home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

В Тортон Володя въезжал вместе с герцогом Алазорским. По дороге герцог старательно пытался разговорить Володю, рассказывая разные случае из жизни, которые, по его мнению, могли заинтересовать мальчика, делился воспоминаниями. Володя согласно кивал, смеялся где нужно, тоже что-то рассказывал, но вовсе не то, что хотели от него услышать. Герцог хмурился, и пытался зайти с другой стороны, начиная рассказывать о новых веяниях в науке и искусстве. Он оказался на редкость образованным человеком для своего времени и многим интересовался и здесь ему удалось вызвать интерес у собеседника. На этот раз ему удалось вызвать интерес. Володя слушал, иногда задавал уточняющие вопросы, пытаясь разобраться в представлениях местных о мире — раньше-то как-то недосуг было. Но и тут он спорил только если были незначительные ошибки. Если же герцог начинал нести откровенную чушь… нет, не потому, что был глуп, просто все новейшие представления местных ученых о мире были настолько порой несуразны, что хотелось смеяться. Герцог же в данном случае просто следил за новейшими веяниями в науке и теперь повторял их, порой добавляя свои размышления по тому или иному вопросу.

Причины этого разговора Володе была ясна совершенно отчетливо — герцог изо всех сил пытался хоть что-то узнать о собеседнике, вызвать его на разговор, узнать уровень его образованности. Во втором случае Володя охотно шел навстречу, поправляя детали в математике, слушая размышления о стихосложениях, но когда разговор заходил о мире и его физическом устройстве предпочитал только слушать, изредка задавая уточняющие вопросы. Ну ведь тяжело всерьез спорить, когда ему пытаются доказать о плоском строении мира или о божественной энергии, которая заставляет гореть дрова и сверкать молнии. Чтобы представить себе последние веяния среди местных ученых Володя оживился и стал закидывать герцога вопросами.

Тот, похоже, что-то заподозрил, поскольку когда речь шла о математике и геометрии Володя проявил потрясающие знания и было видно, что рассказать он может намного больше, чем знал сам герцог. А тут как воды в рот набрал — только вопросы и иногда на губах мелькала улыбка, когда Ленор Алазорский отвечал.

Сделав себе зарубку на память, герцог пока решил пока оставить размышления и пока просто наблюдать. А к обеду они въезжали в Тортон…

Первым делом Володя отправился к Осторну. Купец, оглядевшись и убедившись, что рядом нет дочери и жены, затащил мальчика к себе в кабинет.

— Ваша светлость, мне бы хотелось выяснить, что вы решили по поводу моей дочери?

— Что? — Володя даже растерялся от такого напора.

— Буду откровенен, я не знаю, просто вы решили позабавиться с Аливией или вам было скучно, но вы стали с ней заниматься и теперь она вряд ли сможет стать хорошей женой для людей своего круга. Ничего хорошего в будущем ее не ждет.

— Я…

— Я понимаю, что вы, скорее всего, не думали о последствиях. Это так похоже на благородных — не думать о последствиях своих развлечений с низшим сословием.

— Я действительно не думал… — Володя опустил голову. — У меня на родине все совершенно не так…

— А ей жить не у вас на родине, а тут! Я пытался оградить дочь от вашего влияния, но… Да вы сами все понимаете. А после того, как вы спасли ей жизнь… Вот я и хочу услышать о ваших дальнейших планах по ее поводу!

Володя подошел к стулу и сел на него, подумал.

— С вами ведь разговаривал герцог Алазорский?

— Да, потому я и спрашиваю.

— Я принимаю его предложение. Вы позволите мне взять опеку над вашей дочери и официально признать сестрой?

Купец обхватил голову руками и рухнул на соседний стул.

— Если ты потом откажешься от нее — прокляну.

— Она для меня в этом мире единственный близкий человек. И, Осторн, я не собираюсь ограничивать ее в общении с вами.

— Спасибо, милорд, только… Только герцогу не по чину встречаться с купцом.

— Вот об этом я и хотел с вами поговорить. То, что мне предложили стать герцогом Торенды — это пока еще… скажем так, есть серьезные возражение у того, кто является герцогом в настоящий момент и его еще надо постараться убедить в том, что он не прав в своих возражениях. Для его убеждения мне может понадобиться любая помощь.

— Но… но чем я вам могу помочь?

— Пока я не готов ответить, но ведь у вас наверняка есть связи среди купцов, а также членов магистрата многих городов королевства, в том числе и в мятежном герцогстве.

— Без этого трудно вести дела, — осторожно отозвался Осторн.

— Вы сможете организовать доставку в ключевые города герцогства мои послания так, чтобы они попали к надежным людям, которые не отмахнутся от них, а серьезно подумают.

— Хм… Я думал вы попросите организовать вам займ.

— Деньги… — Володя задумчиво возвел глаза к небу. — Движущая сила всего и вся. На самом деле деньги мне тоже нужны, но я планировал получить их в другом месте, но… как думаете, купцы Тортона согласятся дать мне денег?

— Вам? Если я выступлю поручителем… Все зависит от суммы.

— Понятно. А вы готовы меня поддержать?

На этот раз Осторн задумался надолго, потом махнул рукой.

— Я готов вам оказать любую поддержку. Все, что в моих силах.

— Хорошо, — Володя поднялся. — В ближайшее время мне предстоит много работы, а когда я определю какая именно помощь мне нужна, я вам скажу.

До вечера Володя успел переговорить с Лигуром, с Конроном, некоторыми офицерами и мастерами. Лигур даже не колебался, тут же заявив, что готов принести вассальную клятву.

— Если его светлость не возражает против клятвы бывшего раба…

Володя отмахнулся, попросив его переговорить с солдатами полка и лучниками, сообщив кто из них готов идти за ним, а кто уйдет. Лигур кивнул и тут же ушел выполнять приказ.

Более серьезный разговор состоялся с Джеромом, Филлипом и Винкором. Володя честно разъяснил все свои опасения по поводу предложений герцога, а так же проблем, которые их ожидают. Получив заверения от всех, что готовы следовать за господином в любой ситуации, при этом Филлип так глянул на Володю, что тому стало стыдно за сомнения.

— Значит так, раз все согласны, тогда не будем терять время, тем более его не так уж и много и здесь мне понадобиться ваша помощь. Сам я буду очень занят немного другим и заниматься всем не смогу. Джером, на тебе операция с Крейном.

— А разве мы ее не отменили?

— Нет. Сейчас она даже нужнее. Начнем ее послезавтра. Дальше, мне нужны все сведения о герцоге Торенды: его характера, что он любит, что нет, какой у него характер. Отыщи в Тортоне людей, которые с ним общались, переговори.

Джером слушал внимательно и кивал, иногда задавая уточняющие вопросы.

— Теперь ты, Винкор. Тебе узнать все о дорогах Торендского герцогства. Пойдем мы туда, скорее всего, из столицы, мне надо будет сначала клятву верности принести прежде чем стану герцогом. Потому мне нужно знать, сколько дорог туда ведет в ключевые места герцогства, сколько мостов на каждой, какое покрытие у дорог, насколько они проходимы в ненастье, какие броды придется переходить на каждой, если они есть, какое дно у рек, сколько вообще рек придется пересечь.

Винкор торопливо записывал, но тут не выдержал.

— Но, милорд, я ведь никогда не был в Торнедо.

Володя поморщился.

— Винкор, мы в купеческом городе. Ты же сам занимался делами. Неужели тут нет людей, которые водили караваны в Торендо и обратно? Найди их, пригласи в трактир, угости и все узнай. Денег я тебе дам.

— Отличное задание, — завистливо буркнул Филлип.

— А ты не завидуй, тебе тоже придется разговаривать с солдатами. На тебе общее руководство всеми вооруженными силами, которые окажутся в моем подчинении. В настоящий момент это полк Лигура и батальон лучников. Многие там наверняка захотят уйти после окончившейся осады, на их место надо найти новых рекрутов. С Лигуром мы договорились, что он доведет численность полка до штатной… не бери в голову, это около полутора тысяч человек. Так, штатное расписание я Лигуру давал… переговори с ним, короче, он тебе скажет, кто ему нужен. Потом поговори с Конроном и узнай, сколько идет с ним. Арбалетчиков я у герцога тоже выпрошу, подумай, куда их вписать.

— Вписать?

— Ну либо придать полку Лигура, либо сделать их, как и лучников, отдельным батальоном. Скорее всего лучше будет сделать последнее. В общем, обсудишь все эти вопросы с Конроном и Лигуром. И еще, — Володя перебросил ему листок. — Здесь список профессий, которые мне понадобятся: плотники, кузнецы, возницы. И там же указано кого сколько надо. Их поиск тоже на тебе.

Следующая встреча была с Арвидом. Тут Володя сразу перешел к делу.

— В походе мне нужен хороший врач. Тем более, я планирую при каждом полку организовать медицинскую службу, а значит нужны люди. Вам я предлагаю возглавить медицинское подразделение.

— И почему ты думаешь, что меня это заинтересует? — Врач уже давно перешел с Володей на «ты» и, особо не комплексуя перед высоким положение князя, высказывал ему все прямо. Володя эту черту характера врача очень ценил.

— Потому что вы хотите узнать от меня много нового о медицине. В Тортоне я задержусь еще некоторое время, но вряд ли у меня будет хотя бы минута свободная, чтобы я занялся с вами. После же сражений у вас будет большая практика, где сможете проверить все те знания, которые я вам буду передавать.

— Мне надо подумать, — Арвид хмурился.

— Если откажетесь, буду благодарен, если вы рекомендуете мне кого.

— Ладно, — принял решение хирург. — Я согласен. Что от меня надо?

Володя усмехнулся.

— Подыщите себе помощников. Для каждого полка я планирую по два врача с помощниками. Помощники не обязательно должны быть опытными врачами, но… Да вы сами понимаете, что от них может понадобиться. Когда найдете их я организую вам курс лекций на тему обеспечения санитарной безопасности в походе, а вы потом накрутите своих подчиненных, но за соблюдением санитарных норм я с вас буду спрашивать!

— Э-э-э… я не совсем понял…

— Арвид, большинство болезней, которыми страдают люди, связаны с отвратительной санитарией. Только не надо сейчас вопросов — времени нет, потом все объясню. Так вот, эти болезни очень легко предотвратить соблюдением несложных правил и очень трудно лечить, когда возникает эпидемия. Вы поняли к чему я?

— Мне придется следить за соблюдением этих несложных правил среди солдат.

— Прежде всего, тебе надо понять для чего эти правила. Когда понимаешь что делаешь — это всегда лучше, чем делать просто что-то по приказу.

— В таком случае, — Арвид хлопнул себя по коленам и встал, — пойду подыскивать помощников. Хочется поскорее узнать эти правила и чем они обоснованы.

Уже когда стемнело Володя разыскал герцога — не то, что это было трудно, но пришлось некоторое время подождать в коридоре пока доложат герцогу. Очевидно сегодня его уже не ждали.

— Что-то случилось, милорд? — поинтересовался Ленор Алазорский, выходя из комнаты.

— Да в общем, нет. Я просто переговорил с людьми… думаю, что приму ваше предложение.

Судя по тому, что герцог ничем не выказал свое отношение к этому, он почти не сомневался в решении князя.

— А вечером вы пришли об этом сообщить, чтобы утром не передумать.

Герцог не издевался, он действительно пытался во всем разобраться и понять.

— Нет, просто хотел, чтобы у вас было время до утра подумать над тем, чем вы можете мне помочь в борьбе с мятежниками. Я понимаю, что если бы у вас были свободные войска, тогда вы не стали бы прибегать к моей помощи, а назначили бы верного и нужного человека из своего окружения…

— Ты так думаешь? Видишь ли, в моих глазах у тебя есть одно и несомненное преимущество перед любым человеком из ближнего круга короля — ты ни при каких обстоятельствах не сможешь претендовать на трон.

— А вы в этом точно уверены?

— Не очень удачная шутка.

— Согласен, — вздохнул Володя. — Но вы понимаете, что тех сил, что у меня сейчас есть, не хватит для завоевания герцогства? Дело даже не в солдатах — их найти можно. Дело в средствах. Вы же понимаете, что для содержании армии нужны деньги?

Герцог вздохнул и приглашающее распахнул дверь, приглашая гостя в комнату. Там устроился поудобнее на стуле, указал Володе на другой, привычным жестом скрестил пальцы перед собой.

— После последних поражений казна королевства изрядно сократилась, хотя отец Артона был весьма прижимистым человеком и к своей смерти накопил изрядную кубышку… Ладно, полагаю, тут можно что придумать. Я готов вам из личных средств ссудить четыреста крон прямо сейчас и еще восемьсот по прибытию в столицу. Его величество тоже, думаю, проявит щедрость на благое дело.

— Значит, остается как-то прожить до прибытия в столицу.

— О, здесь никаких проблем. Завтра утром я подготовлю приказ о временном назначении вас военным комендантом Тортона с правом использования его ресурсов для подготовки войны с мятежным герцогством. Приказ перестанет действовать сразу, как только ты покинешь город.

— Кажется, эти мятежники сильно вас тревожат.

— Я уже говорил, что в настоящий момент они угрожают королевству даже больше, чем Эрих.

— Тогда еще один момент — я хочу, чтобы мои обещания не были нарушены.

— Не понял?

— Война с мятежом по сути война гражданская. Вряд ли там все так просто. Хотя я и не обладаю еще всей информацией, но наверняка многие вассалы герцога не очень довольны мятежом и идут за ним только из-за клятвы верности. Ставку там придется делать не на военные действия, а на договоры иначе воевать придется несколько лет. Так вот, если я что-то кому-то там пообещаю, то не хочу оказаться в ситуации, когда его величество сочтет нужным мое обещание нарушить ради того, чтобы покарать мятежников.

Герцог поднялся и медленно прошелся по комнате. Володя уже привык к постоянным сменам поведения герцога и теперь реагировал на них спокойно, только отодвинулся вместе со стулом к стене, чтобы дать больше места герцогу для ходьбы.

— Ты же понимаешь, что мы не можем прощать такие выступления против короны?

— Королю нужна спокойная провинция в короткие сроки или месть?

Ленор Алазорский остановился на середине комнате, потом снова сорвался с места и чуть ли не забегал, делая резкие развороты у стены.

— Я понимаю, что простить можно многих, но герцог…

— Я тоже понимаю, что не всех можно простить, но тогда дайте мне список тех, кого вы хотите видеть на плахе, чтобы я им ничего не обещал.

Герцог успокоился и вернулся на место.

— Разумно. Я переговорю с его величеством, когда вернусь в столицу. Ты, кстати, когда собираешься туда?

— Вы же сами понимаете, что мне надо время на подготовку? Я не могу сказать точные сроки. Месяц минимум…

— Тогда так. Я еще неделю буду здесь, заодно помогу тебе с местными… чтоб больше уважали, потом уеду и постараюсь убедить его величество в разумности твоих просьб. Полагаю, тут больших проблем не будет… надеюсь. Если будут, напишу тебе, тогда, извини, либо принимай все как есть, либо приезжай лично и постарайся убедить короля в своей правоте. У тебя с ним хорошо получается, — вдруг усмехнулся герцог. — А вот насчет твоей поездки… за неделю отправь гонца, чтобы мы успели подготовиться.

— Хорошо, — Володя поднялся. — Если мы договорились, не буду больше вам мешать отдыхать. Да и мне пора, как я понимаю, завтра меня ожидает много-много-много работы.

На следующее утро Володя отправился в свой снятый дом, разложил на столе кучу свитков и достал из специального кармана в сумке электронную книгу. Еще готовясь к поездке во внешний мир он взял несколько предметов из высоких технологий. Обычные книги-справочники он тоже взял, но скорее для отвлечения внимания. Если что, можно смело показывать такую книгу и говорить, что все знания почерпнул отсюда. Не верите? Ну вот посмотрите, именно тут все и написано. Не можете прочитать? Ну тогда придется поверить мне на слово. Основная же масса справочников, документов, книг, нормативных актов хранились на небольших CD-картах, которые легко подключались к электронной книге. Вот и сейчас отыскав карточку с нормативными актами по самоуправлению средневековых городов своего мира, городов ганзейского союза, он открыл их и углубился в чтении, иногда выписывая некоторые пункты в листы.

Когда в дверь осторожно постучали, Володя торопливо прикрыл листами электронную книгу и снова стал писать, уже по памяти, пригласив гостя войти. Пришел Джером с докладом по поводу Крейна, а так же сообщил, что весь магистрат стоит на ушах, когда сегодня утром герцог Алазорский огорошил всех сообщением, что чужеземный князь назначен военным комендантом на время своего здесь присутствия.

— И как это восприняли? — поинтересовался Володя, откладывая перо.

— Пошумели немного вот и все, — пожал плечами Джером. — С герцогом особо не забалуешь — у него разговор короткий. А тут еще у него такие полномочия от короля. Он тут чуть ли не его представитель. Захочет, перевешает весь магистрат вокруг площади, никто не пикнет.

— Что ж, если они уже все знают, попроси прийти ко мне Лирома Рокхона…

— Это который председатель магистрата? Хорошо, милорд. Когда он нужен?

— Если можно — сегодня после обеда.

— Можно? Ха, да он и сам прибежит и всех кого надо притащит.

— Джером, мне нужен деловой разговор, а не испуганное блеяние. Не вздумай там никого запугивать.

— Но милорд, этот Рокхон настоящий хам…

— Мне тут сорока на хвосте принесла, что тебя поздно вечером видели около дома Рокхона. И та же сорока напела, что Рокхон обещал крупную награду тому, кто поможет ему отловить некоего подлеца…

— Да вырвите вы хвост этой сороке, милорд!!! — с искренним возмущением завопил Джером.

— Джером, меня не интересуют слухи пока они не подтвердятся. Но если они подтвердятся, я тебя спасать не буду! И я не потерплю, если твои личные дела будут мешать мне. Намек ясен?

— Да, ваша светлость.

— В таком случае пригласи уважаемого Рокхона ко мне в гости сегодня после обеда и обеспечь все необходимое… ну вино там, еду… все, что положено. А если он кого с собой взять захочет, то не отказывай.

— Хорошо, милорд… милорд, Аливия спрашивала, когда вы придете? Говорит заходили к отцу и сразу уехали.

Володя усиленно потер лоб.

— Я не могу приехать, сам видишь, — Володя кивнул на заваленный бумагами стол. — Но если она хочет, пусть сама приезжает. Полагаю, ее отец не будет против.

— Хорошо, я передам.

Володя кивнул, а когда за Джеромом снова закрылась дверь, откопал покетбук и снова углубился в изучение законов. До обеда еще приходил Филлип, а потом Лигур, с которым они обсуждали методику обучения для новичков, а так же каким образом проводить обучение сейчас. К обеду пришла Аливия с братом. Володя кивнул им на кровать, где те сели рядом, терпеливо дожидаясь, когда Володя закончит свою писанину. Вот поставив точку, он сладко потянулся и зевнул.

— Ну и морока с этими законами… никогда не буду адвокатом. Есть хотите?

Про адвокатов Аливия и Руперт вряд ли поняли, а вот про еду вполне и дружно кивнули.

— Отлично, я тоже. Сейчас как раз должны приготовить. Джером просто потрясающую кухарку нанял. Удивительно, где он находит такие таланты?

Руперт многозначительно хмыкнул, но, покосившись на Аливию, ничего говорить не стал. Аливия же только радостно захлопала.

— А вообще мне блинчиков не хватает, — вдруг вздохнула она. — Помнишь ты на острове их пек? С медком…

— Блинчики… — Володя задумался. — А почему ты их не делаешь? Чего не хватает?

— А я забыла как, — Аливия вдруг густо покраснела. — Ты тогда говорил-говорил, а я не запомнила.

— Ну извини, — Володя развел руками, — я сейчас не могу тебе их сделать, а кухарка, при всем ее таланте, их вряд ли знает как делать. Вот что, давай поедим сначала, а потом я тебе снова скажу как их печь. Хорошо?

— Ага! — Аливия радостно кивнула, подбежала к Володе и, ухватив его за руку, потащила вниз — в столовую.

Руперт плелся позади, чувствуя себя чужим на этом празднике жизни. Он уже знал о назначении Володи и о том, что в столице его ожидает какое-то очень большое назначение и теперь он отчаянно робел, не зная как себя держать. Его сестра не мучилась и вела себя совершенно как обычно.

Доесть они не успели, когда пришел Лиром Рокхен и несколько представителей магистрата. Володя приглашающим жестом указал им на места за столом, а кухарка уже оперативно накрывала на стол. Те попытались было отказаться, но Володя самолично встал и придвинул каждому стул, после чего отказ был уже просто немыслим.

— Я обедать еще не закончил, — пояснил Володя, — а вы, заглядывающие мне в рот и не сидящие за столом испортите весь аппетит. Так что либо мне прекращать обедать, либо вам подключаться. Лично я выбираю второй вариант.

За обедом Володя в основном разговаривал с Аливией, поскольку остальные оказались не очень болтливы и предпочитали жевать молча. Но вот обед подошел к концу и Володя поднялся.

— Кнопка, иди пока в свою комнату, почитай что-нибудь. Заодно в языке попрактикуешься. Твоему брату там тоже будет интересно. А я когда освобожусь сразу подойду.

Алвиия прекрасно понимала когда можно спорить, а когда лучше согласиться. Поэтому она слегка поклонилась взрослым и утащила за собой брата. Мальчик же пригласил всех к себе. Дождавшись, когда все рассядутся, он придвинул к себе несколько листов бумаги, чернильницу и проверил перо, хотя что ему будет, не гусиное же, но привычка. Точнее не привычка, все же он еще только-только приучался писать ручкой, которую постоянно приходилось макать в чернильницу. Демонстрировать шариковую он еще не решился, хотя несколько штук у него и лежали где-то на дне рюкзака.

— Итак, уважаемый магистрат, я попросил вас собраться, чтобы кое-что прояснить для себя и разобраться в вашем законодательстве и отношениях с вашим правителем…

— Тортон вольный город и он налоги платит непосредственно в казну, — вмешался Рокхен, словно сама мысль, что у них есть какой-то правитель отличный от короля была для него оскорбительной. Хотя… возможно так и было. Володя отметил про себя этот факт.

— Ничуть не сомневаюсь, тем не менее, думаю, вы сможете просвятить меня и по поводу этого вопроса, а именно отношения не вольных городов с властью. Но пока давайте поговорим о вас. Не могли бы вы прояснить для меня суть ваших отношений с королем. Какие полномочия магистрата и где они заканчиваются, в чем обязанности королевского представителя и кому подчиняется гарнизон…

Володя решил пока остановиться и задавать вопросы по мере прояснения текущих.

Гости переглянулись. Когда они шли сюда они, похоже, ожидали чего угодно, но не этого. Никогда благородные не интересовались чем-то, что выходило за рамки войны или охоты. Но отвечать надо. Рокхен попытался встать, но Володя прервал его попытку и тот, немного помявшись, принялся отвечать. Говорил о королевской грамоте, дающей Тортону статус вольного города, что из этого проистекает, чем управляет магистрат.

— Я правильно понял, что единого значения статуса «Вольный город» нет? В каждом случае все зависит от того, кто что и как понял? Хм… С магистратом же и того проще, в ваших руках внутреннее управление и сбор налогов. Королю определенная часть с налогов, а как вы ее добываете его не касается. Хм… Продолжайте… — Володя принялся быстро писать, для удобства переходя на русский.

Рокхен кивнул и продолжил рассказывать о том, как строится отношение города и окрестных владетельных дворян, которые иногда делали попытки положить вольностям города конец, убеждая горожан тем или иным способом, что им нужна защита от разбойников. Тут поневоле приходилось держать собственную милицию. Отбивать атаки местных феодалов вполне хватало.

— Кто сильнее — тот и прав, — констатировал Володя. — Грамота короля в данном случае почти пустой звук. А если город не вольный? Как там обстоят дела?

Магистрату приходилось постоянно вести переговоры с другими городами, в том числе и с теми, которые не имели статус вольных, потому и тут он был основательно осведомлен.

— По большему счету владельцев не очень заботит чем и как живет город, им важнее получать с них стабильный доход, а так их положение несколько шатко, поскольку в отличие от короля, ближайшие господа склонны… как бы сказать…

— Короче у них семь пятниц на неделе, в отличие от короля, который далеко и не лезет в дела… Понятно.

Постепенно, шаг за шагом Володя прояснял для себя правовое поле Локхера, да и вообще всех ближайших королевств. Законов, как таковых, оказалось на удивление мало и все они, в основном, регламентировали отношения благородных и остальных. Само же законодательство находилось в зачаточном состоянии. Судя по всему, здесь не было аналога римского права с его стройной системой законов. Хотя, кажется, попытки составить что-то вроде сводов было, но это скорее своды правил для межличностных отношений, либо отношений личности и государства в лице монарха, а вот понятия юридическое лицо вообще отсутствовало. Отсюда и необходимость скреплений заключенных договоров браками, наподобие того, что заключил Осторн. Потому и важно было ему снова жениться когда его жена погибла, иначе под договором рушилась основа. В тех вопросах, где закон отсутствовал — заправляли обычаи и правила. В городах пытались заполнить эти пробелы в законодательстве, но проблема была в том, что каждый город был сам по себе и часто их законы не очень стыковались друг с другом. Тенденция к привидению всего этого к единообразию намечалась, но пока еще была слишком робкой и неуверенной.

Володя постарался максимально точно законспектировать все регулирующие правила и обычаи под удивленными взглядами членов магистрата, у которых он периодически уточнял то один, то другой непонятный пункт. Закончив разбираться с финансовыми законами и правила, он перешел к уголовным, потом к тем, что регулируют права наследования. Тут все обстояло получше. До вечера он успел собрать максимально полную информацию по местному законодательству. Невозможно за полдня? Еще как возможно, если собственно законов всего ничего, а остальное определяет воля благородных или обычаи. Вот с обычаями все обстояло намного сложнее и тут за полдня разобраться не получится. Здесь надо родиться и жить, чтобы впитывать их с молоком матери.

Володя прервал разговор и стал торопливо записывать основные тезисы, потом ненадолго задумался и насел на наследственное право среди благородных. Рокхен благородным не был, но не знать об этих законах не мог, потому отвечал основательно и подробно. Мальчик изредка прерывал его, чтобы записать для памяти, после чего просил продолжить. В этот момент пришел герцог Алазорский, махнул всем, чтобы продолжали разговор, сам сел в сторонке и слушал самым внимательным образом. Он даже не попытался вмешаться в разговор, хотя о праве наследования мог рассказать намного больше Рокхена. Сам Володя, поняв, что герцог сознательно сделал себя сторонним наблюдателем, перестал обращать на него внимания. Вот остальным сделать это было сложнее, но вскоре разговор захватил и их.

— Так, стоп! — Володя разложил перед собой листы с записями. — Давайте я пробегусь по тезисам, которые составил, а в вы поправите, если где ошибся или неточно записал.

После прослушивания записей и уточнений неточностей.

— Ладно! — Володя отложил записи. — Всем спасибо, но на сегодня хватит. Мне еще надо обдумать сказанное вами, если возникнут вопросы, уточню.

Члены магистрата торопливо поднялись, раскланялись и поспешно удалились. Герцог поднялся, не спеша подошел к столу и взял несколько листов, быстро понял, что написано на неизвестном ему языке и отложил их.

— Не понимаю. Я думал ты будешь готовиться к походу, собирать людей, заниматься подготовкой.

— С этим и мои люди справятся, я же занимаюсь тем, что кроме меня сделать никто не может.

— И чем это поможет в борьбе с герцогом Торендским?

— Честно говоря именно на это я и возлагаю основные надежды по усмирению провинции, а не на армию. Собрать нужное количество солдат для безусловной победы у меня не получится при всем желании. Вы ведь не дадите мне армию?

— Была бы у нас лишняя армия, полагаешь придворные лизоблюды согласились бы на твое назначение герцогом?

— А они разве об этом назначении знают?

— Еще нет. Но и очереди желающих одолеть мятежника и занять его место не наблюдается.

— Ну вот. Значит в численности армии я однозначно герцогу уступлю. В подготовке войск… возможно, я еще не знаю состав армии мятежника.

— Его вассалы и наемники.

— Основные силы?

— Наемники.

— Понятно. Ну подготовку его войск еще предстоит оценить. Так вот, судя по всему у герцога под рукой примерно десять тысяч войск. У меня в самом лучшем случае будет тысячи четыре. Еще один минус — герцог на своей территории: города, замки, линии снабжения под рукой. У нас… Ближайший пункт, где можно устраивать базу Тинур, городок на границе с герцогством, но один пункт… он уязвим.

— То есть ты считаешь, что ничего сделать нельзя?

— Если бы я так считал, то так бы и сказал. Сделать можно, что я и делаю. У герцога есть одна слабость, которую он не в силах устранить — у него отсутствует системный подход и сейчас, готов поклясться, он допускает массу ошибок, которыми и надо воспользоваться. Но вот какие именно ошибки еще предстоит выяснить. А вот это, — Володя поднял стопку бумаг, — будет самым верным и действенным оружием против него.

— И что это?

— Законы королевства Локхера, собранные в единый свод.

— Надеешься устыдить мятежника нарушенными им законами?

— Герцога? Нет. А вот его подданных возможно.

— У тебя есть план действий?

— Знаете, у меня на родине был один полководец, который за всю свою жизнь не проиграл ни одного сражения. И вот однажды его отправили на войну с одним очень серьезным врагом, который до этого уже разбил несколько армий союзника моего императора. Так вот, когда он приехал в столицу союзника нашей империи их генералы потребовали от него план кампании. Я могу вот ответить только так, как в свое время ответил он.

— И как же этот полководец ответил?

Володя повернулся к столу, покопался среди бумаг, достал один лист и протянул его герцогу.

— Вот план моей кампании.

Ленор Алазорский недоуменно уставился на лист, перевернул его и оглядел с другой стороны, снова перевернул. Потом усмехнулся и бросил совершенно чистый лист обратно на стол.

— Хочешь сказать, что лучше о твоем плане никому не знать?

— Нет. Я хочу сказать, что у меня еще нет плана. Что бы сделать хотя бы черновые наброски надо обладать намного большей информацией, чем у меня есть сейчас. Сбором информации я и собираюсь в эти дни заниматься. Подготовка же армии, набор солдат… ваша светлость, с этим любой сержант справится, а Лигур знает методику подготовки для новых полков.

— Тогда как же твоя основная ставка?

— А я с самого начала решил делать ставку не на военную силу, хотя она и должна сыграть свою роль, но… большинство сражений выигрывается задолго до того, как первые солдаты выйдут из казарм. Действовать надо на нескольких фронтах. Да, на это вот, — Володя кивнул на стол, — я делаю основную ставку, но даже если она не сработает, то она отвлечет внимание и заставит противника нервничать и усомниться в надежности собственных тылов.

— Не буду делать вид, что хоть что-то понял. Лучше посмотрю на результат.

После ухода герцога Володя отправился к Аливии с Рупертом и до самого вечера занимался с ними: с Аливией русским основами физики на занимательных примерах, а с Рупертом математикой — стал обучать делению. Руперт, пораженный простотой математических действий в десятичной системе, горел энтузиазмом за раз освоить всю математику. Володе с трудом удалось охладить его энтузиазм, перечислив предметы, которые основаны на математике: алгебра, геометрия, стереометрия, тригонометрия. Руперт слегка растерялся, но все же не испугался, хотя и согласился, что спешить не стоит. Уже под вечер Володя предложил им остаться переночевать у него. Аливия выказала небывалый энтузиазм, но Руперт засомневался и в конце концов уговорил сестру отправиться домой.

— Завтра с утра меня не будет и во сколько вернусь не знаю, — сообщил им Володя, когда те уже вышли из дома. — Так что если захотите в гости, то не раньше вечера.

Аливия клятвенно пообещала прийти и притащить брата. Как понял Володя, Руперта и сегодня Осторн отправил не просто так — с дочерью он мог и слугу снарядить, а чтобы тот продолжил обучение счету, чем, собственно, они и занимался.

Утром Джером разбудил Володю около пяти утра. Мальчик недовольно оглядел слугу, потом протер глаза и поднялся.

— Все сделал?

— Да. Люди Лигура и Гирона на своих местах, ждут только сигнала.

— Где Крейн выяснили?

— Конечно, иначе смысла бы не имело организовывать все.

— Логично. Тогда надо начинать, чем больше тянем, тем больше вероятность, что все сорвется.

Джером на несколько минут вышел из комнаты и вернулся, когда Володя уже оделся и застегивал свою, ставшую уже знаменитой в Тортоне накидку. Конрон даже заметил, что многие из благородных заказывали себе такого же фасона. То ли действительно настолько удобной оказалась, то ли в подражании.

— Я послал одного солдата с приказом начинать. Мы как раз успеем, если поторопимся.

Володя кивнул и быстро спустился вниз.

— Джером, разыщи слуг для дома, а то убирать некому. Кухарка же не может и уборкой комнат заниматься. Как только будет свободное время, конечно.

Джером кивнул.

Чтобы добраться до нужного места, им пришлось пробираться по таким глухим местам, что не будь с ними солдат Володя бы всерьез опасался бы за свое имущество как минимум. Наконец добрались до цели, где их встретил Лигур и Гирон. Гирон, бывший начальник тюрьмы, а теперь командир отряда специального назначения, как командующий этой операцией (Лигур был хоть и старше по званию, но Гирон намного лучше понимал городскую специфику. Особенно таких вот кварталов), тут же подъехал для доклада.

— Мы начали минут десять назад. Как вы советовали, согласовали действовать по удару набатного колокола. Сейчас мои люди уже должны захватить мазу Крейна, а люди Лигура должны взять остальных.

— Что? Мазу?

— Ну это так называют дом, где они устраивают свои собрания.

— Понятно…

В этот момент появился солдат, прикрывая рукой большущий синяк под глазом. Он, периодически морщась, огляделся и, заметив Гирона, направился к нему.

— Всех взяли. Как и приказали, без крови. Только вот один залепил… кулаком. Сволочь. Один и пострадал, получается.

— Прогресс, — хмыкнул Володя. — В прошлый раз у вас серьезные раненые были. Но еще тренироваться и тренироваться. Такие операции надо без последствий для себя проводить. Никакие бандюки не должны быть вам соперниками. Гирон, ты говорил, что хочешь со мной отправиться?

— Если вы, милорд, не откажетесь от моей присяги.

— Не откажусь. Узнай кто еще из твоего отряда согласится.

— Да все, милорд. Я уже разговаривал на эту тему.

Солдат с синяком согласно кивнул, но вмешаться в разговор не осмелился.

— Тогда завтра утром зайди ко мне, обсудим подготовку ваших солдат и то, чему вы будете их учить дальше. У меня на ваш отряд есть кое-какие планы и если вы оправдаете мои надежды… Ладно, поехали поговорим с этим Крейном. Не будем заставлять их ждать и нервничать, а то еще сделают что-то, о чем потом будут жалеть. Джером, ты предупредил кого брать, а кого после операции отпускать?

— Конечно, милорд. Берем только тех, на ком кровь, остальным стучать по шее и гнать пинками, но только спустя час после ареста.

— Вот и хорошо, идем.

В дом, где схватили подельников Крейна во главе с ним самим вошли только Володя, Гирон и Джером. Арестованные сидели нахохлившись вдоль стены под прицелом нескольких арбалетчиков. Володя неторопливо прошел мимо них, аккуратно сел на специально подготовленный для него стул и кивнул Джерому. Тот тут же развил бурную деятельность: в мгновение ока всех лишних выпроводили из дома, Крейна водрузили на второй стул напротив Володи. Вскоре в комнате остались только Крейн, Джером, тихонечко сидевший в углу и сам Володя. Обалдевший от всего случившегося Крейн не пытался качать прав и смирненько сидел, косясь то на князя, то на его слугу. Он явно не понимал что происходит и избрал самую правильную тактику поведения — молчал и ждал, когда ситуация станет понятней.

В этот момент распахнулась дверь и несколько слуг торопливо внесли тарелки с едой, бутыли вина, кружки и быстро, но аккуратно расставили на столе. Глаза Крейна чуть не вылезли из орбит, но к его чести, он продолжал сидеть молча, не пытаясь ничего узнать, резонно рассудив, что вскоре и так все объяснят.

— Угощайтесь, — пригласил Володя, когда слуги вышли. — Признаться, я сегодня еще не ел, так что закушу с удовольствием.

— Спасибо, что-то не хочется.

— Ну и зря. Между прочим, в самой дорогой таверне города заказывали. Специально для нашей встречи.

— Хороша встреча. — Крейн потер подбородок.

— Ну а вы как хотели? Сами виноваты, нечего было в таком опасном районе города селиться, что без охраны сюда не войдешь.

— Так вы бы, милорд, только намекнули, мои люди сами бы вас провели и так, что никто вас даже тронуть не посмел бы.

— Да нет, мы уж своими силами, — хмыкнул Володя и придвинул себе тарелку с овощами, отрезал кусок зайчатины и налил сильно разбавленного вина. — Итак, уважаемый Крейн, как вы уже поняли, у меня к вам серьезный разговор.

— Я могу отказаться?

— Конечно можете. Вы можете прямо сейчас встать и уйти вас никто не остановит.

Крейн недоверчиво хмыкнул, потом поднялся и направился к двери. Около нее обернулся. Володя продолжал есть, не обращая ни на что внимания, Джером задумчиво разглядывал ногти. Крейн потоптался, вышел, прикрыв за собой дверь.

— А если не вернется? — поинтересовался Джером.

— Вернется. Он любопытный.

Дверь снова раскрылась и растерянный Крейн и в самом деле вернулся за стол. Мальчик проглотил кусок вареной тыквы и глянул на него.

— Раз вы все же согласились меня выслушать, то все же угощайтесь, а то как-то неудобно даже — я ем, а вы тут сидите… на меня смотрите. Да и еду жалко, она и в самом деле чудесна.

Крейн вздохнул, немного подумал, а потом все же придвинул себе тарелку. На время еды мальчик серьезный разговор решил не начинать и потому болтал о всякой ерунде: погоде, новых веяниях в моде, о ценах на продовольствие в городе. Но вот пустые тарелки были отставлены, Крейн напрягся, приготовившись к серьезному разговору — понимал, что к нему не поесть приходили.

Володя откинулся на спинку стула.

— Итак, уважаемый Кроейн, теневой король Тортона… я ничего не напутал.

— Я на титул не претендую, — хмыкнул он.

— Конечно, это было бы чрезвычайной наглостью с вашей стороны. Скажите, а почему вы вообще ушли на другую сторону закона?

— Закона? Какого закона, милорд? Благородных? И что меня там ждало? А тут я свободен. По-настоящему свободен.

— Заблуждаетесь, уважаемый. Чего стоит ваша свобода и независимость вы уже могли только что убедиться. Вы свободны и независимы ровно до тех пор, пока не перешли дорогу кому-нибудь из влиятельных персон, после чего, как вы видите, все заканчивается в течении часа.

— И где же я вам дорогу перешел, милорд? — осторожно поинтересовался Крейн. — Вроде как даже наоборот, я вам помог защитить город.

— Потому мы сейчас и беседуем в этой, относительно мирной обстановке, а не в камере тюрьмы. И поговорить я с тобой хотел как раз для того, чтобы в будущем ты все же там не оказался. Как ты смотришь на то, чтобы сменить род занятий?

Крейн первое мгновение растерялся, замер, но тут же пришел в себя. На Володю глядел хищник, человек, который выжил и сумел взять власть среди людей, готовых без раздумий пустить в дело нож и вонзить его в спину любому.

— Очень интересное и странное предложение, милорд. И что вы предлагаете мне делать?

— Да по сути тоже, что делал и сейчас… только более мягко и с другими целями.

— Под вашим контролем?

— По моим приказам. Исполнение целиком и полностью на тебе. Если наше сотрудничество будет успешным, вы можете получить награду, о которой и не мечтали.

— Заманчиво… но я не хочу выступать «шакалом».

— «Шакал» — это, как я понимаю, убийца на службе? По некоторым причинам я очень не люблю наемных убийц и очень не люблю лишать других жизней без необходимости. Не надо считать меня настолько примитивным.

— А мои люди?

— Отпустят всех, кроме тех, на ком кровь и чья вина доказана. Их будут судить. Извини, но тут я ничем не могу помочь. Как ты слышал, я очень не люблю убийц. Очень сильно не люблю.

Крейн задумался. Володя ему не мешал и терпеливо ждал, почти не сомневаясь в ответе. Крейн, при всей его жесткости, а иначе тут не выжить, все же не был бандитом по натуре, а просто хотел независмости. Такой, как ее понимал. Но сегодня Володя наглядно показал, где его независимость заканчивается и сколько она реально стоит.

— И что я должен сделать?

— Пока не знаю, но тебе из Тортона точно придется уехать. Возьмешь с собой только тех, кому можешь доверять. А мне нужно только твое согласие и принесение клятвы верности.

— Клятву верности приносят только благородные.

— Считай первое задание испытанием. Справишься, я возьму тебя на службу и приму твою клятву.

Крейн задохнулся, закашлялся, но тут же взял себя в руки, вперив взгляд в Володю. Поняв, что тот не шутит, задумался сильнее.

— Это вы Лигура произвели в рыцари?

— Я.

— Хорошо, милорд, я согласен.

— Вот и хорошо. Посмотри вон на того человека, который сидит в углу. — Джером чуть приподнялся со стула и кивнул. — Запомнили? Вот от него вы и будете получать все приказы. Когда вы мне понадобитесь, он приедет к вам и передаст мой приказ. Ему же вы будете давать отчеты в своих действиях. Возможно даже, что вам придется действовать в будущем задании сообща.

Джером с Крейном оценивающе оглядели друг друга. Непонятно кто к какому выводу пришел, но каких-то проблем Володя не заметил. Потом поднялся.

— А мне пора. Вы же знакомьтесь, уважаемые. Вам предстоит много совместно работать.


Глава 14 | Князь Вольдемар Старинов | Глава 16