home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Следующие три дня не отличались особой насыщенностью событий, хотя и выдались весьма суматошными. На холме разбирали катапульты и спускали вниз, где монтировали в форте, укрепляли сам форт под пристальным вниманием разведчиков родезцев… Володя злился, но Конрон только беспечно махал рукой.

— Пусть смотрят.

— У нас полное превосходство в кавалерии!!! При налете из имеющихся восемьсот коней мы еще двести увели, еще сколько-то разбежалось… Их сейчас всего около четырехсот и ты хочешь сказать, что не можешь обеспечить защиту от их дозоров?

— Могу, но рисковать не хочу. Ансельм не дурак, а его дозоры слишком демонстративны.

— Думаешь ловушка? — нахмурился Володя. — Проверим…

Посланные разведчики подтвердили правоту Конрона, обнаружив вражеских арбалетчиков за одним из холмов. Рыцарь совсем не удивился.

— Посмотри на местность вокруг, куда здесь кавалерией лезть? Даже разгон нормально не возьмешь, а засаду в любом месте поставить можно. Нет. Вольдемар, лезть конницей тут нам совершенно не с руки… если, конечно, не хотим получить так же, как родезцы получили от нас, когда преследовали ополченцев.

— Кстати об ополченцах…

— Тренируются. Я сам лично следил. Да и Роухен теперь им спуска не дает.

На второй день родезцы попытались штурмовать холм с наблюдателями и стрелометами, но потеряв несколько человек от арбалетчиков отступили. Володя этот штурм насторожил — слишком уж легко противник сдался. Как оказалось, правильно насторожил. Посоветовав всем постам быть особенно внимательными этой ночью, он оказался совершенно прав — дневной штурм оказался всего лишь разведкой. Изучив расположение дозоров родезцы ранним утром организовали настоящий штурм, но… здесь их ждал весьма неожиданный сюрприз…

Еще размышляя о способе обороны, Володя вспомнил рассказы офицеров о чеченских войнах, где большую проблему представляли тройки боевиков из автоматчика, пулеметчика и гранатометчика. Конечно, тут нет ни пулеметов, ни гранатометов, но… Поразмышляв немного, он вскоре появился со своей идеей перед командиром арбалетчиков. Тот сперва отнесся к ней весьма скептически, но все же решил попробовать по совету Конрона… точнее по его прямому приказу. Так были организованы отряды из трех человек — арбалетчика, его помощника, который носил еще один арбалет и запасные болты к нему, а так же мечника, для их прикрытия в случае рукопашной схватки. В поле от них не очень много пользы, зато на заросшем склоне… Эти тройки быстро перемещались по зарослям, меняя позиции и поддерживая другие отряды: арбалетчики отстреливали неосторожных солдат, получали новые заряженные арбалеты и могли уже снова стрелять, если же одна из троек попадала в сложную ситуацию, помощник подавал звуковой сигнал и на помощь спешили те, кто находился рядом, расстреливая атакующих издалека, прикрывая своих мечников, вступающих в рукопашные схватки, а при первой возможности все поспешно отходили, поднимаясь по склону вверх на заранее подготовленные позиции. Секреты с запасными болтами тоже были подготовлены заранее, так что с пополнением припасов никаких проблем не было.

Противник совершил большую ошибку, когда организовал штурм одной пехотой с лучниками. Стрелы луков были намного легче арбалетных, и в густой растительности даже тонкая ветка могла произвольно изменить полет стрелы в любую сторону. Родезцы понесли большие потери прежде, чем командиры сумели собрать своих арбалетчиков вместе и начать наступление уже под их прикрытием.

Володя с Конроном, сидя на вершине холме как на раскаленной сковородке, набрасывались на каждого гонца, который поднимался снизу. Только по их донесением и могли составить картину… совершенно неполную.

— Большое счастье, что эти твои арбалетчики опытные солдаты, — в очередной раз говорил Володя. — С ополченцами такое не прошло бы. В таких боях каждый солдат — командир.

— Это вы так у себя воюете? Ну у вас на родине?

— Что? — Вопрос не сразу дошел. — А-а-а-а! Ну да… только специально подготовленные для таких действий подразделениями… Эх, сейчас бы сюда Воронова с его ребятами… Завтра бы уже никаких родезцев и близко бы тут не было… Но ладно, мечтать, как говорится, не вредно. И сами справимся.

Все-таки отряды арбалетчиков оказались не совсем ребятами майора Воронова, да и их подготовка была не на том уровне, чтобы долго вести такие бои и не допускать ошибок. Вскоре стали приходить новости, что то одна тройка, то другая попала в окружение, а при попытке прийти к ним на помощь попадали в засады и остальные — враг довольно быстро приспособился к новой тактике.

— Не ребята Воронова, — вздохнул Володя, после очередного не очень радостного известия. — Пора отзывать их, иначе всех потеряем, свою задачу они выполнили — задержали родезцев почти до двух часов дня.

Трубач вскинул длинную трубу и дунул — глухой низкий звук разнесся на мили вокруг, от него даже птицы ненадолго замолчали.

— Полагаю, — кивнул Володя, — они сигнал слышали.

— Я тоже, — проворчал Конрон, оказавшийся как раз впереди трубы. Теперь он мизинцем правой руки старательно прочищал ухо.

Последняя тройка появилась где-то через час, после чего перед укрепления показались и преследовавшие их родезцы.

— Потери? — сразу поинтересовался Володя.

— Двадцать три человека не вернулось.

Мальчик сморщился.

— Хуже, чем я надеялся, но лучше, чем опасался. К бою!

Родезцы, натолкнувшись на ров и частокол, остановились, похоже они никак не рассчитывали здесь встретить такие основательные укрепления, оказавшись здесь без всяких средств для штурма и теперь несли потери от лучников и арбалетчиков. Не выдержав, они торопливо отступили.

— Не думаю, что сегодня они пойдут на штурм, — заметил Конрон. — Слишком большие потери понесли.

— Честно говоря я даже не думал, что Ансельм рискнет начать штурм после тех потерь, что они понесли три дня назад. Судя по всеми они потеряли тысячи четыре или пять убитыми и раненными.

— Скорее пять и даже больше.

— Я считаю по минимуму.

— А чего этих супостатов жалеть? — удивился Конрон. — Считай по максимуму.

Володя подозрительно поглядел на рыцаря.

— Предпочитаю в таких вопросах быть пессимистом и исходить из того, что сил у врага осталось больше — меньше будет неприятных сюрпризов.

— И все же прав скорее всего я. А Ансельм всегда отличался упрямством — его трудно выбить из седла, так что штурмы будут.

Конрон оказался прав и в другом — родезцы еще несколько раз не очень упорно штурмовали частокол, а потом отошли, очевидно готовиться к серьезному штурму — остаток дня прошел спокойно. Зато на следующее утро в море показались паруса и вскоре в Радужной бухте кинула якоря эскадра из примерно пятнадцати кораблей.

Конорон долго изучал их из-под руки и вздохнул.

— Морское братство. Пираты. А я, признаться, надеялся, что ты все же не прав… слушай, ты точно не колдун? Я вот сейчас пытаюсь вспомнить хоть один случай, когда твой прогноз не сбылся.

— Это не колдовство, а анализ.

— А полезная штука… этот твой анализ… слушай, ты бы обучил городского палача этой вашей новой пытке… как там ее? Анализ?

Володя закатил глаза и промолчал — он уже устал убеждать Конрона, что все данные он получает из обычной беседы с пленными никого при этом не пытая. Тот долго слушал про перекрестный допрос, про психологические портреты, про нейролингвистическое программирование, а потом просто уснул как раз тогда, когда Володя подбирался к теории допроса. После этого он больше не спорил с Конроном, когда тот просил пленников допрашивать помягче, не прибегая к совсем уж зверской пытки какими-то нервными лингвистами. Причем Володя сначала думал, что тот просто шутит…

— Весьма полезная. — Володя в бинокль следил, как от одного корабля отделилась лодка и пристала к берегу, как к ней подошли родезцы и завязался весьма оживленный разговор. Сначала вроде бы все было спокойно, но постепенно тон явно повышался и в конце пиратский адмирал что-то весьма бурно пытался доказать. Впрочем эмоции проявлял как раз адмирал, родезцы оставались спокойными, хотя Володя готов был поклясться, что и те с трудом себя сдерживают.

— Очень интересная эта штука у тебя.

— Ага, — отозвался Володя, не отрываясь от бинокля.

— Из нее очень удобно смотреть… словно все вблизи.

— Ага.

— И как она работает? Всегда было интересно.

— Ага.

Конрон очень задумчиво посмотрел на Вольдемара.

— Не хочешь ежа проглотить?

— Ага… что? Какого ежа? — Володя даже про бинокль забыл.

— Ну слава богам, очнулся. Думал совсем ушел в туман. Что такого интересного увидел?

— Переговоры. Кажется только что состоялись переговоры пиратов и кого-то из родезцев. Возможно даже с Ансельмом…

— Сомневаюсь. Мне, конечно, не видно отсюда кто и о чем там говорил, твоей штуки у меня нет, но вряд ли герцог Ансельма будет вести переговоры с пиратами.

— Ну пусть так. Главное, что родезцы тоже не знали о моей штуке… семьдесят двух кратное увеличение… это тебе не игрушка. В общем, встреча прошла весьма оживленно… проклятье! Я должен знать о чем они спорили! Если родезцы с пиратами договорились заранее, а такую солидную эскадру быстро не собрать, значит все условия были уже обговорены… сомневаюсь, что Эрих будет обманывать в таких вещах, не в его интересах, значит…

— Что значит?

— Не знаю. Мне нужны пленные… Слушай… ты говорил, что у тебя есть очень активный командир… ты называл его имя… ну помнишь? Ты его еще сменить хотел, когда он осаждал захваченный Розентерном замок.

— А-а-а, Дорейн.

— Точно! Он действительно такой?

— Совершенно бесшабашный. Кстати, весьма зол на тебя за то, что запретил командирам идти впереди солдат в атаку. А кавалерист он вообще богами отмеченный. Словно родился на коне.

— Хм… Вот что… возвращаемся в город. Хочется навестить в тюрьме одного друга. Давно надо было это сделать, но времени не было — надо было весь график подготовки ополченцев и пехоты перестраивать под новые задачи… Ненавижу такую вот наспех подготовку под конкретные задачи! Обучение должно быть планомерным и сбалансированным!

Конрон озадаченно посмотрел на князя и покачал головой. Вечно тот с каким-то сумасшедшими идеями… хотя они весьма действенными оказываются в силу необычности.

— Так от меня-то что надо?

— Дорейн нужен. Мне надо с ним поговорить.

— Не советую. Как я уже говорил, на тебя он очень сильно зол.

— Думаю, мы найдем с ним общий язык. В общем так, я в тюрьму, а ты…

— А я проверю подготовку к обороне форта рыцаря Филлипа. Потом вместе с Дорейном буду ждать тебя в магистрате — на сегодня активность родезцев, похоже, закончилась.

— Ну сегодня, в отличие от вчера, они не такие уж и активные, хотя поблагодарить за это, похоже, нужно пиратов.

Володя привычно устроился на полу напротив Раймонда. Тот задумчиво оглядел мальчика с ног до головы.

— Я слышал, что вас можно поздравить милорд?

— Поздравлять можно будет когда осада снимется.

— Ну да… это верно. Милорд, а можно вопрос?

— Почему я вас не убил?

— Да.

— Сложный вопрос… Во-первых, я понял, что это не имеет смысла — живой еще может быть полезным, а вот мертвый… увы, нет.

— Ага, а во-вторых, вы не смогли это сделать.

— И это тоже, — не стал спорить Володя. — Однако ты напрасно думаешь, что меня бы это остановило, если бы возникла необходимость. Вероятность же твоего побега за два дня равнялась примерно ноль целых восемь десятых процентов.

— Э-э… чего?

Володя хмыкнул и поднялся.

— Однако вопрос остается прежним: что делать с тобой. Готов принять варианты и от тебя. Собственно, за этим и пришел.

— И сколько у меня времени чтобы подумать?

— О, не переживай, времени у тебя много… вся жизнь. Нет, конечно, очень может быть, что тебе удастся сбежать, тогда уже думать будет не нужно.

— Намек ясен, — вздохнул Раймонд. — Знаешь… ты первый, кто ставит мне такие условия в плену… Подумаю.

В магистрате Конрон уже дожидался Володю вместе с каким-то человеком лет двадцати в кольчуге со слегка изогнутым мечом на поясе… или шашкой. Его шлем небрежно лежал на скамейке. Вдвоем с Конроном они сидели за столом перед огромным куском мяса от которого они по очереди отрезали куски, которыми заедали вино… или вином запивали мясо. При виде вошедшего Володи гость чуть скривился и отвернулся, сделав вид, что не заметил никого.

— Угощайся, — Конрон отрезал здоровенный кусок мяса и положил его прямо на стол прямо перед севшим Володей.

Мальчик с сомнением поглядел на кусище.

— Это мне на год? Но спасибо. Дорейн, правильно?

— Да, ваша светлость. — Мужчина встал и церемониально поклонился. Это совсем не обязательно, точнее даже очень не обязательно между благородными, и скорее было тонкой издевкой, чем проявлением уважения. Конрон нахмурился, но Володя успокаивающе махнул ему.

— Дорейн, как я слышал, вы были крайне недовольны моими распоряжениями относительно места командира в бою.

— Я никогда не был трусом, чтобы прятаться за спины солдат.

— Мою позицию вы тоже знаете — командир должен наблюдать за боем и управлять им, а не рубиться в передних рядах… И это позиция остается неизменной. Но… — Володя поднял руку, предупреждая возражения и вопросы. — Я попросил тира Конрона Пентарского рекомендовать мне человека для важных и очень опасных миссий. И он рекомендовал вас.

При последних словах Конрон вскинулся, но тут же, пожав плечами, вернулся к вину.

— Опасных? — Дорейн заинтересованно повернулся к Володе, отложив тарелку с мясом.

— Ключевое слово в моем предложении не опасных, а важных. Понимаете? А вот методы как достигнуть успеха в этих миссиях полностью определяет командир. Мне нужен командир отдельного подразделения легковооруженных всадников для действий в тылу врага на его коммуникациях, разведка, наблюдений. Поскольку действовать отряду придется в отрыве от главных сил, то на командира возлагается очень большая ответственность и ему придется самостоятельно принимать решения. Понимаете?

Дорейн задумался.

— То есть вы предлагаете мне отряд под командование?

— И самостоятельность в действиях. Если вы успешно выполните задание вы получите в постоянное подчинение отряд в тридцать всадников, который наберете самостоятельно.

— Что я должен делать?

Хм. Никаких сомнений или времени на раздумья.

— Отобрать столько человек, сколько потребуется и добыть пленников… самых разных, от простых солдат, до офицеров.

— Сколько?

— Столько, сколько успеете за одну ночь… только мне нужны пленники, а не проблемы с вытаскиванием из плена вас, потому не зарываться. Так как? Беретесь?

— И я получу свой отряд?

— Если докажете, что готовы к самостоятельным действиям…

— Успешно выполнив это задание. Я понимаю. Только один вопрос: что вы, милорд, хотите узнать от пленников?

— А зачем вам это знать?

— От этого будет зависеть за кем именно нам нужно охотиться.

Володя заинтересованно поглядел на Дорейна и кивнул.

— Логично. Что ж, слушай…

Дорейн с отрядом вернулся в город под утро с пятью пленниками и тремя раненными своими людьми. Володю он разбудил в пять утра и пока мальчик собирался, плюхнулся за стол в гостиной Осторна. С трудом протерев глаза, Володя попросил заварить себе кофе — взятый с собой запас таял катастрофически быстро, а местных аналогов, способных заменить кофе он, увы, пока не нашел. В последующие дни все чаще и чаще приходилось прибегать к стратегическому резерву иначе все труднее и труднее было просыпаться каждое утро. Хорошо еще кофе больше никому не понравился и дальше первой пробы дело не шло.

— Рассказывай, — попросил Володя, придвигая чашку, доставленную специально обученным слугой (Володя лично проводил с ним время на кухне, обучая готовить кофе).

Дорейн коротко рассказал о том, как все прошло и чего достигли. Уточнив еще несколько моментов, мальчик отставил кружку и поднялся.

— Идем, побеседуем с этими пленниками. Ничего важного не заметили у противника?

— Особо нет, милорд.

— Что ж, очень хорошо… Набирайте свой отряд — скоро у тебя будет много дел… Ну пока родезцы тут.

Дорейн поклонился и отправился по своим делам. Володя рассеянно проследил за ним взглядом, а потом отправился в магистрат, куда и доставили пленников.

— Ты чего это смеешься? — удивился Конрон, заметив выходящего Володю из магистрата.

— Да так, хорошие новости. Я только что разговаривал с теми пленниками, которых доставил Дорейн. А ты меня ищешь?

— Да. Хотел ехать на холм и мне сказали, что ты здесь. Едешь?

— Поехали, а по дороге расскажу.

Уже расположившись на холме Володя, наблюдая за суетой среди пиратов, рассмеялся.

— Конрон, смотри, они располагаются на том же месте, где раньше стояли родезцы. Очень интересно.

— И что тут интересного?

— Интересно, Ансельм Дорн сказал им, что это место находится под обстрелом или нет?

— Так мы же убрали отсюда все машины.

— Думаешь, родезцы это знают? С разведкой у них тяжело — кавалерии катастрофически не хватает, а с момента высадки никуда продвинуться не смогли.

— Полагаешь, скоро начнут… а, ну да, теперь у них сил побольше. Пираты прибыли.

— Кстати о пиратах… Знаешь, а ведь им сильно не доверяет герцог. Но самое интересное знаешь что? — Володя не выдержал и рассмеялся. — Золото, которым герцог должен был расплатиться с пиратами за услуги, теперь покоится на дне.

— Ух ты… А что они золото на одном корабле везли.

— Нет. Но представляешь, какая трагедия случилась, затонули три корабля из четырех, на которых везли деньги.

— Ха. Ну хоть один остался.

— Ага. Только он удрал. Вместе с золотом. Когда началась паника, тот корабль выбрался из бухты и до сих пор не вернулся. С тех пор ищут. Два военных корабля отправили на поиски.

— Хм… там солдат не было что ли?

— Слушай, мое имя не Ансельм Дорен. Могу предположить, что скорее всего при нападении большинство солдат отправилось на помощь атакованному лагерю. Ну или еще что случилось.

До обеда они наблюдали за суетой в лагере пиратов. В отличие от родезцев эти не строили никаких укреплений, правда часовых выставляли… с каждого корабля свои. Судя по всему в этой эскадре экипажи кораблей не очень доверяли друг другу и вместе их собрала только большая необходимость в виде золота. Интересно, что они сейчас делать будут?

— Конрон, а что это за пираты?

— В каком смысле?

— Ну ты говорил про какое-то морское братство. Что они из себя представляют?

— Шайки под командованием отдельных личностей. Здесь они редко бывают — прибылей никаких. Не рыбаков же им грабить?

— Подожди, но ведь Тортон торговый порт, значит отсюда тоже идут караваны?

— Ну да, идут. А ты поинтересуйся что отсюда везут. Медь, дерево, зерно… в общем те товары, которые быстро и с большой прибылью продать не получится. Зачем им с этим возиться, если южнее везут жемчуг с архипелага, золото с Туринских островов, слоновую кость, чуть на востоке проходит шелковый караванный путь. Тут, конечно, караванный поток не маленький, но там с одного корабля можно получить такую прибыль, что…

— Я понял.

— Ну вот. Все самые богатые торговые маршруты идут южнее, рядом с архипелагом имерийского союза. Там и места для них удобнее — островов столько, что можно флоты прятать, да и к рынкам сбыта близко. А поскольку Тралийская империя уже не одно столетие соперничает в том регионе с имерийцами, то она иногда подкармливает пиратов. Вообще тут только у империи и имерийцев серьезные флоты. Кстати, я полагал, что Эрих наймет именно их, а не пиратов. Наверное, в цене не сошлись.

— А вы? Вы не могли бы нанять имерийцев чтобы они прикрыли ваше побережье своим флотом?

— Знаешь, сколько они возьмут? К тому же у нас с ними немного натянутые отношения. Его величество, когда вступил на трон, немного оскорбил их посла.

— Немного?

— Ну… много… В общем до войны тогда чудом не дошло. Наше счастье, что они купцы и ставят прибыль выше чести, иначе точно была бы война. А так они не нашли выгод.

— Почему же тогда они не согласились пойти к Эриху?

— Не знаю. Скорее всего из-за очередных проблем с империей. Я не очень вникал.

Володя вздохнул. Просто удивительно, что жизненно важные сведения проходят мимо тех, кто определяет политику стран. Возможно у имерийцев и империи по-другому, но сомнительно.

— Значит шайки?

— Ну да. Видишь, отдельные отряды стоят на расстоянии друг от друга. Даже в объединении не очень доверяют. Хотя, надо признаться, действовать эффективно вместе они все равно умеют. Не понимаю, как такое может получаться?

— Неписанные правила порой исполняются лучше иных законов, но я понял, что ты хочешь сказать.

Володя спустился в форт и со стены наблюдал как трудятся пленные солдаты, углубляя ров. Вот двое солдат из охраны приволокли откуда-то пленника, повалили на землю и принялись старательно избивать.

— Эй! Что там у вас?!

Один из солдат хотел что-то ответить, но второй ткнул его локтем и чуть поклонился.

— Все в порядке, ваша светлость, просто этот вот, — он пнул пленника, — бежать собрался. Уже третий раз пытается.

— Бежать? — Володя на миг задумался. — Филлип!!! Немедленно ко мне! А вы оставьте его! Оставьте, он уже наказан, пусть продолжает работать.

Удивленные солдаты переглянулись, дружно пожали плечами, потом пинками заставили пленника встать и отправили на работы.

— Звали, милорд?

— Да! Я тут слышал, что у тебя часто предпринимают попытки к бегству?

— Еще никому не удалось убежать, — опешил Филлип и даже от неожиданности стал оправдываться.

— Плохо… точнее хорошо. В общем, скоро будет первый случай. Отправь кого-нибудь в город за Дорейном. Пусть немедленно явится сюда. Немедленно!!! Для него работа есть. Нам же с тобой вот что нужно сделать… Кстати, где там самые активные беглецы? Надеюсь, недалеко отсюда? Переведи их вон на ту стройку. Ну где колья вбивают. Оттуда как раз до леса недалеко.

— Тогда надо усилить охрану…

— Вот Дорейн ее и усилит. Кстати, актером никогда не хотел стать?

— Шутом? Милорд! Я солдат!!!

— А-а-а, ну да, ну да. Не обижайся, просто у нас немного по другому относятся к актерам. Неважно, в общем, идем, расскажу, что надо сделать…

А еще через час перед Володей стоял Дорейн и четверо его солдат, которых он уже уговорил перейти под свое командование.

— Дорейн, сегодня вечером состоится побег пленников.

— Надо их остановить? — удивился он.

Володя вздохнул.

— Слушай, остановить и задержать их большого ума не надо. Если бы мне требовалось это, я бы сообщил начальнику караула, а не тебе. Твоя задача этот побег обеспечить и сделать все возможное, чтобы эти пленники благополучно бежали и выбрались к своим в том месте, которое нужно нам. Понял?

— Понял, милорд, но…

— В таком случае бери своих людей и в соседнюю комнату. Там лежат доспехи солдат их охраны. Переодевайтесь и вперед охранять этих беглецов. До вечера изучите обстановку и местность вокруг. Ваша задача делать что хотите, но чтобы те люди, которые я укажу бежали из плена. А один из них любой ценой должен выбраться к своим.

— То есть только один?

— Один обязательно, остальные… неважно. Если кто из них и погибнет при бегстве — даже лучше.

— А кто должен бежать?

— Вы сейчас переодеваетесь и отправляетесь на охрану. Начальник караула предупрежден, он вас встретит, а нужного человека вы увидите, я его попросил назначить вколачивать колья почти у леса. Командир охраны вам его покажет. А вскоре недалеко будем прохаживаться мы с Филлипом. Когда мы там появимся, чтобы тот будущий беглец не делал, вы не должны обращать на него внимания. Ну если, конечно, он совсем наглеть не будет. Приказ ясен?

— Да, милорд.

— В таком случае переодевайтесь. А ты Филлип?

— Я все понял, только… вы уверены, что это хорошая идея?

— А чем мы рискуем? Ну не получится, и что?

— Он знает всю нашу систему обороны.

— Ой, да перестань. Все ловушки делали наши рабочие, а пленники работали либо во рву, либо колья вколачивали. Тоже мне секретные сведения. Зато если моя идея выгорит… Ладно, все, идем. Будем осматривать укрепления. Да, еще… предупреди своих, что если Конрон или от него кто заявится сюда разыскивать меня, пусть ждут. Хуже всего, если они не вовремя заявятся.

Вечером Володя сидел за столом и под диктовку Винкора писал текст, рядом крутилась Аливия и заинтересованно наблюдала за происходящим. Вопросы у нее уже давно закончились, а суровое внушение Володи: «сидеть тихо и не вякать, а то…» заставило ее ненадолго замереть на стуле. Правда, хватило ее ненадолго и вскоре она уже ходила вокруг, заглядывая Володе под руку.

— Ты тоже учишься, да?

— Кнопка! Сядь! Вот Винкор. — Мальчик подвинул лист.

Тот взял его, внимательно прочитал и отметил несколько ошибок.

— Вот тут и тут, милорд, вы ошиблись.

— Почему? Какие правила? — Володя раскрыл отдельную тетрадь и приготовился записывать. Записав, отложил. — Потом еще раз пересмотрю, — пояснил он. — Давай теперь займемся тралийским языком.

— Милорд, вы уверены?

— Уверен. Делать пока все равно нечего, — Володя глянул на часы. — Очередная активность родезцев закончилась ничем, их отряды разведчиков даже не дошли до форта, так что… давайте.

— А я тоже хочу! Я тоже хочу! — запрыгала рядом Аливия. Володя ухватил девочку за пояс и усадил к себе на колени.

— Хочешь, так не прыгай, а сиди спокойно. Будем вместе учить. Начинай, Абрахим, я буду записывать.

На следующее утро он уже в пять утра был на холме, вооружившись биноклем и устроившись поудобнее на одной из веток роскошного дуба. Рядом устроился Конрон и позевывая, наблюдал за морем.

— Ну и чего ты меня сюда притащил?

— Может быть и ничего, но маловероятно.

— Гм… Что-то я не понял.

— Присмотрись к лагерю, ничего подозрительного не видишь?

— Нет. Тихо как обычно.

— Как обычно, да? У пиратов? А по-моему тишина там совсем не как обычно. Я что-то вообще в лагере никого не вижу.

— А еще из пятнадцати кораблей стоящих в бухте вчера вечером осталось только два.

— Они готовят нам пакость?

— Готовят… но не нам. Правда, на всякий случай я послал вестовых с приказом усилить наблюдение за морем и на стенах, но не думаю, что это пригодиться.

— Так! Ты можешь объяснить, что происходит?!!!

— Минуту… кажется, начинается. Смотри, последние два корабля выходят из бухты. Эх, жаль теперь не видно нового лагеря родезцев. Ну ничего, я послал Дорейна для наблюдений — вернется, расскажет.

— Подожди, ты хочешь сказать, что пираты нападают на родезцев?

— Ну да. Думаю, им не понравился обман герцога Ансельма, что у него нет денег им на выплату. — Володя соскочил с дерева и прошел к столу. — Концерт окончен, теперь только ждать вестей от Дорейна.

— Ты можешь толком объяснить, что случилось?

— Да ничего… Вчера поздно вечером сбежало несколько пленных родезких солдат.

— Ну и что?

— Ну… проблема в том, что они подслушали наш с Филлипом совершенно секретный разговор, в котором я говорил ему, что герцог Ансельм Дорн обещал мне шестьдесят тысяч золотых крон за сдачу города.

Конрон подавился вином и закашлялся.

— Что?!

— Ну да. И я Филлипу говорил, что можно взять и деньги и обезглавить командование родезцев. Якобы соглашаюсь принять деньги и на встрече выходит засада… В общем солдаты, как настоящие патриоты этим же вечером совершили удачную попытку побега. Правда не знали, что на месте их старого лагеря теперь располагаются пираты… увы… Ну и Дорейн постарался, чтобы они с пути не сбились. Думаю кто бы ни командовал пиратами, ему было очень интересно узнать, что герцог платит мне шестьдесят тысяч, а им говорит, что деньги на дне.

— Хм… мда… И он в это поверил, полагаешь? Как-то не очень звучит.

— Конрон, да не смеши ты мои тапочки. Поверил, не поверил. Если не идиот — не поверил, только какая разница? Это же не армия, а несколько банд, объединенных одной идеей — грабежом. Понимаешь, в первоначальном плане пиратам отводилась вполне определенная роль. Как я понял из твоих слов, они идеальные солдаты для блокирования портов и штурма береговых укреплений. Наверняка большой опыт. Как я понимаю, для этого их и пригласили — штурм с моря Тортона. И если бы все пошло по плану, то эти… сколько их там этих пиратов? Тысячи две? Они вполне бы вписались в картину штурма, но реальной силы бы не имели — родезцы вполне сумели бы удержать их в кулаке. Не зря же пираты прибыли к месту сбору последними, когда преимущество в силах полностью на стороне родезцев… теоретически… должно было стать. Не верили родезцы своим союзничкам. Сейчас же, после двух поражений, ситуация резко поменялась — на море пираты вдруг оказались сильнее родезцев, а на суше… ну на один набег их хватит.

— И ты хочешь сказать, что пираты сейчас атакуют…

— Ну да. Им нужен был только толчок. Хотя бы сомнение в том, что их дурят. Ну я им его и дал. Поверят ли нет ли… Пираты же не идиоты и воюют вовсе не за идею, а за деньги. И согласились на это дело в надежде на добычу в городе. Прибыв же сюда и оценив состояние дел, они сообразили, что их шансы на победу ну… мягко говоря туманны. Добычи нет, денег нет, взять город штурмом… даже если удастся число жертв среди атакующих будет велико. Ну и что им делать?

— Получить свое с союзников?

— Да ну какие союзники. Формально говоря, союзниками они станут в тот момент, когда получат первую часть обещанных им денег. Ну или вторую, если первую уже выплатили. — Володя встал из-за стола, прошелся, переваливаясь с носка на пятку, и развел руками: — ну а если денег нет, нет и договора.

Володя прислушался и разочарованно покачал головой.

— Все же иногда очень жаль, что у вас пороха нет — ничего не слышно. Остается только ждать вестей от Дорейна… кушать не хотите? Как раз, гляжу, завтрак готов. Эй, кто-нибудь, принесите и нам с тиром, пожалуйста!

Конрон быстро проглотил приготовленную кашу с мясом и теперь нетерпеливо ждал когда Володя насладится едой, которую он медленно брал с тарелки и тщательно пережевывал. Два раза он не выдерживал и начинал метаться перед столом, но мальчик даже головы в его сторону не поворачивал. Наконец тир не выдержал и плюхнулся на скамейку.

— Нервов у тебя точно нет, — буркнул он.

— Смысла нервничать нет, потому садитесь и ждите. Полагаю, Дорейн вернется через час… ну или через два.

Дорейн вернулся через полтора часа, весь пропыленный, грязный, плащ весь рваный.

— Пришлось по кустам пробираться, — с трудом произнес он, плюхаясь на скамейку. — А вы, милорд, были совершенно правы… Знаете, я начинаю соглашаться с господином тиром Конроном, что вы заключили сделку с богами.

— Просто вы еще не умеете оценивать важность информации, а ведь именно она правит миром, а не мечи… впрочем, неважно, так что там было?

— Нам не очень было видно — ближе подобраться нельзя, слишком открытое место там, незаметно не подобраться. Мы там после всего захватили несколько человек, расспросили. В общем, пираты напали на рассвете, захватили шесть кораблей, еще тройку спалили, пожгли оставшиеся лодки и подожгли что-то на берегу, после чего гордо удалились в неизвестном направлении. Точнее направлении известное, но информация бессмысленна, поскольку преследовать пиратов некому. Как я понял, в первую очередь они сожгли дежурившие галеры. Пираты в таких вот наскоках настоящие профессионалы.

Володя махнул поварам и те поспешно принесли на стол еще еды и Дорейн стал торопливо уплетать.

— Всю ночь не спал, — буркнул он, торопливо заглатывая кашу.

— Ага. И не ел, — согласился Володя, хватая за руку Конрона, уже почти вскочившего. — Доедай и рассказывай подробности. Конрон, дай человеку хотя бы поесть.

Как оказалось, рассказывать особо было нечего. На этот раз родезцы приняли все меры для защиты лагеря, и близко к ним подобраться не удалось даже по берегу, где они организовали временные склады для выгрузки припасов с оставшихся кораблей. Ну или загрузки их обратно. Так что саму атаку Дорейн не видел, только наблюдал последствия, когда поднялась паника и из основного нового лагеря отправились солдаты на помощь тем, кого атаковали на берегу. А вот атаку пиратского флота он наблюдал во всей красе. Точнее не он, а один из его людей, который потом все и рассказал. Три пиратских корабля вошли утром в бухту, которая была намного хуже приспособленной для стоянки, чем Радужная и из-за этого крайне неудобная для обороны. Да еще и моряки на пиратов не обратили никакого внимания — предыдущий погром их ничему не научил, похоже. Когда стали подходить остальные корабли пиратской эскадры родезцы встревожились, но было уже поздно — ранее вошедшие корабли сразу атаковали галеры военных и подожгли их. Остальные набросились на транспортники, часть пиратов, пройдя по берегу, атаковали склады и лодки на пляже. Причем основной целью их, судя по всему, были именно лодки, а склады так, постольку поскольку. Захватив лодки и разрушив те, что им были не нужны, они атаковали еще корабли. Выкинув экипаж за борт живых или мертвых непонятно, пираты подняли паруса и направились к выходу из бухты, попутно закидав зажигательными стрелами еще несколько кораблей, правда сжечь больше никого не удалось, но панику навели. Преследовать их никто не решился.

Володя дослушал рассказ, после чего достал три кружки и налил в них вино. Правда, свое разбавил водой.

— Что ж, господа, с победой. Осада, возможно еще будет продолжаться, но если мы не допустим ошибок, то враг в Тортон не войдет никогда. Хотя расслабляться не стоит.

Конрон хмыкнул и поднял свою кружку.

— Впервые тебя не пришлось уговаривать, хотя ты и добавил воды… бррр.

— Мне с моим сложением одной кружки вина как раз на сутки спать. Ладно, выпили, тогда в город. Дорейн высыпается, а потом продолжает формировать свой отряд, а вы Конрон проверяете ополчение. Я же к Лигору, надо будет разобрать новые тактические схемы и обсудить некоторые детали вооружения. И еще хочу переговорить с плотниками. Есть у меня одна мысль по новым машинам… точнее старым «скорпионам», только с полуавтоматической системой заряжания… — Поймав удивленные взгляды Конрона и Дорейна, замялся и помахал рукой. — Потом покажу. Да и еще, надо будет патрули увеличить, сейчас от родезцев всего можно ожидать. Эх, жаль их нельзя было атаковать вместе с пиратами, но боюсь в этом случае нам досталось бы с двух сторон. Ну ладно, я ушел.

Когда Володя скрылся с глаз Конрон и Дорейн озадаченно переглянулись.

— Его трудно порой понять, но знаешь, я очень рад, что он на нашей стороне.

— Но он очень странный, — добавил Дорейн и поднялся. — Прошу прощения, милорд, пойду я спать… устал. Разрешите?

— Конечно, Дорейн, иди.

Конрон плеснул себе еще вина, одним глотком выпил его и покачал головой.

— Как бы то ни было, но он победил…


Глава 9 | Князь Вольдемар Старинов | Глава 11