-то очередность, то сейчас старались говорить все и громко, пока король не призвал всех к порядку. Успокоившись, все снова начали спорить в рамках приличия, но к окончательному результату так и не пришли. Володя давно уже отложил свою тетрадь и откровенно скучал, слушая все эти споры о чье-то знатности и кто какие сражения каким образом выиграл. Причем хвастались не своими успехами, а успехами своих предков… видно своих не было.

Когда совет наконец-то закончился Артон отозвал Володю в сторону. Судя по тому, что здесь оставались герцог Алазорский и граф Танзани разговор пойдет вовсе не о здоровье принцессы.

— А теперь говори что ты на самом деле думаешь! — потребовал король. — Только не надо мне тут пытаться крутить мозги, что ты ничего не знаешь, что возраст не позволяет говорить вперед старших. При нашей первой встрече тебе это все не помешало.

Володя подал плечами.

— Давать советы можно тем, кто готов их слушать. Здесь же мои советы были бы не то что бесполезны, а вредны — они бы никому не понравились.

Король покосился на невозмутимого графа.

— Здесь все свои, так что говори. Мне даже интересно, что ты можешь предложить.

— Ну попробую. Поправьте, если я где ошибусь…

— Ага, где-то я такое уже слышал, — буркнул король.

— Сейчас несмотря на численное преимущество Эриха…

— Да нет этого преимущества, — махнул рукой герцог. — Просто мы вынуждены прикрывать сразу несколько направлений, вот и разбросаны войска по крепостям и городам на границе. А в результате располагаем мы всего ничего.

— Не суть важно. Важно то, что под рукой у вас солдат меньше, чем у Эриха. Так вот, несмотря на это, ситуация сейчас патовая из-за слабости родезской кавалерии. С учетом еще одной слабости, эта может стать для Эриха фатальной.

— Ну-ка, — насторожился король.

— Ну просто же. Основная проблема Эриха какая? Снабжение, которое идет через перевалы в горах. Более-менее приличные дороги, по которым идут обозы там всего четыре, если меня не обманули.

— Дорог там больше, но караваны можно пустить только по четырем, — подтвердил герцог.

— Так вот, это было бы не так критично если бы не слабость кавалерии, которую Эрих пока не смог восстановить. Плюс для него в том, что… уж извините за правду, у вас… ладно-ладно, раз уж ввязался во все это, у нас нет полководца хотя бы сравнимого с Эрихом.

Король поморщился, но кивнул.

— Эрих лучший полководец в мире.

— Вот-вот. Прямое столкновение с ним немного чревато…

— Если мы все…

Володя молча поднял три пальца.

— Три раза вы все дружно. Плюс еще сколько городов было захвачено, а про мелкие стычки я вообще молчу. Хоть одна победа есть? Вот-вот. Можно, конечно, и дальше долбить лбом стены, а можно ударить в самое слабое место. Самое слабое место Эриха — снабжение. У нас преимущества в кавалерии. Вот и отправить ее в Эндорию. В бои с главным силами не вступать, захватывать обозы и громить подкрепления. Для главных сил — бить генералов Эриха и избегать встречи с ним самим.

Володя покосился на пышущего гневом Артона и кивнул:

— Вот-вот, потому я и не стал озвучивать свои планы на совете.

— Ты… Ты думаешь я трус?!!! Ты посмел меня обвинить в страхе скрестить меч с Эрихом?!!!

Мальчик вздохнул и чуть прикрыл глаза.

— Ваше величество, мне кажется, князь просто исполнил ваш приказ и поделился своими мыслями. Вам он ничего не предлагал — вы вольны прислушаться к словам князя, а вольны и игнорировать.

— Ладно, — король хлопнул по подлокотнику трона. — Будем считать, что ты этого мне не предлагал.

— Конечно, ваше величество, — поклонился Володя. — Но после очередного поражения не говорите, что я предлагал броситься в атаку на Эриха.

Герцог ухватил Володю за шкирку и слегка тряхнул.

— Ваше величество, разрешите откланяться, я переговорю с князем по поводу его идей… и здравого смысла, — прошипел герцог Володе. И уже в коридоре: — Ты что совсем с ума сошел? Это у вас в Российском империи так принято подшучивать над монархом?

— Не знаю, — буркнул Володя, сознавая правоту герцога. — Если ты помнишь, я не жил там при дворе.

— Оно и заметно. — Герцог отвернулся. — Я слышал, ты занялся лечением принцессы? Как она?

— Если бы ее не лечили, давно бы уже здорова была. Сейчас не знаю.

— Мда… А ты знаешь, что принцесса — невеста Эндона? Они должны были на следующий год пожениться.

— Надо же. Ладно, при следующем посещении обязательно выражу ей свою сочувствие.

— Тьфу! — герцог разозлился окончательно. — Если ты ее спасешь, у тебя появятся союзники. Род Эндона очень могущественен и когда стало известно, что принцесса может умереть это серьезно пошатнуло их позицию. Сейчас ты можешь их перетянуть на свою сторону…

— А девушка никого не волнует? Она только ступенька к вершине власти?

Герцог Алазорский покосился на дверь тронного зала.

— Не знаю чего ты вскипел, но сейчас мне надо идти — король ждет. Пойми, твоя мысль избегать столкновений с Эрихом и бить его генералов здравая, но… не так ее надо подносить, совсем не так. Я постараюсь убедить короля, а ты иди… и лучше сегодня не попадайся ему на глаза, а завтра он уже немного остынет.

Не попадаться можно было только одним способом — закрыться в комнате и не выходить. Володя немного подумал и решил так и сделать. Там он разложил карты, раскрыл тетради с пометками и углубился в их изучение, даже не заметив когда появился Винкор.

— А-а-а, ты тут… Слушай, можешь еще кое-что узнать?

— Да, ваша светлость?

Володя задумчиво глядел на карту на полу, потом ткнул карандашом в нее.

— Вот по этой дороге мало информации. — Мальчик кинул взгляд в блокнот. — Вот тут должен быть замок барона… барона… хм… В общем надо узнать чей это замок и как он укреплен, сколько в нем солдат. Я вроде бы слышал, что оттуда караван пришел, надо бы узнать что вообще в Торенде творится, а то когда придут новости от Джерома и Крейна… хотя пора бы уже…

— А где они?

Володя не ответил и снова углубился в изучение карты, сверяясь с пометками в блокноте, потом делал выписки на отдельный лист то, что считал важным, высчитывал расстояния, отмечал известные замки. Потом задумчиво обозрел все это с высоты и пометил только некоторые из них на разных дорогах, замерил расстояния до каждого… подумал и отметил еще несколько замков, достал со дна сумки калькулятор и принялся считать, записывая результаты. Сначала подсчитал для каждого замка, потом сложил все и задумчиво посмотрел на результат. Покачал головой, достал несколько листов и стал выписывать необходимые запасы продовольствия для каждого отобранного замка вместе с цифрами. Под вечер глянув на часы, он потянулся, убрал все свои расчеты вместе с картами кроме итогового листа, который сунул в карман накидки и отправился к принцессе.

Слуги, похоже, были уже предупреждены о нем и пропустили без вопросов, правда в комнате он застал Эндона, сидящего на стуле рядом с девушкой. Володя, словно не замечая его, прошел к кровати, достал стетоскоп и задумчиво поглядел на оруженосца… хотя вроде бы сегодня его в рыцари посвящали…

— Ты не уступишь мне место?

Эндон насупился, но место уступил молча, однако далеко уходить не стал. Володя оглядел столик рядом и кивнул.

— Чай, лимоны, фрукты… хорошо, а это, как я понимаю, чистая вода… Замечательно. Ну-с, высочество, как мы себя чувствуем? Можешь не отвечать, вижу, что температура не очень высокая, значить сбивать ее не стоит.

— Это почему? — девушка капризно надула губки. — Если можешь убери ее, она мешает.

— Ух ты! А давно ли ты умирать собиралась? А сейчас уже температуру ей убери? Ну нет, если есть температура — значит жива.

— Да как ты… — начал было Эндон, но осекся под взглядом князя.

— Слушай ты, рыцарь новоиспеченный, если можешь лечить лучше, лечи. Если нет — не мешай. Так вот, принцесса, давай-ка, я снова тебя послушаю и объясню кое-что… Ну-ка приподнимись.

Эндон покраснел то ли от смущения, то ли от ярости и поспешно отвернулся. Володя хмыкнул. Ладно бы принцесса голая лежала, а то ведь в сорочке и такой эффект… дикое средневековье…

— Так вот, высочество, не всякая температура вредна, порой она очень даже полезна и сбивать ее ни в коем случае нельзя. Гм… как бы объяснить… Ну-ка повернись и не дыши… Представь, что организм — это королевство, а болезнь враг, который в него вторгается. Как в любом королевстве у организма есть своя армия, которая в мирное время находится в казармах. И вот вторгается враг, дозоры подают сигналы, в нашем случае это повышение температуры… кстати, можешь уже дышать… так вот, повышение температуры — это сигнал рыцарям на мобилизацию и атаку. И она же помогает бороться с вторгнувшимся врагом. Если же ее сбить, тогда сигнал до твоих рыцарей не дойдет и они могут узнать о нападении поздно и не сумеют собраться, им будет тяжелее.

— Как интересно. — Девушка подбила подушку и осталась сидеть. — Это вы все знаете?

— Пришлось выучить, а тебе, я гляжу, получше стало.

— Да, спасибо, герцог. После того, как вы поставили ту штуку, которая мне в руку что-то влило…

— Это не совсем лекарство и облегчение, не буду скрывать, временное. Тот раствор просто от обескровливания, которое устроил тебе тот шарлатан и заодно сбило жар.

— Ты же говорил, что температуру не надо сбивать и что она полезна.

— Если она не слишком высокая, то полезна. А вот если высокая, то такой сигнал будет убивать и хороших рыцарей и плохих. Вот ее-то надо сбивать обязательно, что я сегодня утром и сделал. Сейчас же я тебе устрою уже переливание крови…

— Что…

— Ну не совсем крови… в общем долго объяснять. Считай, что такую штуку, которая сильно облегчит твою борьбу с болезнью.

В этот момент распахнулась дверь и в комнату торопливо вошла служанка с подносом, на котором лежали еще какие-то фрукты. Володя покосился на поднос, на столик.

— Мда, я, конечно, говорил, что фрукты полезны и их надо есть больше, но не в таких же количествах. Тем более, что кроме фруктов и еще что-нибудь есть стоит. Ладно, поставьте поднос на окно и подойдите.

Володя наложил жгут, достал пузырек спирта, быстро смочил ватку, протер. Принцесса, при виде иглы, заранее поморщилась, но стоически вынесла экзекуцию. Снова организовав капельницу, Володя уступил место Эндону.

— Садись, ухажер. Хоть бы цветы девушке принес, все бы радостней ей было. А радость, знаешь ли, тоже лекарство.

Эндон насупился, принцесса хихикнула и одарила Володю задумчивым взглядом.

— Вы удивительный человек, герцог.

— Вы тоже, ваше высочество.

— Ортиния. Зовите меня по имени, если уж вы стали моим врачом.

— Врач? Увы, принцесса, я всего лишь любитель, который лечит тем, что дали ему наши медики. Ваше счастье, что вашу болезнь я смог определить и знаю как и чем ее лечить. А вот столкнись с чем-то необычным и все мои лекарства были бы бессильны. К сожалению универсального лекарства от всего на свете еще не придумали. Ну, не буду вам мешать беседовать. Зайду через полчаса, как раз должен закончится раствор.

— Простите, герцог, а можно спросить, что это вы делаете?

— Кровь вам переливаю. Вместо той, что вылил тот идиот. Вот немного поправим вашу иммунную сис… ну то есть подкормим немного ваших рыцарей защитников и тогда будем уже лечить саму болезнь.

— Скажите… скажите, герцог… я действительно смогу выздороветь?

Володя задумался, потом посмотрел в глаза девушке и врать расхотелось. Подошел к кровати и облокотился о спинку.

— Хотел сказать, что все будет хорошо, — мальчик слабо улыбнулся, — но вижу, что вам врать не имеет смысла. Вы девушка сильная. Я не знаю. Тот врач, с позволения сказать, сделал все возможное, чтобы затруднить вашу поправку. Нет-нет, не думаю, что был злой умысел, просто человеческое невежество вместе с желанием заработать… мда… хорошо у меня получается успокаивать… — Володя развел руками. — Вместо легкой простуды, он умудрился осложнить болезнь до такой степени, что тут даже наши врачи не дали бы никакой гарантии. Однако даже передо мной у вас есть одно огромное преимущество — вы крепче меня, я бы от такого лечения, какое устроил ваш доктор неделю не протянул бы, а значит и шансы справится с этой болезнью достаточно велики. И второе, главное преимущество… то лекарство, которым я собираюсь лечить твою болезнь… понимаешь, те плохие рыцари, которые атакуют тебя, его не знают и совершенно к нему не готовы, а значит повлияет оно на болезнь самым хорошим образом. Но вот если ты снова подхватишь воспаление легких… вылечить тебя будет уже сложнее, поскольку эти рыцари будут знать лекарство и будут к нему лучше подготовлены. Понимаешь к чему я?

— Второй раз лучше не болеть.

— Правильно. Если попала под дождь — немедленно переодеться в сухое и растереться. Выпить горячего чая. Нет возможности переодеться — лучше совсем раздеться и посидеть у костра. А вот прогулка в мокрой одежде на ветру верный способ получить такую вот болячку. Ну все… Да, Эндон, если раствор в пакете закончится раньше, чем я вернусь, вот видишь этот краник? Его вот так вот раз и закроешь. Понял? Принцесса, ты тоже смотри. Как только раствора станет вот столько, а меня не будет, вот этот краник закрыть и больше ничего не трогать. Ждать меня. Я приду и сделаю все остальное. Да и не вздумайте иглу сами вытаскивать. К воспалению легких еще заражения крови не хватало для полного счастья.

Делать было абсолютно нечего и Володя все двадцать минут промотался по коридорам замка, изучая развешанные на стенах доспехи и оружие. Изредка попадающие слуги с недоумением косились на непонятного юношу, но слухи в королевском замке разносятся быстро, нового герцога узнавали быстро, кланялись и спешили от греха подальше побыстрее скрыться — кто его знает что придет в голову этому высокородному.

Наконец положенное время истекло и Володя направился обратно. Успел как раз вовремя — раствора было уже совсем чуть.

— Наверное я в пустоту говорил, что кран надо закрыть, когда мало останется раствора. Господин рыцарь Эндон, что ж вы не смотрите? Или у вас много невест?

— Что? — Эндон опять взвился.

— Объясняю, — вздохнул Володя, разбирая систему. — Вот эта штука называется система. Иголка в руке втыкается в вену и раствор по трубочкам попадает сразу в кровь. Когда он заканчивается в вену начинает поступать воздух, а там пузырьки воздуха идут вместе с кровью, попадают в сердце и…

— И? — не выдержал повисшего молчания Эндон и сглотнул.

— И все. Вот чтобы этого не случилось я и просил закрыть кран. Так понятно?

Эндон кивнул словно сомнамбула.

Володя склонился над девушка и легонько ее потряс.

— Ваше высочество! Принцесса! Ортиния, проснись, наконец!

Девушка вздрогнула и открыла глаза.

— Это вы, герцог? Я немного уснула.

— Правда? Удивительно. А я то думал, что у вас тут танцы.

— Вы невоспитанны, герцог.

— Точно! Зато умный. Так, что тут у нас… Температура… не норма, но нормально. Хорошо. Ладно, попробуем дать тебе лекарство. — Володя достал упаковку таблеток, достал одну, потом еще одну и положил к первой, вытащил шприц, пузырек, проверил надписи и кинул своим мыслям, быстро набрал нужное количество и приготовил ватку со спиртом. — Вашу ручку, принцесса.

— Опять иголку…

— Не в вену, просто уколю. Ну давай-давай, у меня даже Аливия так не капризничала, когда я ей уколы делал. Принцесса, тебе точно пятнадцать, а не шесть?

Девушка надулась, сердито засопела… Володя терпеливо ждал. Наконец той надоело изображать из себя обиженную и она молча вытащила руку из-под одеяло.

— Вот и умничка, а капризничала как шестилетка…

— Если я выздоровею, я велю тебя казнить, — прошипела принцесса.

— Конечно-конечно. — Володя быстро закатал ей рукав, протер ваткой плечо, быстро уколол и снова прижал ватку. — Держи пока, Ортиния Кровавая.

— Как?! Как ты меня назвал?!!!

— Лежать!!! А как надо было? Ты же меня казнить собралась? Значит на тебе будет кровь невинного человека. — Володя сложил руки у груди и возвел глаза к небу. — Мало того, человека, который спасет вам жизнь. И назовут вас после этого историки Ортинией Кровавой… Ну или Несправедливой… Выбирайте, как вам больше нравится.

Девушка сердито засопела, но не выдержала и рассмеялась. Эндон то краснел, то белел, но вмешиваться в разговор не решался.

— Ваше высочество, как вы только позволяете ему так с вами говорить?!

Девушка повернула голову и смех из ее глаз исчез.

— Я ему благодарна, Эндон. Он поддерживает и ободряет меня. И у него это получается лучше, чем у тебя или брата… Извини. Он не сидит рядом со мной со скорбным видом и он честно говорит, что меня ждет в отличие от ваших «все будет хорошо».

— Правильно, а пока вот эти таблетки в рот, проглотить и быстро запить водой. Вот, держи стакан. Раз, два… умничка. Не надо все пить, если не хочется, но вообще-то пить тебе надо как можно больше. Девушка, — Володя повернулся к служанке. — Давайте я научу вас готовить чай. Берите с подноса лимон… одного хватит… и на кухню. Там под моим чутким руководством вы его и приготовите и будете готовить его принцессе каждый день как только она попросит. А если не попросит будете поить утром, днем и вечером. Но принцесса у нас девочка умная и будет чай просить. Правда, Ортиния?

— Мне уже интересно этот чай попробовать.

— Вот сейчас мы его сготовим и ты попробуешь. А Эндон, пока я учу служанку готовить чай, останется здесь и поухаживает за больной девушкой.

Следующие два дня Володя с королем не встречался, зато было много встреч с герцогом Алазорским, который все допытывался о его планах по войне. Володя всякий раз совал ему чистый лист бумаги.

— Ну откуда я знаю, как я начну действовать, когда не знаю даже где в этот момент будет мой противник? Как там его теперь зовут, если он не герцог?

— Ульмар Тиндон его зовут. А я слышал, что сегодня утром к тебе прибыли какие-то гонцы из герцогства.

— Правильно. Они сообщили, что неделю назад герцог стал собирать своих вассалов для какой-то заварушки.

— Ну ясно для какой. Если они договорятся с Эрихом…

— Кстати, об Эрихе. Еще они сообщили, что к герцогу прибыл один очень странный человек, вроде бы эмиссар от родезцев. Пока больше они сказать не смогли, но пообещали разузнать об этом эмиссаре побольше.

Со всеми этими расспросами Володя с нетерпением ждал когда наконец придет армия и можно будет с полным правом послать всю это мышиную возню в замке и целиком заняться подготовкой к войне. Пока же приходилось с вежливой улыбкой выслушивать многочисленных посетителей, горящих желанием познакомиться с новым герцогом, перетащить его на свою сторону в своих интригах или использовать его против других. Посчитав что самым безопасным будет говорить как можно меньше и вообще ничего не подписывать, Володя соглашался почти со всеми, но ясного ответа не давал никому. Герцог периодически просвещал его по поводу местных «акул», но помочь мог мало чем — приходилось отбиваться самому. Хорошо еще, что была вполне законная возможность сбежать от всех посетив принцессу. У нее он бывал раза по три в день, слушая, проверяя горло и продолжая кормить антибиотиками.

— Если это такое полезное лекарство, может его побольше съесть и тогда я быстрее поправлюсь? — поинтересовалась принцесса, изучая таблетку.

— Быстрее отправитесь на встречу с предками — это да. Хотя если ты считаешь смерть — выздоровлением от всех болезней…

Володя рассеянно готовил раствор для ингаляции, отмеривая дозы, потому даже не повернул головы.

— То есть как?

— Высочество, разница между лекарством и ядом всего лишь в дозе. Ты любишь черешню?

— Да… — Девушка никак не могла понять такого перехода с лекарств на ягоды.

— И что будет если их съесть за раз пару ведер?

— Плохо мне будет.

— Вот. С таблетками так же. Съешь одну — поправишься. Две — отравишься. Намек ясен?

— Кажется да.

— Ну я же говорил, что ты умничка. А сейчас садись. Девушка, давай жаровню.

Служанка тороплив придвинула к кровати небольшую жаровню, в которой лежали раскаленные угли. Володя водрузил на нее баночку со своим раствором, от которой отходил гибкий шланг с маской. Вода была уже горячая, а потом закипела довольно быстро. Он тут же сунул маску принцессе.

— Прижать к лицу и дышать как можно глубже и чаще. Быстро.

Вошедший король замер у входа, глядя на такое оригинальное сооружение и сестру с маской на лице. Подошел, покосился на что-то булькающее в банке.

— Как она?

— Если до сих пор жива — значит хорошо. К сожалению у меня нет многих вещей, который помогли бы сказать о ее состоянии точнее, но даже с помощью стетоскопа слышно, что хрипов становится меньше. Судя по всему, она идет на поправку, но пока расслабляться рано. Дней через пять можно будет сказать уже точно. Эй, принцесса, маску от лица не отнимать! Потом скажешь, что хотела. Да, я понимаю, что жарко и пар немного горячий. Терпи. И дыши глубже. — И к служанке: — Ясно как готовить раствор для ингаляции? Ложечку вот этого на стакан воды, хорошо размешать, и поставить на жаровню. Дышать в течении десяти минут. Ингалятор оставлю — заберу потом. Принцесса, когда закончишь — отдыхай. Лучше поспи.

Король остановился рядом с сестрой, задумчиво повертел в руке трубку ингалятора.

— Какой интересный материал… Ты его умеешь делать?

— Нет. Как не умею делать тот материал, из которого изготовлены мои мечи и доспехи. И я не скрываю тайны — действительно не знаю. Знаю только, что это не очень просто и требуются серьезные заводы… большие мастерские.

Артон рассеянно кивнул. Похоже его не очень и интересовали способы изготовления трубок.

— Понятно… мне только что сообщил герцог Алазорский, что прибыл купец Осторн Танхейм с детьми и поселился в своем доме… Полоагаю, это тебе интересно.

— Спасибо, Ваше Величество, я навещу их сегодня.

— Да-да… спроси моего секретаря, он организует для тебя провожатого. Ты ведь не знаешь, где у него дом… И я потом с тобой хочу кое-что обсудить… когда вернешься от Осторна, зайди ко мне, пожалуйста.

Просьба вежливая, но приказ четкий. Понятно, что разговор пойдет не о жизни. Володя снова поклонился и поспешно вышел, пока король не вспомнил еще о каком задании.

На то, чтобы отыскать королевского секретаря, дождаться, когда появится выделенный сопровождающий, а потом вместе с ним добраться до дома купца пришлось потратить около двух часов, хотя дом от королевского замка находился не так уж далеко.

Осторн встретил теперь уже герцога Вольдемара Торендского на крыльце и отвесил поясной поклон. Володя на миг смутился, потом недовольно покосился на сопровождающих его солдат и понятливо кивнул.

— Пусть позаботятся о мои людях.

— Будет сделано, ваша светлость. Им накроют в большой зале.

Володя задрал голову и окинул взглядом солидный домик в три этажа. Первый этаж был из камня, а вот второй и третий деревянный, двор тоже весьма солидного размера, за углом виднелись какие-то дополнительные строения. Неплохой такой домик, солидный. Интересно, какой реальный размер капитала купца? В Тортоне он жил в более простом домике. Или в столице надо так?

Внизу уже раздавались веселые голоса солдат и смех служанок, разливающих вино. Там уже всем было не до герцога. Тут и манеры Осторна изменились и перед мальчиком снова стоял деловой человек.

— Я рассказал все Аливии, — говорил он, пока они вдвоем поднимались на второй этаж. — Девочка немного растеряна. Пока даже не понимает, радоваться ей или нет… Думаю, она быстро привыкнет, тем более когда вы, милорд, уехали, она сильно скучала… Привязалась она к вам.

— Осторн, мы ведь уже говорили об этом. Я постараюсь сделать все, чтобы она была счастлива. Только пока, думаю, ей лучше остаться с вами даже после церемонии. Неизвестно как там повернется в герцогстве.

— По поводу герцогства, — Осторн огляделся. — Есть новости от Рутерна Торна. Он прислал для вас сообщение.

В кабинете Осторн открыл небольшую шкатулку и достал из нее туго свернутый свиток. Сломав печать и раскрыв его, Володя убедился, что написан тот шифром, а ключ, переданный ему Рутерном находится дома. Сунув свиток в карман накидки, он поблагодарил Осторна.

— А кроме этого что-то есть?

— Деталей нет. Просто его посланец попросил передать, что все идет хорошо и что предложением заинтересовались многие. Герцог Торенды хочет получить новый кредит, но купцы выставили условие чтобы он сначала вернул долги по старым процентам.

— Хм… не очень благоразумно требовать новый кредит имея долги по старым.

— Только если гарантом не выступает король Эрих… На это основная надежда у герцога была, но обратились они за деньгами к…

— Рутерну, к кому же еще, — хмыкнул Володя. — У кого же еще есть такие деньги, какие нужны для похода на Родердон.

— Правильно, но не только к нему. Он просит ассоциацию купцов и обещает кучу привилегий в будущем.

— Да уж. Купцы, надо полагать, должны будут поверить ему на слово. Не может же он сказать им, что за короной идет…

— А ну стой, трус поганый!!!

— А-а-а-а!!!

За дверью послышался топот ног, крики, возня.

— Отстань от меня, сумасшедшая!!! Я папе пожалуюсь!

— Ага! — донесся довольный и очень знакомый голос. — Папе пойдешь жаловаться, а помнишь как ты меня за волосы трепал?! И, между прочим, ты первым начал! Я тебя за волосы не дергала!

Осторн возвел глаза к небу и что-то зашептал, явно не молитву. Володя хмыкнул. Аливия ему рассказывала о своих нелегких взаимоотношениях со средним братом, который старше ее на три года. Возможно из-за него она и занималась так старательно. Судя по всему этот неугомонный тип попытался повторить свои эксперименты с волосами сестры, которые раньше неизменно доводили ее до слез.

Володя чуть придержал купца, готового уже ринуться наводить порядок и покачал головой.

— Детям лучше самим разобраться.

— Да какой там самим, — Осторн махнул рукой. — Вечно они как кошка с собакой. Раньше он ее доводил, сейчас, похоже, она его. Обучили вы ее на свою голову, милорд.

— Если я правильно понял, сначала ваш сын попытался повторить свой трюк и только потом он закономерно схлопотал. Можно я сам разберусь?

Осторн хмыкнул.

— Конечно, милорд. Аливия ведь почти ваша сестра уже.

Володя осторожно выглянул за дверь. В коридоре чуть в стороне от кабинета Осторна на полу валялся мальчишка лет двенадцати и громко кричал. Сверху на нем, выкручивая его руку в болевом захвате, восседала девчушка лет девяти и периодически на нем подпрыгивала, изображая наездника, при этом пришпоривая пятками его бока. Любая попытка мальчишки вырваться пресекалась легким движение кисти, от которой тот стонал и замирал, боясь даже шелохнуться.

— Вот погоди, выберусь и тогда ты у меня получишь!!!

— Ну давай! — Девчушка скатилась с него и встала напротив, насмешливо улыбаясь. — Давай-давай, покажи, что обещал!

Мальчишка взревел и бросился на сестру, пытаясь ее повалить и подмять — роковая ошибка. Легкое движение, Аливия качнулась чуть в сторону, чуть двинула кистью, разворот и мальчишка уже промчался мимо… точнее его ноги мчались дальше, а тело вдруг замерло на месте, на мгновение он замер, а потом грохнулся на пол и девочка снова очутилась на нем верхом.

— Показал, да? Показал?!

— И что тут у нас происходит?

— Ой… Володяяяяя!!!!! — Аливия сорвалась с места, бросилась к нему и повисла на шее, дрыгая ногами. Володя еле устоял.

— Ну ты медвежонок! — восхитился он. — Чуть не свалила. Может объяснишь что тут у вас происходит.

— Воспитываю одного хама! — отрезала она, повернула голову и продемонстрировала этому хаму язык.

— Хм… Разве я тебя такому учил?

— Такое я и раньше умела, а то, чему ты меня учи я ему уже продемонстрировала.

— Так. — Володя с трудом оторвал девочку от себя и поставил на пол. — И ты иди сюда, герой. Как я понимаю, ты брат Аливии Мирт?

— Да, — мальчишка шмыгнул носом и отвернулся. Такого позора он еще не переживал. Мало того, что проиграл девчонке, которая младше него, так еще случилось это на глазах у всех.

— И из-за чего драка? Аливия, разве я не говорил тебе, что тебе пока нельзя делать резкие движения?

— А я и не делала. Фиг бы он у меня тогда вырвался и досюда добежал. А так пришлось сдерживаться.

Мальчишка засопел еще сильнее. Мало того, что победили, так оказывается еще и сдерживались при этом.

— Врешь ты все, — буркнул он. — Я специально тебе поддался!

Аливия лишь презрительно фыркнула.

— Ну тихо, петухи. Начнем с того, что настоящие мужчины с девочками не дерутся, тогда и поддаваться специально не надо…

— Понял?! Балда!

Володя положил руку на плечо Аливии и чуть сжал.

— А воспитанные девочки не дразнятся и не обзываются.

— А он первым начал! Знаешь как больно дернул за волосы…

— И не жалуются. Тем более когда все-таки сумели за себя постоять. И принимают положенное наказание за драку.

Аливия насупилась.

— И ты туда же…

— Не я, Кнопка, не я. Марш оба к отцу, он вас уже заждался. В кабинет шагом марш.

Брат с сестрой разом обернулись к двери, только тут видно сообразив где устроили потасовку.

— Осторн, — повернулся Володя к вышедшему в коридор купцу, — я спущусь в столовую, поем чего-нибудь, что-то пожевать захотелось. Как вернусь, продолжим.

— Конечно, милорд. А я пока с этими задирами поговорю.

Мирт зябко повел плечами и машинально прикрыл попу. Аливия повела себя более сдержано, но весь боевой задор куда-то разом испарился.

— Ну что встали? — ласково спросил Осторн. — Проходите ко мне в кабинет, пожалуйста.

Володя, посмеиваясь, пошел к лестнице, вспоминая собственные баталии с Ленкой и как им на пару доставалось от отца. Воспоминание вдруг нахлынуло настолько яркое, что Володя на миг сбился и замер, ухватившись за перила.


— Папка, не надо его ругать, он больше не будет… — Ленка дергала отца за руку, защищая брата, который, всхлипывая, растирал слезы кулаками.

Отец всплеснул руками.

— Ну сама же ревешь, когда он тебя колотит, бежишь ко мне жаловаться, а сейчас его защищаешь! Ну и как вас понять, леди?

Ленка на миг задумывается, что ответить не знает и с чисто женской интуицией меняет тему разговора:

— Я не леди, я девочка. Пап, а кто такие леди?

— Ах ты, девочка моя, — отец, хохоча, подхватывает её под мышки и подкидывает к потолку. Ленка визжит от страха и удовольствия одновременно.

— Ну а ты, что плачешь? — отец поворачивается к сыну. — В жизни сынок разное случается и плакать последнее дело. А раз виноват — прими наказание.


— С вами все в порядке, милорд? Милорд?

Чья-то рука осторожно коснулась плеча. Володя вздрогнул и открыл глаза, машинально провел рукой по мокрой щеке.

— Да-да, спасибо… Я сам…

Человек неуверенно потоптался, но послушно обогнал мальчика и направился вниз. Володя проводил взглядом слугу, торопливо вытер лицо. Вот ведь воспоминания… совсем не вовремя они порой случаются… совсем. Он с трудом оторвался от перил и слегка пошатываясь, отправился в сторону кухни на шум голосов солдат.


Глава 19 | Князь Вольдемар Старинов | Глава 21